<<
>>

Социально-экономический статус

Общепризнанным считается, что терроризм подпитывается бедностью в условиях асимметричного распределения власти. Терроризм берут на вооружение обездоленные и не имеющие власти группы в борьбе со всемогущим государством.

Хотя данная идея возникла в ходе национальноосвободительной борьбы, ее излишне легко распространили и на феномен глобального терроризма.

Я разделил свою выборку на высший, средний и низший класс в соответствии с социально-экономическим статусом семей, из которых произошли террористы. Даже с учетом всей имеющейся информации в ряде случаев это потребовало от меня очень приблизительных оценок.

Из 102 человек, о которых мне удалось собрать данные, 18 принадлежали к высшему классу, 56 — к среднему и 28 — к низшему (см. Таблицу 1). Эти обобщенные данные маскируют значительные различия между разными кластерами. Кластеры Центрального аппарата и ближневосточных арабов схожи и в них наблюдается повышенное представительство высшего и среднего класса. Таким образом, руководство и участники наиболее крупной группы джихада являются, прежде всего, выходцами из высшего и среднего класса. Кластер выходцев из Юго-Восточной Азии в основном состоит из среднего класса, тогда как магрибская арабская группа делится поровну между представителями среднего и низшего класса. Большинство выходцев из низшего класса оказались представителями «исключенного» второго поколения магрибских иммигрантов или сами эмигрировали из Магриба. Лица, обращенные в ислам, также были выходцами из низших классов. Но в целом примерно три четверти глобальных салафитов-моджахедов однозначно являлись выходцами из высшего или среднего классов, что опровергает аргумент о том, что терроризм порождается бедностью. Под это правило не подпадают «исключенные» арабы-выходцы из Магриба во Франции и половина западных католиков, обращенных в ислам.

Таблица 1. Социально-экономический статус семей, из которых вышли террористы

Высший класс

Средний класс

Низший класс

Итого

Центральный

аппарат

5

7

2

14

Юго-Восточная

Азия

10

2

12

Магрибские

арабы

16

15

31

Ближне

восточные

арабы

13

23

9

45

Итого

18

56

28

102

Образование

Претензия, которую Запад обычно выдвигает, прежде всего, в адрес Пакистана и Саудовской Аравии, заключается в том, что обе эти страны поощряют систему образования, которая пропагандирует ненависть к Западу и делает молодых людей податливыми к салафитскому призыву к глобальному джихаду против Запада.

В нашей выборке из 137 террористов только 23 (17%) имели начальное или среднее исламское религиозное образование (Таблица 2). Остальные ходили в светские школы. Но в таких странах как Саудовская Аравия учебные программы в светских школах уделяют исламской проповеди большое внимание. Однако в большинстве других стран эти школы действительно являются светскими. Половина (11 человек) из тех, кто имел исламское религиозное образование, были индонезийцами, посещавшими частные исламские школы-интернаты, особенно две школы, связанные с Абу Бакром Баасиром и Абдуллой Сун- гкаром — «Пондок Нгруки» в Индонезии и «Песентрен Лукманул Хаки- ем» в Малайзии. Другая половина ходила в медресе, потому что они были единственными доступными школами для бедных в их регионе мира (Африка к югу от Сахары и Филиппины). Опять же, эти данные опровергают мнение, что источником глобального салафитского терроризма является «промывание мозгов» в медресе — за исключением индонезийской сети. Даже если мы добавим к этой подвыборке всех саудовцев, получивших существенную дозу религиозного обучения в ходе образовательного процесса, итоговая цифра (56 человек или 41%) все равно не составляет в выборке большинство.

Светское

Религиозное

Итого

Центральный

аппарат

24

3

27

Юго-Восточная

Азия

8

11

19

Магрибские арабы

49

49

Ближневосточные

арабы

33

9

42

Итого

114

23

137

Еще один аргумент, увязывающий образование с будущим приобщением к терроризму, предполагает, что потенциальные террористы были относительно невежественными людьми и потому оказались уязвимы перед «промыванием мозгов» со стороны террористической организации (см.

Таблицу 3). В нашей выборке содержится информация об уровне образования 132 террористов: 22 человека (17%) не окончили среднюю школу, 16 (12%) окончили лишь среднюю школу, 38 (29%) окончили образовательные учреждения наподобие колледжа, 44 (33%) окончили колледж, 7 (5%) имели эквивалент степени магистра и 5 (4%) степени доктора. Более чем 60% получили образование как минимум на уровне колледжа, что делает их, если рассматривать их как группу, более образованными, чем среднестатистический житель планеты, и гораздо более образованными, чем огромное большинство населения «Третьего мира».

Если анализировать уровень образованности членов различных кластеров, то члены Центрального аппарата глобального салафитского джихада оказались довольно хорошо образованы — 88% окончили колледж, а 20% имели степень доктора наук. Члены кластера Юго-Восточной Азии в основном посещали исламские школы-интернаты, а именно — две школы под руководством Баасира и Сунгкара. Многие из них занялись преподаванием и проповеднической деятельностью. В ближневосточном арабском кластере наименее образованными оказались саудовцы. Те, кто отправился в Европу для продолжения учебы, были, конечно, лучше образованы, чем те, кто остался дома. Магрибские арабы оказались наименее образованными, а вероятность досрочного ухода из школы в их группе наиболее высока.

Не окончили среднюю школу

Средняя

школа

Колледж

Степень

бакалавра

Степень

магистра

Степень

доктора

Итого

Цент- 1

ральный

аппарат

1

1

16

1

5

25

Юго- —

Восточная

Азия

2

3

8

4

17

Магриб- 13

ские

арабы

8

9

6

1

37

Ближне- 8

восточные

арабы

5

25

14

1

53

Итого 22

16

38

44

7

5

132

Представляется, что глобальные салафиты-моджахеды как группа оказались гораздо более образованными, чем их родители. И будучи лучше образованны, они стремились подняться над своим изначальным социальноэкономическим положением — большинство поступило в колледжи. Этот факт разрушает образ данной группы как сообщества относительно невежественных и наивных людей, не ведающих о том, что и как происходит в мире. Напротив, указанные данные еще больше подкрепляют тезис о том, что данная группа состоит из подлинных граждан мира, знакомых со многими странами как Запада, так и Ближнего Востока, и способных одинаково легко говорить на нескольких языках. Данный факт опровергает гипотезу, утверждающую, что терроризм порождается этноцентризмом. Как мы увидим позднее, это не означает, что глобальные моджахеды чувствовали себя в равной степени дома на Западе и в странах, откуда они родом. Но их космополитический образ жизни ставит под вопрос аргумент о том, что невежество и отсутствие контактов с Западом служит одной из предпосылок терроризма. Напротив, их опыт знакомства с миром резко контрастирует с опытом большинства западных студентов, которые совсем не знакомы с Ближним Востоком и с большим основанием могут быть обвинены в этноцентризме.

Можно предположить, что террористы вербуются в основном на богословских факультетах. Это верно в отношении кластера Юго-Восточной Азии, поскольку его члены были тесно связаны с одной из двух исламских школ-интернатов. Но большинство остальных террористов — выпускники технических факультетов, таких как научные, инженерные или компьютерные, а гуманитарии или те, кто изучал общественные науки, среди них

встречаются редко. Даже их идеологи не прошли специальную подготовку в качестве священнослужителей. Кутб был журналистом, Фарадж — инженером, Аз-Завахири — врачом-терапевтом, а Мустафа Камель (он же Абу Хамза аль-Масри) инженером-строителем. Данное общественное движение за мусульманское возрождение нашло свою опору в буквалистском толковании Корана и хадисов, минуя посредничество со стороны какой-либо традиционной исламской школы толкования. Салафитская идеология поощряет подобное самостоятельное изучение священного писания, отвергающее столетия исламской мысли. Подобный более высокий уровень религиозности у лиц, изучающих научные и технические дисциплины, подтверждается данными опросов, посвященных вопросам веры, среди профессоров и преподавателей на Западе (Stark and Finke, 2000).

Данные о социально-экономическом происхождении и уровне образования моджахедов в этой выборке эмпирически опровергают широко распространенное мнение, что терроризм является результатом нищеты и необразованности. Напротив, глобальные моджахеды-салафиты происходят из сравнительно благополучных семей и получили гораздо лучшее образование, нежели среднестатистические граждане как у них на родине, так и на Западе. Эти данные, подтверждающие происхождение террористов из рядов среднего класса и их высокий уровень образования, совпадают с данными исследований многих других форм терроризма и противоречат широко распространенным воззрениям. Что же касается включенных в выборку Мерари террористов из ООП, захваченных в плен в ходе ливанской войны 1982 г., то они были выходцами их лагерей нищих беженцев и сравнительно малообразованными людьми (Merari, 1990 и 1991). Это различие между глобальными моджахедами-салафитами и палестинскими террористами ставит под вопрос предположение, что в основе своей террористы одинаковы и что можно анализировать их всех скопом (см. Раре, 2003).

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме Социально-экономический статус:

  1. 3.4. Социальная роль как динамический аспект социального статуса
  2. 3.3. Социальные статусы
  3. § 1. Понятие социального статуса
  4. КЛАСС, СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС И ВЛАСТЬ
  5. ФИЛОСОФСКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ФОРМИРОВАНИЯ МОДЕЛИ НООСФЕРНОГО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Никитенко П.Г.
  6. 57. Социальный статус и Я-концепция ' младшего школьника
  7. § 2. Социальная роль как динамический аспект статуса
  8. Глава VIII. Социальная мобильность в Великобритании: исследование межпоколенных изменений статуса
  9. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ КЛАССОВ. Социально-экономические организации класса буржуазии.
  10. РАЗДЕЛ II СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕЗЕРВЫ
  11. Экономический и Социальный Совет ООН
  12. § 2. Социально-экономические преобразования
  13. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
  14. § 2. Социально-экономическое развитие
  15. Тема №7. Социально-экономические системы
  16. Экономическое и социальное развитие
  17. Социально-экономические последствия безработицы.
  18. Тема №8. Социально-экономическая сущность собственности