<<
>>

Психические заболевания

Тезис о психических заболеваниях дает быстрое и удобное объяснение терроризму. С точки зрения общих психических расстройств, ак они определяются в составленном Американской психиатрической ассоциацией «Диагностическом и статистическом руководстве по душевным расстройствам» (DSM-IV), имеющиеся данные свидетельствуют об отсутствии у всех террористов в выборке серьезных душевных расстройств. У одного, вероятно, имелась слабая умственная отсталость или пограничное состояние (Стефан Айт Иддир), а у двух других какая-то форма психического расстройства на ранних стадиях взрослой жизни (Вайль Мухаммед аль- Шехри и Отман аль-Омари).

Это приблизительно соответствует частоте подобных расстройств среди населения в целом.

Вариацией тезиса о психическом заболевании является утверждение, что террористы страдают от чрезмерной переоценки идей наподобие людей, пораженных телесным дисморфизмом, у которых наблюдается нервная анорексия (McHugh, 2001). Это просто иной способ сказать, что глобальные моджахеды-салафиты являются фанатиками. Но это не душевное расстройство, а принцип, определяющий и направляющий их жизни. В противном случае, нам пришлось бы отнести к душевным расстройствам

наличие любых сильных убеждений, будь то религиозных, политических, профессиональных или относящихся к сфере развлечений.

Еще одна вариация тезиса о ненормальности состоит в том, что террористы являются социопатами, психопатами (Cleckley, 1941) или лицами с антисоциальным расстройством личности (DSM—IV). Данные термины обычно используют, подразумевая, что террористы являются преступника- ми-рецидивистами в силу какого-то дефекта их личности. Согласно определению, современная концепция антисоциального расстройства личности гласит, что оно берет начало в детстве и требуется доказательство расстройства в поведении в возрасте до пятнадцати лет. Из шестидесяти одного человека, фрагменты данных о детстве которых у меня были, только в четырех случаях есть свидетельства расстройства поведения (Амрози, Мулуд Бугэлэн и два бывших христианина, обратившихся в ислам — Ричард Рейд и Хосе Падилья). Остальные в выборке, похоже, в детстве вели себя нормально и нет каких-либо свидетельств о появлении у них проблем с законом.

С точки зрения логики, хотя антисоциальные личности могут стать индивидуальными террористами, они не сумеют прижиться в террористической организации. В силу особенностей своей личности они не сойдутся с остальными и не сумеют успешно встроиться в организацию, будь то мир бизнеса, армия или террористическая ячейка. Им не хватает преданности делу, упорства и способности идти на жертвы ради дела, что в особой степени требуется от мучеников. Что касается групповой деятельности, то они не умеют координировать свои действия с другими людьми и либо подрывают дисциплину, либо неспособны соблюдать ее. Эти люди в самую последнюю очередь вступят в организацию, которая предъявляет к своим членам огромные требования, а если они и попытаются вступить, то их вычистят на ранней стадии. Примером может служить Муссауи, который в ходе слушаний по его делу показал себя неуправляемым. Те же качества в нем были замечены Ридуаном Исамуддином (он же Хамбали) и Суфаатом, принимавшим Муссауи в Малайзии, которые и попросили Халида Шейха Мухаммеда отозвать его. В Англии и в Соединенных Штатах до того, как его арестовали, он продемонстрировал аналогичную модель поведения.

Имеются свидетельства о том, что Мухаммед и Рамзи бин аль-Шибх радовались тому, что не включили его в состав заговорщиков, готовивших теракты 11 сентября, из опасения, что своими выходками он может поставить операцию под угрозу. Те лица, которые захватили самолеты 11 сентября, не проявляли ни малейших признаков воинственности. На протяжении своего пребывания в Соединенных Штатах в течение года они не вели себя враждебно, вспыльчиво или в духе настоящих «мачо»[29]. Тем не менее, когда на

стал нужный момент, они убивали с энтузиазмом. Вероятно, можно утверждать, что при проведении организованной операции, требующей огромных личных жертв, те, кто менее всего способен причинить вред лично, в наибольшей степени способен делать это коллективно.

Идея о том, что террористы являются просто уголовниками, является более распространенной версией ярлыка «антисоциальности». Таким образом, терроризм переходит из сферы политики в сферу преступности и правопорядка. Являются ли террористы просто людьми, которые нарушают закон?

Примерно четверть включенных в выборку лиц участвовали в мелких преступлениях, наподобие подделки и оборота фальшивых документов, мошенничества с кредитными карточками и сделок с марихуаной. Это были исключительно магрибские арабы в Европе и Северной Америке, которые оказывали логистическую поддержку глобальному джихаду. Некоторые из них ранее совершали мелкие преступления и включились в джихад специально для того, чтобы избавиться от этого нечистого образа жизни, который часто сочетался со злоупотреблением наркотиками. Именно в этом заключалась притягательность салафитского ислама для многих новообращенных. Однако, присоединившись к джихаду, они вернулись к мелким преступлениям — без злоупотребления наркотиками — уже ради поддержки дела джихада, а не для извлечения личной выгоды, которая является обычным мотивом преступников. Подобная преступная деятельность небольшого масштаба официально санкционируется фетвами и совместима с понятием такфира. Поэтому представляется, что террористы не являются простыми преступниками в обычном смысле слова, они нарушают закон на своем пути к Богу, а не ради личной корысти.

Одна характерная особенность деятельности террористов, их самоубийства в процессе совершения убийств, немедленно заставляет предположить наличие психического заболевания. Большинство людей могут признать необходимость убийства во имя какого-либо цели, как в случае с полицейскими и военными. Но для большинства людей самоубийство просто выходит за пределы понимания долга, а потому наверняка служит свидетельством какой-то патологии, лежащей в основе таких актов. Однако данный тип самопожертвования, к которому призывает джихад — шахада — является наивысшей формой альтруистической жертвы ради дела джихада. Подобно действиям японского камикадзе (Моррис, 2001; Ohnuki-Tiemey, 2002) и шиитского мученика, шахада по-салафитски осуществляется в специфическом социальном, религиозном и культурном контексте, который отвергает самоубийство, но легитимизирует и поощряет благородство мученичества. Отнюдь не будучи душевнобольным, салафит-шахж) почитает за честь пожертвовать свою жизнь Богу, соратники и друзья также рассматривают его поступок именно с этой точки зрения. Даже христианская Библия признает ценность такой жертвы: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоанн, 15:13). На жаж

ду мученичества на последней фазе глобального салафитского джихада указывает ставшая уже обычной ремарка, адресованная Соединенным Штатам: «Мы любим смерть больше, чем вы любите жизнь».

Невозможность использовать фактор душевных заболеваний для объяснения терроризма вполне соответствует тому факту, что в ходе исследований, проводившихся на протяжении последних трех десятилетий, так и не удалось выявить сколько-нибудь заметные образцы душевных болезней террористов. На самом деле эти исследования показали, что с точки зрения душевного здоровья террористы на удивление нормальны. 

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме Психические заболевания:

  1. Приложение. Краткая характеристика основных психических заболеваний и наиболее часто встречающихся при пограничных психических расстройствах психопатологических проявлений (симптомов и синдромов).58
  2. ГЕНЕТИКА ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ
  3. Распространенность психических заболеваний
  4. Глава 2. Закономерности синдромообразования и течение психических заболеваний
  5. Молекулярно-биологические основы психических заболеваний.
  6. Динамика психической жизни при хронических заболеваниях.
  7. Пограничные психические расстройства при соматических заболеваниях.
  8. ПЯТАЯ ЧАСТЬ. МАНИЯ. МАНИАКАЛЬНЫЕ СОСТОЯНИЯ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ФОРМАХ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИИ.
  9. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства при соматических заболеваниях Введение
  10. СОЧЕТАНИЯ АЛКОГОЛИЗМА С ДРУГИМИ ПСИХИЧЕСКИМИ БОЛЕЗНЯМИ И ЕГО ОТНОШЕНИЯ С ИНТЕРКУРРЕНТНЫМИ СОМАТИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ.
  11. Вторая лекция. Симптоматические мании, или маниакальные состояния в течении иных психических заболеваний.
  12. Эпидемиология психических заболеваний. Общая психиатрия Тиганов А.С. (под. ред.) ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ОБЩАЯ МЕТОДОЛОГИЯ
  13. Генетика психических заболеваний. Методы психиатрической генетики
  14. Системный анализ механизмов психической дезадаптации, сопровождающей пограничные психические расстройства.