<<
>>

Глобальный салафитский джихад из афганского убежища

Возвращение в Афганистан позволило Бин Ладену упрочить свою власть над джихадистской деятельностью во всем мире. С организационной точки зре

ния, Бин Ладен объединил многие независимые мусульманские террористические организации под крылом своего салафитского движения.

Он смог обеспечить приток новых потенциальных членов благодаря Заину аль- Абидину Мухаммеду Хуссейну (он же Абу Зубайда) в Пешаваре, который сначала через Мустафу Камеля, а позже через Амара Махлулифа смог установить контакты с воинственными мусульманами в Европе, арабами — выходцами из Магриба. Эта группа составляет в глобальном джихаде кластер маг- рибских арабов. Бин Ладен пригласил Халида Шейха Мухаммеда присоединиться к военному комитету под руководством Мухаммеда абу Ситта (он же Мухаммед Атеф или Абу Хафс аль-Масри). Характер сети, созданной Бин Ладеном в Саудовской Аравии, до сих пор неизвестен. Присоединившиеся к глобальному джихаду в 1990-х гг. группы террористов из Саудовской Аравии, Йемена и других восточных арабских стран составляют кластер ближневосточных арабов джихада. Через Омара аль-Фарука, Мухаммеда и Исамуддина Бин Ладен также укрепил сотрудничество с боевиками-салафитами из ЮгоВосточной Азии. Моджахеды из Юго-Восточной Азии, главным образом из Индонезии, Малайзии, Филиппин, составляют в джихаде кластер ЮгоВосточной Азии. Отделение по пропаганде глобального джихада существовало и активно действовало в Лондоне под руководством «четверки», в которую входили Ясир Тауфик аль-Сирри, Халид аль-Фавваза, Омар Махмуд Отман (Абу Катада) и Мустафа Камель (Абу Хамза аль-Масри).

Бин Ладен также установил больший контроль над ЕИД. После отъезда из Судана, Аз-Завахири тайно посетил бывшие советские республики на Кавказе. Российские пограничники арестовали его в Дагестане в декабре 1996 г. Он придерживался своей «легенды» и был освобожден в мае 1997 г., так и не узнанный русскими.

Его сторонники отчитали его за небрежность, а Бин Ладен выразил свое неодобрение тем, что сократил субсидии для ЕИД до 5000 долларов за те шесть месяцев, в течение которых Аз-Завахири отсутствовал (Wright, 2002: 81). Это не оставило Аз-Завахири выбора, он был вынужден еще более сблизиться с Бин Ладеном, дабы перевести членов ЕИД на финансирование «Аль-Каиды».

Тем временем, ЕИГ выбрала противоположный путь. Арест их муфтия шейха Омара в Нью-Йорке летом 1993 г. и неспособность «Аль-Каиды» предпринять хоть что-нибудь, чтобы вызволить его из тюрьмы, привело к тому, что многие члены ЕИГ, одновременно являвшиеся и членами «Аль- Каиды», охладели к ней и в результате покинули ее ряды. Других оттолкнуло решение «Аль-Каиды» переместить фокус внимания с Египта на Соединенных Штатах. В июле 1997 г. находившееся в заключении руководство шуры объявило об одностороннем перемирии с Египтом. Они утверждали, что террористическая кампания в Египте окончилась провалом, так как настроила население против ЕИГ. Их стратегия мобилизации населения для свержения правительства имела обратные последствия. Остававшиеся

на свободе лидеры ЕИГ в лице Аль-Исламбули и Тахи отклонили эту новую инициативу, но шейх Омар, находившийся в американской тюрьме, поддержал ее. Дабы заставить лидеров, заключенных в тюрьму, отказаться от своей точки зрения, 11 ноября 1997 г. Таха организовал кровавый теракт в Луксоре, в результате которого погибли более шестидесяти человек. Руководство осудило его, продолжая настаивать на инициативе прекращения огня. Это был последний террористический акт ЕИГ.

Прокламацией о консолидации глобального салафитского джихада под руководством Усамы бин Ладена стало формирование 23 февраля 1998 г. Мирового исламского фронта, провозглашавшего джихад против евреев и крестоносцев. Данная фетва, подписанная самим Бин Ладеном, Аз-Завахири и Тахой от имени ЕИД и ЕИГ соответственно, постановляла что «убивать американцев и их союзников — гражданских и военных лиц — есть личная обязанность каждого мусульманина, который может сделать это в любой стране, в какой только возможно».

Рядовые члены обеих египетских организаций восстали против своих лидеров. Таха обнародовал решение об отзыве в течение недели своей подписи. Шура заменила его на посту председателя Мустафой Хамза, который поддерживал инициативу о прекращении огня. Аз-Завахири также столкнулся с сильным противодействием членов ЕИГ, выступивших против его подписи под фетвой Бин Ладена, санкционировавшей смену приоритетов и переключавшей внимание с «ближнего» на «дальнего» врага. На общем собрании в Кандагаре большинство членов ЕИГ критиковали его за то, что он подписал фетву, не посоветовавшись с ними. Он угрожал уйти в отставку, но, в конечном счете, остался их лидером. Многие участники покинули организацию, включая и его преданного брата Мухаммеда, который хотел сохранить Египет, а не Соединенные Штаты, в качестве приоритета действий. Вскоре после этого, в начале лета 1998 г., ЕИГ претерпела еще одно поражение, когда многие участники ЕИГ были арестованы в Албании и выданы египетским властям. За ними велась слежка, и по мере обострения косовского кризиса Вашингтон попросил албанские власти арестовать их до ввода крупного контингента американских сил. В следующем году их судили на процессе, получившем название «Вернувшиеся из Албании», итогом которого стало вынесение нескольких смертных приговоров, один из которых отсутствовавшему на суде Аз-Завахири.

7 августа 1998 г. двойной теракт против американских посольств в Найроби и Дар-эс-Саламе обозначил новую веху в операциях «Аль-Каиды». Ранее террористические акты были направлены на то, чтобы заставить врагов, находившихся на землях мусульман, таких как Саудовская Аравия или даже Сомали, покинуть их. В данном случае цели располагались в Кении и Танзании, не являвшихся мусульманскими странами, а жертвами в соответствии с угрозой, изложенной в фетве, стали главным образом гражданские лица. Эти нападения обозначили сдвиг в деятельности — от защитных операций на му

сульманских землях к наступательным операциям на вражеской территории. Оглядываясь назад, становится очевидным, что следующим шагом должен был стать перенос борьбы на территорию США. Неэффективный американский ответ на эти нападения только увеличил популярность Бин Ладена в мусульманском мире и вдохновил «Аль-Каиду» на более смелые операции. Бин Ладен получил известность как человек, который осмелился бросить вызов единственной оставшейся сверхдержаве. В условиях, когда Египет перестал рассматриваться в качестве цели, а интенсивность алжирской гражданской войны снижалась, глобальный салафитский джихад сконцентрировался на целях на Западе, особенно на Соединенных Штатах.

Операции в Восточной Африке положили начало серии взрывов и заговоров по всему миру против целей, связанных с западными странами, и потребовали значительных усилий со стороны многих членов постоянного штата «Аль-Каиды» для обеспечения центрального планирования операций. С точки зрения организации этот опыт окажется уникальным. В последующие два года операции стали более децентрализованными, их планирование будет осуществляться с учетом существенной доли самостоятельности на местах. Вместо непосредственного участия теперь роль «Аль- Каиды» состояла в обучении в Афганистане потенциальных террористов для выполнения поставленных задач, предоставлении им начальных инвестиций для запуска процесса и обеспечении некоторой логистической поддержки. Вопросы выбора конкретных целей и деталей операций предоставлялось решать на местах. За три года, прошедших после операций в Восточной Африке, волна террористических действий прокатилась по земному шару, пока американские силы не уничтожили безопасное укрытие «Аль- Каиды» в Афганистане. С хронологической точки зрения, основными событиями стали «заговоры тысячелетия» в Аммане и в аэропорту Лос- Анджелеса в декабре 1999 г.; два нападения на американские военноморские суда в Адене (военные корабли США «Салливэнс» и «Коул») в январе и в октябре 2000 г.[21]; взрывы в индонезийских церквях в канун Рождества 2000 г.; взрывы в Маниле в декабре 2000 г.; в Страсбурге — Заговор на Рождественском базаре в декабре 2000 г.; захваты самолетов в Соединенных Штатах 11 сентября 2001 г.; заговор против американского посоль

ства в Париже в конце 2001 г.[22]; попытки взрывов в Сингапуре в декабре 2001 г.[23] Последние два попытки я включил потому, что они были спланированы прежде чем «Аль-Каида» потеряла свое прибежище в Афганистане. В заговорах участвовали все три кластера моджахедов. Магрибские арабы, жившие в странах Запада, принимали участие в террористических актах в Аммане и Лос-Анджелесе, в Страсбургском заговоре на Рождественском базаре, в заговоре против американского посольства в Париже и в попытке устроить теракт с помощью взрывчатки, спрятанной в обуви[24]. Ближневосточные арабы базировались как на самом Ближнем Востоке, так и в Германии и были замешаны в двух заговорах против военно-морских судов в

Адене и в терактах 11 сентября 2001 г. А выходцы из Юго-Восточной Азии принимали участие в двух терактах декабря 2000 г. в Индонезии и Маниле, равно как и в Сингапурском заговоре в декабре 2001 г.

В каждом из кластеров участие в операциях принимали те же самые основные действующие лица. Заин аль-Абидин Хуссейн (Абу Зубайда) в качестве центрального координатора от «Аль-Каиды» принимал участие во всех пяти заговорах, организованных магрибскими арабами. Фатех Камель был его связующим звеном с заговорщиками, планировавшими два террористических акта, приуроченных к наступлению нового тысячелетия. Начиная приблизительно с 1999 г. Амар Махлулиф постепенно стал исполнять роль полевого координатора операций, он был замешан в операциях в Лос-Анджелесе, Страсбурге, Париже и в попытке теракта с помощью взрывчатки, спрятанной в обуви. Многие террористы, принимавшие участие в операциях в Страсбурге и Париже и в заговорах с использованием спрятанной в обуви взрывчатки, знали друг друга еще по Лондону, после того, как туда из Монреаля переместился центр операций глобального салафитского джихада на Западе. В операциях ближневосточных арабов также принимали участие уже известные личности во главе с Халидом Шейхом Мухаммедом. Его помощники встретились в Куала-Лумпуре, чтобы сделать окончательные приготовления к операциям. Среди них были Рамзи бин аль-Шибх, Абд аль-Рахим аль-Нашири, Валид Тауфик бин Атташ, Халид аль-Мидхар и Наваф аль-Хазми. Аль-Нашири и Бин Аташ, прежде всего, принимали участие в подготовке нападений на военно-морские суда, в то время как остальные трое были вовлечены в теракты 11 сентября. Выходцы из Юго-Восточной Азии начали свои операции после своего возвращения из малазийского изгнания, что стало возможным после падения режима Сухарто. В операциях принимали участие Исамуддин, являвшийся полевым командиром, ответственным за общий ход операции, Омар аль- Фарук, Фатхар Рахман аль-Гози и Фаиз бин абу Бакар Бафана. Высшему руководству были известны общие планы заговоров, но они не принимали участия в текущих операциях, которые выполняли их помощники на местах. В каждом кластере арест одного человека, возможно, привел бы к аресту тех, кто готовил новые операции. Однако за исключением двух известных случаев не было никаких связей между самим кластерами. Магрибский и ближневосточный арабские кластеры пересекались благодаря своим сирийским членам, которые состояли и в том, и в другом и давно знали друг друга: Имаду Эддину Баракату Яркасу (Абу Дахда) в Мадриде и Мамуну Дарказанли и Мухаммеду Хейдару Заммару в Германии. Кластер ближневосточных арабов также имел контакты с кластером Юго-Восточной Азии благодаря личным связям между Халидом Шейхом Мухаммедом и Ридуаном Исамуддином. Последний выступал в роли принимающей стороны на встрече высшего руководства ближневосточных арабов, прошедшей в ян

варе 2000 г. в Куала-Лумпуре в кондоминиуме Язида Суфаата. Мухаммед также послал Мухаммеда Мансура Джабара в помощь «Джемаа исламийя» для координации усилий по организации террористического акта в Сингапуре. Во всех остальных случаях каждый кластер был полностью независим от других, и внедрение в один из них не помогло бы выявить операции другого.

Развитие трех основных кластеров происходило по линиям дружбы, родства, вероисповедания и ученичества. В главе 4 я расскажу в общих чертах о развитии монреальской и гамбургской сетей. Данный образец подходит и для других групп кластера Магрибских арабов. В мечети в пригороде Парижа Джамель Бегхаль, полевой командир, ответственный за Парижский заговор, встретил Камеля Дауди, впоследствии ставшего его заместителем. Оба они переехали в Лондон, войдя в местное сообщество выходцев из Магриба, группировавшихся вокруг салафитских проповедников Отмана и Камеля. Там они встретили Хабиба Закарию Муссауи, Низара Трабелси, братьев Давида и Джерома Куртайе и Ричарда Рида. Оба они проходили обучение в Афганистане, где и познакомились с Ясином Акну- шем. Кластер Юго-Восточной Азии был связан с двумя школами- интернатами Абу Бакара Баасира в Малайзии и Индонезии. Эта связь, возможно, характерна исключительно для Юго-Восточной Азии, где направленно формируются необычно сильные узы привязанности ученика к учителю, что нигде более в мире не наблюдается.

Связи ближневосточных арабов из Саудовской Аравии труднее отследить из-за общей нехватки информации, поступающей из королевства. И все же даже связи тех, кто, принимал непосредственное участие в событиях 11 сентября г., можно отследить по линиям дружбы и родства. Салим аль-Хазми шел по стопам своего старшего брата Навафа. Аналогичным образом, братьями были и Вайль и В ал ид аль-Шехри. Весной 2000 г. в семейной мечети Аль-Шехри (мечеть «Секели» в Хамис-Мушайте) братья Аль-Шехри и два их друга, Ахмед аль-Нами и Саид аль-Гамди, дали клятву посвятить себя джихаду. Позднее они направились для обучения в Афганистан. Ахмед аль-Хазнави аль-Гамди был двоюродным братом двух других членов команды по угону самолетов, Ахмеда аль-Гамди и Хамзы аль-Гамди. Маджед аль-Харби и Сатам аль-Суками были соседями по комнате в Университете короля Сауда в Эр-Рияде. Файез Ахмед аль-Шехри (он же Файез Рашид Ахмед Хассан аль-Кади Банихаммад) обучался в Университете короля Халеда в Абхе, в провинции Асир, вместе с Мухаммадом аль-Шахри и Ахмедом аль-Нами (другом братьев Аль-Шехри). Все они проходили подготовку в афганском лагере «Аль-Фарук». Имамом лагеря был Абдул Азиз аль-Омари, последний член группы угонщиков самолетов (Sennott, 2002а и 2002b; Khashoggi, 2001а и 200lb; Murphy and Ottaway, 2001; Lamb, 2002; «Hijackers were from Wealthy Saudi Families», 2001; «The Highway of Death», 2002). Операция 11 сентября была уникальна еще и тем, что она полностью финансировалась «Аль-Каидой», освобождая непосредственных участни

ков от необходимости зарабатывать деньги самостоятельно, совершая мелкие кражи, что позволило им оставаться вне поля зрения властей.

Этот период стал апогеем мирового салафитского джихада. Усама бин Ладен, наконец, оказался в состоянии консолидировать свою власть над глобальным джихадом благодаря включению в июне 2001 г. ЕИД в новую структуру под названием «Аль-Каида аль-Джихад». Аз-Завахири пережил внутреннюю бурю в ЕИД. Он ушел в отставку в качестве эмира этой организации летом 1999 г., когда в свете неудач, продолжавших преследовать операции ЕИД, члены движения усилили критику своего руководства. Некоторые поддержали мирную инициативу ЕИГ. Спустя нескольких месяцев его неэффективный преемник оставил свой пост и Аз-Завахири вновь принял на себя руководство, теперь более жестко контролируя ситуацию. Несмотря на слабое сопротивление со стороны своих подчиненных, он организовал процесс слияния с «Аль-Каидой», чтобы решить финансовые проблемы ЕИД. Тем временем, ЕИГ полностью исчезла из джихада, а заключенные в тюрьму традиционные лидеры ЕИГ стали проповедовать более мирное послание и принесли извинения за применявшееся ранее насилие. Находившийся в ссылке Аль-Исламбули публично отверг эту новую инициативу, оправдывая своего брата, убившего Садата. Шейх Омар также полагал, что шура зашла слишком далеко и летом 2000 г. отказался поддерживать ее инициативы.

На этой фазе глобального салафитского джихада были проведены его самые масштабные операции, большинство из которых потерпели неудачу. Две операции привели к массовым жертвам (взрывы в американских посольствах в Найроби и Дар-эс-Саламе и операции 11 сентября), а две имели сомнительный успех (взрывы в Индонезии и Маниле в декабре 2000 г.) из- за того, что несмотря на целую серию взрывов и поставленные масштабные задачи убитых было немного. Операция против, эсминца «Коул» была успешна в том смысле, что вывела судно из строя и привела к гибели дюжины моряков, но корабль не затонул и позже был отремонтирован. Семь других операций, раскрытых прежде, чем был нанесен какой-либо ущерб, были чистой воды провалами. 

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме Глобальный салафитский джихад из афганского убежища:

  1. Децентрализованный глобальный салафитский джихад
  2. Глобальный салафитский джихад
  3. Проникновение в глобальный салафитский джихад
  4. Салафитский Джихад
  5. Афганский период Джихада и возникновение «Аль-Каиды»
  6. Эволюция Джихада
  7. Глава 22 В ПОИСКАХ ВЫХОДА-2. УБЕЖИЩА И БУНКЕРЫ
  8. Истоки Джихада
  9. Законы о предоставлении права убежища в случае неумышленного убийства (35:6-34).
  10. Присоединяясь к джихаду
  11. Джихад
  12. В глобальном мире - глобальные проблемы
  13. Защита ислама: джихад