<<
>>

Глобальный салафитский джихад

Война в Афганистане против Советского союза стала водоразделом в военных движениях мусульманского обновления. Боевики со всего мусульманского мира, наконец, встретились и на протяжении долгого времени взаимодействовали друг с другом.

Общая война сплотила их крепкими узами. После ухода Советов боевики начали анализировать свои общие проблемы с глобальной точки зрения, переступая пределы своих стран. Шейх Абдалла Аззам призывал к традиционному джихаду для отпора христианскому вторжению в ранее мусульманские земли. Он отрицал столкновения между мусульманами как фитну. Он одобрял конфликты в Филиппинах, Палестине и даже в Испании, но не в мусульманских странах, таких как Египет, Иордания и Сирия. Египетские салафимуджахедин (от арабского корня джихад, воины джихада, в единственном числе — моджахед), зараженные идеями Кутба и Фараджа, искали помощи в деле свержения правительства своей страны и хотели использовать для этой цели ресурсы афганского джихада. Усама бин Ладен, популярный и сказочно богатый заместитель Аззама, постепенно стал поддерживать их взгляды. После смерти Аззама в 1989 г. созданные им организации выжили, но им недоставало общего врага, для того чтобы сконцентрировать свою энергию. Ситуация изменилась с появлением войск США в Саудовской Аравии и затем, в Сомали, однозначно мусульманских земель.

Реакция мусульманских боевиков на войска неверных на мусульманской земле первоначально представляла собой призыв к традиционному джихаду для изгнания неверных из мусульманских земель. Однако глобальный взгляд на проблемы, характерный теперь для сообщества «Афганских арабов» (также упоминаемых как «Арабские афганцы»), постепенно обусловил появление и более глобального анализа проблем ислама. Местные мусульманские лидеры такфира выглядели как пешки мировой державы, которая сама теперь рассматривалась как главное препятствие для создания транснациональной уммы от Марокко до Филиппин.

Это, в действительности, видоизменяло стратегию Фараджа, так что теперь приоритет отдавался джихаду против «дальнего», а не «ближнего» врага. С развалом СССР, единственной подобной мировой державой остались Соединенные Штаты. Дискуссии,

приведшие к подобным выводам, велись во времена изгнания «Аль-Каиды» в Судане в 1990-е гг. Параллельные дискуссии шли в Нью-Йорке, результатом которых стали взрывы во Всемирном торговом центре[7], а также в Алжире и Франции перед серией терактов в этих странах в 1995—1996 гг.

Шагом по направлению к началу мирового салафитского джихада стало объявление 8 августа 1996 г. Усамой бин Ладеном. «Войны против американцев, занявших землю Двух Святынь (Изгоняйте неверных с Аравийского полуострова)». Как показывает подзаголовок, эта фетва содержит предложенное Аззамом понятие оборонительного джихада для изгнания неверных из мусульманских стран. Основание для пересмотра стратегии Фараджа передается метафорой: «положение не может быть исправлено (тень нельзя выпрямить, если ее источник, столб, также не является прямым) пока не найден корень проблемы. Отсюда, существенно значимо поразить главного врага, который разделил Умму на небольшие и малые государства, ввергая их на протяжении последних нескольких десятилетий в состояние беспорядка».

В обосновании своей стратегии Бин Ладен снова обратился к аналогии с монголами и фетвам ибн Таймийя. «Народы ислама должны объединить свои силы и поддерживать друг друга для избавления от главного “Куфр ”, который контролирует государства исламского мира, даже претерпеть меньший ущерб, дабы избавиться от большего, то есть главного “Куфра”». Для Бин Ладена нет более важного долга, чем изгнание американского врага со Святой Земли. Опять же, цитируя ибн Таймийю, «бороться в защиту религии и Веры — общая обязанность; кроме Веры нет иного долга, чем сражаться с врагом, который оскверняет жизнь и религию».

Спустя полтора года, 18 февраля 1998 г., фетва Мирового Исламского Фронта, объявившая «Джихад против евреев и крестоносцев», стала манифестом полноценного мирового салафитского джихада.

В этом документе Бин Ладен расширил свое прежнее понимание джихада, от оборонительного до наступательного. Мировой салафитский джихад теперь ведет войну с «дальним врагом» (Соединенные Штаты и Запад в целом) на его территории или в третьих странах. Оправданием для этого нового типа джихада служило то, что «оккупация» Соединенными Штатами Саудовской Аравии, поддержка Израиля и убийства иракских детей были «открытым объявлением войны Аллаху, его Посланнику, и мусульманам».

Постановление убивать американцев и их союзников — гражданских и военных — это личная обязанность для каждого мусульманина, который может исполнить ее в любой стране, в которой это возможно сделать... Мы — с помощью Аллаха — призываем каждого мусульманина, кто верит в Аллаха и желает награды за выполнение приказов Аллаха, убивать американцев и расхищать их богатства, где и когда они найдут их. Мы так

же призываем мусульманских улемов, лидеров, молодежь и солдат совершать нападения на американские войска Сатаны и союзных с ними сторонников Дьявола и отстранять тех, кто укрывается за ними, дабы они смогли извлечь урок. (Бин Ладен и др., 1998).

Наиболее ясная разработка модели этого нового мирового салафитского джихада представлена в книге Аймана аз-Завахири «Рыцари под знаменами Пророка» (al-Zawahiri, 2001: Part 11). В ней Аз-Завахири объявляет, что новый джихад являлся борьбой между исламом и враждебными мировыми силами: западными державами и Россией, использующими «набор средств», включая «1) Организация Объединенных наций. 2) Дружественные правители мусульманских народов. 3) Транснациональные корпорации. 4) Международные коммуникации и системы обмена данных. 5) Международные информационные агентства и спутниковые информационные каналы. 6) Международные организации помощи, которые используются как прикрытие для шпионажа, прозелитизма, подготовки переворотов и перевозки оружия». Противостояла этому врагу новая исламистская фундаменталистская коалиция, состоящая из джихадистских движений в различных землях Ислама. «Она представляет собой растущую силу, которая собирается под знаменами джихада во имя Бога и действует за рамками нового мирового порядка». Аз-Завахири описывал ситуацию как новый феномен молодых моджахедов, которые оставили «свои семьи, страны, богатства, учебу и работу в поисках полей брани джихада во имя Господа». По его мнению, не существует никакого решения без джихада. Предательство мирного алжирского фундаменталистского движения показало бессмысленность «всех других методов, которые пытались избежать принятия бремени джихада» (al-Zawahiri, 2001: part 11).              .

Верность руководству являлась долгом, которому не следует позволить выродиться в культ личности, ведь суверенитет принадлежит только Богу. «Верность руководству и признание его первенства и заслуг представляется долгом, который следует особо подчеркнуть и качеством, которое должно развивать. Но если преданность руководству доходит до того, что оно объявляется святым и если признание его первенства и заслуг ведет к непогрешимости, движение будет нести урон из-за своей методологической слепоты. Любой изъян руководства может привести к исторической катастрофе, не только для движения, но также и для всей нации» (al-Zawahiri, 2001: part 11).

Мобилизация мусульманских масс является критической для мирового салафитского джихада, которому нужно сблизиться с массами, быть среди них или слегка впереди них, а не изолированным от них:

Движение джихада должно посвятить деятельность одного из своих крыльев работе с массами, проповедям, создать службы поддержки мусульман, разделять их заботы всеми возможными для благотворительности и образовательной работы путями. Ни одну из сфер жизни мы не

должны оставить неохваченной. Мы должны завоевать доверие, уважение и любовь людей. Народ не будет любить нас, если он не почувствует, что мы его любим, заботимся о нем и готовы его защищать... Мы не должны осуждать народ за то, что он не отвечает [на наше послание. — Прим. перев.] или не живет во имя цели. Вместо этого, мы должны осуждать самих себя за неуспех в попытке довести наше послание, показать сострадание и жертвенность. (al-Zawahiri, 2001: part 11).

Это послание должно передаваться с помощью простых терминах, так, чтобы все могли понять его религиозные истоки. Это предполагает важную роль да’ават. Умма не участвовала бы в джихаде, если бы не понимала лозунги моджахедов.

Одним лозунгом, который был хорошо понятен народу и на который он откликался в течение прошедших 50 лет, является призыв к джихаду против Израиля. В дополнение к нему, в этом десятилетии люди настроены против присутствия США. Они охотно откликаются на призыв к джихаду против американцев. Один взгляд на историю моджахедов в Афганистане, Палестине и Чечне показывает, что движение джихада достигло центра руководства стран, когда оно приняло лозунг освобождения народа от его внешних врагов и когда оно изобразило его как битву ислама против неверия и неверных... Следует признать тот факт, что проблема Палестины является темой, которая в последние 50 лет воспламеняла чувства мусульманской нации от Марокко до Индонезии. Кроме того, это точка объединения для всех арабов, верующих или неверующих, хороших или плохих. (al-Zawahiri, 2001: part 11).

Аз-Завахири объявил, что джихад должен продемонстрировать измену мусульманских правителей и их апологетов, которая происходит от отсутствия у них веры и их поддержки неверных против мусульман. Движение должно установить исламское государство в мусульманском хартланде, из которого впоследствии выступит на бой за восстановление халифата, основанного на традициях пророка. «Если успешные операции против врагов ислама и серьезный урон, нанесенный ими, не послужат достижению конечной цели создания мусульманской нации в сердце исламского мира», доказывал он, «независимо от их масштабов они будут не более, чем нарушением порядка, который можно вынести и стерпеть, даже если они продлятся некоторое время и принесут определенные потери» (al-Zawahiri, 2001: part 11).

Это не легкая цель, которую возможно было бы достичь в ближайшем будущем. Для построения своей структуры движению во имя джихада требовалось терпение, пока оно не было надежно обеспечено достаточными ресурсами и поддержкой, чтобы выбрать время и место для своих сражений. Если местный правящий режим раскроет планы движения и арестует его лидеров, следует отступить в поисках безопасного убежища «без колебаний, нежелания или погружения в иллюзии». Лучше находиться в актив

ном движении, нежели терять время в унижении или плену. Поскольку целью джихада является всестороннее преобразование, путь будет долгим, полным жертв. Движение не должно падать духом от повторных отступлений или повторяющихся бедствий и никогда не должно складывать оружие, независимо от потерь. Если отступление отрезано и разгром неизбежен, моджахед должен сражаться «так, что никто не будет захвачен в плен или не погибнет напрасно». Но иногда враждебные обстоятельства диктуют иную стратегию. Если местные власти вынуждают сражаться во враждебных обстоятельствах «мы должны отвечать в том месте, которое мы выберем, а именно:бить американцев и евреев в их собственных странах». Это послужило бы решению трех задач. Во-первых, это был бы удар по «великому господину» врага, прячущемуся за своими местными агентами. Во- вторых, это помогло бы завоевать поддержку у мусульманской нации, благодаря «удару по предпочтительной для нее цели, такому, что она сочувствует тем, кто ее поразит». В-третьих, это разоблачит правящий режим перед глазами мусульман, когда он ответит возмездием в защиту своих «американских и еврейских хозяев, показав свое подлинное уродливое лицо, лицо нанятого полицейского, который преданно служит оккупантам и врагам мусульманской нации» (al-Zawahiri, 2001: part 11).

Аз-Завахири настаивает на своем намерении поразить дальнего врага.

Хозяева в Вашингтоне и Тель-Авиве используют режимы для того, чтобы они защищали их интересы и чтобы они вели на их стороне борьбу против мусульман. Если шрапнель с поля битвы долетит до их домов и тел, они со своими агентами будут выяснять вопрос о том, кто ответственен за это. В этом случае они станут перед мучительным выбором: либо самим начать сражение с мусульманами, что означает, что битва превратиться в открытый джихад против неверных, либо пересмотреть свои планы, признав поражение в жестком и жестоком противостоянии с мусульманами. Поэтому, мы должны перенести битву на землю врага, дабы ожечь руки тем, кто разжигает огонь в наших странах. (al-Zawahiri, 2001: part 11).

Таким образом, доказывает Аз-Завахири, борьба за установление исламского государства не может быть ограничена региональной борьбой и не может быть отложена:

Из всего вышесказанного ясно, что союз евреев и крестоносцев, ведомый Соединенными Штатами, не позволит никакой мусульманской сипе достичь власти в какой-либо из исламских стран. Он мобилизует всю свою мощь, чтобы нанести ей удар и отстранить от власти. В конце концов, он объявит ей войну, которая охватит весь мир. Он введет санкции против любого, кто помогает ей, если не объявит войну им всем вместе. Поэтому, чтобы приспособиться к этой новой реальности мы должны подготовиться к сражению, которое не ограничится одним регионом, сражению, которое охватит внутреннего врага — отступников, и внешнего врага — союза ев

реев и крестоносцев. ... Исламское движение моджахедов должно расширить использование своих методов ударов и способов сопротивления врагу с тем, чтобы соответствовать растущему числу своих врагов, качеству их оружия, их разрушительной силе, пренебрежением всеми запретами и презрением перед всеми правилами и традициями ведения войн и конфликтов. В этом отношении мы должны сосредоточиться на следующих задачах: Необходимо нанести максимальный урон врагу, ибо такой язык понятен Западу, независимо от того, сколько времени и усилий на это потребуется. Необходимо сосредоточиться на методе использования мучеников [смертников — шахидов. — Прим. перев.], как наиболее успешном способе нанести урон врагу, требующем наименьших потерь со стороны моджахедов. Цели, равно как типы и методы применения оружия, должны выбираться таким образом, чтобы воздействовать на вражескую структуру, обеспечивая достаточный уровень его сдерживания для того, чтобы остановить его жестокость, высокомерие и презрение ко всем запретам и традициям. Все это вновь возведет борьбу до ее реального масштаба. Дабы вновь подчеркнуть все то, что мы уже объясняли, мы повторяем, что на данной стадии направленность действий только на внутреннего врага невыполнима. (al-Zawahiri, 2001: part 11).

Это битва, которую должен поддержать каждый мусульманин для защиты своих веры, общества, ценностей, чести, достоинства, благосостояния и власти. Для мобилизации массам нужно руководство, которому они могут доверять, понимать и следовать; ясный враг, по которому нужно нанести удар, и избавление от цепей страха и слабости в их душах. Движение джихада должно нести свое послание в массы, прорывая наложенную на него информационную блокаду. Аз-Завахири так описывает основную цель движения исламского джихада, невзирая на жертвы и время, которые она потребует: «Освобождение мусульманской нации, противостояние врагам ислама и начало джихада против них требуют мусульманской власти, установленной на мусульманской земле, которая поднимет знамя джихада и соберет под ним мусульман. Без достижения этой цели наши действия будут не более, чем простыми и повторяющимися беспорядками, которые не приведут к желаемой цели, а именно восстановлению халифата и изгнанию захватчиков с земли Ислама» (al-Zawahiri, 2001: part 11).

Все вышеописанное ясно свидетельствует о том, что нынешняя волна терроризма, направленная на дальнего врага, является продуманной стратегией исламистского обновленческого движения. Ее идеология ведет происхождение из Египта, так как ее главными вдохновителями были Кутб, Мустафа, Фарадж и Аз-Завахири. Она в большей мере концентрирует свое внимание на внутренних исламских факторах, чем на неисламских аспектах. В отличие от ее образа на Западе, она не основана на ненависти к Западу. Она ясно проповедует идею ненависти к западным ценностям и в дан

ном отношении упоминание Израиля является для масс объединяющим принципом. Но эта неприязнь происходит от особой исламской версии любви ради Бога и правоверных мусульман в целом. Ее призыв основывается на ее очевидной простоте и изящности, которая вызывает резонанс в среде обеспокоенных мусульман, не слишком образованных в традиционном мусульманском вероучении, которое она отвергает. Следующие три главы обращаются к вопросам о том, как это движение эволюционировало, кто в нем участвовал и как присоединился к нему. 

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме Глобальный салафитский джихад:

  1. Децентрализованный глобальный салафитский джихад
  2. Проникновение в глобальный салафитский джихад
  3. Глобальный салафитский джихад из афганского убежища
  4. Салафитский Джихад
  5. Истоки Джихада
  6. Эволюция Джихада
  7. Присоединяясь к джихаду
  8. Джихад
  9. В глобальном мире - глобальные проблемы
  10. Социальные сети и джихад
  11. Обстоятельства вступления в джихад
  12. Защита ислама: джихад
  13. Джихад на практике