<<
>>

Египетские корни

Различные основатели всемирного салафитского джихада прибыли в Афганистан в 1980-х гт. из разных стран и до этого не были знакомы друг с другом. Но это не относится к египтянам, которые знали друг друга по антиправительственной деятельности в Египте до того, как они нашли убежище в Афганистане.

Эта группа египтян и сформировала руководство глобального джихада.

История египетского салафитского джихада запутана, не в последнюю очередь потому, что одни и те же названия повторно использовались для обозначения различных групп, так что невнимательный читатель может оказаться в плену ложных представлений о генеалогии джихада. Только не обращая внимания на названия и четко следуя фактической цепочке суще

ствующих отношений внутри джихада мы сможем рассмотреть происхождение этих движений и то, как их структура повлияла на споры о доктрине и на дальнейшее образование союзов, которые, в конечном счете, и породили глобальные организации, такие как «Аль-Каида» или Египетский исламский джихад (ЕИД).

Ключевой фигурой в анализе данной проблемы является Айман аз- Завахири, лидер ЕИД, и заместитель главы «Аль-Каиды». Айман аз-Завахири родился 19 июня 1951 г. и принадлежал к одной из самых уважаемых египетских семей в Каире. Его отец был профессором фармакологии, его дедушка по материнской линии занимал престижные посольские посты и должности в академической науке, а дядя был генеральным секретарем и основателем Лиги арабских государств. Несмотря на то, что образование он получил в светской школе, Аз-Завахири был набожен и регулярно посещал мечеть со своим младшим братом Мухаммедом. В раннем возрасте он оказался под сильным влиянием работ Сейида Кутба и в 1966 г. он, его брат и три друга по средней школе заключили секретный договор, целью которого была борьба против режима Насера в соответствии с идеями Кутба. Формирование таких тайных групп среди друзей по средней школе, ищущих причину, которая бы придала значение их жизни, является общим явлением.

Обычно эти группы не связаны с более крупными движениями и исчезают с течением времени, как только люди вырастают и начинают делать успехи в жизни. Но в данном случае обстоятельства и непреодолимое упорство Аз-Завахири удержали группу. Друзья встречались друг у друга дома и в мечети. Они хотели стать революционерами, но не знали, как это сделать. Множество подобных групп появилось по всему Египту, они состояли, в основном, из беспокойных и отчужденных студентов. Группы были маленькими, дезорганизованными и не знали о существовании других групп, поскольку репрессивный политический климат в Египте не давал им возможности открыто пропагандировать свое существование и устанавливать контакты между собой.

Унизительное поражение от Израиля в 1967 г. полностью дискредитировало насеровское правительство и его светскую социалистическую политику. Оно актуализировало альтернативную точку зрения, состоявшую в том, что «Ислам — это решение». В своих мемуарах Аз-Завахири (al- Zawahiri, 2001) описал, как он и его друзья участвовали в последовавших демонстрациях протеста против этой катастрофы. Услышав в мечети как молодой заместитель прокурора Яхья Хашим после окончания рабочего дня открыто бросает вызов правительству, они решили организовать демонстрацию. Позже Аз-Завахири встретился и подружился с ним. Аз- Завахири поступил в военно-медицинскую школу, где он медленно продолжал расширять свою тайную группу, особое внимание уделяя секретности и безопасности. После смерти Насера, правительство Анвара Садата стало помогать исламским движениям с тем, чтобы ликвидировать пере-

3-9777

житки левой политики Насера. Были освобождены из тюрьмы Братья- мусульмане[8], спонсировались исламские ассоциации или группы («Гамаат исламийя»[9], обычно упоминается во множественном числе) в университетах с тем, чтобы бросить вызов их коллегам левых убеждений, контролирующим социальные ассоциации университетов.

Эта новая свобода открыла период разнообразных экспериментов в среде исламских групп, каждая из которых предлагала собственную стратегию достижения исламского государства.

Традиционные Братья-мусульмане проповедовали да'ават в рамках усилий по мирному преобразованию гражданского общества в массовое движение, которое сможет успешно потребовать перемен и воплотить исламское государство в жизнь. Хасан аль- Худайби, верховный лидер Братьев-мусульман, защищал эту долгосрочную стратегию, делающую акцент на переменах, порожденных движением «снизу». Он отверг призыв Кутба к насилию в книге, которая, кстати, называется «Проповедники, а не Судьи». Голосом этой группы был ежемесячный журнал «Аль-Дава», который призывал к немедленному принятию государством законов Шариата. Они считали, что главным препятствием на пути к созданию исламского государства являются евреи. Журнал выступал против мирных переговоров с Израилем, крестовых походов и их колониальных версий, коммунистов и их социалистических предложений, и, наконец, против секуляристов, таких как Мустафа Кемаль Ататюрк[10] и его светского проекта в Турции.

Нетерпеливых молодых активистов не удовлетворяла эта долгосрочная стратегия, они требовали более быстрого создания исламского государства с

помощью действий, направленных «сверху вниз», усилий авангарда мусульман, как завещал Кутб, который после своего мученичества стал легендой. После того, как ослабли репрессии после смерти Насера, маленькие группы борцов-исламистов спонтанно проявились в университетских городках по всему Египту. Каждая следовала своей стратегии и не заботилась о координации усилий или даже о поддержке со стороны других «Гамаат исламийя».

Некоторые были убеждены, что исламское общество сформируется спонтанно, как только несправедливый правитель будет смещен. В этом состояла суть идей Салиха Сиррийя, палестинца, прибывшего в Египет из Иордании в 1971 г. после провала переворота Черного сентября в 1970 г.[11] Его красноречие и убедительность в трактовке вопросов религии и политики привлекли студентов из Каира и Александрии. Он организовывал их в группу, названную Исламской освободительной организацией (ИОО). Суть его послания состояла в том, что ниспровержение безбожного египетского правительства приведет к учреждению справедливого мусульманского общества. 18 апреля 1974 г. приблизительно сто членов ИОО штурмом захватили арсенал Технического военного училища, захватили оружие и транспортные средства и направились в располагающееся рядом Здание арабских социалистов, где на официальном мероприятии находились Садат и другие высшие должностные лица. Члены ИОО собирались убить их, захватить соседние здания радио и телевидения и объявить рождение Исламской республики Египта. Сотрудники служб безопасности захватили заговорщиков прежде, чем они успели покинуть училище. В последующей перестрелке были убиты одиннадцать и ранены двадцать семь человек. Девяносто пять членов ИОО были арестованы, началось следствие; тридцать два человека были осуждены. Сиррийя и один из его помощников были казнены 9 ноября 1976 г.

Провал ИОО не дискредитировал идею государственного переворота «сверху». Хашим поддерживал данную стратегию и убеждал близких ему людей начать партизанскую войну. Аз-Завахири пробовал отговорить друга от этой стратегии, для осуществления которой требуются укрытия, чтобы скрываться от правительства. В целом, Египет является узкой речной долиной, зажатой между двумя пустынями, здесь нет подходящих мест для укрытия. Хашим упорствовал и для осуществления своего плана попробовал завербовать заговорщиков ИОО, заключенных в тюрьму. Используя свое положение заместителя главного обвинителя, он планировал их побег во время перемещения их из одной тюрьмы в другую. Когда план был раскрыт, Хашим и несколько его соратников бежали в гористую область в Верхнем Египте. Полиция легко обнаружила их, и Хашим был убит в завязавшейся перестрелке.

Другая стратегия, которую отстаивал Шукри Мустафа, предполагала создание чистых исламских сообществ, живущих вне нечистого общества. Возглавляемая им община мусульман оказалась не в ладах с законом в ноябре 1976 г., когда нескольких членов оставили сообщество, чтобы сформировать свою собственную независимую группу. Объявив их отступниками, совершившими наказуемое смертью преступление, Мустафа возглавил группу учеников, посланную их убить, вероятно, чтобы воспрепятствовать появлению инакомыслия в будущем. Полиция вмешалась и арестовала нескольких членов общины. Мустафа потребовал выпустить их, но правительство проигнорировало его заявление. Его группа стала объектом насмешек в прессе, которая изображала их сборищем фанатиков или преступников, помешанных на двуединой концепции отлучения и изгнания (аль-Такфир ва'лъ Хиджра). Ярлык прижился, и община вошла в историю под этим именем. Мустафа протестовал против карикатур в своих заявлениях для прессы, которые никто никогда не печатал.

Разочарованный неудачами, 3 июля 1977 г. Мустафа похитил министра Мухаммеда аль-Дхахаби и потребовал выпустить своих последователей, принести публичные извинения со стороны прессы, опубликовать его книгу, объясняющую его философию, напечатать официальные сообщения Общества и выплатить умеренную сумму денег. Правительство проигнорировало его требования, и Мустафа убил заложника, чтобы не уронить свой авторитет. После того, как труп был найден, полиция расправилась с общиной, в ходе противостояния были убиты несколько человек с обеих сторон. Правительство арестовало и судило сотни членов сообщества, однако осудили немногих. Мустафа и еще четыре его соратника были приговорены к смерти и казнены 19 марта 1978 г. (Ibrahim, 1980 and 1982; Kepel, 1993). Пресса изображала Мустафу преступником-фанатиком, который стремился свергнуть режим и обманывал молодых невинных людей, прикрываясь религией. В салафитских кругах он приобрел широкую известность и позже его идеи повлияли на отдельные группы глобального салафитского джихада.

Наиболее значимым движением за учреждение исламистского государства стали «Гамаат исламийя», действовавшие в ведущих университетах Каира, Александрии и городах Асьют, Эль-Минья, Сохаг, Кена и Эль-Файюм — столицах провинций Верхнего Египта. Эти исламские студенческие ассоциации обеспечивали такие услуги как проезд для студентов, дешевые копии конспектов лекций и даже летние лагеря. К 1977 г. исламисты полностью доминировали в политической и социальной жизни университетов. Они контролировали студенческие газеты и печатали исламистскую литературу, включая «Вехи» Кутба, которые знакомили студенчество с салафитскими идеями. Их союз с правительством Садата распался из-за их оппозиции мирному процессу с Израилем. Заключение в 1979 г. соглашений в Кемп-Девиде усилило их и так растущее разочарование в политике правительства, сохра

няющей свою светскую направленность, и вызвало быстрый рост числа тайных исламистских групп, проповедующих превосходство дел над словами.

Постепенное нарастание радикальных настроений в группе Аз-Завахари было типичным для этого времени. Возможно, под воздействием вдохновляющего примера Хашима группа сосредоточила внимание на джихаде и необходимости переворота, а не на медленном процессе создания исламистского государства благодаря народному движению. Данную стратегию следовало держать в тайне и надежно охранять от утечек информации, чтобы не привлекать внимание правительства. Но она также требовала военных навыков и доступа к оружию и, следовательно, путей проникновения в вооруженные силы. Бдительность египетской контрразведки делала эту стратегию весьма рискованной. Группа Аз-Завахири действовала с большой осторожностью, используя дружбу или родственные связи, дабы защитить себя от потенциального доноса. Вербовка Иссама аль-Камари иллюстрирует, как использовались в этом процессе родственные и дружеские связи. Членом группы был Улви Мустафа Улайва. Его брат Мухаммад Мастафа Улайва учился в военном колледже, где он подружился с Аль- Камари. Аль-Камари хотел участвовать в ниспровержении египетского режима и отказался от возможности пойти в более престижный университет и получить более выгодную профессию ради того, чтобы поступить военный колледж и устроиться в армию. Ощущая, как растет их взаимное доверие и крепнут отношения, Мухаммед Улайва и Аль-Камари обсуждали свои религиозные и политические взгляды. Через братьев Улайва Аль-Камари присоединился к группе и сблизился с Аз-Завахири. Аль-Камари быстро продвигался по службе в рядах Вооруженных Сил. Для тайной группы он составил перечень основных точек дислокации в столице сил безопасности и военных, поддерживающих режим, и проанализировал их наиболее уязвимые места. В то же время, его растущий доступ к военным объектам позволял ему похищать некоторое количество оружия со своей базы и хранить его в клинике Аз-Завахири. Другими членами группы Аз-Завахири были его брат Мухаммед аз-Завахири и Сейид Имам аль-Шариф, другой хирург, который позже приобрел известность как доктор Аль-Фадль.

От четырех до шести таких тайных групп объединились в Каире под руководством Мухаммеда Абд аль-Салама Фараджа. Его книга о пренебрегаемом долге джихада дала им и общую стратегию, и название, использованное властями для обозначения их группы — «Танзим аль-Джихад» («Организация джихада»). Неясно, как эти тайные группы нашли друг друга, но, видимо, свою роль здесь сыграл Камаль Хабиб. В группу Фараджа входили несколько военных, например, подполковник Аббуд аз-Зумр, офицер разведки, который руководил военной частью группы. Вместо того, чтобы сконцентрировать свои усилия на университетах, Фарадж сосредоточил внимание на относительно бедных группах горожан. В проповедях,

которые он читал в частной мечети, построенной для него родственниками со стороны супруги, он утверждал необходимость вооруженного джихада для создания исламистского государства. Его ученики в свою очередь приводили своих друзей и семьи, расширяя группу. Каждая каирская группа была автономна, но их лидеры регулярно встречались для выработки общей стратегии. Хотя Фарадж, как и Аз-Завахири, одобрял вербовку военных, Аз-Зумр препятствовал любым специальным усилиям в этом направлении, опасаясь разоблачения, так как знал, что система внутренней безопасности в вооруженных силах была поставлена очень хорошо. Некоторые офицеры действительно присоединились к группе, но их тщательно проверяли через друзей или семью. Стратегия Аз-Зумра предполагала народное восстание и революцию по иранской модели 1979 г.

Группы активистов в Верхнем Египте (Саид) отличались по составу и имели другие цели. Студенты в них составляли большинство (64%), в то время как в каирских группах они были в меньшинстве (43%). Абсолютным лидером групп Верхнего Египта был Карам Зухди из Эль-Минья. Наджих Ибрагим Абдалла Сейид был лидером в Асьюта; Мухаммад аль- Истамбули являлся деканом факультета бизнеса в Университете Асьюта; Хамди Абдель Рахман был лидером в Сохаге. Группы саидцев оставались укорененными в свое общество, что было их важным отличием, которого мы коснемся в главе 5. Верхний Египет традиционно сопротивлялся контролю центрального правительства и поддерживал порядок, основанный на кодексе чести, родовой вражде и кровной мести. Социальные группы, скрывающиеся от властей, традиционно находили там убежище. Например, копты, члены христианской секты, жили здесь в течение многих столетий и составляли приблизительно 20% населения в противоположность 6% на общенациональном уровне. Исламисты в Верхнем Египте были недовольны этой группой, представителей которой, как они считали, было слишком много в деловых и политических учреждениях провинции. Этот конфликт между исламистами и коптами перетек в открытое насилие. Для Зухди и его соратников джихад против коптов (для начала) стал приоритетом, поскольку они считали христианский прозелитизм главным препятствием на пути распространения ислама. По их мнению, правящий режим находился под влиянием христианских интриг.

Люди, которые имели связи с группами каирцев и саидцов организовали первую встречу между ними приблизительно в марте 1980 г. Фарадж попробовал убедить Зухди в необходимости джихада против режима и обнародовал план Зумра, предполагавший нападения на ключевые правительственные сооружения и дома чиновников в Каире. Зухди настаивал на очищении египетского общества от христианского влияния. Несмотря на эти разногласия, они решили продолжить регулярные встречи, чередуя в качестве места их проведения Каир и Верхний Египет. В июне 1980 г. они решили начать коор

динацию своих действий, но каждая фракция сохраняла свободу действий в пределах собственной области. Они сформировали шуру (совет) из двенадцати членов. В соответствии с их идеологией требовалось одобрение муфтия, подтверждающее, что их действия соответствуют предписаниям Корана. Зухди предложил слепого шейха Омара Абделя Рахмана, только что вернувшегося в Эль-Файюм из Саудовской Аравии, которого он знал со студенческих дней, с 1974 г., когда он пригласил шейха проповедовать в Эль-Минья и Асьют. Шейх Омар согласился стать муфтием шуры весной 1981 г. и быстро дал свое одобрение на грабежи и убийства коптов в целях джихада.

Таким образом, «Танзим аль-Джихад» основывался на свободной ассоциации локальных групп из Каира и Верхнего Египта. Это объясняет весьма удивительный факт полного отсутствия в его среде александрийских активистов, несмотря на то, что Александрия являлась одним из очагов исламских действий и была одним из наиболее заметных центров восстания ИОО в 1974 г. Сиррийя, лидер ИОО, преподавал в Александрии и имел возможность на месте привлекать в движение местных бойцов.

Тем временем, Аз-Завахири вошел в контакт с бойцами афганского сопротивления, приняв летом 1980 г. приглашение Общества Красного Креста оказать медицинскую помощь афганским беженцам в Пешаваре. Он был занят поиском безопасного места для того, чтобы начать египетский джихад, и надеялся найти его в Пешаваре. В течение своего короткого пребывания там он встал на путь джихада против советских захватчиков и даже побывал в Афганистане, чтобы лично увидеть некоторые сражения. Он возвратился в Каир той же осенью, полный историй о «чудесах», происходящих в Афганистане. В феврале 1981 г. в системе безопасности его тайной группы образовалась брешь. Полиция перехватила и арестовала курьера, который нес оружие от Аль-Камари, а также составленные им планы, в которых определялись военные цели в Каире. Аль-Камари ушел в подполье, а Аз-Завахири возвратился в Пешавар для того, чтобы в течение двух месяцев работать там по линии Общества Красного Креста.

Убийство президента Садата стало следствием внезапно открывшейся возможности, а не тщательно запланированной операции. 3 сентября 1981 г. Садат расправился с исламистами, накал борьбы которых против коптов заметно возрос, равно как и их оппозиция международной и внутренней политике его правительства. Среди 1536 арестованных был Мухаммед аль- Исламбули, лидер из Асьюта. Его брат, Халед, который пытался подражать Мухаммеду, был взволнован новостями об аресте и якобы применявшихся пытках и поклялся отомстить за него. Халед был лейтенантом в вооруженных силах и весной 1981 г. был переправлен в Каир, где Фарадж пригласил его присоединиться к группе. Спустя три недели после арестов Халед был отобран властями для управления бронированным автомобилем на предстоящем параде 6 октября в честь форсирования Суэцкого канала в 1973 г.

Халед немедленно связался с Фараджем и сказал, что он мог бы попытаться убить президента. Вечером 26 сентября Фарадж встретился с некоторыми членами руководства, включая Зухди и Аз-Зумра, для того, чтобы обсудить эту возможность. Мнения серьезно разошлись. Аз-Зумр полагал, что убийство преждевременно и не вызовет народного восстания. Он сомневался в способности своей группы захватить ключевые центры сил безопасности в столице. Зухди наоборот обещал, что после покушения он мог бы взять под свой контроль Асьют. Заговорщики решили продолжить осуществление плана Аль-Исламбули, несмотря на возражения Аз-Зумра. Четыре члена диверсионной группы, которые должны были провести операцию, впервые встретились незадолго до ее осуществления.

Другим лидерам «Танзим аль-Джихад» сообщили о заговоре незадолго до его осуществления. Аз-Завахири узнал о нем за несколько часов до того, как произошло покушение. Успешное покушение на Садата застало этих лидеров врасплох. Реагируя на возникшую ситуацию, Аль-Камари и Аз-Завахири связались с Аз-Зумром, чтобы попробовать скоординировать последующие действия. Наконец, вечером того же дня, когда произошло убийство, эти трое впервые встретились. Они планировали совершить следующий теракт во время похорон Садата, чтобы завершить уничтожение политического руководства страны, но были схвачены в ходе волны арестов прежде, чем смогли осуществить свои планы. Отделение в Асьюте подняло восстание в день праздника 8 октября, когда лишь немногочисленная команда защищала штаб сил безопасности и склады оружия. Они правили городом в течение нескольких дней прежде, чем парашютисты из Каира сокрушили восстание. После убийства Садата состоялось 2 судебных процесса. Первый проводился при закрытых дверях, на скамье подсудимых находилось двадцать четыре подозреваемых, принимавших непосредственное участие в покушении. Халед аль- Исламбули, три его сообщника и Фарадж были приговорены к смерти и казнены 15 апреля 1982 г. Во втором судебном процессе, который длился почти три года, рассматривались дела 302 ответчиков, обвиненных в заговоре и членстве в незаконном обществе «Танзим аль-Джихад».

В тюрьме разногласия между обвиняемыми обострились. С одной стороны, каирская ветвь под руководством Аз-Зумра утверждала, что верной стратегией установления исламистского государства является совершенный небольшим, преданным делу джихада авангардом исламских моджахедов вооруженный переворот, который будет принят народом с благодарностью и одобрением. Это была исламская версия сценария путча, отстаиваемого ленинистами и успешно использовавшегося в предыдущие десятилетия националистическими армейскими офицерами во всем арабском мире. С другой стороны, группа саидцев защищала более традиционный сценарий вооруженного сопротивления, основанный на мобилизации населения для свержения правительства. Это требовало сочетания да'ават и наси

лия, которое предполагалось использовать для того, чтобы вызвать еще более жесткие репрессии правительства против населения, способствуя его отчуждению от власти и мобилизации против режима, пока народное восстание не свергнет правительство. Шейх Омар Абдель Рахман примкнул к своим коллегам из Верхнего Египта.

Группировки раскололись по линиям, разделяющим уже существующие сети. Каирцы, куда входили Аз-Зумр, Аль-Камари и Аз-Завахири, попытались дискредитировать саидцев, утверждая, что слепой человек (намекая на шейха Омара) не может вести группу правоверных. Саидцы, включая Зухди, Талата Фуада Казима, Мухаммеда аль-Исламабули, Усаму Рушди, Хамди Абдель Рахмана и Рифай Таха, отвечали, что заключенный, намекая на Аз- Зумра, не может руководить подобной группой. Эти соперничающие сетевые группы в течение двух последующих десятилетий так и не примирились. В действительности, соперничество привело к образованию двух различных существующих групп: «Исламского Джихада» («Апь-джихад исламийа», он же Египетский исламский Джихад, ЕИД) под руководством Аз-Завахири, и «Исламской Группы» («Гамаат исламийя»[12] — произносится в единственном числе — известная как Египетская исламская группа, ЕИГ), управляемой шурой. В ходе судебного процесса Аз-Завахири стал представителем ответчиков благодаря своему красноречию и знанию иностранных языков. В результате, он оказался в центре внимания. В ходе второго судебного процесса государство продемонстрировало свою снисходительность. Несмотря на требование обвинения вынести 299 смертных приговора, судьи не вынесли ни одного. Только пятьдесят восемь обвиняемых получили тюремные сроки, несмотря на то, что восстание в Асьюте привело к смерти шестидесяти восьми полицейских и солдат. За исключением высших лидеров шуры и фактических преступников, большинство ответчиков было освобождено после трех лет заключения. Многие уехали из Египта и перебрались в Афганистан, чтобы присоединиться к джихаду против СССР. 

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме Египетские корни:

  1. КОРНИ КОММУНИЗМА
  2. КОРНИ
  3. Мюллер Макс. Египетская мифология, 2006
  4. ИЗГНАНИЕ ГИКСОСОВ. ЕГИПЕТСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ
  5. 3 Монофелитская догматика и ее корни
  6. Корни психотерапии
  7. Корни демонологии.
  8. Корни традиции
  9. ЖИВЫЕ КОРНИ СЛАВЯНСКИХ ИМЕН
  10. Корни разума и жизни
  11. Эволюционистские и гегельянские корни
  12. МИТАННИЙСКИЕ И ЕГИПЕТСКИЕ ВОЙНЫ
  13. ОСЛАБЛЕНИЕ ЕГИПЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА
  14. ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ЭПИЛЕПТОИДНОГО ДИСКУРСА
  15. ЕГИПЕТСКАЯ КУЛЬТУРА И ИДЕОЛОГИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО И. Э.
  16. Л. Курциус ЕГИПЕТСКИЙ ХРАМ
  17. ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ОБСЕССИВНОГО ДИСКУРСА
  18. ЕГИПЕТСКИЕ ИСЛАМИСТСКИЕ ГРУППИРОВКИ