<<
>>

ЕГИПЕТСКИЕ ИСЛАМИСТСКИЕ ГРУППИРОВКИ

Третья группа свидетельств, обосновывающих важность социальных уз в деле вступления в глобальный салафитский джихад, получена из независимого исследования египетских боевых салафитских организаций, которые стали предшественникам «Аль-Каиды».

Ранее мы рассматривали их идеологию и эволюцию. Здесь я хотел бы разобрать процесс вступления в их ряды.

Перед убийством президента Египта Анвара Садата в 1981 г., Ибрагим (Ibrahim, 1980 и 1982) изучал две египетские исламские боевые группировки, находившиеся под сильным влиянием идей Кутба: Исламской организации освобождения (ИОО) (группа из Военно-технической академии, см. главу 2) и организации «Джамаат аль-Муслимин» (Мусульманская группа или МГ, названная прессой «Аль-Такфир ва'ль-Хиджра», см. главу 2). В отношении вербовки Ибрагим заявляет, что оба движения производили от

бор в среде студентов или недавних выпускников университетов. «Было задействовано три вербовочных механизма: родство, дружба и религия». ИОО предпочитала дружбу и религию. МГ опиралась, прежде всего, на родство и дружбу. Ее лидер Шукри Мустафа начинал дело с близкими друзьями, с которыми сидел в тюрьме, и родственниками, включая брата и племянника. Они, в свою очередь, привлекали к членству в группе своих близких друзей и родственников (Ibrahim, 1980: 438).

Можно нарисовать следующий портрет члена группы: «молод (не больше 20 лет), родом из села или маленького города, представитель среднего или нижнего среднего класса, стремящийся добиться высоких достижений в жизни, демонстрирующий выраженную вертикальную социальную мобильность, обладающий научным или инженерным образованием, из нормальной сплоченной семьи... Большинство изученных нами людей могли бы считаться образцом молодого египтянина» (Ibrahim, 1982: 11). Их мобильность отдалила их от семей и прошлых друзей и, оказавшись в социальной изоляции в большом университетском городе, они нашли замену семье в МГ.

При этом происходило поступательное отдаление от общества в целом и полное погружение в новую группу и усиление преданности ей. Причём абсолютная преданность поддерживалась ревностно и с радостью и включала в себя личную жертвенность во имя ислама. Ибрагим отмечает сверхпривлекательность религиозной возрожденческой организации по сравнению с подобной же, но имеющей светский политический характер, подчеркивая сильное общинное чувство, которое обеспечивали своим членам мусульманские группировки. «Типичный обращённый обычно выходец из деревенской среды, чужой в большом обезличенном городе... Исламские активистские группировки, делающие упор на братство, необходимость делить все между собой и духовную поддержку становятся для молодого человека, оставившего свою собственную семью, функциональным эквивалентом расширенной семьи. Иными словами, исламская группировка выполняет для своих членов функцию преодоления отчуждения теми способами, которые не имеют аналогов у других политических движений, выступающих в роли ее соперников» (Ibrahim, 1980:448). В этом религиозном контексте опрошенные боевики рассматривали свое тюремное заключение как неотъемлемую часть своей борьбы (джихад), как испытание от Бога, посланное проверить их веру и стойкость. «В борьбе с обществом и его средствами физического принуждения они испытывали глубокое удовлетворение. Некоторые из тех, кто утверждал, что их жестоко пытали, говорили, что к ним приходили видения и сны, в которых пророки и святые встречали их в Райском саду или же картины справедливого исламского общества, созданного их мученичеством» (Ibrahim, 1982: 12).

Группировка «Танзим аль-Джихад», осуществившая убийство президента Садата, была основана в 1980 г. путем слияния двух ответвлений ис

ламистских группировок: каирского отдела, возглавляемого Мухаммедом Абд-аль Салам Фараджем, и саидского отдела (Верхний Египет) во главе с Карамом Зухди. Структура этих двух групп была похожа на структуру МГ и сначала их ошибочно принимали за ее остатки.

Их вербовочные приёмы немного отличались от таковых МГ. Фарадж обычно произносил пятничные проповеди в частной мечети, построенной его дальними родственниками. Во время длительных бесед со своими слушателями ему удавалось убедить некоторых из них вступить в тайную организацию и в результате начать боевой джихад. Они в свою очередь знакомили его со своими друзьями и родственниками, которые также становились новообращенными. Каирское отделение состояло из 5 или 6 групп, слабо связанных между собой, во главе каждого из которых стоял собственный эмир (одним из них был Айман аз-Завахири). Они действовали самостоятельно, но еженедельно встречались для выработки общей стратегии. Саидское отделение состояло из нескольких групп, базировавшихся в провинциальных университетских городках. Они вербовали своих членов, основываясь исключительно на родственных и племенных связях, наподобие описанной выше модели вербовки членов МГ. В то время как каирское отделение не было органично связано с населением города, саидское все еще было тесно вплетено в свой социальный контекст. Это и позволило ему в отличие от каирского поднять восстание в Асьюте после убийства Садата (Kepel, 1993).

Родственные узы также играли огромную роль в мотивации и объединении четырех террористов, убивших Садата. Все свидетельства указывают на то, что заговор возник спонтанно благодаря неожиданной возможности, появившейся всего лишь за несколько дней до операции. Вначале идея покушения была предложена Халедом аль-Исламбули, который был очень расстроен тем, что его брат Мухаммед, лидер Саидского отдела, был арестован. Аль-Исламбули, военный офицер, узнал о своем, довольно неожиданном, участии в октябрьском параде победы, на котором должен был присутствовать президент Садат. Для того чтобы объединить заговорщиков, необходимых для успеха дела, Аль-Исламбули привез из своих родных мест своего друга и родственника, военного в отставке. Фарадж добился участия двух солдат-срочников: один был другом детства, а другой — братом жены недавно арестованного близкого друга, высокопоставленного члена организации. Гнев по поводу ареста родственников постоянно упоминался в качестве мотивации к действию, по меньшей мере, у двух заговорщиков (Ansari, 1984: 128;Guenena, 1986).

* * *

В этой главе я описал процесс вступления в джихад, отвергая общепринятые постулаты о вербовке и «промывании мозгов» в качестве его основ.

Напротив, я утверждаю, что существует трехступенчатый процесс: установление социальных связей с джихадом посредством дружбы, родства и ученичества; постепенное усиление убеждений и веры, ведущее к принятию идеологии глобального салафитского джихада; официальное вступление в джихад при помощи близкого к организации человека или существующего контакта с джихадом. Относительная депривация, предрасположенность к религиозности и идеологический призыв необходимы, но сами по себе недостаточны для того, чтобы принять решение стать моджахедом. Социальные связи являются решающим моментом в этом процессе и предшествуют идеологическим убеждениям. Такие узы облегчают процесс вступления в джихад посредством взаимной эмоциональной и социальной поддержки, развития общей идентичности и вдохновения к принятию новой веры. Все эти факторы являются внутренними по отношению к группе. Они более важны и релевантны как факторы, способствующие перерождению потенциального кандидата в глобального моджахеда, чем общеизвестные внешние факторы, такие как общая ненависть ко всем тем, кто не является членами группировки. Для человека со стороны сильнее всего бросается в глаза именно эта ненависть. Но для члена группировки не она является тем фактором, который сплачивает группу. Как и во всех личных взаимоотношениях то, что ее скрепляет — любовь внутри группы — находится внутри неё же самой. Было бы правильнее заклеймить террористическую деятельность глобального салафитского джихада скорее за внутригрупповую любовь, чем за внегрупповую ненависть. 

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме ЕГИПЕТСКИЕ ИСЛАМИСТСКИЕ ГРУППИРОВКИ:

  1. ГРУППИРОВКИ И МАФИИ
  2. Группировки в среде духовенства
  3. Группировки внутри епископата РПЦ 
  4. 4. ПОЛИТИКО- АДМИНИСТРАТИВНЫЕ И ИДЕЙНЫЕ ГРУППИРОВКИ В РПЦ
  5. Группировка событий
  6. ГРУППИРОВКА МЯТЕЖНИКОВ
  7. Группировки, сформировавшиеся по идейному признаку
  8. Вторая славянская группировка — анты
  9. 7. Окружение Курляндской группировки. Вторжение в Восточную Пруссию
  10. Первая славянская группировка — славены древних авторов
  11. Мюллер Макс. Египетская мифология, 2006
  12. ИЗГНАНИЕ ГИКСОСОВ. ЕГИПЕТСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ
  13. Египетские корни
  14. МИТАННИЙСКИЕ И ЕГИПЕТСКИЕ ВОЙНЫ
  15. ОСЛАБЛЕНИЕ ЕГИПЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА
  16. ЕГИПЕТСКАЯ КУЛЬТУРА И ИДЕОЛОГИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО И. Э.