<<
>>

Децентрализованный глобальный салафитский джихад

Успех операции 11 сентября имел для «Аль-Каиды» неприятные последствия. Есть некоторые свидетельства, что руководство «Аль-Каиды» ожидало ограниченной реакции США на операцию на манер ответа администрации Клинтона на взрывы в посольствах в Восточной Африке или невыраженной реакции на нападение на военный корабль США «Коул».

Это оказалось серьезным просчетом. Администрация Буша решила заморозить фонды «Аль-Каиды» и начать вторжение в Афганистан, чтобы сменить правящий режим и лишить «Аль-Каиду» убежища. Американским силам, однако, не

удалось ликвидировать руководство «Аль-Каиды», которое во время операции «Анаконда»[25] смогло скрыться, просочившись через позиции афганских союзников. Документы «Аль-Каиды» и видеозаписи, захваченные на конспиративных квартирах, позволили лучше понять структуру и динамику действий организации и помогли предотвратить как минимум сингапурский террористический акт в декабре 2001 г. Американские силы рассеяли руководство «Аль-Каиды», ликвидировали тренировочные лагеря и серьезно ограничили возможности сообщения между ее членами, их лидерами и с центральным аппаратом управления, обеспечивавшим логистическую поддержку операциям на местах.

Отсутствие убежища, в котором можно было бы обучать новичков, пресекает процесс распространения террористических навыков и тактики глобального джихада. Замораживание или конфискация финансовых активов лишает джихад необходимых ресурсов. Моджахедов активно преследуют и предают суду по всему миру. Единственная операция против цели, связанной с собственно западными странами, в ходе которой планировалось нападение на американские или британские военно-морские суда в Гибралтарском проливе летом 2002 г., была раскрыта раньше, чем ее удалось осуществить. Как представляется, она провалилась бы и сама собой из-за сложностей в обеспечении связи между руководителями на местах и более высокопоставленными функционерами центрального аппарата управления.

Все остальные крупные операции, которые могли повлечь многочисленные жертвы и разрушения, на этой стадии джихада были направлены против легко уязвимых целей: теракты против туристов в развивающихся странах (Синагога Джерба, ночные клубы Бали, гостиницы Момбасы, иностранные поселения в Эр-Рияде и еврейские районы в Касабланке и Стамбуле); на коммерческие грузоперевозки (корабль «Лимбург»[26]). Большинство из них, судя по всему, были инициированы на местах.

Правительства некоторых стран, например, Индонезии, Саудовской Аравии и Марокко, первоначально испытывали серьезные колебания относительно того, начинать ли активное преследование террористов. Они отрицали, что в их странах существует проблема терроризма, взращенного на их же земле. Это создало безопасные ниши для развития терроризма. Однако, после серии взрывов они, наконец, с энтузиазмом присоединились к войне и более не предоставляли убежища и ресурсов моджахедам глобального салафитского джихада.

После ликвидации штаба «Аль-Каиды» в Афганистане индонезийская «Джемаа исламийя» серьезно не пострадала, так как индонезийское правительство не решалось проводить потенциально непопулярную политику. Индонезия — самое большое в мире мусульманское государство и после десятилетий правления режима Сухарто ее население подозрительно относится к претензиям правительства. В результате, глобальный салафитский джихад все еще мог позволить себе держать тренировочные лагеря в индонезийской провинции Южный Сулавеси[27], равно как и на острове Минданао на Филиппинах, которыми управлял «Исламский фронт освобождения Моро». В целом вполне авторитетная Международная кризисная группа 8 августа 2002 г. провела подробный брифинг на тему терроризма в Индонезии. В заключении говорилось: «Индонезия — не рассадник терроризма. Сторонники радикального ислама остаются меньшинством, а большинство это набожные верующие, которые никогда не мечтали о применении насилия» (International Crisis Group, 2002а). Ситуация кардинально изменилась после террористических актов на Бали в октябре 2002 г.

Индонезийское правительство настойчиво преследовало преступников, ему даже уда

лось арестовать, начать судебный процесс и признать виновным знаменитого Абу Бакара Баасира. В декабре 2002 г. Международная кризисная группа сменила свою точку зрения на диаметрально противоположную и провела подробный брифинг на тему: «Как работает террористическая сеть “Джемаа исламийя”» (International Crisis Group, 2002а).

Подобным же образом, несмотря на то, что пятнадцать из девятнадцати злоумышленников, участвовавших в операции 11 сентября, были саудовскими подданными, Саудовская Аравия отказалась признать причастность ее граждан к глобальному салафитскому джихаду. Саудовцы полагали, что на их территории терроризм им не угрожает. Они предоставили убежище скрывающимся моджахедам, позволили бизнесу вкладывать средства в джихад, разрешили представителями салафитского джихада читать яростные проповеди в поддержку джихада и с осуждением Запада. Все это помогало поддерживать источник потенциальных будущих моджахедов. Эта самоуспокоенность исчезла после теракта в Эр-Рияде 12 мая 2003 г. и королевство стало расправляться с зачатками терроризма, взращенного в стране, начались внутренние дискуссии о культуре и финансировании терроризма.

На передовой борьбы с терроризмом, марокканские власти раскрыли и предотвратили Гибралтарский заговор. Но они полагали, что терроризм был привнесен извне, обвинив в этом заговоре трех жителей Саудовской Аравии. Несколько взрывов в Касабланке 16 мая 2003 г. рассеяли эту веру, заставив правительство расправиться с террористами из организаций салафитского джихада, появившихся в стране. Марокканский опыт отличался от других операций глобального салафитского джихада. В иных случаях террористы обучались в Афганистане — до того, как были уничтожены лагеря подготовки. На этот раз террористы, принимавшие участие в операции в Касабланке, прошли только ускоренный курс обучения в выходные дни в местных пещерах. В результате они с трудом изготовили бомбы, которые оказались слишком тяжелыми и ненадежными. Руководителю пришлось отложить операцию. Наконец, обнаружив в Интернете более простую и надежную формулу, террористы накануне дня операции быстро изготовили бомбы. Они попытались выполнить сложный план, предполагавший пять одновременных взрывов, но четыре из них в той или иной мере провалились, приведя к гибели самих террористов. Только один взрыв привел к массовым жертвам.

Террористический акт в Касабланке может дать предварительное представление о том, какими будут операции на данной фазе развития джихада. Некоторые лидеры были хорошо подготовлены для проведения сложных операций, но они сами должны были подготовить своих подчиненных. Эти последние могут быть исполнены энтузиазма, но недостаток навыков и знаний о том, как проводить операции, приводит к серьезному снижению способности джихада наносить смертоносные удары. Трудности осуществления связи и недостаточная помощь в обучении и логистической под

держке уменьшают способность джихада выполнить сложные операции, подобные 11 сентября 2001 г. Возросшая бдительность правительств большинства стран ликвидирует мобильность моджахедов, особенно возможность их поездки в страны Запада из стран, где они могли бы найти убежище. Контроль над коммуникациями со стороны западных государств уже привел к аресту многих лидеров, которые использовали сотовые телефоны, чтобы общаться с подчиненными. Постоянное соблюдение мер безопасности со стороны руководства препятствует координации его усилий с местными ячейками по всему миру по организации сложных крупномасштабных операций. Ликвидировать же небольшие операции не представляется возможным, так как они могут осуществляться одиночками, прошедшими небольшую подготовку. Хотя такие нападения могут привести к гибели людей, они не повлекут за собой массовые жертвы, так как для этого требуются координация, навыки и ресурсы. Нехватка возможностей и средств обучения будет снижать уровень навыков постафганской когорты моджахедов. Пресечение западными, а теперь и саудовскими банковскими структурами и арабскими государствами частных финансовых вложений в джихад будет и далее сокращать доступные ему ресурсы. Усиливающаяся бдительность на границах и контроль над коммуникациями во всем мире уменьшают способность эффективно координировать операции из центра. А без внушительных успехов притягательность джихада со временем просто исчезнет.

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме Децентрализованный глобальный салафитский джихад:

  1. Глобальный салафитский джихад
  2. Проникновение в глобальный салафитский джихад
  3. Глобальный салафитский джихад из афганского убежища
  4. Салафитский Джихад
  5. ОБ ОДНОЙ ПОПЫТКЕ «ДЕЦЕНТРАЛИЗОВАТЬ» МЕРАБА МАМАРДАШВИЛИ
  6. Истоки Джихада
  7. Эволюция Джихада
  8. Присоединяясь к джихаду
  9. Джихад
  10. В глобальном мире - глобальные проблемы
  11. Социальные сети и джихад
  12. Обстоятельства вступления в джихад
  13. Защита ислама: джихад
  14. Джихад на практике
  15. Афганский период Джихада и возникновение «Аль-Каиды»
  16. Христианский джихад и ответ мусульман
  17. Глобальное управлени
  18. На пути к глобальному: часть 1
  19. Управление глобальными конфликтами