<<
>>

Афганский период Джихада и возникновение «Аль-Каиды»

В 1985 г. Аз-Завахири уехал в Джидду, куда бежал его брат Мухаммед, а затем в 1986 г. переехал в Пешавар. К нему присоединился имам Сейид аль-Шариф (он же доктор Аль-Фадль) из его каирской группы.

В 1987 г. они создали ЕИД и начали издавать ежемесячный журнал, получивший название «Завоевание» («Аль-Фатх»), под руководством Аль-Шарифа. Группа расширялась и приняла в свои ряды Али Амина Али аль-Рашиди (он же Абу Убайда аль-Баншири), бывшего полицейского, который приходился шурином Абделю Хамиду Абделю Саламу, одному из убийц Садата. Аль-

Рашиди был арестован, но быстро отпущен на свободу. Он приехал в Афганистан в конце 1983 г. и воевал вместе с Ахмад Шахом Масудом[13] в долине Панджшер (так появился его арабский псевдоним). Другими новыми членами группы стали Субхай Мухаммед абу Ситта (он же Абу Хафс аль- Масри или Мухаммед Атеф), чье прошлое покрыто тайной, и Али Абдель Сууд Мухаммед Мустафа (он же Али Мухаммед), бывший офицер вооруженных сил из Александрии, который пытался завербоваться в армию США.

В то время как высшие лидеры «Танзим аль-Джихад» оставались в тюрьме, несколько руководителей среднего звена из группы саидцев были освобождены и по пути в Пешавар и Афганистан прибыли в Саудовскую Аравию. Самыми заметными из них были Мухаммед аль-Исламбули, Рифай Таха, Усама Рушди, Гамза Мустафа и Талат Фуад Казим. Хотя руководство оставалось в руках находящейся в тюрьме шуры, духовным лидером все еще являлся шейх Омар, а Казим занял пост заместителя руководителя. Они воссоздали свою организацию, ЕИГ, и стали издавать информационный бюллетень «Аль Мурабитун». Разногласия, которые возникли в тюрьме, вновь проявились в Пешаваре, причем они совпадали с разделением по линиям социальных связей. Группы саидцев стали именоваться Египетской исламской группой, а каирцы и александрийцы — Египетским исламским джихадом. В ходе сражений на полях афганского джихада обе организации установили контакты с остальными членами сообщества арабских иммигрантов.

К тому времени, когда египтяне прибыли в Пешавар, шейх Абдалла Аззам с помощью Усамы бин Ладена организовал систему вербовки в афганский джихад иностранных добровольцев-мусульман. Они создали «Мактаб аль- Хидамат» (Бюро Услуг), чтобы облегчить добровольцам решение административных проблем, и «Бейт аль-Ансар» (Дом Сторонников), чтобы дать им кров. Сначала они распределяли моджахедов, экспатриантов-добровольцев, по четырем афганским фундаменталистским группам сопротивления. Общий враг, СССР, объединил различные группы моджахедов. Но, в конечном счете, после вывода советских сил выявились их различия. Обе египетские группы рассматривали Афганистан как временный этап и мечтали о том, чтобы разжечь исламский джихад в Египте. С ретроспективной точки зрения выявляется, что стратегия Аз-Завахири состояла в сближении с Бин Ладеном, занимавшимся сбором денег для афганского джихада, для того, чтобы получить его исключительную поддержку ЕИД. У Аз-Завахири была возможность заботиться о здоровье Бин Ладена и благодаря этим взаимоотношениям он по

степенно выдвинул доверенных членов ЕИД на ключевые позиции в растущей организации Бин Ладена. Начиная с 1987 г. Аззам и Бин Ладен создали учебный лагерь для иностранных моджахедов рядом с местечком Ховст недалеко от города Алихейль в уезде Джаджи, и назвали его «Масада» («Логово льва»). Когда советские вооруженные силы атаковали «Масада» весной г. — лагерь был расположен на путях снабжения моджахедов — Бин Ладен и его маленькая группа держали осаду и отразили несколько волн нападений советского спецназа. После того, как советские солдаты отошли, понеся тяжелые потери, слава Бин Ладена распространилась по всему мусульманскому миру и, особенно, в его родной Саудовской Аравии.

Объявление о выводе советских вооруженных сил из Афганистана в начале 1988 г. стало поворотным пунктом для сообщества экспатриантов- моджахедов. В ответ на фетву Аззама и благодаря вербовке они прибыли отовсюду: из ближневосточных арабских стран[14], таких как Саудовская Аравия и Египет; арабских стран Магриба, таких как Алжир и Марокко; стран Юго-Восточной Азии — Филиппин и Индонезии и из мусульманских иммигрантских сообществ Соединенных Штатов и Европы.

Окончание советского военного присутствия в Афганистане ликвидировало и легитимность джихада в его традиционном понимании, вызвав дискуссию о том, что. делать дальше. Высшие лидеры иностранных моджахедов согласились с необходимостью создания основы (арабск. «алъ-каида») или социального движения с тем, чтобы вести джихад по всему миру. Между тем, они не пришли к консенсусу о сущности этого джихада. Аззам и большинство экспатриантов-моджахедов, которых он рекрутировал через «Мактаб аль- Хидамат», отстаивали более традиционные представления о джихаде. Хотя большинство вернулось домой после того, как были выполнены их личные обязательства, некоторые остались. Аззам предложил им обратить внимание на другие регионы, где неверные завоевали или угрожали землям, ранее принадлежавшим мусульманам, таким как Филиппины, Кашмир, цен

трально-азиатские советские республики, Босния и Сомали. Он сформулировал идею о том, что роль этого социального движения, алъ-каиды, будет состоять в установлении мусульманского государства в странах неверных. Мечта Аззама об освобождении бывших мусульманских земель переместила бы джихад на периферию мусульманского мира, например, на Филиппины, в Центральную Азию, Кашмир и, конечно, в Палестину (al-Fadl, 2001; Kherchtou, 2001). Те кто остался, чтобы бороться далее, разочаровались в Афганистане, где ситуация деградировала до состояния борьбы между конкурирующими группировками. Многие, включая Усаму бин Ладена, неохотно возвратились домой (al-Banyan, 2001). Другие, особенно египтяне, целью которых было ниспровержение египетского правительства в соответствии с идеями Фараджа, не могли вернуться из-за опасений перед политическими преследованиями. Поэтому в результате отсева прочих лиц самые радикальные элементы остались в Афганистане или Пешаваре. Но они чувствовали, что традиционный джихад, пропагандируемый Аззамом, не приблизит их к цели свержения египетского правительства. Отвержение Аззамом аргументов Фараджа и отказ санкционировать ниспровержение мусульманского правительства противоречило их стратегии.

Аззама и двоих его сыновей убили в Пешаваре 24 ноября 1989 г. радиоуправляемой бомбой, заложенной в автомобиле. Его убийство все еще не раскрыто. На основе агиографий, распространенных позже на исламских Интернет-сайтах, и публичных заявлений лидеров глобального салафитского джихада трудно восстановить обстоятельства его гибели. Я подозреваю, что она тесно связана с созданием глобального салафитского джихада и его теперешнего авангарда, «Аль-Каиды». Аззам отстаивал необходимость единства мусульманского сообщества и не любил упоминаний о так- фире, который сеет в нем фитну. Усама бин Ладен первоначально следовал этой стратегии поддержания терпимости в отношениях между мусульманами. Он изгнал из лагеря «Масада» египетского последователя Шукри Мустафы, который назвал других стажеров в лагере такфирами. Но все же понятие такфира являлось ключевым для отстаиваемого египтянами тезиса о необходимости свержения мусульманских лидеров, не являющихся истинными мусульманами. Этот спор о доктрине между Аззамом и египтянами во главе с Аз-Завахири подробно описан (al-Zawahiri, 2001; Rushdi, 2001; al-Shafii, 2001; al-Banyan, 2001). Возможно, шли также и споры об использовании фондов «Мактаб аль-Хидамат» и лагеря «Масада». ЕИД, болезненно воспринимавший новости о подавлении исламских движений в Египте, требовал их использования для проведения террористической кампании на родине. Аззам возражал против этой программы террора против мусульманских правительств и выпустил фетву, заявляющую, что использование фондов джихада для обучения террористов нарушит законы ислама (Gunaratna, 2002: 21—24). Зять Аззама, Абдала Анас, обвинил ЕИД в убий

стве своего тестя на том основании, что «предполагалось, что шейх Абдулла Аззам был изгоем, сошедшим с правильного пути веры... Шейх Абдулла Аззам был убит, потому что он выпустил фетву, в которой заявил, что раз русские изгнаны из Афганистана, недопустимо для нас принимать чью- либо сторону» (al-Shafii, 2001). Смерть Аззама лишила новорожденное социальное движение аль-каиды самого сильного защитника идей джихада в его традиционалистском понимании. Теперь все оставшиеся руководители этого головного отряда были моджахедами-салафитами. Даже протеже Аззама, Усама бин Ладен, постепенно принимал аргументацию ЕИД. Во время убийства своего наставника, он, однако, вернулся в Саудовскую Аравию.

Вторжение Саддама Хусейна в Кувейт в августе 1990 г. стало для джихада поворотным пунктом. Оно еще сильнее разделило лагерь мусульман, который оказался перед выбором между двумя сомнительными перспективами. Салафитские моджахеды ненавидели Хусейна, воплощение правителя- секуляриста, который отверг ислам. На первых порах салафиты повсеместно осудили вторжение. Вскоре после вторжения Усама бин Ладен предложил привести преданных ему моджахедов, чтобы изгнать отступника Хусейна. Однако саудовская королевская семья обратилась за помощью к Соединенным Штатам и другим немусульманским силам с просьбой защитить королевство, а салафиты и Усама бин Ладен не могли вынести присутствия неверных на священной земле арабов. Они резко осудили присутствие неверных и многие, кто первоначально высказывался против Хусейна, теперь выступили в его поддержку, так как он был меньшим из двух зол.

Тем временем, борьба в Афганистане продолжалась. Вопреки жалобам исламистов, американская и саудовская помощь продолжали поступать вплоть до падения Кабула в 1992 г., в соответствии с абсолютной симметрией, наблюдавшейся в сфере поддержки соответствующих сторон противостояния американским и советским правительствами[15]. Все больше мусульманских экспатриантов стекалось в Афганистан, чтобы обучиться военному делу. Экспатрианты теперь имели, по крайней мере, четыре лагеря, где они проходили военную подготовку. Они были ассоциированы с тремя из четырех афганских группировок фундаменталистов, возглавляемых Гульбеддином Хекматьяром, Иунис Халисом и Абдур Раббом Расулом Сайафом[16]. Поскольку моджахеды-традиционалисты ушли, в этой группе теперь преобладали салафиты. Они боролись в Афганистане против ком

мунистических сил и распространяли джихад на своей родине. Они присоединялись к своим афганским братьям в нападении на афганские правительственные цитадели, такие как Джелалабад, Хост и Кабул. Джанджала- ни вернулся на Филиппины, где основал «Группу Абу-Сайяфа», действующую против христианского центрального правительства. Усама бин Ладен, видимо, имел отношение к разжиганию джихада в Южном Йемене. Кашмир стал предпочтительной целью для некоторых пакистанских моджахедов. Индонезийцы тайно сформировали «Джемаа исламийя», чтобы создать в Юго-Восточной Азии мусульманское государство, простирающееся от Филиппин до Индонезии. И ЕИГ, и ЕИД начали террористические кампании против египетских чиновников; целью ЕИГ стали также копты. На этом этапе воинственное исламистское движение являлось не скоординированным глобальным джихадом, а серией локальных джихадов, получающих финансовую и логистическую поддержку, а также помощь в обучении моджахедов от авангарда движения, «Аль-Каиды». «Аль-Каида» теперь стала формализованной организацией, состоящей из группы террористов, центрального штаба, поддерживающего глобальный салафитский джихад, и религиозного социального движения (см. также Burke, 2003). Членов «Аль-Каиды», работающих на постоянной ставке, было совсем немного. Вместо этого последователям джихада предлагали обучение и начальные средства для осуществления их собственного джихада. Далее они должны были использовать свои собственные деньги или получить поддержку от мусульманских благотворительных организаций.

После ухода советских войск, Пешавар потерял свою привлекательность в качестве основного места для салафитского джихада. Центральный штаб был обеспокоен тем, что после ухода советских войск здесь так мало можно было сделать. Налицо было и недовольство удаленностью от арабского мира, где на самом деле нужно было вести салафитский джихад (al- Fadl, 2001: 216). Тем временем, ЕИГ все еще проводила операции в Египте. В октябре 1990 г. она предприняла попытку покушения на министра внутренних дел Абдель-Халима Муссу, но по ошибке убит был спикер Парламента Рифаат аль-Махгуб. Чтобы быть ближе к месту борьбы, лидеры «Аль-Каиды» рассматривали вариант переезда в Судан, где в июне 1989 г. пришло к власти исламское правительство во главе с генералом Омаром Хассаном аль-Баширом в союзе с Национальным исламским фронтом Хасана ат-Тураби[17]. После встречи с Ат-Тураби в конце 1990 г. они решили переместить свой штаб в Хартум. Часть инфраструктуры осталась в областях Афганистана, подконтрольных дружественным местным афганским полевым командирам, и в Пешаваре, вне зоны влияния пакистанского федерального правительства. Некоторые учебные лагеря были перемещены в

отдаленные области Йемена. Усама бин Ладен, который находился под наблюдением после того, как подверг критике опору Саудовской Аравии на американские войска, был отправлен в Кабул в марте 1992 г., чтобы помочь остановить междоусобную борьбу афганских групп сопротивления. Вместо возвращения в Джидду он полетел в Хартум, завершив процесс перемещения руководства движения в суданскую столицу.

Нет никаких свидетельств того, что на этом этапе «Аль-Каида» — основа этого религиозного движения — рассматривала возможность ударов по «дальнему врагу», Соединенным Штатам. Она сконцентрировала усилия на обеспечении подготовки моджахедов, логистике и финансовой поддержки джихаду в стиле Аззама на периферии мусульманского мира и джихаду в стиле Фараджа против «ближнего врага» в Египте и Йемене. Нет сомнения, что среди членов «Аль-Каиды» были сильны антизападные и особенно антиамериканские настроения, которые основывались на салафитских воззрениях. У Кутба были очень сильны антиамериканские мотивы — итог его двухлетнего опыта жизни в Соединенных Штатах, но он также сохранял антипатию к египетскому режиму. Фарадж тоже был противником США, но он, однако, утверждал приоритет джихада против «ближнего врага» по отношению к «дальнему врагу». В течение афганской войны будущие глобальные лидеры салафитского джихада также проявляли враждебность по отношению к Соединенным Штатам, но принимали их помощь в джихаде против Советского Союза. Только после суданской ссылки в организации появляется наиболее опасный вид антиамериканизма, кульминацией эволюции которого стало объявление войны в 1996 г. 

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме Афганский период Джихада и возникновение «Аль-Каиды»:

  1. Глобальный салафитский джихад из афганского убежища
  2. Аль-Андалус
  3. Эволюция Джихада
  4. Джихад
  5. Аль-фараби. Философско-политологический и духовно-познавательный журнал, 2003
  6. Защита ислама: джихад
  7. Истоки Джихада
  8. Обстоятельства вступления в джихад
  9. БАРИАРМАНИЙАС, ИЛИ ОБ ИСТОЛКОВАНИИ Аль-Фараби
  10. 1. Омар Ибн Аль-Хаттаб (585-644 гг.)
  11. Децентрализованный глобальный салафитский джихад
  12. Присоединяясь к джихаду
  13. Гражданская война на Востоке, или Приключения муфтия Хадж аль-Хуссейни
  14. Социальные сети и джихад
  15. Салафитский Джихад