<<
>>

Пять СТОЛПОВ ИСЛАМА

Истинная вера есть прямой путь и надежное водительство, противоположное заблуждению (далала), ибо Аллах говорит в Коране:

Мы отправили к каждому народу Посланника: «Поклоняйтесь Аллаху и сторонитесь язычества».

Были среди них те, кого Аллах повел прямым путем, а были те, кому оказалось суждено заблуждение (16: 36).

Другим отклонением от истины является недозволенное новшество, или бида. Итак, какова же основа веры?

Учение и обрядность ислама опирается на пять столпов: исповедание веры, молитва, обязательная милостыня, пост, паломничество.

Первый из столпов — исповедание веры, или шахада, буквально «свидетельство». Об этом уже говорилось в начале первой главы, но и повторить шахаду не грех. По-арабски она звучит: Ла илаха илла Ллаху ва Мухаммадун расулу Ллахи («Нет никакого божества, кроме Аллаха, а Мухаммад — Посланник Аллаха»), Здесь объединены два главных положения ислама — исповедание единобожия (таухид) и признание пророческой миссии Мухаммада (ну- бувва).

Бог един. Самый страшный грех — ширк, многобожие, или придание Богу соучастников, ведь, как мы знаем, Бог не рожден и не рождал, у него нет сыновей или дочерей и не может быть сотоварищей. Мухаммад же есть печать пророков, или высшее и конечное звено в цепи пророков и посланников Божьих.

Произнесение шахады — долг всякого мусульманина. Ее произносят, призывая на молитву; при рождении ребенка; просыпаясь и отходя ко сну. Умирающий старается, чтобы шахада стала его последними словами. С шахадой на устах идут в сражение, а посему отдавший жизнь за веру называется шахид. Стоит иноверцу сказать ее при свидетелях, проникнувшись смыслом каждого слова, как он переходит в ислам; причем отступничество должно караться смертью.

Остальные столпы ислама связаны с обрядовой стороной.

Второй столп веры — молитва (по-арабски салат, по-персидски — намаз).

Мухаммад назначил пять ежедневных обязательных молитв: предрассветную, или салат ал-фаджр, полуденную, или салат аз-зухр, предвечернюю, или салат ал-аср, на закате, или салат ал-магриб, с наступлением ночи, или салат ал-иша. Предрассветная молитва состоит из двух ра- катов; полуденная, предвечерняя и ночная — из четырех, а молитва на закате — из трех ра- катов.

Ракат — это череда молитвенных поз, движений и слов.

Молитве предшествует омовение. Малое омо-ч вение {вуду), согласно хадисам Пророка, состоит из троекратного обмывания чистой водой кистей рук, прополаскивания рта и горла, про? мывания носа, мытья лица, смачивания волос, прочищения ушей, мытья шеи, омовения ног да колен и рук до локтей. Если воды нет или она противопоказана верующему из-за болезни, можг но совершить очищение песком (тайаммумХ После осквернения (совокупления, менструации, прикосновения к трупу и т. д.), а также пере| пятничной молитвой, праздниками, постом —* совершается полное омовение (гусл): троекратное мытье рук, интимных частей тела, проце дура вуду, мытье головы, всего тела и наконец ног. Омовение считается недействительным, если верующий осквернил свое тело (кровью, семенем, мочой, испражнениями), упал в обморок или уснул.

Закончив омовение, молящийся, не надевая обуви, встает на молитвенный коврик, обращается лицом к Каабе, опускает руки вдоль туловища, изъявляя про себя или вслух намерение совершить молитву.

Воздев руки до уровня ушей ладонями от себя, он возглашает такбир, то есть слова «Аллах велик» (Аллаху акбар), затем, вложив левую руку в правую и прижав их к груди, произносит славословие Богу и Открывающую суру (Фатиха), за которой следует, по выбору предстоятеля, одна из кратких сур Корана, например, 112-я: «Скажи: „Он — Аллах — Един, Аллах, Вечный; не родил и не был рожден, и не был Ему равен ни один!“»

После чего делает поясной поклон (руку): приседает так, чтобы ладони коснулись колен, и произносит хвалу Аллаху. Затем снова встает и говорит «Да внемлет Аллах тому, кто восхваляет Его» (тасми).

Потом совершает земной поклон (суджуд): опускается на колени, простирается ниц, касаясь коврика ладонями и носом; садится на пятки (джалса), произнося такбир, совершает второй суджуд и наконец встает, взяв левую руку правой. Таково содержание одного раката.

Чтобы закончить молитву, верующий, сидя на пятках, произносит шахаду и, повернув голову к правому плечу, возглашает «Мир вам и милосердие Аллаха!»

Есть также молитвы дополнительные, ночные бдения, добровольные молитвы и прямые обращения к Богу. Обязательные молитвы произносятся только по-арабски, добровольные обращения допустимы на любом языке.

Перед молитвой звучат два призыва — азан и икама, возвещаемые муэдзином (правильней — муаззин) с минарета мечети. Молиться можно в любом ритуально чистом месте (тахара).

По пятницам (джума — день собрания) следует общая молитва в мечети, состоящая из двух ракатов, после которой можно приступать к индивидуальной молитве.

В Коране сказано:

О те, которые уверовали! Когда возглашено на молитву в День Собрания, то устремляйтесь к поминанию Аллаха и оставьте торговлю. Это лучше для вас, если вы знаете. А когда кончена будет молитва, то расходитесь по земле и ищите милости Аллаха... (62: 9—10).

Пятничная служба начинается краткой проповедью (хутба), которую произносит с кафедры (мимбар) предстоятель, или имам-ха- тиб. Со времен Пророка Мухаммада принято было говорить стоя, опираясь на лук, меч или посох. Хутба включает приветствие собранию, хвалу Богу и просьбу благословить Пророка, чтение из Корана, молитву за верующих с упоминанием имени здравствующего правителя, а также наставление в благочестии. Затем произносится вторая проповедь. Считается недопустимым, если взрослый мусульманин пропускает без уважительной причины более трех пятничных служб.

Женщины молятся отдельно от мужчин. Чрезмерное проявление чувств, плач, смех или другие неподобающие звуки на молитве неприемлемы.

Третий столп веры — обязательная милостыня (закат).

Это слово буквально означает «очищение», ибо уплата данного налога, взимаемого ради нуждающихся (бедняков, сирот и путников), «очищает» богатство, делает его праведным. «Давать очищение» призывает верующих Коран (2: 43). Издавна закат выплачивался подоходно взрослыми дееспособными мусульманами, а немусульман, как уже говорилось, обкладывали другим, подушным, налогом.

Обязательная милостыня бралась с посевов (десятина с урожая начиная с 975 кг, одна сороковая, или 2,5% по прошествии года), виноградников и финиковых пальм, скота (начиная с пяти верблюдов, двадцати коров или сорока овец), золота и серебра (с двадцати золотых Динаров или двухсот серебряных дирхамов и выше, причем женские украшения и драгоценная отделка оружия в расчет не брались). Пятина, которой облагали добычу драгоценных металлов и камней, продукты моря (жемчуг, амбра и проч.) и клады, также называлась закатом. В Коране сказано:

Если вы открыто даете милостыню, то это хорошо, а если скроете ее, подавая ее бедным, то это — лучше для вас и покрывает это для вас ваши злые деяния (2: 271).

Иногда закат не отличали от садаки, строго говоря, обозначающего добровольные пожертвования. На благотворительные нужды мусульманин может также обратить свою безусловную собственность, приносящую доход и нерасходуемую (обычно землю и другую недвижимость), учредив вакф.

Четвертый столп ислама — пост (саум) в месяц рамадан. В течение всех тридцати дней этого месяца взрослые мусульмане обязаны в светлое время суток воздерживаться от еды и питья, курения, употребления благовоний и духов, плотских отношений. Запреты снимаются с наступлением темноты, когда уже нельзя отличить белую нитку от черной, и возобновляются с рассветом. Однако и в темное время суток надлежит предаваться благочестивым делам и мыслям.

Освобожденные от поста из-за преходящих обстоятельств (дальнее путешествие, пребывание на чужбине, война, плен, болезнь, ритуалы ная нечистота) должны позднее возместить пропущенные дни поста.

Старые люди, дети, недееспособные и все те, кому пост может причинить физический вред, также освобождаются от него.

По истечении рамадана, с 1 шавваля начинается Праздник разговенья (ид ал-фитр), или Малый праздник. Он длится три дня: после общей молитвы устраивается богатая трапеза, раздается милостыня и подарки, посещают друзей и могилы предков. Кроме ежегодного месячного поста рекомендуется поститься в дни испытаний — войн, эпидемий, солнечных затмений, стихийных бедствий. Допустим индивидуальный пост.

Пятый и последний столп ислама — паломничество в Мекку (хаджж), которое хотя бы раз в жизни обязан совершить любой здоровый и не нуждающийся мусульманин. Допускается послать вместо себя заместителя. Паломники прибывают в Мекку в седьмой день месяца зу- л-хиджжа и переходят в ихрам — особое состояние, необходимое для свершения малого (ум- ра) и большого (хаджж) паломничества: они очищаются омовением, стригут волосы и ногти и надевают одеяние (тоже ихрам), состоящее из двух кусков простой белой ткани. Одним куском (изар) опоясывают бедра, другой (рида) набрасывают на плечо. У мужчин голова не покрыта, для женщин обязательно головное покрывало. «Лаббайка/» («Вот я пред Тобой, Господи!»), — восклицают паломники.

Облачившись в ихрам, как в саван, паломники на время умирают для земной жизни. Им запрещено торговать, проливать кровь и вступать в плотские отношения, стричься, бриться, умащаться благовониями — все эти действия лишают паломничество силы. Подготовившись телом и духом, паломник ступает с правой ноги во двор Главной мечети Мекки, которую он после всех церемоний покидает, ступая с левой.

Через Врата Мира он подходит к северо-восточному углу Каабы, куда вделан Черный камень, целует его или касается рукой, поднося затем ее к своим губам, и совершает таваф. Так называется семикратный обход Каабы по часовой стрелке: первые три круга бегом, остальные размеренным шагом.

После молитвы паломник пьет воду из священного колодца Замзам и выполняет обряд сай, то есть семь раз пробегает между холмами ас- Сафа и ал-Марва.

Это делается в память о. страданиях Хаджар и ее малолетнего сына Исмаила, погибавшего от жажды. В поисках воды мать семь раз пробежала между ас-Сафа и ал- Марва, пока не обнаружила источник Замзам. В этих местах нашли покой Адам и Ева, а отец Исмаила Ибрахим поклонялся Богу.              :

Такова обрядность малого паломничества-умг ры. Если паломник не собирается объединять умру с хаджжем, он выходит из состояния их- рам, срезая у себя прядь волос. Если же он решил объединить оба паломничества, то седьмого дня месяца зу-л-хиджжа он слушает про^ поведь и молится у Каабы. На следующий день;

он идет через долины Мина и Муздалифа в долину Арафат и ночует там.

В полдень девятого зу-л-хиджжа начинается вукуф, или стояние у горы Арафат, продолжающееся до заката. Все это время паломники внимают проповедям и молятся. Затем бегут в Муздалифу, где у ярко освещенной мечети читают вечернюю и ночную молитвы.

Утром десятого дня месяца зу-л-хиджжа начинается Великий праздник жертвоприношения {ид ал-адха), продолжающийся четыре дня. Паломники переходят в долину Мина, где швыряют семь камешков в крайний из трех столбов, олицетворяющий Дьявола-Яб/шса. Отсюда популярное в исламе выражение «Шайтан, побитый камнями» (аш-шайтан ар-раджим).

В долине Мина они приносят в жертву Богу верблюда, быка или овцу в память о жертвоприношении Ибрахима. Треть жертвенного мяса раздается «бедным». Обрив голову или, по крайней мере, срезав прядь волос, паломники возвращаются назад в Мекку для последнего обхода Каабы.

С одиннадцатого по тринадцатое зу-л-хидж- жа паломники продолжают резать скот, навещают долину Мина, побивая Шайтана камнями уже у всех трех столбов. Многие посещают Медину, приходят на могилу Пророка, молятся в его мечети. Но и без того ритуал завершен, и паломник получает титул хаджи с правом ношения зеленой чалмы.

К Пяти столпам веры прямо не относится, но непосредственно примыкает важная обязанность, называемая джихад — «усилие», или борьба [за веру]. В эпоху мусульманских завоеваний идея джихада получили развитие.

Весь мир был разделен на три части: область ислама (дар ал-ислам), то есть страны, исповедующие ислам и находящиеся под властью мусульманских правителей и мусульманского права; область мирного договора (дар ас-сулх), то есть области, подчинившиеся мусульманам путем договора, немусульманское население которых (ахл аз-зимма) находится под покровительством ислама и платит за это подушную подать; область войны (дар ал-харб), то есть немусульманские страны, не имеющие мирного договора с мусульманами, а следовательно, находящиеся с исламом в состоянии вечной войны, где отсутствие военных действий рассматривается как временное затишье.

Законники-факихи подразделяли джихад на несколько видов: «джихад сердца» — борьба со своими собственными недостатками, «джихад языка» — разрешение одобряемого и запрет порицаемого, «джихад руки» — наказание преступивших закон и нравственные нормы, «джихад меча» — вооруженная борьба с неверными, падшие в которой обретают вечное блаженство.

Последний вид джихада называют также газават (мн. ч. от газва — «набег») или фатх («завоевание», «победа»). В такой войне запрещается убивать женщин, детей, стариков и невооруженных священнослужителей любого вероисповедания. Воинам противника можно оказывать пощаду (аман.) без каких-либо дальнейших обязательств. Население и движимая собственность вражеской страны могут быть получены победителем как добыча (ганима, фай).

Из прочих обрядовых установлений ислама: обрезание (хитан) для мальчиков и^ в ряде мусульманских стран (Египет, Судан, Йемен, Оман и проч.) также для девочек; бракосочетание: супруг может иметь одновременно не более четырех жен, к которым обязан относиться одинаково справедливо и выделить каждой при заключении брака особое имущество — махр; причем процедура развода довольно проста для мужа и для жены; погребение в день смерти или на следующий день: труп обмывают, завертывают в саван — кафан и в таком виде (обычно без гроба) кладут в могилу лицом к Мекке; читается особая молитва и суры из Корана; траур подобает соблюдать без чрезмерных выражений горя;

¦ пищевые запреты касаются вина, свинины, мяса хищных птиц, мертвечины, удавлени- ны, крови и всякого животного, заколотого не во имя Аллаха, то есть не по мусульманскому обычаю.

Эти и некоторые другие обрядовые установления ислама и его моральные предписания должны быть известны всякому верующему, в то время как основы и частности вероучения служат предметом обсуждения в более узком кругу мусульманских богословов и правоведов.

• Книга[‡]

Исламское вероучение строится на Священном Писании — Коране и на Священном Предании — Сунне.

Коран — это сборник пророческих откровений, полученных Мухаммадом от Бога через посредство ангела или духа. Как это происходило, мы рассказывали в первой главе. Основные коранические темы — предостережения нерадивым, увещевания и предписания верным.

Еще до того, как Коран был записан, Бог говорил:

Клянусь Книгой ясной!

Мы сделали ее арабским Кораном, — может

быть, вы уразумеете! (43: 2—3)

или:

Поистине, это ведь Коран благородный

в Книге Сокровенной.

Прикасаются к нему только чистые.

Ниспослание от Господа миров.

Разве же и этим Повествованием вы небрежете?

(56: 77—81).

или:

Да, это — Коран славный

в Скрижали хранимой! (85: 21—22).

В первое время Пророк передавал услышанное немногим посвященным, а позже, по мере роста общины, откровениям внимало все большее и большее число мусульман. Ближайшие сподвижники Мухаммада записывали для себя отдельные отрывки на пальмовых черенках, верблюжьих лопатках, пергамене, черепках, но в целом Коран передавался по памяти.

Знающий Коран наизусть стал называться хафизом, или хранителем. Вспомним лирического поэта XIV века, Шамседдина Мохаммада, Уроженца Шираза, прославившегося под этим

4 Ьк. 1000

именем. Однако первым хафизом был сам Пророк: предание гласит, что раз в год он читал Коран по памяти архангелу Джибрилю, а перед смертью прочел ему всю Книгу дважды.

Сподвижники Пророка, знавшие Коран наизусть, не щадили свои жизни в боях. Как уже говорилось, многие из хафизов полегли в битвах с Мусайлимой и другими лже-пророками. Ощущалась необходимость сохранить Коран для будущих поколений. Халиф Абу Бакр поручил писцу Пророка, мединцу Зайду ибн Сабиту, записать на свитках весь Коран. Рассказывают, что эти свитки Абу Бакр передал Омару, а после него они перешли к Хафсе, жене Пророка.

Исламская традиция считает, что единый и окончательный текст Корана был установлен между 650 и 656 годами, по воле третьего халифа, Османа. Для этого собралась специальная коллегия, которую возглавил все тот же Зайд, знавший сирийский и арамейский и разбиравшийся в правовых вопросах. В основу канонического текста, который халиф Осман объявил единственно верным, лег список Зайда.

По преданию, Зайд и составил композицию

текста, ибо небесный Коран — предвечная кни-

га, а значит, нет у нее ни начала ни конца. Ко-

ран стал начинаться Фатихой, или Открываю-

щей главой, а дальше главы шли по убывающей:

от самой протяженной — «Корова» (эту главу

Страница из Корана (Открывающая сура)

называют «маленьким Кораном») до самой краткой — «Люди».

Всего в Коране сто четырнадцать глав, или сур. Каждая из них состоит из «стихов»-айатов (арабское айа переводится как «знак», «знамение» или «чудо»). В общей сложности в Книге насчитывают от 6204 до 6232 айатов: разница в подсчетах вызвана тем, что существует различие в разбивке текста на стихи.

Суры делятся на мекканские, то есть явленные в Мекке до переезда Пророка в Йасриб, и мединские. Первые часто переданы рифмованной прозой (садж). Многие полагают, что стиль ранних сур более образный и воодушевленный. Что же касается откровений мединского периода, то в них преобладают предписания и разного рода установления, выраженные строже и сдержанней.

Заглавия большинства сур почти произвольны. «Корова», например, именуется так из-за упоминания о пророке Мусе, призвавшем пожертвовать Богу желтую корову (2: 67—71), хотя о корове говорится лишь в пяти из 286 айя- тов. Некоторые суры озаглавлены таинственным сочетанием букв или одной буквой, с которых они начинаются — та ха, йа син, сад, каф, — но чей смысл был утрачен.

В ранних списках, вплоть до VIII века, многие буквы были так похожи друг на друга, что священные строки мог правильно прочитать лишь тот, кто знал их заранее. К тому же арабское письмо не передает кратких гласных, что тоже не облегчает понимание написанного. (Попробуйте, например, догадаться, что значит «ДМ»: дом? дум? дым? дам?) В конце IX века в тексте Корана появляются букворазличительные точки, а несколько поздней — и огласовки, устраняющие разночтения.

Для удобства запоминания и чтения вслух Коран делят на 30 разделов — джузов и 60 полуразделов — хизбов. К X веку были приняты как равно допустимые семь способов распевного чтения Корана. Особые значки подсказывают чтецу, где надо сделать паузу и долго ли ее держать, в каком месте повысить голос, а в каком понизить.

Носителю традиционной европейской культуры могут показаться странными многие особенности Корана: его композиция, выглядящая формальной; названия сур, кажущиеся чуть ли не произвольными; резкие смысловые и тематические переходы; недоговоренности; повторения; отказ от связного повествования. Для современных литературных вкусов, впрочем, все это скорее достоинства и уж в любом случае не слабости формы. Как бы то ни было, для мусульман — от аравитян VII века до каждого восьмого землянина на заре третьего тысячелетия — Коран стоит неизмеримо выше всяких сравнений и оценок. Сокровенная Книга — предмет постоянного удивления и восхищения, лучшее доказательство истинности и превосходства ислама. Коран — это лучший фуркан, то есть различение между правдой и ложью. Подражать Корану бесполезно и святотатственно.

Бог говорит:

А если вы в сомнении относительно того, что Мы ниспослали Нашему рабу, то принесите суру, подобную этому...

Если же вы этого не сделаете, — а вы никогда этого не сделаете! — то побойтесь огня, топливом для которого люди и камни... (2: 23—24).

И еще:

Если бы собрались люди и джинны, чтобы сотворить подобное этому Корану, то не создали бы подобного, хотя бы одни из них были другим помощниками (17: 88).

Вот почему название известного цикла пушкинских стихов «Подражание Корану», перелагающих по-русски образы, темы и слог подлинника, может звучать как вызов для строгого ревнителя. Для него сомнительны также поискй прямых связей между кораническим языком # предшествовавшей ему арабской словесностью. Пророк Мухаммад всегда с негодованием отвергал попытки увидеть в его айатах отзвук мирских стихов и темных речей жрецов и предсказателей.

В суре «Поэты» сказано:

Не сообщить ли Мне вам, на кого нисходят сатаны?

Нисходят они на всякого лжеца, грешника.

Они извергают подслушанное, но большинство из них лжецы.

И поэты — за ними следуют заблудшие.

Разве ты не видишь, как они по всем долинам бродят

и как они говорят то, чего не делают... (26: 221—226).

Правда, в следующем айате делается оговорка относительно поэтов благочестивых:

...кроме тех, которые уверовали и творили добрые дела и поминали Аллаха много.

В средние века находились мастера слова, которые дерзали подражать Корану. Благочестивые стихотворцы и богословы стремились не соперничать с Матерью книг, а по мере сил хоть как-то приблизиться к ней. Среди них лирик и аскет Абу-л-Атахйа (ум. 825) и ал-Мутанабби (ум. 965), которого многие считают самым крупным из арабских поэтов.

В IX веке окончательно победило учение о «неподражаемости Корана»: о том, что он есть предвечное и несотворенное Слово Божие, как по содержанию, так и по форме. Коран — это чудо, причем в отличие от чудес, воспринимаемых чувством и присущих главным образом иудаизму и христианству, он есть главное из чудес ислама, постигаемых разумом, — вечных и неисчерпаемых. В Книге заключено главное Божественное знамение (айа), выражаемое каждым из ее айатов. В них содержатся сообщения о сокровенном прошлого и грядущего. Эти откровения, подчеркивают мусульманские богословы, неграмотный Пророк мог получить только от Бога.

Чудо Корана не только в содержании, но й в языке. Как в речи аравийских торговцев и пастухов отыскались слова для отвлеченнейших понятий, раскрывающих суть веры и нравственности, права и знания, всех миров Вселенной? Не случайно некоторые из мусульманских ученых пришли к выводу, что сам Аллах и Его ангелы небесные говорят в Раю только по-арабски, что язык арабов — это исконный язык Бога!

Отсюда возникла и убежденность в том, что язык Корана не поддается переводу, ибо человек не в силах повторить подобное чудо. Возможны лишь толкования текста, что породило обширную литературу коранических комментариев (тафсир ал-Куран). Считается, что первым из таких толкователей был Абдаллах ибн Аббас, двоюродный брат Пророка.

Шиитские богословы разработали метод образного истолкования — тавил, или «возвращение к началу», ища и находя в Книге тайные, скрытые смыслы. Мусульманские мистики-суфии подхватили эти приемы и развили их вплоть до того, что всю Вселенную уподобили огромному

Корану, чей текст доступен лишь самым избранным из смертных.

Суннитские авторы, сторонники буквального понимания, не отрицали тавил, но полагали, что право на него есть только у правоведов-фа- кихов (так думал богослов-ханафит X веке ал-Ма- туриди), либо, по мнению Мукатила ибн Су- лаймана (ум. 767), только у самого Бога. Иные вспоминали халифа Омара, утверждая, что он порицал всякое толкование Корана, опасаясь подмен священного текста.

До наших дней дошло множество сочинений по тафсиру. Назовем самых уважаемых авторов.

На первом месте — Мухаммад ат-Табари (838—923), обобщивший материалы своих предшественников и разделивший трудные места в Коране на три группы: недоступные пониманию смертных и ведомые только Богу, постижимые благодаря разъяснениям Пророка, доступные пониманию ученых-языковедов.

Ахмад ас-Саалиби (ум. 1036) в «Китаб ал-кашф

ва-л-байан» («Книге раскрытия и разъяснения») дал образцовый свод комментариев, которые до сих пор применяются законоведами шафиит- ской школы.

Махмуд аз-Замахшари (1083—1144) был ра- ционалистом-мутазилитом ханафитского толка, однако его тафсир «Ал-Кашшаф ан хакаик ат- танзил» («Раскрыватель истин Откровения») широко используется многими суннитскими учеными.

Фахр ад-дин ар-Рази (1149—1209), ашарит, придерживавшийся шафиитского направления; в «Большом комментарии», или «Мафатих ал- гайб» («Ключи невидимого»), он критикует крайности в толковании Корана — от сторонников умозрительного подхода до узких буквалистов.

Абдаллах ал-Бавдави (ум. 1286) — шафиитский ученый, автор «Анвар ат-танзил ва асрар ат- тавил» («Светочи Откровения и тайны истолкования»), самого известного и популярного комментария.

Последним классическим трудом в этом жанре, хронологически выходящим за рамки нашего обзора, был шафиитский «Тафсир ал-Джал- алайн» («Толкование двух Джалалей»), начатый Джалал ад-дином ал-Махалли (1388—1459) и законченный его учеником и тезкой Джалал ад-дином ас-Суйути (1445—1505). Это — своеобразный итог науки о Коране, использованный знаменитым египетским реформистом Мухаммадом Абдо (1849—1905) и более поздними авторами.

Многие толкователи Корана были в то же время собирателями Священного Предания, или хадисов. О них — в следующем разделе. Но прежде несколько слов о проблеме непереводимости Корана. Здесь исламская традиция резко отличается от иудейской и христианской.

Как известно, древнееврейский оригинал Ветхого Завета был переведен на греческий семьюдесятью толковниками (Септуагинта) в 270 году до н. э. и на латынь (Вульгата) святым Иеронимом в 386—406 годах, а затем и на славянский (с греческого) святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием в IX веке. В период Реформации в Европе появляются переводы Библии на новые языки, давшие толчок национальным культурам, в частности, развитию сравнительного языкознания.

В исламе же арабский подлинник Корана признается всеми мусульманами мира как единственный текст Священного Писания. Впрочем, толкование каждого слова Корана по-персидски, турецки, на урду и т. д. — не вызывало возражений, если при этом давался первоначальный текст. Лишь в Турции при Кемале Ататюр- ке появились первые переводы Корана, не маскирующиеся под комментарий.

Сегодня необходимость коранических переводов на основные языки мира признается и поощряется многими мусульманскими учеными. Однако самые авторитетные из новейших мусульманских переводов (например, английский, выполненный коллективом мусульманских ученых и напечатанный в Медине в 1989— 1990 годах) дают обязательный арабский текст и подчеркивают, что это не перевод слов Аллаха, но только передача их смысла.

•  

<< | >>
Источник: М. А. Родионов.. Ислам классический. 2001

Еще по теме Пять СТОЛПОВ ИСЛАМА:

  1. философская проблематика в книге "Столп и утверждение истины"
  2. 1. Пророк ислама Мухаммад в городе Мекке — главном городе арабов до ислама
  3. Пять писем о запахе
  4. 3.4.7. Отчего делений пять?
  5. ПЯТЬ
  6. Пять ШАГОВ
  7. Пять обязанностей правоверного мусульманина
  8. ПЯТЬ ГОЛОСОВ
  9. ПЯТЬ СЕМЕЙСТВ
  10. ГЛАВА 15 ПЕРВЫЕ ПЯТЬ ВЕКОВ ХРИСТИАНСТВА
  11. ПЯТЬ ПРЕПЯТСТВИЙ (НИВАРАНЫ)
  12. ПЯТЬ ЗАПОВЕДЕЙ (ПАНЧА ШИЛА)
  13. 1021. Пять моих «нет» 1.
  14. ПЯТЬ ПУТЕЙ И ДЕСЯТЬ СТУПЕНЕЙ БОДХИСАТТВЫ
  15. Пять способов доказательства существования Бога
  16. § 68. СЛ^ДУЮЩІЯ пять лЪтъ войны (412 и 408)
  17. ПЯТЬ ГЛАВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ, В КОТОРЫХ ЗАКЛЮЧЕНА СУТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ
  18. 4.3 Четыре антропологические модели и пять сотириологий: Юлиан, Августин, Севир, Пелагий и традиция восточной патристики
  19. § 54. СЛІДУЮЩІЯ пять л*Ьтъ войны отъ смерти Перикла ДО ВЗЯТІЯ пеллопоннезскихъ оплитовъ на СФактеріи (429 — 426 г.).