<<
>>

Губачев Ю.М., Стабровский Е.М. Язвенная болезнь

Широкое распространение язвенной болезни, преобладание среди больных мужчин молодого возраста, частые и длительные обострения, приводящие к весьма ощутимым экономическим потерям делают актуальной проблематику этого заболевания [Бурчинский Г.

И. и Кушнер В. Е., 1973; Логинов А. С., 1979]. Не встречает серьезных возражений давно утвердившееся представление о высокой роли социально-психологических факторов в развитии болезни [Dunbar Р., 1959; Ackeraian S., Weines H., 1976; Логинов А. С. и соавт., 1977]. В приводимых В. X. Василенко (1970) схемах патогенеза язвенной болезни, по Katch и Pickert (1958) и Katz и Siegel (1968), основные нарушения, способствующие язвообразованию (гиперсекреция, моторно-секреторная диссоциация, расстройства микроциркуляции, приводящие к разрушению барьеров слизистой), рассматриваются как следствия длительной гиперактивации парасимпатического отдела вегетативной нервной системы и стрессорной гиперсекреции стероидных гормонов.

В работах школы H. H. Аничкова, посвященных изучению нейрогенных дистрофий, было показано, что длительная стимуляция желудка приводит к истощению депо норадреналина в слизистой, что увеличивает ее ранимость и нарушает регенерацию. В числе первичных расстройств, определяющих формирование периферических механизмов язвообразования, в схемах патогенеза язвенной болезни приводятся органические заболевания центральной нервной системы, особенности характера, психические травмы и характер деятельности.

Давно известно возникновение язвенного процесса при травматическом повреждении мозга [Бурденко H. H. и Могильницкий Б. H., 1925]. Проведенное нашим сотрудником С. И. Бакарадзе сопоставление частоты язвенной болезни среди инвалидов Великой Отечественной войны, имевших тяжелую травму мозга, с теми, кто имел другие локализации военной травмы (4240 больных), выявило значительное преобладание заболеваемости в группе лиц, перенесших черепно-мозговую травму (8,32 % и 2,2% соответственно).

Показана возможность формирования язвы желудка при раздражении различных отделов мозга через вживленные электроды [Василенко В.

X., 1970; Ackerman S., Weiner S. H., 1976].

Увеличение заболеваемости язвеннон болезнью в военные годы известно давно. О «язвенной эпидемии» писали и после первой и после второй мировой войн [Черноруцкий М. В., 1952; Флекель И. М., 1958]. Учащение случаев язвенной болезни в военные годы сочетается с утяжелением клинической картины заболевания: наблюдается увеличение интенсивности болевого синдрома, удлинение периодов обострения и укорочение длительности ремиссии. Отягощается объективная структура заболевания: отмечена большая выраженность нарушения моторики с длительной рвотой и пилороспазмом, а также секреторных расстройств. Условия труда, требующие длительного напряжения психической активности человека, также могут быть отнесены к числу факторов, способствующих развитию заболевания.

С. М. Сальникова (1974) считает, что основное значение при этом имеет несоответствие психических возможностей, внутреннего ритма психической активности работающих ритму, задаваемому условиями профессиональной деятельности. Подобная ситуация наблюдается и при развитии язвенной болезни в детском возрасте, когда имеет место несоответствие между возможностями ребенка и предъявляемыми ему требованиями [Центнерова Л. Г., 1966].

В многочисленных работах показано изменение отдельных функций желудка в условиях психологического дискомфорта. G. Engel (1956) нашел, что напряжение, беспокойство, тревога, чувство обиды, негодования и гнева почти всегда сопровождаются увеличением секреции соляной кислоты и пепсина. Одновременно выявился гиперкинез желудка. Подобные реакции наблюдались и у здоровых лиц, но у больных язвенной болезнью были выражены резче.

S. Wolf и H. Wolf (1942) при изучении динамики показателей секреции и изменения состояния слизистой желудка через фистулу определяли относительно специфичные сдвиги в условиях провоцирования различных психологических состояний. Реакции агрессивного типа (враждебность, негодование, ярость) сопровождались развитием гиперемии слизистой, появлением кровоточащих эрозий и повышением секреции, тогда как пассивные реакции (тревога, обида) сочетались с побледнением слизистой, уменьшением секреторной и моторной активности желудка.

Изучение личностных особенностей больных язвенной болезнью определяет как наиболее частое качество их повышенную эмоциональную возбудимость и склонность к эмоциям тревоги, опасения и страха [Черноруцкий М.

В., 1949]. Именно это качество реагирования определяется чертами личности, выявлен у больных другими авторами: тщеславием, ранимостью, впечатлительностью и робостью [Alexander F., 1950], развитой психастеничностью в сочетании со стремлением к самоутверждению и честолюбием, мнительностью при склонности к ипохондризации и замкнутости [Лорие И. Ф., 1959]. Астенические личностные черты нередко сочетаются у больных язвенной болезнью с повышенной самооценкой, ответственным отношением к своим обязанностям, прямолинейностью в демонстрации развитого чувства долга, утрированной приверженностью морально-этическим стандартам [Белов В. П., 1971; Немчин Т. А., 1974].

Развивая представления F. Alexander применительно к язвенной болезни, S. Cobb (1950) создал теорию «модели охранительной реакции», в соответствии с которой при данном заболевании выявляется дисбаланс между моделью защиты и моделью нападения. F. Ring (1957), выделив личностные типы чрезмерно, недостаточно и сдержанно реагирующих, отнес больных язвенной болезнью к чрезмерно реагирующим. Работы последующих лет [Durent-Cosyns S., 1975, и Bock О., 1976] подтвердили значение эмоционального стрессирования при доминировании депрессивных тенденций как ведущих факторов патогенеза заболевания.

Применение психометрических методов дополняет и уточняет клинико-психологическую характеристику язвенной болезни.

Так, изучение показателя акцентуированности по методике Шмишека подтвердило наличие у больных выраженных черт педантичности, тревожности и возбудимости [Блейхер В. М. и Ревенюк Е. Н., 1973], а также инертности аффекта [Панфилов Ю. А. и Беляев В. Н., 1976]. Т. А. Карасева и Ф. И. Ломова (1974), применившие MMPI, выявили у большей части больных «приподнятый» профиль с преимущественным подъемом на шкалах невротической триады (склонность к ипохондрии, пониженному настроению и истероидные особенности) у 60% больных либо па шкалах склонности к параноидным реакциям и шизоидных особенностей личности.

Сотрудниками кафедры О.

Т. Жузжановым и В. И. Симаненковым проведено психосоматическое обследование более 300 больных язвенной болезнью, проживающих в различных районах страны. Психологическая характеристика больных имеет общие черты (вернее – общие тенденции психологического реагирования). При обследовании в период ремиссии методом MMPI выявляется личностный профиль с доминированием психастенических черт, склонностью к пониженному настроению, шизоидными особенностями личности и склонностью к параноидным реакциям. При обострении заболевания значительно возрастают величины шкал пониженного настроения и склонности к ипохондрии, однако и в данном случае следующие места занимают шкалы склонности к параноидным реакциям и шизоидных особенностей личности.

Выявление столь сходной психометрической картины в различных районах Союза (Казахстан, Дальний Восток, Ленинград) при обследовании разнообразных по возрасту и социальному положению больных мужчин позволяет считать определенные психологические тенденции характерными для язвенной болезни. Столь же сопоставимыми являются реакции больных в условиях проведения методики Розенцвейга (изучение поведения больных при фрустрирующих обстоятельствах). Больные фиксируются на удовлетворении потребностей (препятственно-доминантный тип реакций) при низком коэффициенте социальной адаптации. Выявлены педантичный, тревожный и циклотим-ный варианты личностной акцентуации по методике Шмишека.

Итак, разбирая факторы риска развития язвенной болезни, следует выделять и особенности личности, с наибольшей частотой сочетающиеся с заболеванием. Однако, как нам представляется, особое значение имеет выявленный нашим сотрудником В. И. Симаненковым факт различий нейроэндокринного «обеспечения» отдельных доминирующих психологических тенденций. Доминирование «шизоидных особенностей личности» сочетается с наибольшим содержанием в крови ацетилхолина (184,93 ± ±27,4 нмол/л и 891,26±89,04 нмоль/л) при сравнительно низких показателях катехоламиновой экскреции: ДОФА – 316,88 ± ±49,17 нмоль/сут, дофамин – 1918,14±331,9 нмоль/сут, норад-реналин–174,9±31,9 нмоль/сут, адреналин–28,4±6 нмоль/сут, тогда как при «психастенических личностных особенностях» наблюдались самые низкие показатели ацетилхолина (27,4 ± ±1,37 нмоль/л), 11-ОКС (92±17 мг/л) и наиболее высокие величины экскреции катехоламинов (дофамин–2602,4 ± ±435,8 нмоль/сут, норадреналин–223,4±34,9 нмоль/сут, адреналин–48,6 ± 7,6 моль/сут).

Самые низкие величины выделения катехоламинов наблюдались при доминировании «склонности к ипохондрии».

Установленные связи позволяют предполагать различный характер мобилизации отдельных звеньев патогенеза заболевания при наличии у больных определенных личностных черт, в связи с чем можно говорить и о личностно-обусловленном своеобразии течения болезни и о необходимости индивидуализированно – через познание личности – решать вопросы терапии.

Факторный анализ данных обследования больных язвенной болезнью, результаты которого приведены выше (см. табл. 15, 16, 17), выделил различные психосоматические варианты заболевания, на которые нам хотелось бы еще раз обратить внимание читателя. В I факторе объединяются признаки, характеризующие пассивные личностные черты: оторванность от реальных жизненных проблем, неуверенность в себе, ипохондризация и пассивнооборонительные тенденции поведения в условиях фрустри-рующей ситуации с повышением тонуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы, необычными для этого заболевания конституциональными чертами (брахиморфность), а также снижением симпатического тонуса и угнетения стероидогенеза. В данной ситуации ведущими факторами патогенеза заболевания можно считать длительную гиперсекрецию в сочетании с гиперкинезом желудка и секреторно-моторной диссоциацией. Самоуглубленность таких больных, высокая зависимость от интероцептивных ощущений поддерживают отмеченные выше нарушения в течение длительного времени даже в условиях относительно благоприятной жизненной обстановки.

Во II факторе объединяется информация полярно противоположных качеств. Анализ выделяет сочетание присущих ряду больных стереотипов активного защитного поведения и тревожности с признаками гиперактивации симпатического отдела вегетативной нервной системы, что наблюдается чаще при поздних возрастных вариантах развития язвенной болезни, В подобных ситуациях ведущими элементами патогенеза язвообразования можно считать дистрофические изменения слизистой с нарушением процессов регенерации.

Крайне важным свидетельством истощения тканевых катехоламиновых депо является низкое выделение предшественника норадреналина – ДОФА. Очень интересным является сочетание социально-психологических, конституциональных и метаболических показателей в III факторе.

Жизненный путь больных, имеющих значимую связь с фактором, максимально отягощен с детских лет, когда выявлялась выраженная стрессированность условиями жизни, что способствовало формированию психопатических черт в личностной структуре и сочеталось с элементами астении и социальной изоляции. Цепь эмоциональных стрессов распространялась затем на важнейшие зоны социального функционирования индивида (семья, работа). Спецификой синдрома является сочетание активных форм защитного психологического реагирования с холинергической гиперактивацией, имеющей, вероятнее всего, конституционально-генетическое происхождение. Об этом свидетельствует наличие долихоморфного, гипотрофического и гипердинамического телосложения. Гиперактивация холинергической системы сочетается у больных с повышением глюкокортикоидной функции коры надпочечников и гиперсеротонинемией.

Таким образом, в данной ситуации мы имеем тот вариант развития язвенной болезни, который представлен в схеме патогенеза Katz и Siegel (1968, см. по В. X. Василенко, 1970). Эмоциональный стресс в своем ситуационном и личностном (психопатоподобная личностная структура) вариантах происхождения активирует конституционально-ранимые структуры регуляции функции желудка, обусловливая развитие язвенной болезни в молодом возрасте. Характерными признаками таких больных являются артериальная гипотония, брадикардия и гипохолестеринемия, что предполагает малую вероятность развития ишемической болезни сердца.

Таблица 26. Структура IV фактора, выделенного при анализе данных обследования больных язвенной болезнью (факторный вес – 6,2°о) Характеристика признака Факторная нагрузка Личностное несоответствие +582 Напряженная внутрисеменная ситуация +522 Адреналин +498 Напряженные условия деятельности +486 Толщина подкожного жирового слоя +450 Норадреналин +390 Дофамин +386 Мышечная сила +38 17-ОКС +347 11-ОКС +314 Индекс относительной ширины таза +307 Диастолическое АД +297 Параноидные особенности личности (VI шк.) +275 Шкала коррекции (К) –454 Росто-весовой индекс –391 Серотонин –34 Наследственность по язвенной болезни –28 Ацетилхолин –278 Ацетилхолинэстераза –235 Тестостерон –23 В то же время IV фактор (табл. 26) демонстрирует иные возможности развития патологии у больных, жизнь которых также была отягощена стрессирующими обстоятельствами. Происхождение эмоциональной напряженности имело у них, правда, иные корни. Доминировали производственные конфликты, состояния высокой ответственности, иногда можно было говорить о несоответствии личностного потенциала задачам, которые следовало решать, что сочеталось с семейными неурядицами. Высокий уровень определенной по MMPI склонности к параноидпым реакциям говорит о ригидности личности, неспособности к динамичной адаптации, что приводит к хронизации аффективного напряжения. Заболевание развивается на фоне брахиморфного, гипертрофического гипердинамического телосложения. Наследственная отягощенность по язвенной болезни не выявляется. Нейрогормо-нальное обеспечение стрессорного реагирования идет по пути сим-патико-адреналовой активации и гиперкортицизма. Активность компонентов холинергической системы невысока. Характер психологического конфликта, доминирующего в условиях наблюдаемого сочетания признаков, свидетельствует о его формировании в зрелом возрасте, что может объяснить особенности заболевания, развившегося на фоне повышенной активации симпатико-адреналовой системы и вероятного климакса (сниженные показатели тестостерона).

В том же исследовании, а также в работах С. И. Бакарадзе и О. Т. Жузжанова удалось показать, что характеристики клинического течения заболевания (длительность и интенсивность болевого синдрома, частота рецидивов и продолжительность межрецидивного периода, частота хирургических осложнений и др.) тесно связаны с личностными особенностями больных. У больных с ярко выраженными признаками акцентуации наблюдается отягощение клинической картины болезни.

Итак, и при язвенной болезни мы обнаружили свидетельства личностной обусловленности механизмов развития патологии, вариантов ее становления, а также клинического течения заболевания.

<< | >>
Источник: Тухтарова И.В., Биктимиров Т.З.. СОМАТОПСИХОЛОГИЯ. Хрестоматия.. 2006

Еще по теме Губачев Ю.М., Стабровский Е.М. Язвенная болезнь:

  1. 14. Болезнь и здоровье 14.1. Историко-религиозные взгляды на происхождение и систематику болезней
  2. Шустов Д. И. Личность и болезнь Внутренняя картина болезни
  3. Шустов Д. И. Личность и болезнь Внутренняя картина болезни
  4. Здоровье и болезнь
  5. ДЕТСКИЕ БОЛЕЗНИ.
  6. Болезнь как ошибка в определении ситуации
  7. БОЛЕЗНИ И ЭПИДЕМИИ
  8. РАЗДЕЛ IV. ЛИЧНОСТЬ И БОЛЕЗНЬ
  9. 14.2. Систематика болезней
  10. 15.3. Сознание болезни
  11. Амбивалентность отношения пациента к болезни
  12. Болезнь
  13. 10. КОНЦЕПЦИЯ ВНУТРЕННЕЙ КАРТИНЫ БОЛЕЗНИ
  14. Глава 7. Терапия психических болезней
  15. Профилактика паразитарных болезней
  16. За что Господь попускает болезни
  17. Масштаб переживания болезни
  18. Здоровье и болезни
  19. КОНЦЕПЦИЯ ВНУТРЕННЕЙ КАРТИНЫ БОЛЕЗНИ
  20. Здоровье и болезнь