<<
>>

Современная мифология

В последние столетия на смену мифам пришли многочисленные научные теории, взявшие на себя задачу дать ответы на все «проклятые» вопросы человеческого бытия, высветить все темные углы прошлого, настоящего и будущего.
Однако объяснительные возмож- ности науки оказались весьма скромными, а апелляции к научному знанию далеко не всегда убедительными. Многие идеи и концепции науки по своему содержанию, как очень скоро обнаруживало неумолимое время, оказались сродни мифическим представлениям.

Прежде всего, наука создала миф о своих безграничных возможностях и породила чуть ли не мистические надежды на быстрое достижение совершенства мира с помощью научно- технического прогресса. Культ денег и прогресса почти вытеснил остатки духовности, веры и трансцендентности из сознания людей обещанием без участия духовного начала построить мир материального и личностного благополучия.

Однако выстраиваемые экономической, политической или иной наукой логические схемы (своего рода «завесы иллюзий») каждый раз оказываются далекими от подлинной жизни и, следовательно, недолговечными. Науке приходится постоянно раскаиваться в своих ошибках и выдвигать новые концепции (в очередной раз - «объективные» и «окончательные»). Разочарование в этом главном мифе современности становится настолько же очевидным и глубоким, насколько значительными были недавние надежды на него.

Нарастает убеждение, что мир не укладывается в научные схемы; происходящее в нем - случайно, непредсказуемо, всегда относительно. Логические связи не позволяют определить, что готовит нам жизнь, какие падения и взлеты нас ожидают. Человек не столько что-либо делает, сколько с ним что-то делается, случается. Несколько тысячелетий назад в индийских мифических «Упанишадах» говорилось: «Они бродят и бродят вокруг, калечась и спотыкаясь - как слепые, ведомые слепцами». В середине ХХ века всемирно признанный гуманист и мыслитель Альберт Швейцер фактически подтверждает сказанное в древней Индии: «Наша жизнь находится во власти бессмысленных событий и может быть уничтожена в любой момент».

Попытки изменить что-либо к лучшему подобны «действиям того, кто пашет море и сеет семена в борозды волн». Столь же категоричен еще один научный авторитет прошлого века Петр Капица: «Наша жизнь подобна карточной игре, в которую мы играем, не зная правил».

По степени достоверности современные представления о глобальных событиях в природе и мире почти подобны мифам. К ним можно отнести, к примеру, «теорию» глобального потепления на планете. Не меньше «научной обоснованности» и популярности у противоположного мифа: о неизбежности нового ледникового периода на Земле и ее полного оледенения.

Еще больше похожи на мифы научные теории в социальной сфере. К примеру, Россия 70 лет строила новое общество в соответствии с «единственно верной и строго научной теорией». Этот миф тоже рухнул, причем при отсутствии «научных предвидений» распада СССР и радикального изменения общественного строя в странах бывшего социалистического содружества.

На смену советским мифам пришли мифы либерально-рыночного общества. Совсем недавно каждый гражданин знал стандартный набор советских мифов: о частной собственности как главном источнике социального зла; о неизбежности краха капитализма и торжества коммунизма; о руководящей роли рабочего класса и его коммунистической партии; о единственно верном социальном учении - теории марксизма-ленинизма. Нынешние мифы внушают людям обратное:

высшим правом человека является право на частную собственность; капитализм и рыночное государство есть идеал общественного устройства; СССР был империей, угнетавшей входящие в нее народы;

ценности буржуазного либерализма имеют несомненное преимущество над ценностями социализма и др.

Какая из этих групп полярных утверждений является научно обоснованной теорией, а какая - мифической «завесой иллюзий», понять трудно. Нельзя не учитывать и реалии противостояния советской стране. Только опыт человечества даст окончательную оценку.

В США, по мнению американского профессора-либерала Г.

Шиллера, главными идеями, утверждающими господство правящей элиты, выступают пять социальных мифов: об индивидуальной свободе и личном выборе граждан;

о нейтралитете важнейших политических институтов: конгресса, суда и президентской власти, а также СМИ;

о неизменной эгоистической природе человека, его агрессивности, склонности к накопительству и потребительству;

об отсутствии в обществе социальных конфликтов, эксплуатации и угнетения; о плюрализме и свободе СМИ.

К концу ХХ столетия - после многих неудач в решении жизненных проблем через социальные преобразования и краха верований в разные «измы» - новым мифом стала теория рыночного процветания. Теперь в обеспечении экономической целесообразности видится панацея от всех нынешних и будущих невзгод человечества, единственный ключ к воротам в процветающее общество. Даже духовность и нравственность уже рассматриваются в качестве естественного приложения к экономическому развитию и материальному благополучию людей.

Мифы о природе человека. Каждая социальная система предлагает свое представление о сущности человека, его основных потребностях и движущих силах поведения. Советская мифология видела в человеке прежде всего коллективиста, ставящего общественные интересы выше личных. Она утверждала, что человеком движет не эгоизм и честолюбие, а нечто высшее, идейное, что он в своих поступках больше руководствуется нравственными установками, чем запросами своего «живота».

Как представляет человека буржуазная мифология, видно из перечня Г. Шиллера. Здесь он - прежде всего, неисправимый индивидуалист, имеющий «неизменную эгоистическую природу». Руководит им только склонность к накопительству и потребительству. Ради этих целей он готов на любую агрессивность. Все эти качества с точки зрения Запада - большое благо, ибо они способствуют предпринимательской активности и экономическому процветанию государства.

Тотальное признание подобных взглядов на человека очень удобно, в частности, для чиновника, берущего взятки.

Всегда можно оправдать, хотя бы внутренне, свое поведение неподвластной сознанию эгоистической природой человека, ее непреодолимой склонностью к накопительству и пренебрежению нуждами других людей.

И советские и западные представления о человеке - типичные продукты мифологии. Подлинного человека в этих крайностях нет. В одном случае он лишь механический слепок системы общественных отношений и коллективных установок; в другом - раб идеи животного индивидуализма, согласно которой «человек человеку волк». То и другое поведение навязывается индивиду в качестве образца уже с раннего детства, постепенно превращая его в однобокую схему, лишая внутренней глубины и изначально присущего ему потенциального жизненного многообразия.

Столь же удобно распространенное в мифологии так называемых развитых стран представление о других народах как более ущербных по своей природе. Например, на Западе весьма популярен миф, представляющий русских людей примитивными, ленивыми, глупыми, склонными к пьянству, неспособными поддерживать порядок в жизни. Они, мол, «позднее других народов вышли из лесов и болот», поэтому оказались безнадежно - «навсегда» - отставшими от цивилизованных наций. Даже письменность и язык русские получили якобы от греков. Это и есть типичный миф, созданный «холодной войной». Ибо только сле- пой способен не видеть неповторимой русской культуры, литературной классики, не имеющего аналогов в мире богатства языка, особой душевной тонкости и уникальной талантливости наших людей, основанной на присущей только им духовной глубине.

Идеология как форма современной мифологии. Специфическая функция идеологии - формирование у людей определенного понимания явлений жизни и соответствующее воздействие на их сознание. Идеология возникает не сама по себе и не вытекает естественно из жизненного опыта поколений (как это имеет место при формировании традиционных мифов). Она сознательно изобретается своего рода «творцами идеологии» для формирования нужной данному обществу системы оценок и отношений людей.

Причем происходит не побуждение людей к самостоятельному познанию, а навязывание им некоторого априорного, изобретенного идеологами понимания действительности. С этой точки зрения она не лучше, а хуже первобытных мифов. Во всяком случае, идеология не предполагает той заботы о сохранении душевного здоровья людей, которая неосознанно присутствовала в мифах первобытного общества и Древней Греции.

Например, идеологический миф был создан марксистами из научной монографии К. Маркса «Капитал». Идеологическими мифами Запада являются идея самоорганизующегося рынка и безоговорочное утверждение преимуществ западного образа жизни над всеми иными вариантами организации человеческого бытия.

Идеологическая обработка и мифология всегда сочетались с тотальным контролем над всей духовной сферой жизни общества. В миф нужно только верить! На неверующих воздействуют силой закона.

Почему до сих пор мифы столь действенны? С точки зрения влияния на людей мифы имеют важное превосходство над научными концепциями - они неразрывно связаны с использованием особых информационных средств, воздействующих на чувственные компоненты человеческой психики. Это позволяет внедрять нужные идеи в подсознание людей, минуя этапы их рационального осмысления. Тем самым создается возможность для внесения с помощью мифа в психику человека угодных его создателям идей и оценок, которые при рациональном, критическом осмыслении были бы отторгнуты. Политические мифы, опираясь на современные методы манипуляции, имеют возможность сначала «размягчать» сознание людей, чтобы потом выстраивать его заново по своим лекалам. Наука такими средствами, как правило, не пользуется.

По этой же причине от мифов крайне сложно избавиться. Поскольку мифы связаны с самыми глубокими структурами психики, ее «картинами мира», их трудно разрушить с помощью рациональных аргументов. Освобождение от мифа, пустившего корни в сфере бессознательного, предполагает глубокие структурные изменения в психике и требует немалых усилий со стороны самого объекта воздействия, а иногда специальной психологической помощи.

Вторая и, пожалуй, более важная причина действенности мифов, в том числе на современного человека, находится внутри каждого из нас.

Мифы - необходимые для жизни в этом непонятном мире формы одновременно и обмана, и самообмана. Мифы (сказки, легенды, фантазии) всегда были и остаются методами лечения души и спасения человека. Они, прежде всего, спасают ребенка (вспомните, как он тянется ко всему сказочному), а затем и взрослого. И горе его психике, если он с годами утратил способность к фантазированию, перестал воспринимать сказки, легенды.

Подсознательный самообман (с помощью мифа) - своего рода защитный механизм внутреннего благополучия. Это - ложь во благо душевного здоровья. Здесь ничего не изменилось с первобытных времен. И сегодня мифотворцы обманывают нас, но мы и сами «обманываться рады».

Поэтому мифы рождались - и продолжают рождаться - непрерывно, внося столь необходимую для «нормального» существования «ясность» в не предсказуемую иными средствами жизнь. Современные люди тоже тянутся к ним, неосознанно полагая, что они помогут жить, не страдая от внутреннего перенапряжения, как помогали в этом первобытному человеку. Мы так же не хотим видеть внутри себя то, что необъяснимо, например, смерть ребенка. Более того, боимся такого рода знания, всячески «открещиваемся» от него, чтобы не рухнула вся конструкция привычного. Этим пользуются некоторые мошенники - «воскресители умерших».

Однако беда в том, что на спасительные для душевного здоровья людей «знания» были сориентированы лишь традиционные мифы. Их современные аналоги уже не имеют целью уберечь психику от «перегрева», внести стабильность в душевную и практическую жизнь людей. Они преследуют политические или корыстные цели, в которых нет места заботе о здоровье конкретного человека. Поэтому, хотя мы по-прежнему легко «обманываемся» мифами, но все реже спасаемся с их помощью от суицидов, психических расстройств, наркомании.

Третья причина действенности мифов связана с нарастающей конформностью части людей, их все большей подверженностью любому информационному воздействию, любой манипуляции.

Внедрение в массовую психологию определенной системы мифов резко облегчает задачу последующих манипуляций. Вырабатываемая при этом верность привычной схеме делает человека, по сути, дефективным - слепым и глухим ко всему происходящему за пределами освоенных границ. Ему не только трудно, но и страшно выйти из теперь уже естественной «нормы», ибо в любой другой он со своей привычкой опираться, в частности, только на хорошо усвоенные знания будет неадекватен, как неадекватен в нашем мире выросший с волками Маугли. В этой привязанности к привычным схемам мышления и жизнедеятельности и заложены механизмы так называемого «конфликта поколений».

В конечном счете, подверженность мифологизации становится чем-то подобным попыткам «спастись» от реальной действительности с помощью, например, медитации, наркотического или алкогольного опьянения, ухода в болезнь (невроз) или в монастырь.

Вопросы для обсуждения 1.

Какие мифы о подвигах героев Древней Греции и иных цивилизаций помогали людям в сложных ситуациях? 2.

Почему, на ваш взгляд, древние греки не знали психических расстройств в той мере, в какой они вошли в нашу жизнь? 3.

Какой взгляд на природу человека и основные мотивы его поступков вам ближе: общинно-коллективистский или индивидуально-эгоистический? 4.

Какое отношение к современным мифам вы считаете правильным: бездумно верить им или подвергать критическому анализу? 5.

Каковы социальные функции мифологии?

<< | >>
Источник: В. П. Петров, С. В. Петров. Информационная безопасность человека и общества: учебное пособие. 2007

Еще по теме Современная мифология:

  1. Самозванцев А.М.. Мифология Востока, 2000
  2. Барт Р.. Мифологии, 2014
  3. Различие между мифологией и фольклором
  4. ЛЕКЦИЯ № 6. Древнегреческая мифология
  5. III БОГИ И МИФОЛОГИЯ
  6. Мюллер Макс. Египетская мифология, 2006
  7. Гл. 2. ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК В МИФОЛОГИИ БУРХАНИЗМА
  8. Белякова Г. С.. Славянская мифология, 1995
  9. Глава V. Мифология
  10. Мифология и религия
  11. Мифология зороастризма