<<
>>

Лев Иосифович Петражицкий (1867–1931) "ЧТО ПОЛЬЗЫ В РАБОТЕ, КОГДА ВСЕ ПРОИГРАНО…"

Отбыв трехмесячное тюремное заключение, Л. И. Петражицкий вернулся к своим научным занятиям, которые продолжал до Октябрьской революции. В 1919 году он поселился в Варшаве, где получил кафедру и стал читать лекции по социологии на юридическом факультете местного университета.

Лев Иосифович Петражицкий происходил из польских дворян.

Он родился 13 апреля 1867 года в местечке Коллонтаево Витебской губернии. Получив среднее образование, поступил на медицинский факультет Императорского университета Святого Владимира в Киеве, но вскоре перевелся на юридический, который блестяще окончил в 1890 году. Еще в студенческие годы увлекся римским правом и достиг в этой области больших успехов. Хотя, по признанию самого Петражицкого, сначала общая часть римского права ему казалась ненужной, слишком отвлеченной, даже бессмысленной. Но только потом, вчитываясь в другие, специальные части права, он понял смысл и значение его общих положений, понял всю стройность и логичность этого древнейшего классического права. И ему самому захотелось перевести с немецкого одну из наиболее интересных работ профессора Ю. Барона "Система римского гражданского права", что он и сделал. Причем перевод был выполнен настолько профессионально, что книга, вышедшая в Киеве в 1888 году, в течение нескольких лет рекомендовалась студентам в качестве учебного пособия.

Студент Петражицкий, подающий большие надежды и склонный к наукам, после окончания университета был командирован в русскую семинарию в Берлине. За два года обучения он не только углубил свои познания в области римского и гражданского права, но и опубликовал на немецком языке две монографии, в одной из которых подверг критике проект нового Гражданского уложения Германии, что вызвало негативное отношение к нему со стороны части научной общественности. В своих работах Петражицкий, по его словам, предпринял попытку доказать "возможность и необходимость создания науки политики права" и выработать основные посылки и научный метод для "решения вопросов законодательной политики".

Вернувшись из-за границы, Петражицкий некоторое время преподавал в Императорском училище правоведения, а после защиты магистерской диссертации стал читать лекции в Санкт-Петербургском университете в качестве приват-доцента.

В 1898 году он защитил докторскую диссертацию по римскому праву и был избран профессором юридического факультета университета. Вскоре он становится здесь заведующим кафедрой энциклопедии и философии права. Длительное время он возглавлял в университете кружок философии права. Здесь Лев Иосифович оставался вплоть до 1917 года.

Л. И. Петражицкий приобрел широкую известность своими трудами по гражданскому праву. В 1900 году он опубликовал большой труд "Право добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права" (переиздано кафедрой гражданского права юридического факультета Московского государственного университета и издательством "Статут" в 2002 году). В этой работе один из исследователей творчества Петражицкого, профессор Д. Д. Гримм, отмечал, с одной стороны, богатство идейного содержания, смелое новаторство на почве большой эрудиции, острую и тонкую критику, живую научную интуицию ученого, а с другой — избыток полемического задора, глубокую, даже "прямо фантастическую веру в непогрешимость собственных взглядов, идущих рука об руку с несколько заносчивым тоном по отношению к его предшественникам и вообще всем несогласно мыслящим". Другой

рецензент, профессор Г. Ш. Шершеневич, также писал, что в книге Петражицкого "оригинальная мысль бьет ключом и пробивает себе новые пути, останавливая невольно внимание читателя, согласного или несогласного. Нельзя не благодарить автора за то, что он выдвинул забытые вопросы политики права, нельзя не поражаться обширностью его знаний юридических и экономических и умению связывать их в одно целое".

И действительно, в книге Петражицкого "полемического задора" было много. Он, например, утверждал: "Науки цивильной политики еще до сих пор нет, и о постановке развития гражданского права на почву научной, систематической и методической разработки может быть речь лишь относительно будущего, а не прошедшего или настоящего времени". "Что же такое теперешние гражданские уложения, как они делаются, продуктом каких психических процессов они являются?" — вопрошал он. И сам же отвечал: "Главнейшая и весьма преобладающая масса юридического материала, заключающегося в новых гражданских уложениях, представляет продукт подражания, копирования и компилирования, но без изучения цивильно-политического значения оригинала.

Основным оригиналом для копирования является римское право". В этом, по мнению автора, заключается "причина и источник массы цивильно-политических промахов в новых гражданских уложениях".

В сентябре 1905 года Петражицкого избрали деканом юридического факультета университета, но спустя год на его место был поставлен профессор Д. Д. Гримм. В начале 1900 года из печати вышли такие значительные работы Л. И. Петражицкого, как "Очерки философии права", "введение в изучение права и нравственности", "Университетская наука", "Основы эмоциональной психологии", "Теория права и государства в связи с теорией нравственности" и др. В своих работах ученый выступал с новой, так называемой психологической (эмоциональной) теорией права. Суть его теории "эмоционального мира человечества" сводилась к признанию особой важности и значимости как непосредственных, так и опосредованных психических реакций и переживаний личности, которые, со своей стороны, влияют на человеческое поведение. Социальный и политический прогресс он связывал с изменениями в психике людей, с преодолением ими неких "антисоциальных склонностей", а для этого предлагал свои рецепты по "общей и политической социализации личности", которые он называл "политикой права". Современники считали, что теория Петражицкого оказала известное влияние на общепринятые в то время представления о праве. По отзывам современников, лекции и семинарские занятия Петражицкого, особенно по философии права, были настолько неотразимыми и захватывающими, что становились для студентов своеобразным отправным пунктом в становлении их взглядов на общество и государство. Не случайно он стал кумиром будущего премьер-министра России А. Ф. Керенского.

Лев Иосифович никогда не замыкался в узких рамках научных исследований и преподавательской деятельности. Он принимал самое непосредственное участие в политической жизни страны. В октябре 1905 года на Учредительном съезде конституционно-демократической партии (кадетов) он вошел в ее центральный комитет.

Как представитель этой партии баллотировался и был избран от Санкт-Петербурга в Первую Государственную думу, открытие которой состоялось 27 апреля 1906 года в Таврическом дворце. Первая Дума просуществовала немногим более двух месяцев и 8 июля была распущена. И все же Петражицкому удалось выступить с ее трибуны — 7 июля, в последний день ее работы, он произнес страстную речь о равноправии женщин. Вскоре представители оппозиционных партий собрались на свое заседание в Выборге, где приняли воззвание, призывавшее население, в знак протеста против закрытия Думы, к "пассивному сопротивлению". Это закончилось для всех депутатов арестом. Отбыв трехмесячное тюремное заключение, Л. И. Петражицкий вернулся к своим научным занятиям, которые продолжал до Октябрьской революции. В 1919 году он поселился в Варшаве, где получил кафедру и стал читать лекции по социологии на юридическом факультете местного университета. Однако работ своих он уже не публиковал. "Что пользы в работе, когда все проиграно", — сказал он как-то своему приятелю Г. К. Гинсу.

Ученик Петражицкого Р. Вандхейлер в течение нескольких лет записывал лекции профессора по социологии. Когда он затем показал своему учителю собранные материалы, Лев Иосифович тщательно переработал текст, внес в него исправления и Дополнения. Рукопись "Социологии" была направлена в одно из издательств и готовилась к печати, но неожиданно Петражицкий забрал ее назад.

По словам хорошо знавших Петражицкого людей, он очень тяжело переживал "русскую катастрофу" и никак не мог примириться с ней. Еще более его удручало отношение к России со стороны "глупого и злого человечества", как он сам писал незадолго до смерти известному адвокату и политическому деятелю О. О. Грузенбергу.

Лев Иосифович Петражицкий умер 15 мая 1931 года в Варшаве.

Во время Второй мировой войны, когда Варшава была полностью разрушена, пропал весь архив Петражицкого, в том числе и рукопись его последней книги "Социология".

<< | >>
Источник: А. Г. Звягинцев. «Роковая Фемида. Драматические судьбы знаменитых российских юристов »: Астрель, АСТ; Москва;. 2010

Еще по теме Лев Иосифович Петражицкий (1867–1931) "ЧТО ПОЛЬЗЫ В РАБОТЕ, КОГДА ВСЕ ПРОИГРАНО…":

  1. ГЛАВАХ, которая заключает сие сочинение, показывая, что все содержание оного не принесет никакой пользы, если государи и их министры не будут столь прилежны и добросовестны в управлении государством, чтобы, не упуская ни одной из возложенных на них обязанностей, воздерживаться от злоупотребления властью 301
  2. КОГДА ВСЕ ДЕЛАЛИ РАКЕТЫ...
  3. ГЛАВА 4 Доказывает Евангельским словом, что Божеское милосердие больше, нежели Его гнев. И отрекшиеся от Христа перед людьми не должны почитаться все за одно, что объясняет на примере борцов
  4. КОГДА В АМСТЕРДАМЕ ДЕЛА НА СКЛАДАХ ХОРОШИ, ВСЕ ИДЕТ ХОРОШО
  5. 1. ЧТО Я ДЕЛАЮ, КОГДА Я ПОНИМАЮ...
  6. ЧТО ДЕЛАТЬ, КОГДА УГРОЖАЮТ?
  7. ПРОРОК ЗАТЕРЯННЫХ — СЕРЕН КЬЕРКЕГОР Я был мудрецом, если можно так выразиться, ибо был готов в любую минуту умереть, но не потому, что выполнил все, являвшееся моим долгом, а потому, что не сделал ничего и даже поверить не мог в возможность хоть что-либо сделать. Франц Кафка. Дневники
  8. Все, что связано с движением
  9. ВСЕ, ЧТО ОБОГАЩАЕТ, ИСТИННО
  10. 40. Достоверно также, что Бог все предопределил
  11. Что значит: «Когда Игорь Кон обратил меня в социолога...»?
  12. О ТОМ, ЧТО ВСЕ ТВОРЕНИЯ ВЕЧНОГО БЫТИЯ ВЕЧНЫ
  13. Но все же, получается, что социология «не совсем» уехала из Сыктывкара...
  14. ВСЕ, ЧТО ГОВОРИТСЯ ГРУБО, МОЖЕТ БЫТЬ СКАЗАНО ТАКТИЧНО
  15. ГЛАВА XV КАК СОДЕРЖАТЬ СЕБЯ И ЧТО ГОВОРИТЬ СЕБЕ НАДОБНО, КОГДА ЧЕГО ЖЕЛАЕШЬ.
  16. Утверждение, что все формы правления, кроме народного, являются тиранией.
  17. § 14. Что есть творчество: междусубъектное отношение или все-таки активность?
  18. ГЛАВА 16. МИР КАК ПОЛЬДЕР.               ЧТО ВСЕ ЭТО ДЛЯ НАС ЗНАЧИТ?