<<
>>

Евгений Брониславович Пашуканис (1891–1937) "БУДЕМ РАБОТАТЬ И РАДОСТНО И ДРУЖНО"

Проработав в должности заместителя Наркома юстиции СССР чуть больше двух месяцев, Пашуканис 20 января 1937 года был арестован по стандартному обвинению — участие в антисоветской террористической организации.

Позже будет установлено, что заявление о своей "антисоветской деятельности", которое он написал в ходе следствия, было получено недозволенными методами.

На берегах Волги в старинном русском городе Старица в семье земского врача 23 февраля 1891 года родился Евгений Брониславович Пашуканис.

Младенец появился на свет через год после того, как в этот известный еще с 1297 года город Тверской губернии приехал жить и работать его отец, Бронислав Францевич Пашуканис — молодой 26-летний врач, только что окончивший московский императорский университет. И хотя Бронислав Францевич был выходцем из простой крестьянской семьи Сувальской губернии (теперь это территория Польши), он врачебное дело повел здесь так умело, что о нем очень быстро заговорили не только в городе, но и в губернии. Безусловно, отец, ставший впоследствии надворным советником, доктором медицины, оставивший заметный след не только в старицкой, но и в тверской медицине, оказал большое влияние на формирование характера сына.

Однако наследник не пошел по стопам отца и не стал врачом. И тому, наверное, были весомые причины.

Когда мальчику исполнилось девять лет, Бронислав Францевич покинул Старицкие земли и, судя по имеющимся документам, стал служить в военно-медицинском ведомстве. Об этом, в частности, может свидетельствовать один очень любопытный документ, который был отправлен секретной почтой на секретный запрос Главного военного медицинского управления, тверским губернатором князем Голициным. В нем сообщается, что "старицкий земский врач Б. Ф. Пашуканис за время проживания в Старицком уезде ни в чем преднамеренном не замечен… препятствий с моей стороны к принятию его на службу не встречается".

Вернулся в Старицу Пашуканис только в 1910 году.

Сыну тогда было уже 19 лет.

Все эти годы Евгений жил практически без отца и его дядя, профессиональный революционер М. Н. Лядов, бывавший у них в гостях, очень повлиял на мировоззрение племянника.

Еще в гимназические годы Пашуканис приобщился к революционной работе — участвовал в митингах и маевках, посещал подпольные кружки. Окончив Лентовскую гимназию, в 1909 году он поступил на юридический факультет Петербургского университета. Родители и сам Евгений были счастливы.

Однако эта радость длилась недолго. Попав под надзор полиции, юноша вынужден был покинуть университет. В 1911 году он уехал из России искать долю в Германии.

Здесь ему удалось поступить в Мюнхенский университет. Учеба шла успешно. Он полностью окунулся в мир законов и вскоре подготовил докторскую диссертацию по теме "Статистика нарушений законов о труде".

С солидным багажом юридических знаний в 1914 году Евгений Брониславович возвращается в Россию и опять сходится со своими соратниками по революционному движению. Пик его политической активности приходится на октябрь 1917 года. В это время он с большим энтузиазмом занимается революционной работой в Москве — в Сущевско-Марьинском РВК он становиться членом кассационного трибунала при ВЦИКе. В 1919–1920 годах он уже возглавляет отдел юстиции Донисполкома.

Живая юриспруденция увлекает Пошуканиса. Он много и напряженно работает и очень скоро в 1920 году получает приглашение в Народный комиссариат иностранных дел на должность заместителя заведующего экономико-правовым отделом. Здесь он выполняет ряд ответственных поручений. В частности, участвует в подготовке Раппальского договора (1922 г.). Пробует себя и на дипломатической стезе — в качестве дипломатического советника полпреда в Берлине.

Однако тяга к юридической науке берет свое и Евгений Брониславович возвращается в ее лоно. Вместе с П. И. Стучкой в 1922 году они создают в Коммунистической академии секцию общей теории права и государства, которая фактически становиться первым центром юридической мысли в России, а затем и СССР Правда, очень скоро оба "отца-создателя" обогатили молодую советскую юриспруденцию открытой дискуссией, в которой они обвинили друг друга, в частности, в недооценке связи права и государства, а также классового характера права.

Пашуканис, будучи одним из первых разработчиков нового советского права, в своих теоретико-политических воззрениях сосредоточился на проблемах марксистской теории права.

Рассматривал его в контексте социально-экономических условий общественной эволюции, в единстве с историей классовых отношений.

В 1924 году выходит в свет, по сути, основной научный труд Пашуканиса — "Общая теория права и марксизм (Опыт критики основных юридических понятий)". В нем он дает марксистское объяснение важнейших правовых категорий, подвергает критике буржуазное право и т. д.

В 20-30-е годы Евгений Брониславович активно трудиться на научной ниве. Участвует в издании первой трехтомной энциклопедии государства и права, где напечатал и ряд своих статей по международному и государственному праву. С 1927 года он действительный член Коммунистической академии и член ее президиума, затем вице-президент. Входит в редколлегии ряда юридических журналов, возглавляет журнал "Революция права". В 1929 году участвует в работе международной конференции в Берлине, на которой выступил с большим докладом о чрезвычайном законодательстве капиталистических стран. Через два года он становиться директором Института советского строительства и права Коммунистической академии и одним из основателей в СССР общества марксистов-государственников; чуть позже инициирует создание Ассоциации международного права.

Наступил 1936 год. Для Пашуканиса это был переломный год. Год надежд и раздумий, тревог и перемен. В этот год Евгений Брониславович сменил место работы, пересев из кресла руководителя института в кресло чиновника — заместителя Народного комиссара юстиции СССР. И, несмотря на то, что правовыми институтами он был выдвинут кандидатом в действительные члены Академии наук СССР, Пашуканис видел, что отношение к нему со стороны некоторых представителей власти изменилось.

Набравший силу А. Я. Вышинский не разделял его взгляды на ряд концептуальных юридических воззрений. Более того, став Прокурором СССР, Андрей Януарьевич открыто выступил против Народного комиссара юстиции СССР Н. В. Крыленко — непосредственного руководителя Пашуканиса. Дошло до того, что в одном из циркуляров Вышинский предупреждал своих подчиненных, что в брошюре Крыленко "Сталинская конституция в вопросах и ответах" неправильно толкуется статья 128-я Конституции.

Копию этой директивы Вышинский предусмотрительно направил в секретариат Сталина. Пройдет время и Крыленко поставят в вину, что он не раз выступал с антипартийными установками по вопросам советского права и "смыкался с Пашуканисом".

О том, что отношения между Пашуканисом и Крыленко были товарищеские — знали многие. В письме, направленном в 1935 году на имя Крыленко по случаю "30-летия партийной работы", Пашуканис, в частности, писал: "С Вами мы вместе работали и будем работать и радостно и дружно". Крыленко отвечал ему взаимностью, чего нельзя было сказать о Вышинском. Когда, в том же 1935 году, Андрея Януарьевича назначили Прокурором СССР, Николай Васильевич был потрясен и обескуражен. Если верить лицам из его окружения, он был близок к самоубийству.

В такой обстановке 16 ноября 1936 года Пашуканис со свойственной ему энергией берется за порученный совершенно новый участок работы. Будучи заместителем министра Народного комиссара юстиции СССР, он возглавляет научно-методический совет при Наркомюсте СССР, продолжает сотрудничать с редакциями правовых журналов, научными юридическими учреждениями. К тому времени из-под его пера вышло и было опубликовано свыше 100 работ по теории и истории государства и права, международному, хозяйственному и иным отраслям права.

Он, в числе первых советских правоведов, обратил внимание на значение исследования вопроса о роли бюрократии в государстве, и, что очень важно, на изучение проблем государственного управления. Правда, Пашуканис несколько идеализировал систему управления при социализме, считая, что гарантами прогрессивности являются ее классовое содержание и политическая направленность. При этом он неабсолютизировал роль права в социалистическом обществе — утверждал, что советское право является одной из форм политики пролетариата. Выступая фактически против концепции "пролетарского права", поддерживаемой А. Я. Вышинским, Пашуканис, ссылаясь на марксистскую теорию, считал, что пролетариат не создает абсолютно новой правовой системы, право и государство сохраняются только при социализме.

Социализм же в процессе развития должен изжить и государство и право.

Нужно отдать должное Пашуканису, он открыто отстаивал "свою концепцию права", причем делал это невзирая на лица.

Проработав в должности заместителя Наркома юстиции СССР чуть больше двух месяцев, Пашуканис 20 января 1937 года был арестован по стандартному обвинению — участие в антисоветской террористической организации. Позже будет установлено, что заявление о своей "антисоветской деятельности", которое он написал в ходе следствия, было получено недозволенными методами.

Военной коллегией Верховного суда СССР 4 сентября 1937 года Пашуканис был приговорен к высшей мере наказания. В этот же день он был расстрелян. Спустя почти 19 лет — 31 марта 1956 года Евгений Брониславович полностью реабилитирован. Однако понадобилось еще почти четверть века для того, чтобы были изданы его избранные произведения.

Так же трагически закончилась жизнь и его двоюродного брата — Викентия Викентьевича Пашуканиса, который был секретарем издательства "Мусагета", издателем поэтов-символистов ("Издание В. В. Пашуканиса"), а после революции видным организатором музейного дела. Викентий Викентьевич был арестован 12 декабря 1919 года. Его обвинили в том, что на его квартире состоялась встреча двух представителей контрреволюционных организаций. Постановлением тройки ВЧК от 13 января 1920 года его приговорили к расстрелу.

<< | >>
Источник: А. Г. Звягинцев. «Роковая Фемида. Драматические судьбы знаменитых российских юристов »: Астрель, АСТ; Москва;. 2010

Еще по теме Евгений Брониславович Пашуканис (1891–1937) "БУДЕМ РАБОТАТЬ И РАДОСТНО И ДРУЖНО":

  1. И. А. Ильин. Основы христианской культуры. 1937, 1937
  2. «Дружно, всем миром!»
  3. 1891 ЮХО ПААСИКИВИ   ФИНЛЯНДИЯ
  4. Радостная наука
  5. Секс разнообразный и радостный
  6. 5.4.10. Будем лицедействовать? '' '
  7. Митрополит Евгений (Зернов)
  8. МЫ ВАС БУДЕМ СМЕТАТЬ ОГНЕМ
  9. Как мы будем понимать Знание
  10. МИЛЛЕР Евгений Карлович
  11. Теперь будем делать подругому?
  12. Евгений Карлович Миллер (1867—1938)
  13. (Вместо послесловия. Мнение Евгения Амбарцумова)
  14. ДОСТОВАЛОВ Евгений Исаакович (1882-1938)
  15. РЕШЕНИЕ ПЕРВОЕ. Про ИСКУССТВО, или О том, как печальное заблуждение способно стать радостным достоянием всех детей