<<
>>

Предмет и метод социологии

На научное развитие Моски оказали решающее воздействие А. Сен-Симон, О. Конт, Г. Спенсер, Дж.С. Милль, классики английской политической экономии, К. Маркс. Сам Моска назвал в числе вдохновителей своей мысли, кроме того, И.
Тэна, Т. Маколея, швейцарского историка и юриста К. Блюнчли, немецкого юриста Р. Гнейста. Вопросы теории познания занимают важное место в теории Моски. Оба его наиболее важных произведения — «О теории правления...» и «Основы...» — начинаются с рассмотрения логи- ко-методологических проблем науки. Социолог был безусловным приверженцем позитивистской парадигмы и оставался верным ей в течение всей своей научной карьеры. Максимально широкий опыт, формальная логика, отбрасывание любой мистики и метафизики были для него краеугольными камнями любой науки. Моска констатировал факт значительного отставания социальных дисциплин от естественных наук. Физика, химия, астрономия, география, геология, ботаника, анатомия, физиология достигли уровня научной зрелости, которая проявляется в накоплении истин, бесспорных и для тех, кто занимается этими науками, и для непосвященных в эти науки. Общественные науки — Моска делает исключение для политической экономии и отчасти для статистики — не располагают научно обоснованными и общепризнанными принципами и не подчинены научному методу, в них любое положение является дискуссионным. Более того, Моска полагал, что социальные дисциплины еще даже и не вступили в период научного развития. Причиной отставания социальных наук является недостаточность базы наблюдений и трудности приобретения опытных данных. Все те, кто ранее писал об обществе и политике — Аристотель, Макиавелли, Монтескье, — не были знакомы с тем относящимся к различным странам и эпохам объемом исторических фактов, изучение которого было необходимой предпосылкой для возникновения науки. Отставанию знания об обществе способствует и господство если не религиозных представлений и суеверий, то метафизических положений.
Если ранее в социальных дисциплинах ссылались на сверхъестественные начала, то теперь — на априорные конструкции вроде народного суверенитета. Априоризмом грешили, как полагал итальянский социолог, и видные социологи-позитивисты. Полностью разделяя методологию Конта, Моска вместе с тем критиковал многие его теоретические воззрения. Например, по поводу закона трех стадий итальянский ученый считал, что религия, метафизика и позитивизм, связываемые Контом с этими стадиями, не разделены во времени, а сосуществуют в любом обществе и в любом человеке. По мнению Моски, социологические взгляды Конта основаны на «посредственном знакомстве с всемирной историей»457 и являются навязыванием социальной действительности априорных конструкций. Сложным было отношение Моски и к другому классику социологии — Г. Спенсеру. Итальянский социолог не принял, в частности, выделение Спенсером военных и индустриальных обществ, считая эту классификацию слишком неопределенной и не соответствующей истории. Чтобы избавить социальные науки не только от априоризма и метафизики, но и от идеологической предвзятости, от апологетики по отношению к существующим общественным порядкам, Моска полагал необходимым полное преобразование их на основе экспериментального метода. Наука широко основывается на наблюдениях и опыте, обобщение которых позволяет установить бесспорные истины и на этом фундаменте сформулировать теоремы, вначале простые, а потом сложные. Так устроена математика, которую Моска считал идеалом научного знания. Но одного опыта совершенно недостаточно (и алхимия, и астрология, и магия апеллировали к опыту), подчеркивал итальянский ученый, — необходим научный метод. Экспериментальный метод у Моски развертывался как исторический, как обобщение исторических фактов, объемлющих всю историю человечества. Наиболее объективными и универсальными из применяемых в общественных науках в конце XIX в., наиболее близкими к идеалу, хотя и недостаточно научными, Моска считал метод географического детерминизма (от Геродота до Монтескье), метод биологического детерминизма, характерный для социального дарвинизма, и метод расово-антропологической школы (Ж.-А.
де Гобино, Л. Гумплович и т.д.). Итальянский ученый в своих «Основах политической науки» подробно рассмотрел эти методы и развернул против них систему довольно убедительных критических аргументов1. Лейтмотивом научного творчества Гаэтано Моски была идея создания новой социальной науки, которая интегрировала бы данные всех общественных дисциплин и необходимость которой, как полагал ученый, созревала в течение веков и созрела окончательно во второй половине XIX в. Ее предметом должно стать исследование законов или стабильных тенденций, управляющих поведением людей, иначе говоря, законов и стабильных тенденций политического устройства общества. Социолог предложил назвать эту дисциплину «политической наукой» (la scienze politica), поскольку предложенное Контом название «социология» казалось ему недостаточно определенным и точным, применяемым к очень разнородным по своему предмету и по уровню обобщения отраслям знания об обществе. Название дисциплины «политическая наука» является у итальянского ученого по сути синонимом социологии, поскольку для социологии Моски главным предметом интереса было политическое устройство общества. Поэтому Моска является социологом и политологом одновременно. Чтобы стать наукой, знание об обществе должно преодолеть технологическое, прагматическое отношение к предмету познания. Моска подчеркивал отличие науки как знания законов, управляющих жизнью предмета, от технологии, от умения использовать предмет. «Экономист высочайшей квалификации может быть реально абсолютно неспособным на то, чтобы нажить себе состояние, а банкиру, промышленнику, биржевому дельцу, которые, хотя и могут иметь некоторое представление об экономических законах, не нужно быть учеными, им удается достаточно хорошо делать свое дело, даже если они абсолютно не в курсе этих законов»458. Подобная же закономерность обнаруживается и в политике. Мыслители предшествующих эпох, и в особенности Макиавелли459, рассматривали знание о политике преимущественно как практическое ремесло, как искусство править, приходить к власти и удерживать ее. Речь не шла о научных обобщениях. Переход социологии от донаучного, обыденно-технологического знания к уровню зрелой науки, исследующей глубинные, существенные связи предмета, Моска связывал с разработкой проблематики «политического класса» как ядра любых социальных образований. Социолог полагал, что природа человека и общества в принципе неизменна, но допускал возможность оп- ределенных позитивных реформ и изменений, чему и должна способствовать предложенная им дисциплина. Итальянский мыслитель фактически считал, что дает начало социологии как науке. Более того, Моска был убежден, что после его трудов обязательным условием научности любой теории общества является признание в качестве главной социальной реальности политического класса.
<< | >>
Источник: В.И. Добренькова. ИСТОРИЯ соииологии (XIX - первая половина XX века). 2004

Еще по теме Предмет и метод социологии:

  1. Предмет, метод и предназначение социологии
  2. 2. Создание диалектико-материалистической социологии, её предмет и методы
  3. ГЛАВА 1 ТРУД КАК ОБЪЕКТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. ПРЕДМЕТ И МЕТОД СОЦИОЛОГИИ ТРУДА
  4. 2. Предмет и методы «понимающей» социологии Новый взгляд на роль естественных и социальных наук
  5. 1.3. Социология и другие науки о человеке и обществе. Предмет социологии
  6. 1. Институционализация социологии Вычленение предмета социологии
  7. 3. ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ
  8. РАЗДЕЛ 1 ГЛУБИННОЕ РЕГИОН ОБЕЛЕНИЕ. СТРУКТУРНАЯ СОЦИОЛОГИЯ (СОЦИОЛОГИЯ ГЛУБИН) КАК МЕТОД
  9. Изменение предмета социологии.
  10. 1.1. Объект и предмет социологии
  11. Предмет социологии в единстве с методологией
  12. ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ
  13. 1.2 Предмет социологии: исходные позиции
  14. Предмет социологии труда