<<
>>

АНАТОМИЯ СОПЕРНИЧЕСТВА

Особого внимания заслуживают те работы Веблена, где он раскрывал и подробно анализировал навыки мышления и образцы поведения, которые составляют основу отношений соперничества или конкуренции между социальными акторами.

Он выдвигал сложную и изощренную теорию социальных источников соперничества в действиях людей. Самоуважение, утверждал он, это лишь отражение того уважения, которое оказывается индивиду его окружением. Следовательно, когда такое уважение не проявляется, поскольку индивид не сумел преуспеть и выделиться своими соревновательными, заслуживающими высокой оценки устремлениями, он страдает от потери самоуважения. Поэтому тенденция к постоянно возрождающемуся проявлению себя в соревновательной культуре (competitive culture) коренится в страхе потери самоуважения.

«Члены общества, которым в какой-то степени не хватает обычного мастерства или собственности, чтобы заслужить уважение своего окружения, страдают от его отсутствия; и, следовательно, они страдают от отсутствия самоуважения, поскольку обычной основой для самоуважения является уважение, оказываемое ему его ближними. Только лица с аберрантным характером способны долгое время сохранять самоуважение перед лицом всеобщего неуважения своих собратьев... И как только обладание собственностью становится основой всеобщего уважения, оно становится также необходимым требованием для той самой удовлетворенности, которую мы называем самоуважением»118.

В условиях соревновательной культуры, где люди оценивают свое значение в сравнении с достоинствами своих ближних, они оказываются вовлеченными в непрерывное вращательное движение «Иксионова колеса» (Ixion’s wheel), поскольку они постоянно стремятся превзойти своих ближних. «Как только человек делает новые приобретения и привыкает к новому уровню благосостояния, этот новый уровень тотчас перестает приносить ему ощутимо большее удовлетворение, чем предыдущий...

Конечная цель, к которой он стремится при помощи накопления капитала, состоит в том, чтобы добиться более высокого финансового положения, чем у остальных. А если только такое сравнение оказывается для него неблагоприятным, то обычный, средний индивид будет жить в состоянии хронической неудовлетворенности своей настоящей участью; и когда, наконец, он достигает положения, которое можно было бы назвать нормальным денежным стандартом для данного общества или же его класса в данном обществе, этой постоянной неудовлетворенности придет на смену безудержное стремление установить заметный и все более увеличивающийся интервал между его собственным положением и существующим средним стандартом»119.

Особенно Веблен оказывается на высоте, когда анализирует различные способы и средства, с помощью которых люди стремятся продемонстрировать свое высокое финансовое положение в постоянной борьбе за конкурентное превосходство. Бросающиеся в глаза расходы, очевидная праздность, кричащее проявление всех знаков своего высокого финансового положения выступают, по убеждению Веблена, одними из способов превзойти своих ближних и добиться более высокой самооценки. «Манеры и образ жизни являются символами соответствия норме показной праздности и показного потребления... Показное потребление дорогостоящих товаров является способом демонстрации достоинства джентльменов праздности»120. «Наследование претензий на аристократичность сочетается с наследованием обязательной праздности»121. Показное потребление или показная праздность не обязательно непосредственно отличают тех, кто стремится к более высокому конкурентному положению. Скорее, такой особый стиль жизни может демонстрироваться лицами, зависящими от главы семьи — например, его женой или слугами, — для того, чтобы придать особый вес положению своего хозяина. В современном мире глава семьи среднего класса принуждается самими экономическими условиями обеспечивать семье требуемый уровень благосостояния своим профессиональным положением, но «жена такого главы семьи по-прежнему ведет образ жизни опосредствованной праздноста, ради репутации семьи и доброго имени ее главы»122.

Хороший слуга демонстрирует свою многоцветную ливрею не ради того, чтобы повысить представление о себе самом, но чтобы придать большую значимость своему хозяину.

В эпоху господства аристократии, «эпоху варварства» такие типично «расточительные» способы соревновательной демонстрации статуса были свойственны только праздному классу, представлявшему верхушку социальной пирамиды. Теперь же, утверждал Веблен, такие образцы поведения имеют тенденцию охватить всю социальную структуру общества. Каждый класс в меру своих возможностей стремится подражать образу жизни вышестоящих классов. «И в результате члены каждого слоя общества принимают для себя в качестве идеала добропорядочности уклад жизни, существующий в соседнем более высоком социальном слое, и прилагают всю свою энергию, чтобы оказаться достойными этого идеала»123. Сам по себе «критерий достоинства» должен соответствовать экономическим условиям жизни и традициям каждого отдельного класса124, но он также в большей или меньшей степени распространяется в целом и на все общество. Хотя он рождается в недрах праздного класса, он характеризует всю его культуру и формирует специфические особенности образа жизни. Вот почему даже бедные, хотя в современном обществе в материальном отношении им живется лучше, чем их предшественникам в прежние времена, страдают от этого больше. «Существующая система не сделала... трудолюбивого бедняка беднее в абсолютном измерении... Но она имеет тенденцию сделать их беднее в их собственных глазах... и именно это следует учитывать»125. Несомненно, что Веблен, подобно другим ученым до и после него, пришел к осознанию идеи относительной депривации (relative deprivation).

По мнению Веблена, упрощенные представления о человеческих мотивациях, на которые опирается классическая экономика, не могут объяснить побудительные мотивы поведения человека в современной цивилизации, основанной на деньгах. Человека в современном мире воодушевляет не склонность к накопительству или товарообмену, а стремление превзойти своего соседа. Борьба за конкурентный статус становится тем базовым основанием, который дает нам возможность понять институциональную основу современного экономического поведения.

<< | >>
Источник: Козер Льюис А.. Мастера социологической мысли. Идеи в историческом и социальном контексте / Пер. с англ. Т. И. Шумилиной; Под ред. д. ф. н., проф. И. Б. Орловой. — М.: Норма. — 528 с.. 2006

Еще по теме АНАТОМИЯ СОПЕРНИЧЕСТВА:

  1. Г л а в а 7. РАЗВИТИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ ПО АНАТОМИИ, ФИЗИОЛОГИИ, СРАВНИТЕЛЬНОЙ АНАТОМИИ И ЭМБРИОЛОГИИ ЖИВОТНЫХ
  2. ПРОМЫШЛЕННОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО
  3. Ожесточенное соперничество мудрецов
  4. ТОРГОВЫЕ СПОРЫ И СОПЕРНИЧЕСТВО
  5. Г л а в а 12. РАЗВИТИЕ СРАВНИТЕЛЬНОЙ АНАТОМИИ И МОРФОЛОГИИ ЖИВОТНЫХ
  6. Глава 28. ПЕРЕСТРОЙКА СРАВНИТЕЛЬНОЙ АНАТОМИИ НА ОСНОВЕ ДАРВИНИЗМА
  7. Патологическая анатомия психозов.
  8. СРАВНИТЕЛЬНАЯ АНАТОМИЯ
  9. Микроскопическая анатомия и изучение простейших
  10. АНАТОМИЯ КОНФЛИКТА
  11. Анатомия момента
  12. Когда соперничество ведет к творчеству, а когда к застою?
  13. Анатомия животных и человека в XVI—XVII веках
  14. Философская анатомия бунта
  15. Дальнейшее развитие сравнительной анатомии