<<
>>

Судьба участников дела

  Как сложилась дальнейшая судьба Вергунова, из дела неизвестно. А о Докучаеве имеется несколько любопытных документов. Прежде всего, это два письма, адресованные им в Тайную канцелярию из Белгорода в один и тот же день — 29 июня 1757 года; первое на имя Василия Прокофьевича (не секретарю ли Василию Прокофьеву?), а второе знаменитому впоследствии СИ.
Шешковскому. Он просил отправить его «в лан- тмилицкой корпус с повышением ранга». Действительно, и как это ни странно, в деле имеется лист, на котором можно еще прочесть следующие слова: «...по справке канцелярии того Тенгинского полку, показаной сержант Докучаев в сержантской чин произведен прошлого 753-м году февраля 10 числа, а за неимением порожней вакации состоял в комплекте коптенармусом того ж 753 июня по 8 число, а в службе находитца 749 ноября с 1, из дворовых людей, в фергерах и кригсрехтах и никаким штрафам подвержен не бывал и служил добропорядочно...» (л. 172 а). Последнее, после ознакомления с рассматриваемым делом, особенно удивляет. Однако просьбы и аргументы Докучаева подействовали. И в сентябре 1758 года было принято соответствующее решение, о котором сохранилась следующая запись: «...И дабы он не понес крайней скудости и по указу Ея Императорскаго Величества и определению Тайной канцелярии велено {...} в Военную коллегию послать промеморию, которую {...} коллегии {...} Докучаева по вышеписанному ево старшинству произвесть во означенной Белогородской гарнизон прапорщиком и вместить ево в комплект, дабы он за неполучением жалованья не мог претерпеть в содержании себе крайней нужды и о том Военной коллегии для извести сообщить в Тайную канцелярию, и Военная коллегия да благоволит о том учинить по Ея Императорскаго Величества указу. Августа[§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§ Сентября 8 дня 1758 году» (л. 170—171 об.).
Ну а что же Чернышевы? 20 декабря 1755 года они подали в тайную канцелярию прошение в связи с тем, что не были приняты в Архангелогородском полку в комплект — не было «порозжих порутческих вакаций» — и потому не получали жалованья ни на себя, ни на своих денщиков, которые были из их собственных людей. «А за неимением за ними поместий и вотчин, — писали Чернышевы, — пришли вовсе в разорение и в содержании себя по рангом в крайнее изнеможение и без определения в комплете отныне и впред пропитания иметь и содержать себя не чем..» (л. 129—130). 5 апреля 1756 года прошение Чернышевых было удовлетворено: они были зачислены в комплект и получили задержанное жалованье (л. 135). О том, что произошло дальше, мы знаем из дела Андрея Чернышева, в котором сохранился полусгнивший «Репорт о получении указа», направленный в Тайную канцелярию из Архангелогородской губернской канцелярии 9 января 1762 года. Тотчас после смерти Елизаветы Петровны, 27 декабря 1761 года был послан указ «об немедленном отправлении в Санктпетербург находящихся в Архангелогородском гарнизоне порутчиков Алексея и Петра Чернышевых, прапорщика Елагина и о даче им ямских подвод и прогонных денег, и, ежели требовать будут, ундер афицера и салдат». В своем рапорте Архангелогородская губернская канцелярия сообщала, что «из означенных порутчиков Алексей Чернышев в 1760 году умре, а Петр Чернышев имеетца у содержания Провиантского магазина, а Елагин {...} состоит подпорутчиком и находитца у содержания ж гарнизонных {...}» (л.
165—165 об.). К сожалению, остальные листы дела сильно испорчены и не поддаются прочтению.
Кстати сказать, сохранилось прошение жены Алексея Чернышева — Марины Дмитриевны, поданное в июле 1762 года на имя Екатерины II. В нем говорилось: «Муж мой нижайший находился в службе при дворе Вашего Императорскаго Величества комнатным лакеем, которой в 1753-м году выпущен прапорщиком в город Кизляр в Тенгинской полк, в котором будучи пожалован порутчиком и переведен в Архангелогород- ский гарнизон, где находился по 1760 год, а во оном году волею Божиею умре. А я нижайшая после покойного мужа моего осталась с малолетним сыном, Петром, без всякого достатка и ныне в пропитании имею крайнюю бедность, и дабы высочайшим Вашего Императорскаго Величества указом повелено было для высочайшаго Вашего Императорскаго Величества многолетнаго здравия и благополучнаго государствования из высоко- матернаго Вашего Императорскаго Величества милосердия всемилостивейше наградить меня, бедную вдову и сироту оставшую с сыном без всякого пропитания, ежегодным жалованьем, коим бы я могла себя содержать»590.
Петр Матвеевич Чернышев прожил дольше брата, но судьба его была трагична — он пал от рук пугачевцев. Истории его судьбы впервые коснулся А.С. Пушкин, работая над «Историей Пугачевского бунта». Вместе с тем возникла проблема, связанная с отцом Петра Чернышева. Впервые на эту проблему обратил внимание князь М. Оболенский. Ему принадлежат и первые данные о П. Чернышеве, опубликованные в «Русском архиве» в 1865 году. Из них следует, что он стал лакеем с 5 августа 1745 года, 23 мая 1746 года был выпущен прапорщиком в полевые полки; в марте 1748 года произведен в подпоручики, а 29 июня в поручики. 21 марта 1762 года Петр Чернышев произведен в премьер-майоры, а с декабря 1764 года — в подполковники. 10 февраля 1766 года он был определен в Симбирск комендантом. Петр Чернышев женился в январе 1768 года на Анне Ивановне Кротковой. Во время Пугачевского бунта по приказу генерала Кара П.М. Чернышев пошел с отрядом в 2000 челеловек, имея 12 орудий, на помощь осажденному Оренбургу. 13 ноября 1773 года в деревне Чернореченской он узнал о поражении генерала, но продолжал поход к Оренбургу, поверив рассказам лазутчика Пугачева казацкого сотника Падурова, который обещал провести отряд безопасной дорогой. Не доходя четырех или пяти верст до Оренбурга, Чернышев попал в засаду; казаки и калмыки, составлявшие значительную часть его отряда, изменили, а солдаты, измученные стужей, голодом и ночными переходами, оказали слабое сопротивление, и весь отряд был взят в плен. Чернышев, а с ним оставшиеся верными присяге 36 офицеров, а также калмыцкий полковник были повешены Пугачевым.
Согласно разысканиям князя Оболенского, отец Чернышевых — Матвей Чернышев, который будто бы после убийства Петра разговаривал с Пугачевым, которого упрекал в убийстве сына. Нам трудно в это поверить, поскольку из упомянутого дела мы знаем, что отец Чернышевых был убит во второй половине 30-х годов XVIII века, как показали сами его сыновья. Кроме того, странно, что они в 1755 году, жалуясь на свою бедность, почему-то забыли об отце. И уж совсем непонятно, как не получила поддержки вдова Алексея Чернышева и ее сын Петр. Князь Оболенский сообщает, что Матвей Чернышев в 1756 году «имел в Симбирском уезде имение село Кузмодемьянское-Соплевка тоже. Смотри в Архиве Министерства юстиции». Мы пытались найти какие-либо сведения о Матвее Чернышеве в фонде Герольдмейстерской конторы, но поиски закончились безуспешно. Князь Оболенский пишет, что издатель летописи Рычкова об осаде Оренбурга и А.С. Пушкин не заметили, что находяще

еся в третьем прибавлении к той Летописи примечание, в котором говорится о свидании с Пугачевым, принадлежит не Рычкову, а Матвею Чернышеву, несмотря на то что это весьма ясно открывается из содержания того примечания, потому что в нем говорится об убиении сообщниками Пугачева полковника и коменданта Симбирского, которым в то время был Петр Чернышев, сын Матвея Чернышева. Из сделанного Матвеем Чернышевым примечания видно: 1) что Летопись Рычкова об осаде Оренбурга, изданная А.С. Пушкиным во второй части «Истории Пугачевского бунта», напечатана с рукописи, бывшей в руках Матвея Чернышева, или с копии, снятой с нее; 2) что к рукописи, бывшей в руках у Матвея Чернышева, приложен был портрет Пугачева — это ясно видно из следующих заключительных слов примечания: «Личина его, напреди сего списания приложенная, с подобием лица и стана его нарочито сходствует»; 3) весьма естественно, читая эту рукопись и имея перед глазами портрет Пугачева, Матвей Чернышев вспомнил о своем свидании с ним в Симбирске, и ему пришла мысль сделать в конце рукописи свою заметку. Может быть, даже и все третье прибавление к Летописи принадлежит не Рычкову, а Матвею Чернышеву. Князь Оболенский приводит отрывок из воспоминаний Рычкова, в котором говорится об упомянутой встрече с Пугачевым: «После того он спросил у меня, кто я; и как я ему отвечал о моем звании, в ответе сказав при том, что я от него и от его сообщников совсем разорен, а тягчее всего, что лишился моего сына, бывшего в Симбирске комендантом и полковником, который убит недавно под пригородом на сражении с его сообщниками, то он ответствовал на сие, яко бы все то делано без его ведома, ибо сообщники его, что ни похотели, то, не спрашиваясь его, сами делали. А как я, выговоря об моем покойном сыне, смутился и от слез удержаться не мог...» Среди конспектов, выписок и набросков, сделанных Пушкиным, в разделе, посвященном упомянутому Рычкову, имеется фрагмент, расходящийся с тем, что говорилось выше: «Рычков видел его тут: Пугачев ел уху на деревянном блюде. Увидя Рычкова, он сказал ему: добро пожаловать и пригласил его с ним отобедать. Из чего, говорит Р[ычков], я познал его подлый дух и, помолчав немного, стал ему говорить, как он отважится мог на такие великие злодейства. Пугачев отвечал: виноват перед Богом и государыней, но буду стараться все мои вины заслужить — и подтверждал свои слова божбою (по подлости своей, опять замечает Рычков). Говоря ему о своем сыне, синб[ирском] коменданте], поступившем на место несчастного] Чернышева и убитом в сраж.[ении] против сообщников] Пугачева, Р[ычков] не мог удержаться от слез. Пугачев, глядя на несчастного] отца, сам заплакал»591. Имел ли сын Рычкова отношение к Симбирску, нам неизвестно.


<< | >>
Источник: Иванов О.А.. Екатерина II и Петр III. История трагического конфликта. 2007

Еще по теме Судьба участников дела:

  1. Приговор и судьба участников
  2. Часть 1. Личность и судьба Сценарии судьбы
  3. 2.1. Изучение материалов уголовного дела, составление выписок и копий процессуальных документов, использование для подготовки электронной версии материалов уголовного дела
  4. Участники и система
  5. Изучение отношений участников взаимодействия
  6. Участники (Коммуникативный аспект)
  7. Подготовка дела к судебному разбирательству
  8. Участники групп солидарности
  9. Издержки, связанные с рассмотрением дела
  10. 18. Взаимоотношения с участниками дорожного движения
  11. Статья 73. Обязанности участника полного товарищества
  12. ПРИМЕЧАНИЯ ГЛАВА 1 УЧАСТНИКИ
  13. Дела семейные
  14. Статья 88. Участники общества с ограниченной ответственностью
  15. Статья 77. Выход участника из полного товарищества