<<
>>

Н. Б. Шеламанова К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ИСТОЧНИКОВ ПО ИСТОРИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ В КОНЦЕ XVI в.

В одном из последних своих трудов «Россия в XVI столетии» М. Н. Тихомиров обратился с призывом к советским историкам заниматься исторической географией нашей Родины. В числе многих вопро сов исследования, которые истают перед историком в этой области знаний, At.

Н. Тихомиров обратил внимание и на государственные гра иицы России, дав общую и вместе с тем очень четкую характеристику границ Российского государства в XVI в.'.

Настоящая стаїьн посвящена отдельному моменту в последов.і тельной борьбе России за воссоединение земель, ранее входивших в состав единого древнерусского государства. Тема эта, неоднократно привлекавшая внимание ученых-нсторнков, в данном случае рассмат рнвается нами в чисто источниковедческом аспекте.

В русской дореволюционной и советской историографии ?Id C U циальных исследований о границах России, п частности ее западной границы с Великим княжеством Литовским, а затем с Речью Посполп той. Правда, практически эту границу указывали исследователи вопросов истории взаимоотношений России с ее западным соседом, историки западных российских областей и Великого княжества Литовского. Из этих работ наибольшего внимания заслуживают труд АА. К. Любавско го, работы Е. И. Кашпровского и Н. Н. Оглоблииа, в которых содержится исследование состава западных российских или восточных литии ских областей. Польские историки более интересовались историей гра иицы со своим великим восточным славянским соседом. Имеются две серьезные работы польских нсторикоп. посвященные границам Л швы и Речи Посполитої) XIV—XVI вв. п первой половины XVII в. Зі о труд Яша Патансоиа-Леского «История восточной границы Речи Пос политой, ч. I. Граница Московская в эпоху Ягеллонов; ч. II. Эпоха Стефана Батория в истории восточной границы Речи Поснолитой» в работа Владислава Годзишевского «Граница польско-московская по ІІоляновскому миру (1634—1648 гг.)»2.

ішіічип ииины II пщсриснцпп.

.ІДанНаИ pdUUTd HMCCI CbUCH UCVIblU

ледить состояние границы России с Речью Посполитой с конца опекой войны до начала польской интервенции (1582—1608 гг.). Заметим сразу, что граница России с Речью Посполитой за это вре- 1с менялась. Она определялась Ямзапольскн.м договором, закончив- Ливонскую войну (подписан в Яме Запольском 15 января 1582 г.. вержден затем в Москве 15 июля и в Варшаве 20 октября 1582 г.). последующие мирные договоры 1584, 1585, 1587, 1590, 1601 и 1608 гг. ко подтверждали эту границу. Но Ямзапольский договор мало из- !л границу России с Речью Посполитой, существовавшую до этого ієни. За небольшим изменением в Вслнжской полости (о чем под- іес ниже), он сохранил доставшуюся в наследство Речи Посполитой пцу Великого княжества Литовского с Россией, которая оставалась мепной с 1537 г.

Ямзапольское перемирие, как известно, лишало Россию всех се зайвий , Лпиоппп и в Полоцкой п Витебской землях, но российские т. захваченные Стефаном Баторием в конце Ливонской войны в — 1581 гг.: Великие Луки п великолуцкне города Невель, Холм, gt;лочье (Ржева Пустая) - - п псковские пригороды: Остров, Белье, спый. Воронин п Себеж.--возвращались России. Только один Ве- . захваченный в Торопсцкой земле, поляки ие согласились вернуть •пп. па был оставлен за Речью Посполитой[367].

Хотя Ямзапольский договор возобновлял старую, уже упроченную юном границу, восстановление этой границы сразу же столкнулось льшимн трудностями. Ливонская война нарушила «старину» владс- на большом участке, где происходили военные действия, в районах аничных российских Велпколуцкого, Торопецкого и литовских Полого и Витебского уездов. Здесь сразу же после подписания мира іваре 1582 г. начались крупные пограничные споры, затянувшиеся тоню годы, пплоть до начала XVII в. И это прежде всего был спор аппцах Вслпжа. передаваемого Речи Посполитой. Длительность веского спора определяло важное стратегическое значение Велижа - юстп tia центральном участке границы, представлявшей в рукач і Посполитой большую опасность для России.

Уже во время подписания договора в .Москве в шил: 15к2 г. выяви і разное толкование границ отдаваемого Вслпжа. Сущность велиж-

  1. спора заключалась в том, что, уступив Речи Посполитой город «ж, российская сторона не соглашалась отдать вместе с городом всю ижскую волость, ссылаясь на то, что эта волость издавна торопеп-

во всех перемпрных грамотах XVI в., начиная с 1503 г., и в Ямза- gt;ском договоре записана за российским Тороппом. Речь Посполп- трсбопала к городу всю Вслнжекую волость, как это обычно быва

то раньше при разделе земель: город отдавался со всей его волостью, эояре цеплялись за ту формулу определения границ Торопецкого дезда с литовским Витебским поветом в Ямзапольском договоре («а іемля Велижу по старым рубежом, как было Витебской земли с Торо- іецкою землею: Витебская земля с городом с Велижем к Витебску, а Горопецкая — к Торопцу[368]), которая позволяла им толковать факт пере- іачи Велижа Речи Посполитой как отдачу одного города без волости4.

Сначала польско-литовская сторона согласилась на московское юиимаиие границы торопецко(велижско)-витебского рубежа «по ста- жие», т. е. фактически иа передачу им одного города без волости. Оиа тотребовала, однако, созыва специального пограничного съезда суден їли точного определения этих «старых рубежей». Возникла необходимость и в проверке старых границ Витебского повета в районах Суража. /свята и Озерищ с российскими Великолуцким и Невельским уездами. При подписании перемирия в июне її582 г. в Москве и было принято іешеиие созвать такие межевые пограничные съезды на торопецко(ве- шжско)-витебском и великолуцко-усвятском рубежах 1 мая 1583 г. Г

Однако спор о Велижской волости осложнился еще самовольными действиями витебского воеводы Станислава Паца, который, не дожида- ісь решения вопроса дипломатическим путем, стал занимать земли в Зелижской волости. Еще во время переговоров в Москве в июле 1582 г. їояре жаловались польским послам, что Пац в Велижской волости на /стье реки Межи при впадении ее в Двииу, в 30 верстах выше Велижа :тавит крепость. При подтверждении перемирия в октябре 1582 г. в Заршаве российские послы добавляли, что из этой крепости в устье межи Пац захватил всю Велижскую волость, стал собирать «великую юшлину» с русских торговых людей, плавающих по Меже и Двине из Великих Лук и Торопца в Смоленск и Белую. Воеводы смоленский, то- зопецкий и великолуцкий сообщали, что Пац пытается приводить к при- :яге крестьян смоленских Поречьской и Щучьей волостей и захватил іеликолуцкое село Огрызково, откуда были изгнаны русские помещики, а крестьян Пац заставляет платить подати в новый город иа Меж- :ком устье6. Дело шло, таким образом, о фактическом захвате и приведении в подчинение Речи Посполитой формально признанных за Росшей земель.

При подтверждении перемирия в Варшаве польская сторона, во- треки ранее принятому ею в Москве признанию Велижской волости за Россией, стала снова требовать себе всю Велижскую волость. Верно, крепость в устье Межи король обещал к 1 ливаря 1583 г. срыть, как :амовольно поставленную Пацем (поскольку строить новые крепости

  1. пограничной полосе вообще запрещалось Ямзапольским договором). Волее того, захваченные литовцами земли в Смоленских — Поречьской
  2. Щучьей — волостях были объявлены ими Микулинской волостью Витебского повета, и в них до пограничного межевого съезда российские їласти просили не вступать. Дело о принадлежности села Огрызкова к Велижской волости король обещал разобрать 7.

Однако межевой пограничный съезд, назначенный на 1 мая 1583 г.. «е состоялся. Литовские судьи к сроку иа место съезда — город Ве- лиж — ие явились, а российских судей к Велижу не пустили, даже обстреляли под городом. Местом съезда литовские судьи избрали урочище Перемежье на северной границе Велижской волости, в 80 верстах от Велижа и в 60 верстах от Торопца, откуда они одни, без российских судей, провели границу Велижской волости с Торопецким уездом. Российская сторона с этим межеванием согласиться, конечно, ие могла8.

С начала 1583 г. ?Пац продолжает распространять свои захваты на соседние с Велижской волостью земли российских Великолуцкого и Торопецкого уездов. В январе 1583 г. им были захвачены рыбные угодья иа озере Белом в Островенском десятке Нежельской торопецкой волости, а в июне шесть деревень: Островна, Микулииа, Ровкина (Родкииа), Тимофеевская, Окулина, Афанасьевская. К Усвяту Паи приписал значительную часть земель Невельского и Великолуцкого уездов: по реке Хоиле от устья ее у реки Ловати до верховьев у озера Ордосна, озера Зароиое и Городиое. Литовский усвятский наместник Юрий Соколинский в Невельском уезде занял в Закомельском десятке Соротчину. Летом же 1583 г. были разорены литовцами земли в Велн- колуцком уезде: в Никольской волости Невельского уезда иа Емеице пять деревень, в Часопском стане иа Конше (погост Бориса и Глеба) — семь деревень, в Плавецкой волости погост Маковища.

Видя, что захваты подданных Речи 'Посполитой в российских землях не прекращаются, российское правительство 17 сентября 1583 г. решило ввести в пограничные районы войска и предупредить об этом Паца. Русские войска в числе 2 тыс. человек под командованием ки. Д. П. Елецкого были 22 октября (2 ноября) 1583 г. введены в Велико- луцкий уезд и остановились на границе, в селе Огрызкове9.

Перемирие 20 февраля 1585 г. на два года сохранило условия Ямзапольского договора. Спор о Велижской волости ие был разрешен, обе стороны остались иа своих позициях: Речь Посполитая по-прежнему требовала всей Велижской волости, российская сторона согласилась признать за Речью Посполитой только один город Велиж. В договорных грамотах было написано так, как этого желала каждая из сторон. В российской грамоте: «а рубежи держати во всех местех по старым рубежом, по перемирным грамотам», т. е. границы Торопецкого уезда с Витебским поветом сохранялись «по старине» и Велижская волость в составе Торопецкого уезда отходила к России. В грамоте со стороны Речи Посполитой это место записано: «а рубежи держати во всех местех по старым рубежом, как в перемирные лета до сих пор держано», т. е. закреплялся фактический захват витебским воеводой Велижской волости. От созыва новых межевых пограничных съездов король Стефан Ба- торий отказался10. Таким образом, правительство Федора Ивановича согласилось иа формальную неопределенность границ и фактические захваты Речи Посполитой в пограничных спорных областях.

В дальнейшем территориальные споры, отодвигаемые все время более важными для стран вопросами, не играли главной роли в отношениях России и Речи Посполитой. Смерть Ивана IV (18 марта 1584 г.), а затем и Стефана Батория (2/12 декабря 1586г.), смена династии в России в 1598 г. выдвигали иа первый план такие внешнеполи- тнческие проблемы, как вопросы войны или мира, упрочение в Ливонии, объединение обоих государств под властью одного монарха, что, конечно, умаляло важность территориальных споров, существующих между государствами. Однако положение на границах России с Речью Посполито», определяемое общими напряженными отношениями государств в последнее двадцатилетие XVI в., чем дальше, тем все более становилось неспокойным. Учащались нападения на российские пограничные землн, к район этих нападений все больше расширялся. Осо бенно частыми стали нападения на южные российские земли в Север екой земле и «сторожи от крымцев» в Диком поле.

Не имея возможности за недостатком места останавливаться на положении дел иа всем протяжении .западной границы России в конце XVI в., сосредоточим внимание на Велижском спорном участке, так как пограничные инциденты не привели к официальному изменению границы после Ям.запольского перемирия. Следует отметить, однако, что к 1592 г. нападения со стороны Речи Посполитой стали настолько часгы мн, что российское правительство вынуждено было послать в Полыт специальное посольство по «обидным делам» (посольство Афана.чя Рязанова, октябрь 1592 г.) ". В огромном «списке обидным делом» Рн запова, занявшем 45 двоимых листом посольской книги, собраны быль сведения о нарушениях границ с 1586 г. .Материалы посольства Рязанова показывают, насколько неспокойным было положенно на западной границе России в конце XVI в. почти па всем ее протяжении.

Что касается Велнжского рубежа, то литовцы в конце 80-х и на чале 90-х годов снова предприняли вторжение в пограничные с Велпж- ской волостью земли Великолепного уезда. Из «обидного списка[369] Рнза нова явствует, что и после 1583 г. литовцы ие раз нападали на Огрыз- ково. а из писцовых книг Великих Дук 1584/5 и 1625—1627 гг. выясняет ся, что между 1585 и 1593 гг. это село было снова, и на этот раз иадо. н и. присоединено к Велнжу; многие земли в вс.школуцкпх Плавецкон н /Кпжнцкой волостях были в конце века, до и после «ппема Л\н\апла Вельяминова 102 году», также присоединены литовцами к Велижской волости к Усвяту |2.

Российское правительство продолжало поднимать вопрос о Велнж- екой волости вплоть до начала XVII в. (по Деулинско.му перемирию 1618 г. Велнж с волостью переходил к Речи Посполитой), при заключении перемирий 1587, 1590, 1601 и 1608 гг. Но каждый раз из-за нежелания обострять отношения ради разрешения более важных вопросов ре шеиие велнжского спора откладывалось до созыва межевых пограничных съездов, которые в свою очередь так и не были созваны |3. Правда, по перемирию 1601 г. были назначены межевые пограничные съезды на I мая 1602 г. на торопецко(велнжско)-витебском и черниговско-острен- ском рубежах. Но и они не состоялись. На торопецко-внтебском рубеже литовские судьи, усвятскин староста кн. Юрий Друцкий-Соколинский п велижскнй староста Александр Корвнн-Гопсовский, не дожидаясь запаздывающих российских судей Меныието-Волынекого и др., сами определили границы Велижской волости. Собственно они и не расследо вали их, а описали так, как определил границы Велижской волости с

Торопецким уездом еще Пац в 1583 г., «по рубежу ие еждя», как говорила потом российская сторона. Съезд на Чернигово-Острейском рубеже вообще не был созван. Посольство Огарева (1604—1605 гг.)ставило вопрос о новых межевых съездах, ие признавая границ Велижской волости, учиненных одними литовскими судьями без российских. По перемирию 1608 г., которому не суждено было претвориться в жизнь, для разбора пограничных территориальных споров традиционно назначались съезды па торопецко (велижско)-витебском и черниговско-острей- ском рубежах; эти съезды откладывались иа 4-й год перемирия м.

Открытая польско-литовская (с сентября 1609 г.), а затем и шведская интервенция в России опрокинули все дипломатические отношения между государствами. Следующее перемирие, закончившее интервенцию в России, — Деулинское 1618 г. — отражает уже другой период отношений России и Речи Посполитой.

Таким образом, четверть века от конца Ливонской войны п до событий польско-литовской интервенции начала XVII в. в России в истории ее западной границы была временем, когда формально эта граница не менялась, определенная Ямзапольским перемирием 1582 г. Однако оиа была спорной и неспокойной. Государственная принадлежность Велижской волости так и не была определена официально, что явилось причиной длительных споров сторон и пограничных столкновений в течение всего этого времени. Фактически Велижская волость была занята Речью Посполитой, с чем российское правительство практически вынуждено было примириться.

• * *

Как мы видели, после Ямзапольского договора 1582 г. и до начала XVII в. граница России с Речью Посполитой претерпела изменения только иа одном участке — торопецко-внтебском, в районе спорной Велижской волости.

На прилагаемой карте показан этот спорный Велижский участок русско-литовской границы. Даны старинные, с 1503 г. — времени присоединения к России, границы торопецкой Велижской волости с витебскими землями Суражского и Усвятского поветов (вариант государственной границы российской стороны, отдающей Речи ?Посполитой один город Велиж без волости); северные границы Велижской волости с российскими Великолуцким и Торопецким уездами и восточные — с Вельским и Смоленским уездами, которые следовало бы считать государственными границами с точки зрения польско-литовской стороны, требующей себе всю Велижскую волость. Показаны территории, захваченные литовцами в конце XVI в. в Великолуцком, Торопепком и Вельском уездах.

Для выяснения границ Велижской волости в XVI в. кроме посольских документов XVI в. привлечены посольские документы XVII в., касающиеся разграничения государственных границ. Посольские документы XVI в., как правило, не дают описаний государственных границ. В иих имеются незначительные сведения о границах в районе Велижской волости. Материалы переговоров о разделе Полоцкой земли 1566 и 1570 гг. содержат данные о границах Велижской волости с Суражем и Усвятом. В переговорах 1581—1584 и 1602 гг. выясняются захваты литовцев в пограничных с Велижской волостью российских землях. Особенно ценные сведения о границах Велижской волости и о территориях, захваченных Речью Посполитой в России в конце XVI в., содержатся в документах межевых съездов 1622, 1634—1637 и 1642—1648 гг., проведших размежевание государственных границ по Деулинскому и Поляиов- скому договорам. Во время этих межевых работ по писцовым книгам, жалованным грамотам и по показаниям старожильцев была поднята вся «старина» владений и границ и выяснены захваты литовцев в российских землях со времени Ямзапольского перемирия. Использованы также писцовые книги Торопца( 1540/1 и 1626—gt;1628 гг.)и Великих Лук (1584/5 и 1625—1627 гг.). Из картографических источников привлечены карты Генерального межевания 1780—1785 гг., хранящиеся в ЦГАДА (ф. 1356, Коллекция карт Генерального межевания: Витебская губерния, Велижский уезд, 1785 г., № 13 — уездная карта, № 14—?18 — атлас; Суражский уезд, 1785 г., № 49 — уездная карта; Псковская губерния, Торопецкий уезд, б. г., № 68 — уездная карта, № 69—76— атлас; Смо ленская губерния, Поречьский уезд, 1780 г., № 61—уездная карта, № 62—67—атлас) и Атлас 1792 г., составленный на основе карт Генерального межевания («Российский атлас, из 44 карт состоящий и ка 42 наместничества Империю разделяющий», СПб., 1792). Для справок использованы Специальная карта Европейской России 1865—1871 гг. (десятиверстка) и Военно-топографическая карта Российской империи (трехверстка) 1865—1869 гг., а также современные карты Смоленской, Псковской, Калининской н Витебской областей масштаба 1:600 000, издания ГУГК 1958 и 1966 гг.

Поскольку впервые для определения границ XVI в. в районе Ве- лижского участка используются материалы межеваний первой половины XVII в., писцовые книги Великих Лук її Торопца XVI и XVII вв. и карты Генерального межевания, в настоящей работе границы Велижской волости в XVI в. прослеживаются иа многих участках иначе, чем это установилось в литературе.

Велижская волость—южная торопецкая волость в XVI в. граничила: с юга и запада с витебскими Суражским и Усвятским поветами; с севера она примыкала к Плавецкой и Жижицкой волостям Великолуцкого уезда и к Нежельской волости Торопецкого уезда; восточная ее граница смыкалась с Вельским уездом и Щучьей и Лоречьской волостями Смоленского уезда. Велижская крепость была поставлена в 1536 г. В XVI в. она находилась на самой южной оконечности волости. Город в XVI в. расположен был только иа левой стороне Западной Двины, при впадении в нее речки Велпжки ,5.

Начнем с южных границ Велижской волостн, с ее границ с аитеб- :ким Суражским поветом. Это была старая государственная с 1503 г. граница в районе торопецко-витебского рубежа. Такой ее н хотела оставить российская сторона после Ямзапольского перемирия, соглашаясь отдать Речи Посполитой одни город Велиж без волости. При подтверждении Ямзапольского перемирия в Варшаве в октябре 1582 г. она указывала границу Велижа с Суражским поветом — по ручью Коневеи. Во время переговоров в нюне — июле 1584 г. в Москве границу уточнили — по речке Кривке с правой стороны Двины, в трех верстах ниже города Велнжа («Рубеж той волости Велижской с Витебскою землею нзстари ручей іКоневец, что под городом под Велижем. А по другой стороне реки Двииы рубеж-речка Кривка, что ниже города іВелкжа 3 версты»), Более подробные сведения об этой границе дают переговоры 1566—1570 гг. В описании границ Озерищского повета 1566 г. в «Тетради рубежей» Полоцкого повета в трех верстах от Кривки называет ся суражское село Ольгово на суражско-усвятском рубеже. В матерпа тах переговоров 1570 г. уточняется: вверх по речке Кривке граница доходила до ее верховьев, здесь у болота Подховиц начинался с одной стороны к северу велижко-усвятский рубеж, а с юга кончался суражско- усвятский, на котором названо усвятское село Замошьс. В «досмотре» рубежей 1570 г., «Тетради рубежей» уточняются расстояния: от Двины речкой Крпвкой вверх 10 верст, от верховьев Кривки до болота Подхо ппц 5 верст «черным лесом» к усвятско-велижскому рубежу1".

Уточняющие сведения для границы Велижской волости с Сура*- ским поветом имеются в уставе Стефана Баторпя Ве.тмжу or 20 марі.. 1585 г.|7. Здесь описывается граница всей собственно волости города Велнжа, которая шла по левобережью Двины (граница с суражскон волостью Дречьн Луки) -от Двины у устья ручья Глубокого через болота («мох Хорошов») вблизи самого города к речке Сошице п опять через болота («мхп» Везменский н Бояпов) по речку Кривку Вышнюю, приток Двины выше Велнжа. У Кривки Вышней, видимо, уже начина- тась граница со Смоленским уездом. В правобережье Двины границей Велнжа с Суражем названа также речка Кривка (Нижняя).

Граница Велижской волости с Суражскнм поветом хорошо ложится на карту. Речка Крнвка (Нижняя), села Ольгово и Замошье существовали еще в XVIII и XIX вв. и легко отыскиваются иа картах этого времени. На картах Генерального межевания отмечены также речка Глубокая под Велижем несколько ниже устья Кривки Нижней .¦ другой, левой стороны Двииы, верстах в пяти, речка Сошпна еще шіgt;ю и речка Кривка (Вышняя). Болота («мхи») па картах везде пока омы. по не названы.

Южная граница Велижской волости XVI п. не совпадает с этой границей волости XV111—XX вв. В XVIII XX вв. Велпжская волость занимала земли значительно южнее нпп.з по Двине, граничила на юге п основном со смоленским Поречьским уездом, п только незначительная часть южного рубежа примыкала к витебскому Суражскому уезду, недалеко от Суража. Следует отметить, что большинство исследователей (кроме Н. Н. Оглоблина) показывают южную границу Велижской волости в XVI в. (с 1503 г.) значительно южнее города Велнжа, в трех- пятн верстах вниз по Двине, ближе к Суражу, видимо, соответственно с ее границами XVIII —XX вв.18. Однако мы видели, что документы XVI в. как российской, так польско-литовской стороны согласно уклзы- вают южную границу Велижской волости с Суражским поветом возле самого города Велижа.

По уставу Велижа 1585 г. поддаются определению н северные границы собственно Велижской округи (с Велижской волостью). В левобережье Двины от суражской границы, от речки Кривки Вышней граница округи шла по этой речке до Двины. Восточной границей самого города считался ручей Коневец. Далее в правобережье Двины округа Велижа ограничивалась ручьем Быховым, затем граница шла через Чермескнй мох до речки Полоненкн (Полонен), от нее по сухому рубежу к речке Сотыис (Усотпе), ею вверх до деревень Гривьи I! Пушка- Качень в верховьях речки Кривки Нижней. Здесь уже опять проходила ірапііца Велижской волости с Суражским поветом. Речка Велижка. ручеп Быхов, речка Поломея, речка Усотня, деревня Грива и Пушка имеются на картах Генерального межевания'. Деревня Пушка речки Полонея и Усотна названы на Воепно-топографнческой карте, ручеп Быховский обозначен на ней, но не назван (на нем показаны две деревни Быховы), о Вязмснском мхе косвенно говорит река Вяз.чена - приток Касплн.

От болот \ верховьев речки Крнвкн (Нижней) начинался велиж- і\ о - \ с в я т с к п й рубеж. Эта западная граница Велижской волости нодроб- и) описана н посольских документах н XVI и XVII вв. Описание вслнж- ко-усвятскої о рубежа было представлено и материалах переговоров 1570 г. в списках границ шльско-лнтовской стороны: от верховьев речки Кривки (Нпжпен), от велнжско-суражского рубежа на северо-восток, оставляя к западу болота Подхоипцы, через Ивапкопо-Кочаево се- Iпще и Давыдов полог до болота Великие Олсы, нз этого болота реч- чой Полонен вниз до озера Немнклн, из озера Немикля рекой Холуп- ией !у русских также Немикля). вниз в реку Черместу (у русских іакжс Сорочь, современная Усвяча), рекой Черместой вниз до устья речки Be ли. Отсюда начинался рубеж Усвята с Великими Луками. По «досмотру» российской стороны пыясияютсп расстояния между этими пунктами: от верховьев речкн Кривки лесом 5 верст направо через усвятскую дорогу до селища Иванкова-Кочаева (в 15 верстах к западу от болота Подховппы границы усвятско-суражской), далее лесом до Давыдова пологу 10 верст (в 15 верстах от усвятского села Замошья). Далее от Давыдова пологу до болота Великие Олсы 10 верст лесом (между За- мощьем и Давыдовым пологом Липовый мох — па 10 верст). Далее речкой Полонен, вытекающем из болота Великие Олсы, вниз до озера Немикля — 10 верст, из озера Немнклн топ же рекой Полонен (\ литовцев Холунца) — 20 верст до реки Черместы (Сорочь) в 20 верстах зыше впадения Усвячи в озеро Усвяче (в Усвятском повете) ".

Эта граница Велижской волости после Ямзапольского мира споров ге вызывала, поскольку в связи с захватом литовцами всей Велижской волости она становилась границей внутренних областей Речи Поспо- иітой. Во время межевания в 1634—1635 гг. она была проверена и соп- злла с границами, указанными литовцами в 70-е годы XVI в.[370].

Западная граница Велижской волости также сравнительно хорошо южптся на карту. Речка Полонея, озеро Немикля, реки Холунца, Усвя- іа и озеро Сороче имеются на картах Генерального межевания и частично в Атласе 1792 г. На картах XIX в. также сохранялись все речкн. лера и болота порубежные в XVI в.: речка Полонея, Липовый мох, река Немикля, озеро Немикля, реки Холунца, Усвяча, Велья. Озеро Со- роче уже не названо, хотя и помечено на картах XIX в. Можно определить местоположение селища Иваикова-Кочаева — две деревин Ко- чаево и два фольварка под таким же названием существовали во второй половине XIX в. как раз в направлении от верховьев речки Кривки к верховьям речки Полонеи (Воеино-топографическая карта). Давыдов полог не обнаруживается. Болото Великие Олсы на картах XVIII и XIX вв. не названо, но болотистые места в верховьях речки Полонеи показаны на них отчетливо2|.

Зато северная граница Велижской волости явилась объектом наибольших споров, так как именно здесь должна была бы проходить государственная граница, если бы Велижская волость признана была за Речью Посполитой. И именно здесь литовцы вторглись в земли российских Великолуцкого и Торопецкого уездов.

На севере Велижская волость граничила с Плавецкой и Жнжнцкой волостями Великолуцкого уезда и Нежельской волостью Торопецкого уезда. Следует иметь в виду, что с начала XVI в. волости Плавецкая и Жнжицкая считались торопецкими, что было зафиксировано в перемир- ных грамотах, начиная с 1503 г. Однако во время переговоров в мае 1581 г. выяснилось, что эти волости ие торопецкие, а великолуцкие Когда они были переданы к Великим Лукам — неизвестно, сказано только, что «при царе» (Иване IV). В писцовой книге Торопца 1540/1 г. волости Плавецкая и Жижицкая не числятся, но это ни о чем не говорит, поскольку книга сохранилась ие вся. В Ямзапольском договоре и последующих волости эти записаны за Торопцом. Одиако в писцовых книгах Великих Лук 1584/5 и 1625—1627 гг. имеется описание обеих волостей. Да и в материалах переговоров после Ямзапольского перемирия и в межевых актах первой половины XVII в. эти волости считаются великолуцкими[371] Остается предположить, что волости Плавецкая и

Жижицкая были переданы Великим Лукам где-то в середине XVI в., но в перемирных грамотах по традиции записывались за Торопцом.

Границы Велижской волости с Плавецкой и Жижицкой очень суммарно описаны в образце перемирной грамоты от мая 1581 г.: от велиж- ско-усвятского рубежа — озера Сороча к озеру Заронаю и отсюда до деревни велижской Прихабы. к которой сходились рубежи велижский, плавецкий и жижицкнй2'1. В документах межевых съездов 1634—1635 гг. выясняются очень подробно захваты литовцев в этих волостях и старинные их границы с Велижской волостью.

Просмотрим сначала границу Велижской волости в правобережье Двины. В грамоте российского судьи кн. В. М. Ромодановского в Посольский приказ о ходе межевания в І634 г. приводятся следующие показания старожильцев: «Той Плавецкой волости старой рубеж, почав эт Невельского уезда, от ели, которая у речки у Комли у мху Чистика, речкою Комлею вверх до устья речки Железницы 2 версты. А речкою Железиицею вверх до болота 7 верст, а болотом верста, а от болота речкою другою Железиицею — Соротчица то же, вниз до озера Сороча верста, а озером Сорочем верста ж. И всего от речки Комли речками и болотом по меже 10 верст и озером Сорочим, а озеро Сороче все было Луцкого уезда.

А от озера Сороча по старому рубежу речкою Небылицею вверх к Небылицкому мху и от Небылицкого мху через мох Лучииовик сухим местом к Лугвину болоту. А от Луг-вина болота Крутым ручьем Глиио- ватиком вниз к озеру Городному Болшому — 20 верст, идучи тою межею от речки Комли до озера Городня, налеве земля государева Луцкого уезду Плавецкие волости. А завладели тою землею литовские люди к городу Усвяту блаженные памяти при государе... Федоре Ивановиче, а иное при царе Борисе. А направе земля королевского Усвяцкого уезду.

А владеют литовские люди и называют меж Лук Великих и Усвя- та рубеж собою, почав Плавеецкою волостию от устья речки Железин- цы, Комлею вверх да через мох Зуинец, да речкою Каменою лавою вниз, да через озеро Ордосно, а от озера Орлосна речкою Летиницею вверх до озера Зароного 23 версты. А поперег тое земли, которую зашли литовские люди к городу Усвяту в одном конце — от речки Летииицы подле озера Зароного, а до озера Городного— 10 верст, а в другом конце поперег же - от речки от Комли речками Железиицею и Сорочицею и болотом до озера Сороча н озера Сороча — 10 верст. А озеро Сороче все Луцкого уезда Плавеецкпе волости. А ныие тем озером владеют литовские люди к городу Усвяту.

Лутцкому ж уезду Плавеецкие и Жнжетпкие волости старой рубеж с литовским городом Велижем был, по скаске старожилцов, почав от озера Городного Болшого ручьем Покорипею вверх до Мнлетцкого мху—10 верст и со мхом. А от Мнлетцкого мху Темным островом да ручьем Каменым вниз до речки Драгочихи верст с 5. А от устья Камено- го ручья речкою Драгочнхою вверх через Колодков мох да речкой Гро- домиицею — Ракитка то же, вниз до озера Боброедова — 5 верст. Треть того озера Луцкого уезда Жижицкие волости, а две трети того озера Велижскне волости. А от озера Боброедова Каменым ручьем вверх до Плохово мху, а от Плохово мху сухим местом до Хоминского мху Забе- жецким ручьем вниз к Двине реке, а от озера Боброедова до Двины реки— 10 верст и с озером Боброедовым.

И всего Луцкого рубежа Плаветцкие и Жижицкие волости с Велижем от озера Городного Болшого речками и ручьями и мхами и озе- ры до Двины реки — 30 верст... А завладели тою землею литовские люди к Велижу при царе Борисе.

А при царе Борисе завладели литовские люди и по се места владеют к Велижу, почав от озера Зароного речкою Каменкою — Речица то ж, до озера Греча — 2 версты, а озером Гречом —2 ж версты. А от озера Греча речкою Зстеньею вверх мимо устье речки Дрогочихн да мимо озерко Полоньс до озера Зетея 9 верст, а озером Зетсем по меже верста. А от озера Зетея речкою Сукиною вверх до озерка Черленого 5 верст. А от озерка Черленого сухим местом до озера Глисна верста. А от озера Глисна 'Крутым ручьем вниз... (разрыв) до Двины 2 версты.

И всего от озера Зороного речками и озеры и сухими мосты до реки до Глисны 22 версты, rio та места завладели литовские люди к Велижу. А поперег roo земли, что завладели литовские люти к Велижу от старого рубежа, от Забежецкого ручья по Двине роке до Крутого ручья 13 верст. А в другом месте поперег же от Старого рубежа, от озера Боброедова, до озера Греча — 20 верст. А в другом коипе пот рог же от старого рубежа, от устья речки Покойны до устья речки Гречи цы — Каменка тож, б верст»21.

Таким образом, п правобережье. Двины граница Велижской волости с Вслнколиіким уездом прослеживается следующим образом. От границы Велижской волости с Усвятскнм поветом от озера Сороча к озеру Б. Городио. через речку Небылицу, вытекающую из озера Сороча (озеро Б. Городио и речка Небылица указаны па картах Генерального межевания). Далее через болота «мхи» Небылнцкнн, Лучниовпк и Пугнино (псе -»ти болота па картах XVIII и XIX вв. ие названы), из которого вытекает ручей Крутой (Глиноватик, также не названный па картах XVIII и XIX вв.). этим ручьем в озеро Б. Городио. Всего or озера Сороча до Б. Городиа 20 верст. Далее от озера Б. Городио рун. сч Покорицей вверх до Милетского мху 10 верст (ручей Покорнин и мох Милетский на картах XVIII и XIX нп. не названы, па картах Генерального межевания сеть озеро Митинг), а на Воєнно-топографической карте- о»еро Мп.тютнпо несколько южнее озера Зароное. как раз как «межток» к озеру Б. Городиому, как это описано у Паца). Далее ручь- .'м Каменным, ныгекающпм из Милетского мха, вниз в речку Драгочи ху—5 верст и далее вверх сю через Колодков мох в речку Гродомнниу (Ракмтка), вниз речкой Ракиткон до озера Боброедова — 5 верст (ручей Камеиный-Камепец,речки Драгочиха и Ракитка п озеро Боброе.ювское указаны на картах Генерального межевания, на Специальной карте Европейской России они обозначены, но не названы, па Военно-топографической карте озеро носит название Доброедова). И, наконец, от Боброедова озера ручьем Каменным, затем через Плохой мох, Хо- мипекпй мох Знбежецкпм ручьем в Двину. Все расстояние от озера Боброедова до Двины — 10 верст (эти ручьи н мхи на картах не названі,г). Учитывая, что только треть озера Боброедова принадлежала Жнжнцкой волости, а две трети — Велижской, можно предполагать, что вытекающий из озера Боброедова ручей Рубежннк п впадающий в Двину в этом районе другой ручей Рубежннк (карты Генерального межевания) отождествляются с Каменным и Забежеикнм ручьями. Всего от озера Б. Городиа до Двины по границе 30 верст.

Захваты литовцев в Плавецкой н Жижицкоп волостях по грамоте

В.              Рамодановского 1634 г. определяются следующим образом. Часть земель Плавецкой волости была присоединена вместе с землями Невель- :кого уезда к Усвяту (Невельская граница с Усвятом шла по речке Комле от ее устья у реки Ловати вверх до «мха» Чистика,, где начиналась уже усвятско-великолуцкая граница). Литовцы в этом районе захватили невельские земли по Комле от устья до «мха» Чистика. Северная граница нх захватов в Плавецкой волости шла далее вверх по Комле до ее истоков во «мху» Зуинцс и далее на восток до речкн Каменном лавы, впадающей в озеро Ордосмо. От озера Ордосна по речку Лютиннцу (Легиницу), ею до озера Зароное (Аэарон). Литовцы захватили таким образом землн от «мха» Чистика до озера Зароное— всего в длину на 23 версты, в ширину от Комли до озера Сороча — 10 верст, и от речки Лютнннце и озера Зароное до озера Б. Город- но — также 10 верст.

К Велижу были присоединены земли Плавецкой волости к северу от старой границы по линии: озеро Б. Городно — озеро Боброедово — Двина до озера Зароное по системе речек и озер до Двины: по речку Каменку (Речица), озеро Гречо (2 версты), речку Зетенпю (Зетея) — 9 верст, озеро Зетее (1 верста), речку Сукниу — 5 верст, озерко Черле- ное (Черное)—5 верст, озеро Глисно (1 верста), Крутой ручей —

  1. версты до Двнны. Всего земель в длину от озера Зароное до Глисны на 22 версты, в ширину от озера Боброедова до озера Греча — на 20 верст, а вдоль Двины от Забежецкого ручья до Крутого ручья — на 13 верст.

Обращает на себя внимание факт большой достоверности сведений

  1. границах, содержащихся в материалах межеваний первой половины XVII в. Показания этих документов совпадают с данными посольских кинг XVI в. и писцовых книг XVI и XVII вв.

В Великолуцком уезде в 1583 г. Пап захватил землн в Плавецкой волости и в Невельском уезде: «А границу пишет от устья Комли реки, где впала в Ловоть реку, да тою Комлею рекою вверх в мох Зуенец, да в Великую грязь, да в Каменную лаву по Ордосно озеро, да на остров Липовой в реку Лютыницу, да в озеро Зароное, в Мелетчино озерко, в межток, в озерко Городное. А то воевода... Станислав Патца пишет, вступайся в нашу землю в Лутцкой, в Невельской уезд через старой рубеж, та земля... за много лет вотчина наша Лутоцкого и Невельского уезда», — писал тогда же воевода Великих Лук. В 1592 г. русские жаловались, что литовцы захватили земли в Плавецкой волости иа реке Ордоснице. Литовцы сами позднее, в 1634—1637 гг., подтверждали, что земли на север от Велижской волости за Каменной лавой н в Прнхабах, т. е. в Плавецкой н Жнжпцкой волостях, были захвачены и ми еще при Стефане Баторпи* хотя они отрицали принадлежность этих чемель к российскому Великолуцкому уезду. «А которые земли называют государевы судьи завладелымн землями, что за Каменною лавою и в Прнхабах будто Плаветцкие и Жижицкие волостей, и те землн искони печные усвятцкнс Сорчнгцкис волости, а не Плаветцкие и не Жижицкие. Те земли прямые Усвяцкие не тех мест, как король Стефан Усвят взял, не бывало от Усвята к Лукам Великим и нн х которому городу ни одново часу». В 1637 г. литовцы признавали, что границу по Каменной лаве они установили «сами, потому что та речка меж обоих городов Усвята и Лук стала на половинах». Именно на давность захвата литовцы ссылались как на основание принадлежности им земель в Плавецкой и Жижнцкой волостях 25.

“ ЦГАДА, ф. 79, кн. 14, л. 671; кн. 22. лл. 139 об. — 139; 1634 г.. д. 31. л. 98; 1635 г., д ІЗ, лл. 149—150; 1636 г., д. 10. лл. 3—4. 8; 1637 г., д. 9, лл. 26—32, 69. 74.

Сведения о территории, населенных пунктах, размерах угодий, за хваченных литовцами в Плавецкой и Жижицкой волостях, приведенные в материалах межевых съездов 1634—1637 гг., взяты не только из показаний старожильцев, но и из писцовых книг Великих Лук 1584/5 и 1593—1595 гг. («93 и 102—103 гг.»), о чем имеются прямые ссылки в посольских документах. Книга 1584/5 г. сохранилась, книги 1593— 1595 гг. не найдены, однако ссылки на них («книга писма и меры Михаила Вельяминова 102 году») есть в писцовой книге Лук 1625—1627 гг. Из этой последней выясняются захваты литовцев в Плавецкой и Жи жнцкон волостях в конце XVI в., до и после «писма Михаила Белья мина 102 году при царе Борисе». Сведения об этих захватах в дипломатических документах 1634—1637 гг. и в писцовой книге 1625—1627 гг. совпадают26.

Интересно, что захваты земель в Плавецкой и Жижицкой волостях литовцы оправдывали ссылками на то, что эти волости были даны на оброк русским служилым людям к Усвяту и Велижу царем Иваном IV в 1555/6 г. («А на завладелые земли Лутцкого уезду Пла- вецкие и Жижицкие волости, что завладели литовские люди к Усвяту. объявили литовские судьи грамоту государя... Ивана Васильевича., с его царскою печатью 7064 году, а в той грамоте написано имяно. те волостн усвятцким и велижским жильцом дамы на оброк») 27

Интересно также, что после отдачи Велижской волостн Речи Посполито» в XVII в. границы этой волости на севере были определены по линии захватов литовцев в конце XVI в. В акте межевания 1648 г. русско-литовская граница устанавливалась в этом районе от Двины, от устья Крутого ручья по этой же цепи речек и озер до озера Ордосна, речки Каменной лавы, речкн Комли и ею в Ловать2*.

Эту границу Велижская волость сохраняла в XVIII в. С такой границей Велижская волость в 1772 г. была присоединена к России, а чем свидетельствуют карты Генерального межевания и Атлас 1792 г

Далее граница Велижской волостн в правобережье с Жижицкой волостью шла вверх по Двине от устья Двинцы (Двинки) до устья Жижицы и Торопы, т. е. до границ торопецкой Нежельской волости. Этот участок в XVI и XVII вв. споров ие вызывал, поэтому не имеет подробных описаний. В материалах переговоров в мае 1581 г. называется только один, притом пограничный с Торопецким уездом пункт — устье рекн Торопы на Двине. При межевании в 1635 г. рубеж был установлен в правобережье, вверх по Двине от устья Двинцы до устья Торопы. По писцовым книгам Великих Лук 1584/5 и 1625—1627 гг. видно, что земли и в левобережье Двины (село Огрызково) доходили до мест против устья Торопы—Жижицы (о чем далее)29. Следовательно, и в левобережье граница шла вдоль Двииы на участке против устьев Двинцы — Торопы.

Споры вызывал самый северо-восточный участок границы, в левобережье Двины, где Велижская волость граничила с Жижицкой (село Огрызково) и Нежельской волостью (Островна).

Литовцы после Ямзапольского перемирия захватили шесть деревень Эстровенского десятка Нежельской волости: Островну, Микулину, Род- кину (Ровкино), Тимофеевскую, Окулину, Афанасьевскую1 и вышли к озеру Белое. Дважды, в 1582 и между 1585 и 1593 гг., они захватывали великолуцкое село Огрызково. Сами литовцы в 1602 г. на одностороннем съезде определяли границы Велижской волости с Торопецким п Вельским уездами так: «рубеж промеж Торопца и Велижа к селу Огрызкову, Шаврину, Островну, где рубеж Торопецкие з Велижским зшелся... по реку Двину, речку Бунену и по озеро Путно, Вусочерт, по озеро Вусочерто и по речку Ельшу»30. Таким образом, литовцы доводили границу Велижской волости на северо-востоке до Двины.

Однако граница Велижской волости в этом районе в XVI в, до Двины ие доходила. Островенский погост числился в Торопецкой Нежельской волости еще по писцовой книге 1504/1 г. Село Огрызково записано' в писцовой книге Великих Лук 1584/5 г., а по выпискам из писцовой книги 1593/4 г., содержащимся в книге Лук 1625—1627 гг., земли села Эгрызкова записаны в числе захваченных литовцами. Принадлежность земель Огрызкоиа и Островенского десятка России в XVI в. выясняется и по материалам межевых работ 1619, 1622 и 1634 гг.

В 1619 г. торопецкий воевода оценивал границу Велижской волости, проведенную литовцами в 1602 г., как явный захват российских земель. Литовские судьи Ю. Соколинский и А. Гонсевскнй «положили рубеж неправдою ж, одни, не дождався великого государя... Бориса Федоровича... судей Меншого Волынского с товарищи, самовольством по Зад- виие на Велижской стороне... И отдали государеву землю к Велижу село Огрызково, Островно по реку Двину, речку Бинену и по озеро Путно, Вусочорт и по речку Олшу. Ино и тогды клали рубеж государевою Торопецкою и Луцкою землею...». В наказе российским послам кн. В. П. Ахамашукову-Черкаскому в августе 1622 г. даются уточнения старых границ Велижской волости с Торопецким уездом и велико- луцким селом Огрызковым: «А до Двины волость Велижская не доставала верст с 15 и болши, а были за Двиною от Велижские волости — Горопецкого уезду Нежельские волости Островенский погост да Лутц- кого уезда село Огрызково з деревнями. А вступился в те волости... Александр [Гонсевский] неправдою». При межевании 1634 г. в наказе судье кн. П. Волконскому к этому добавлялось, что А. Гонсевский, «ие дождався великого государя царя и великого князя Бориса Федоровича всея Русии судей Меншова Волынского с товарыщи, положил рубеж по Двину. А те волости назвал Велижским уездом. И в Белской уезд в г. Усачорт вступился не по правде». Российским послам был даже дан чертеж с указанием этих спорных земель и литовских захватов31.

При межевании 1635 г. спорные земли Огрызково и Островеискнй десяток были уступлены Речи Посполитой и граница проведена по Двине. Такой она оставалась здесь п в XVIII в., что нашло отражение в картах Генерального межевания. Для XVI же века граница Велижской аолостн на севере в левобережье Двины прослеживается сравнительно

м ЦГАДА. ф. 79. кн. 14. лл. 387, об.. 388, 590 об. 391. 665 об. — 666. 732 об.. 761 об.— 762, 775; кн. 15, лл. 310—311; кн. 22, лл. 137—138; Сб. РИО, т. 137, стр. 172— 173.

“ ЦГАДА. ф. 79. 1619 г.. д. 6. лл. 9—10. 12—13; 1622 г., д. 1. лл. 104—124; 1634 г . д. 23. лл. 40—60; ф. 1209, кн. 244, лл. 1022. 1079 об; кн. 600. лл. 827 об. —840.; «Торо- иецкая книга», стр. 299.

• •              •              -і *               Г   J * ¦ - - J— - - —              —

(погоста) Огрызково. Село Огрызково есть иа всех картах XVIII С вв. К сожалению, писцовые книги Великих Лук 1584/5 и 1625— гг. не позволяют определить точно границу земель села Огрызко- ак как названные в них населенные пункты XVI в. — дереинн п ши села Огрызкова — на картах Генерального межевания н тем ; на картах XIX в. не отыскиваются. Удается проследить только е очертания границ села Огрызкова: на западе они доходили вдоль ы до устья рек Торопы и Жижнцы, причем крестьяне пользовались кимн землями и за Двиной непосредственно в устье этих рек. Опрс- :тся ручей Березовый между устьем Торопр и селом Огрызковым32. 'оропецкая Нежельская волость описана в писцовых книгах 1540/1 16—1628 гг. Однако из шести деревень, захваченных литовцами в Іережье Двины в конце XVI в., в этих писцовых книгах числится :о одна деревня Островна, расположенная выше Огрызкова по е на одноименном озере, через которое протекала Двина. Судя шге 1540/1 г., в Нежельской волостн были земли и поселения на : Луком, еще выше по Двине, через которое также протекала а, и на озерах Белом и Колодно, к югу от Двины. По книге 1626- гг. в Нежельской волости описаны земли в Островне только по е и на озере Луком. Это подтверждает, что земли в левобережье ы были здесь захвачены литовцами. На картах Генерального ме- иия есть кроме деревни Островны еще две из упомянутых дере- захваченных литовцами: Тимофеева и Окулнна, первая западнее, gt;я — южнее озера Белого. На картах XIX в. деревни Островна н ина уже ие названы, деревня Тимофеева имеется. Озеро Белое тодно показаны на всех картах XVIII и XIX вв.33.

'аким образом, в XVI в. граница Велижской волости в левобе- е Двины шла южнее этой реки, приблизительно в 15 верстах по кам села Огрызкова от мест против устья рек Торопы п Жижицы іее па восток южнее озер Колодного и Белого м.

Остается восточная граница Велижской волостн с российскими :ким и Смоленским уездами. К сожалению, описаний этой границы г XVI, ни от XVII вв. нет. Поэтому мы не можем сейчас показать раницу для XVI в. Можно указать территорию, на которую предала Речь Посполитая в конце XVI в. на востоке от Велижской :ти.

э документов межеваний 1635 г. выясняется только кусочек гра- Велижской волости с Вельским уездом. Здесь граница шла по [е между велижской деревней Боевой (на озере Луком) и бельски- еревнями Соловой и Шлыковой по речку Барловку35. Деревня Бое- два села Саловы находятся на картах Генерального межевания и артах XIX в. (территория смоленского Поречьского уезда). Де- 1 Шлыкова и речка Барлопка не обнаруживаются, ахваты литовцев в Бельском уезде простирались, как писал Паи 13 г., по речку Бннену, озера Путно н Вусочерт и реку Ельшу. Эта

территория хорошо ложится ка карту: кроме речки Бинены, все эти объекты имеются на картах Генерального межевания и картах XIX в. Претензии литовцев распространялись на смоленские Щучью и По- речьскую волости, которые в 1583 г. Пац объявил Микулинской волостью. Границы этих земель он определял так: «поченши от границ волости Велижскне к замку Суражско.му и волости Микулипские прилучивши, т. е. по реку Ельшу, Ельшою в Красное, через бор Рытомля эзера. а з Рытомля речкою Рытомлицею до Половья, а с Половья в Касплю, по другую сторону Касплн речкою Ветщею». У Паца названы па этой территории села: Варвачавское, Плансково, Вятша, Аретова, Поречье Старое и Новое, Лужок в Лотове, Кошивпчи. Смоленский воевода оценивал действия Паца как большой захват: «...в Порецкой во- тостн... землю к Велнжскому и Сурожскому уезду осваивают по реку Половью по одной стороне Касплн реки от Сурожика и от Витебска по Каспльское озеро и по пристань к реке Касплн на 100 верст Смоленского уезда. А поперег от Вслижского и от Суражского рубежа от речки Хнлиной до реки до Роковетцкого верховья на 70 верст»[372].

Гра ннцы этих претензий на карте' ложатся следующим образом: от границ Вельского уезда несколько выше устья Ельшн, по Ельше вверх до озера Ельша, далее, видимо, по современной реке Собше к Красному (деревня Красная на реке Собше, впадающей с юга в озеро Ельшо), далее через лес («бор Рытомля озера») к озеру Рытомлю (современное Рытое), из него речкой Рытомлнцей (Рытовкой), в реку Половью, вниз по Половье в реку Касплю (несколько ниже впадения в Касплю реки Гобзы, в устье которой расположен был город Поречье) и Касплен вниз до границ Суражского уезда (город Сураж расположен в устье Касплн у Двины). Все эти реки н озера находятся на картах Генерального межевания в XIX в. Названные в документах XVI в. по- речьскне н щучейскне села также отыскиваются на картах XVIII н XIX вв.: села Вятша, Аретово. Лужок — в правобережье Касплн, села Поречья и Кошевнчп — в левобережье ее (Поречьская волость); щучей- ское село Плаисково (Плай) имеется на картах XVIII и XIX вв., село Варвачавское ие обнаруживается.

Насколько далеко простирались литовские претензии в левобережье Касплн, судить затруднительно. Пац называл здесь границей речку Ветшу (Вятшу), впадающую в Касплю несколько ниже Половьи (верховья Вятши недалеко от города Поречья). Смоленский воевода в

  1. г. называл в числе земель, на которые претендовали литовцы, н озеро Касплю с пристанью, что значительно увеличивает территорию (70 перст вверх по Каспле от ее устья — по правому берегу и 100 верст — по левому). Ширину этой территории показать трудно, так как речка Хилнпа (правый приток Бороды, правого притока Касплн) обнаруживается на картах Генерального межевания и Военно-топографической карте, а речки Раковецкое верховье там нет.

О судьбе границы Велижской волости со Смоленским уездом также трудно судить. Осуществили ли литовцы своп намерения присоединить смоленские землн или нет, остается неясным. Российская сторона после

  1. г. о них вопроса не поднимала. В актах смоленской осады 1609 г. среди земель, подвергшихся нападениям литовцев, упоминаются и те, па которые они претендовали в конце XVI в.: села Аретово, Красное, План (Плаисково). Следовательно, к началу XVII в. эти землн не

w ЦГАДА. ф. 79. кн. 14. лл. 386 об. — 387. 417-421 об.. 473—475 об.. 482—488. 506 об.—509: кн. 15. лл. 216, 227. 269—272; 1619 г.. д. 6. лл. 12—13; 1622 г.. л."'?, л. 115; 1634 г.. л. 23, л. 54. 59—60.

были под властью Речи Посполитой. Но и в 1609 г. А. Гонсевский, ве- лижский староста, указывал Шейну границу Велижской волости со Смоленским уездом также по рекам Ельше, Сопше, озерам Сопшу, Рытому, речке Рытовке, речке и озеру Остречно, рекам Половье п Каспле. Литовцы в 1609 г. так и захватили смоленские земли до рек Ельшн. Сопши, Половьи[373]. В XVIII в. земли, захваченные литовцами в Вельском уезде, и те, на которые они претендовали в Смоленске в XVI в., в состав Велижского уезда не входили. (Земли Бельского уезда в левобережье Двины и Щучья волость были присоединены к Поречьскому уезду Смоленской губернии). Это заставляет сделать предположение, что в XVII в., когда Велижская волость, Вельский и Смоленский уезды были в составе Речи Посполитой, литовцы могли вернуться к старым границам этих земель. На такую мысль наводят к некоторые свидетельства XVII в.: в актах смоленской осады 1609 г. названы ручей Студе- нец її деревин на границе Смоленска с Велижем (Дубья, Гнилицы, Дубровка, Велени, Заболотье, Саки, Луги, Гусева, Березовка, Веретея), которые оказываются пограничными на этом рубеже и в XVIII в. (карты Генерального межевания). Во всяком случае следует обратить внп- мание на границу Велижской волости со Смоленским уездом XVIII и (т. е. на границу, с которой Смоленская земля была возвращена России по Андрусовскому перемирию 1667 г.), возможно, она повторяет старую границу Велижа со Смоленском XVI в. м.

Рассмотрение границ Велижской волости в XVI в. позволяет сделать некоторые выводы. Эта небольшая волость, имеющая важное стратегическое значение в войнах России с Речью Посполитой, оказала большое влияние на судьбы соседних с ней российских н литовских земель. Победа одной из сторон влекла за собой присоединение Велижа и изменение территории соседних областей. Мы видели, что границы Велижской волости XVI в. не совпадают с ее границами XVII н XVIII вв. и в некоторых случаях можем объяснить это обстоятельство захватами литовцев в соседних областях в конце XVI в.

Большое значение для определения границ XVI и. в Велижском районе имеют материалы межеваний первой половины XVII в., в которых содержатся сведения о границах XVI п. Сравнение границ Велижской волости XVI и XVII—XVIII вв. показывает, что межевание цервой половины XVII в. является безусловно определенным рубежом в истории русско-литовской границы. Изучая документы межевых съездов 1634—1648 гг., В. Годэишевский пришел к выводу, что границы, установленные после Поляиовского мира, соответствуют позднейшим губернским границам XIX в.89. Этого нельзя сказать о границах предшествующего времени. При межевых работах после Поляновского мира была не только проверена почти вся граница, но она претерпела при этой проверке значительные изменения. Были разрешены территориальные споры путем уступок одной из сторон или обмена спорных участков. Было проведено выравнивание пограничной линии; во многих местах срезались или обменивались «клинья», вступающие в чужие территории. Поэтому часто границы, установленные после Поляновского мира, не совпадают с границами XVI в., что мы и видели на примере Велижского района. Следует иметь в виду поэтому, что для выяснения древних российских границ нельзя прямо пользоваться границами XVII — XIX вв. В каждом конкретном случае следует изучить историю границы определенной области и лишь с учетом этих исторических сведений можно использовать данные о границах XVII—XIX вв. для определения границ предшествующих времен.

А. Л. Хорошкевич

<< | >>
Источник: В. А. АЛЕКСАНДРОВ. М. Т. БЕЛЯВСКИЙ. Ю. О. БЕМ. А. В. МУРАВЬЕВ. С. О. ШМИДТ. Новое о прошлом нашей страны. Памяти академика М.Н. Тихомирова. М.: Наука. - 393 с.. 1967

Еще по теме Н. Б. Шеламанова К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ИСТОЧНИКОВ ПО ИСТОРИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ В КОНЦЕ XVI в.:

  1. История международных отношений и внешней политики России
  2. Н. Н. Покровский КУПЧИЕ, ДАННЫЕ И МЕНОВНЫЕ ГРАМОТЫ КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ЧЕРНОСОШНОГО ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ РОССИИ XIV—ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVI в.
  3. ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА АРХИВ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (АВП РФ)
  4. Вопросы внешней политики
  5. ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИЗУЧЕНИЮ ИСТОРИИ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  6. Внутренняя борьба по вопросам внешней политики. Спекулятивная лихорадка
  7. Предмет, задачи и методы изучения истории государства и права России
  8. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ Вопросы для изучения
  9. НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ УЧАЩИХСЯ ПРИ ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИИ ТРЕХ РЕВОЛЮЦИЙ В РОССИИ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СССР В 1917—1937 гг. (IX КЛАСС)
  10. 16. КУЛЬТУРА ЕВРОПЫ 16 В КОНЦЕ XV – НАЧАЛЕ XVI ВВ