<<
>>

§ 28. Россия нэповская: поиск оптимальной модели строительства социализма

1.

Переход в нэпу. Внешний фактор развития советских республик, в 1922 г. объединившихся в СССР, оказывал значительное влияние на формирование внутриполитического курса. Утратив надежду на скорое свершение мировой революции и материально-техническую помощь западного пролетариата, большевики перешли к проведению более гибкой линии в отношении отечественного крестьянства.

К тому же подталкивали и внутренние обстоятельства. К 1921 г. население России (по сравнению с осенью 1917 г.) уменьшилось на 10,9 млн человек, промышленное производство сократилось в 7 раз, а валовая продукция сельского хозяйства в 1920 г. составила 2/з довоенного уровня. Попытка найти выход из кризиса на основе усиления государственного принуждения вызвала массовые крестьянские восстания («антоновщина», повстанческое движение на Украине, в Среднем Поволжье, на Дону, Кубани, в Туркестане, Западной Сибири), волнения в Петрограде, восстание в Кронштадте в марте 1921 г. В этой ситуации Ленин делает вывод: «Только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России, пока не наступила революция в других странах».

Первый шаг к новой экономической политике был сделан на X съезде РКП(б) (март 1921 г.). Съезд принял решение о замене продразверстки продовольственным налогом. (Вспомните, чем продналог отличался от продразверстки. Каковы были последствия введения продналога?)

В августе — сентябре 1921 г. был отменен государственный товарообмен, разрешена свободная торговля хлебом. Широкое использование рыночных отношений в переходный от капитализма к социализму период — это то новое, что отличало планы социалистического строительства осени 1921 г. от планов весны 1918 г. и весны 1921 г. Сложившийся с переходом к новой экономической политике в стране строй Ленин охарактеризовал как «госкапитализм в пролетарском государстве». 2.

Концепция нэпа. Первоначально большевистские теоретики рассматривали переход к нэпу как исключительно тактический ход, временное отступление, вызванное неблагоприятным соотношением сил.

Но в дальнейшем они постепенно, с трудом начали склоняться к пониманию нэпа как одного из возможных путей к социализму.

Ленин выдвинул еще один новый для марксизма тезис: сохраняя диктатуру меньшинства (пролетариата), создавать с ее помощью культурные предпосылки социализма. Под культурными предпосылками Ленин имел в виду прежде всего передовые производительные силы. Иначе говоря, Ленин не предлагал строить социализм непосредственно. Одновременно он призвал пересмотреть точку зрения на социализм, хотя ради осторожности говорил: «...по сравнению с военным коммунизмом». В последней серии своих работ Ленин конкретно показал, в каком направлении он собирается осуществлять этот пересмотр: —

исходить не из теории, а из практики, из конкретных задач повышения производительности труда во всех областях; —

рассматривать социализм как строй цивилизованных кооператоров (что, очевидно, снимало противопоставление рынка и социализма); —

исходить из поощрения инициативы, самостоятельности, хозяйственного и коммерческого расчета и т. д.

В то же время Ленин выступал категорически против политической либерализации.

В целом нэповская модель в экономике характеризовалась следующими чертами: —

созданием административно-рыночной системы хозяйства, которая минимально была связана с мировой экономикой, причем внешняя торговля находилась в руках государства; —

сохранением государственной собственности на крупную, значительную часть средней промышленности, торговлю, транспорт; —

достаточно ограниченным хозрасчетом, действовавшим в промышленности лишь на уровне находившихся в собственности государства трестов; —

неэквивалентным обменом между городом и деревней (государство безвозмездно отчуждало часть крестьянской продукции в форме продналога); —

созданием налоговой системы, тормозившей рост индивидуального крупного (а отчасти и среднего) крестьянского хозяйства. 3.

Экономические результаты нэпа. В промышленности прирост продукции осуществлялся высокими темпами, хотя эффективность нэповской экономики была ниже дореволюционной.

Высокие темпы роста во многом и объяснялись «восстановительным эффектом»: загружалось уже имевшееся, но простаивающее оборудование, в сельском хозяйстве вводились в оборот заброшенные в Гражданскую войну старопахотные земли. Когда же к концу 20-х гг. эти резервы иссякли, страна столкнулась с необходимостью огромных капиталовложений, чтобы реконструировать старые заводы с изношенным оборудованием и создать новые промышленные отрасли.

Высокими темпами развивалось и сельское хозяйство. В 1925 г. валовой сбор зерновых на 20,7% превысил среднегодовой сбор в 1909— 1913 гг., в последующие годы производство зерна постепенно уменьшалось за счет роста производства технических культур. К 1927 г. был достигнут довоенный уровень в животноводстве. По некоторым оценкам, потребление пищевых продуктов в 1927 г. превысило уровень дореволюционной России. Это был важный показатель уровня жизни населения.

Однако рост крупного товарного крестьянского хозяйства тормозила, созданная в угоду идеологии, налоговая политика. Пролетарское государство освободило от уплаты налогов беднейшие крестьянские хозяйства, возложив налоговое бремя на зажиточных крестьян. И если в 1922/23 г. от налога было освобождено 3% беднейших крестьянских хозяйств, то в 1923/24 г. их стало 14%, в 1925/26 — 25%, а в 1927 — 35%. Зажиточные крестьяне, которых в 1923/24 г. было лишь 9,6%, выплатили 29,2% сельхозналога. В последующие годы удельный вес крупных крестьянских хозяйств в налогообложении увеличился еще больше. Чтобы уменьшить налоговые выплаты, зажиточные крестьяне стали специально разделять дворы между членами своей семьи. В результате темпы дробления крестьянских хозяйств в 2 раза превысили дореволюционные, что самым негативным образом сказывалось на товарности крестьянского хозяйства.

Уменьшение объемов зерна, поставляемого государству, приводило к снижению объемов его экспорта, а значит, снижался и импорт необходимого для модернизации страны оборудования. В 1928 г. СССР смог ввезти из-за границы лишь половину оборудования, импортируемого дореволюционной Россией. При этом импорт предметов потребления сократился по сравнению с 1913 г.

в 10 раз.

Итак, хотя на первый взгляд в 20-е гг. социально-экономическое развитие страны осуществлялось успешно, в нем обнаружились тревожные явления. Низкая товарность аграрного сектора отрицательно сказывалась на экспорте, а значит, и импорте оборудования, что замедляло темпы технологического обновления советской индустрии, не позволяло наверстывать технико-экономическое отставание от стран-лидеров, т. е. реализовать стержневую идею ленинского замысла: «На основе рабоче-крестьянской власти и советского строя двинуться догонять другие народы», обостряло проблему безработицы (количество безработных в 1927 г. составило 12% от числа занятых в народном хозяйстве рабочих и служащих; если в 1922 г. на биржах труда зарегистрировалось 160 тыс. безработных, то на 1 апреля 1927 г. их насчитывалось уже 1478 тыс. человек). 4.

Политический режим. Несомненно, что экономика была стержнем нэпа, однако он затронул и политические сферы. В период нэпа по сравнению с «военным коммунизмом» были сделаны некоторые шаги в направлении демократизации общества. Их можно проследить в предпринятой попытке оживить работу Советов, профсоюзов, добровольных обществ, культурно-просветительских и спортивных организаций, в образовании союзного государства, в разработке административной реформы. В этот же период развернулась интенсивная деятельность по формированию основ советской «законности и правопорядка», призванных прийти на смену «беззаконию» «военного коммунизма». В течение 1922 г. были подготовлены и утверждены Уголовный и Гражданский кодексы, проведена судебная реформа (упразднены ревтрибуналы, административное судопроизводство, учреждались и регламентировались прокуратура, адвокатура), ВЧК времен Гражданской войны была преобразована в Государственное политическое управление (ГПУ), а затем в ОГПУ при СНК СССР. Однако все эти действия были непоследовательными, противоречивыми, а иногда сопровождались встречными действиями прямо противоположного свойства и прежде всего в идеологической области, исходившей от правящей партии.

Так, развитие «гражданского общества» проходило под бдительным контролем ВКП(б) и ОГПУ. Всякие попытки оппозиционной политической деятельности пресекались в зародыше.

Продолжали действовать ограничения в области печати. В мае 1921 г. в ответ на требование видного большевистского деятеля А. Ф. Мясникова ввести свободу печати «от монархистов до анархистов включительно» Ленин заявил: «Свобода печати в РСФСР, окруженной буржуазными врагами всего мира, есть свобода политической организации буржуазии и ее вернейших слуг, меньшевиков и эсеров... Мы самоубийством кончать не желаем и потому этого не сделаем». В сентябре 1921 г. в ответ на замечание Ленина о том, что в «государственных школах и университетах учат молодежь старые буржуазные ученые старому буржуазному хламу», была развернута атака на интеллигенцию; принято положение «О высших учебных заведениях РСФСР», положившее начало пролетаризации вузов, привитию классового принципа образованию и обучению. Несколько ранее был выпущен декрет СНК «Об учреждении института по подготовке красной профессуры».

6 июня 1922 г. СНК утвердил Положение о Главном управлении по делам печати. На него возлагались следующие функции: предварительный просмотр всех предназначенных к опубликованию или распространению произведений, выдача разрешений на право издания, составление списков запрещенных произведений. При этом Положение предусматривало тесную связь между Главлитом и органами ГПУ, на которые возлагались борьба с распространением произведений, не разрешенных Главли- том, наблюдение за продажей литературы и изъятие запрещенных книг. Но война большевиков против печати была лишь одним из аспектов их борьбы против носителей оппозиционной идеологии вообще. В мае 1922 г. Ленин в письме наркому юстиции предлагает «расширить применение расстрела (с заменой высылкой за границу)... ко всем видам деятельности меньшевиков, с.-р. и т. п. ...». XII Всероссийская партийная конференция приняла резолюцию «Об антисоветских партиях и течениях», в которой все некогда существовавшие в России партии, кроме РКП(б), объявлялись антисоветскими.

В 1921 —1922 гг. был организован ряд процессов, на которых по обвинению в контрреволюционной деятельности предстали руководители партии эсеров и других политических групп. Советское общество сделало последний шаг на пути превращения в однопартийную диктатуру. Не было ликвидировано происшедшее в годы «военного коммунизма» сращивание партийного и государственного аппарата.

В годы Гражданской войны партия приняла форму милитаризированной замкнутой организации. Предпринимавшиеся в 1921—1924 гг. попытки ее демократизации были непоследовательны и нерешительны. X съезд РКП(б) принял резолюцию «О единстве партии». Она запрещала создание в РКП(б) фракций или групп, имеющих отличную от партийного руководства точку зрения и отстаивающих ее на всех уровнях и различными методами (очень популярными в тот период были общепартийные дискуссии).

Жесткий внутрипартийный режим был призван по замыслу его сторонников подавить в партии проявления объективных противоречий многоукладного российского общества.

В целом же политический режим, сложившийся в стране в годы нэпа, имел авторитарный характер. Он характеризовался строгой централизацией власти, которая руководила страной исключительно командными методами, опираясь не на мнение народа, а на безусловное исполнение воли правящей партии. Роль Советов как представительных органов власти была номинальной. В стране отсутствовала политическая оппозиция правящему режиму, насаждалось идеологическое единомыслие, была фактически упразднена свобода слова и печати.

Авторитарный режим немыслим без фигуры вождя, стоящего на вершине властной пирамиды. Таким вождем, пользующимся безусловным авторитетом в партии и доверием у большинства населения, был В. И. Ленин. Формально он не занимал никакой партийной должности, но тем не менее вел заседания пленумов ЦК, Политбюро. Руководить партийной работой ему помогал Секретариат ЦК.

<< | >>
Источник: Алексашкина Л. Н. и др.. История. Россия и мир в XX — начале XXI века. 11 класс : учеб. для общеобразоват. учреждений : базовый уровень. 2010

Еще по теме § 28. Россия нэповская: поиск оптимальной модели строительства социализма:

  1. ГЛАВА 5 ФОРСИРОВАННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО СОЦИАЛИЗМА (1929-1939 гг.)
  2. СТРОИТЕЛЬСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ФУНДАМЕНТА СОЦИАЛИЗМА
  3. ОТХОД OT ЛЕНИНСКИХ ИДЕЙ СТРОИТЕЛЬСТВА СОЦИАЛИЗМА И СОЗДАНИЕ АДМИНИСТРАТИВНО- КОМАНДНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ
  4. 4.3. Установление оптимального режима модифицирования собирателя ОПСК с построением математической модели
  5. § 2. Кризис советской модели социализма в странах Центральной и Юго-Восточной Европы
  6. Кризис модели индустриального социализма как форма проявления всеобщего кризиса индустриализма
  7. 12.9. Иллюстрации к поиску "личного интереса" на "модели убеждающего воздействия"
  8. Попытка реставрации балаганных гуляний в нэповской России (к социологии культурных форм)
  9. РОССИЯ И ВОСТОК. РОССИЯ КАК ЕВРАЗИЯ
  10. 2. МЕТОДЫ ФОРМИРОВАНИЯ ОПТИМАЛЬНЫХ ПРОГРАММ
  11. Выбор оптимального варианта складской подсистемы
  12. Оптимальное решение
  13. ГЛАВА 2. Оптимальный выбор потребителя и функции индивидуального спроса.
  14. 2.2 Критерий оптимальности решения МЗН
  15. 4.4. ПРОБЛЕМА ОГРАНИЧЕННОСТИ РЕСУРСОВ И ОПТИМАЛЬНОСТИ ВЫБОРА
  16. Определение оптимального количества складов в зоне обслуживания
  17. 14.3. Понятие «МОДЕЛЬ» 14.3.1. Общее представление о модели
  18. Исследования крупным планом. Оптимальное использование тренажеров
  19. 3.1.2. Установление основных параметров флотации и определение их оптимальных значений
  20. Социализм и сны