<<
>>

Обострение продовольственного положения летом 1919 г. Заготовительные и уборочные продотряды

В летние месяцы 1919 г. продовольственное положение во многих районах было наиболее тяжелым за весь период гражданской войны.

И так же, как в 1918 г., необходимо было максимальным напряжением всех сил отбить военный натиск, а в области продовольственной — усилением заготовок продержаться до сбора нового урожая.

Коммунистическая партия и Советское правительство стремились использовать всевозможные средства для облегчения положения в стране.

Одним из этих средств было широкое привлечение трудящихся масс па работу в наиболее важных областях, от которых зависело решение остальных проблем. Главнейшими из них были: военная, продовольственная, транспортная и топливная.

Недостаток продовольствия в промышленных районах приводил к тому, что многие предприятия останавливались, рабочие волновались, массами устремлялись в производящие губернии. В передовой статье журнал «Профессиональное движение» писал весной 1919 г.: «Наши рабочие голодают. На их голодных желудках всякая контрреволюционная сволочь разыгрывает сейчас легко свои увертюры, клонящиеся к науськиванию изголодавшихся и истомленных рабочих на Советскую власть. Так было недавно, например, в Кохме Иваново-Вознесенской губернии. Но мы бы глубоко ошиблись, если бы предположили здесь антисоветское политическое выступление. Те же кохменские текстили и текстильщицы говорили, когда сознательные товарищи и руководители им указывали на недопустимость таких выступлений: мы сами это понимаем, только вот напомнить вам хочется, что больно уж голодно...» 534

Как и в 1918 г., стремлению рабочих самостоятельно заготовить хлеб надо было противопоставить более организованную и более действенную форму получения продовольствия, используя желание многих рабочих принять участие в его заготовке.

Просьбы на разрешение самостоятельных заготовок продовольствия поступали В. И. Ленину, в Наркомпрод и другие органы от многих предприятий, учреждений и организаций. В связи с этим на заседании СНК 27 июня 1919 г. этот вопрос был рассмотрен. Для окончательного его решения была избрана комиссия в составе В. И. Ленина, А. Д. Цюрупы, В. М. Яковлевой, С. Д. Маркова, Н. Н. Козырева (от Всероссийского Совета профессиональных союзов), Н. II. Крестипского, А. И. Рыкова, которая и подготовила окончательный вариант декрета о самостоятельных заготовках, утвержденный на заседании СНК 30 июня. На следующий день за подписями В. И. Ленина и А. Д. Цюрупы он был опубликован в печати. Суть его сводилась к тому, что для облегчения продовольственного кризиса, особенно ощущавшегося рабочими и крестьянами голодающих губерний, допускались самостоятельные заготовки хлеба в Симбирской губернии со строгим соблюдением всех узаконений о хлебной монополии. Заготовка разрешалась на период с 1 июля по 15 августа 1919 г. рабочим организациям 9 губерний, Брянскому району, Москве и Петрограду, сельскому населению 11 губерний, крестьянским организациям из указанных в декрете уездов 1И.

Таким образом, по сравнению с 1918 г. самостоятельные заготовки для таких отрядов территориально были ограничены одной губернией и по времени полутора месяцами, т. е. до реализации нового урожая.

Отряды формировались из рабочих фабрик и заводов и топлив- нодобывающих предприятий — губернскими Советами профессиональных союзов, из сельского населения — уездными продовольственными комитетами, из рабочих железных дорог и водного транспорта — Продпутем и Всероссийским профессиональным союзом рабочих 535.

Несомненно, что это было некоторым отступлением от установленного порядка заготовки продовольствия, но они не меняли главных принципов советской продовольственной политики и в то же время давали возможность массам иа собственном опыте убедиться, что государственная монополия и строжайшая централизация продовольственного дела — единственно возможный в тех условиях способ борьбы с голодом.

Необходимость принятия этих мер вызывалась также отсутствием у государства продовольственных запасов и невозможностью немедленно ослабит], голод.

Советское правительство было поставлено перед неизбежностью открыть перед трудящимися массами возможность индивидуального самоснабжения, установив для этого определенные рамки, которые пе приводили бы к нарушению действовавших законов.

Согласно декрету от 30 июня, заготовка должна была проводиться организованными от указанных местностей продотрядами 536, численность каждого из которых не должна была превышать 25 человек. Прибыв на место, отряд обязан был зарегистрироваться в Симбирском рабочем бюро губпродкома, который и указывал район заготовки. Незарегистрированные отряды к работе не допускались. Симбирский губпродком обязывался предоставлять для заготовки технический аппарат своей кооперации и денежные средства537. В отличие от прошлого года теперь весь хлеб, заготовленный отрядами в Симбирской губерпии, отправлялся в адрес пославших отряд организаций. Одновременно этим постановлением отменялся декрет от 6 августа 1918 г. о заготовительных отрядах. 1

июля 1919 г. Наркомпрод и Воеипродбюро утвердили специальную инструкцию о порядке формирования заготовительных отрядов для посылки в Симбирскую губернию538. Была принята также инструкция о порядке заготовки, в которой указывалось, что Симбирскому губпродкому надлежит заранее подготовить до 30 районов заготовок, а рабочее бюро при губпродкоме должно распределить эти районы между отрядами. Для этого уезд разбивался па районы но 2—3 волости в каждом. В такой район посылался сводный отряд из двух уборочных и одного вооруженного общей численностью до 75 человек 539.

Вся заготовка должна была вестись при помощи технического аппарата губпродкома, который обязан был принимать хлеб на ссыпных пунктах и обеспечивать оплату его производителям 12°.

Далее в инструкции были подробно определены взаимоотношения продорганов Симбирской губернии с организациями и отрядами, допущенными к заготовке, определены обязанности губпродкома и губраббюро. В иен также указывалось, что сданный отрядами хлеб засчитывается симбирскому населению в разверстку, и на волости, сдавшие хлеб, распространялось право получения товаров и премий, согласно существующим постановлениям ш.

Отряды обязывались проводить заготовку в строгом соответствии с декретами Советской власти и инструкцией, не допускать каких-либо незаконных реквизиций, пе допускать в своей среде игры в карты, не употреблять спиртных напитков и т. д. В обязательстве было записано, что в случае нарушения его каким-либо отрядом «весь заготовленный отрядом хлеб будет реквизирован, отряд расформирован и отправлен в распоряжение пославшей его организации для предания суду как изменившего трудовому голодающему народу» 540.

Для руководства работой отрядов и согласования всей продовольственной работой в Симбирскую губернию Наркомпродом в качестве уполномоченного был назначен представитель от голодающих губерний, опытный продработник Костромской губернии продкомпссар П. К. Каганович 541.

Сразу же после опубликования декрета на местах развернулась деятельная работа по созданию отрядов. 2 июля 1919 г. Президиум Московского Совета постановил каждому предприятию или группе их с числом рабочих от 500 до 700 избрать одного делегата в такой отряд. Все заготовленные продукты должны были поступать в распоряжение фабрично-заводских комитетов для равномерного распределения между членами организации, сформировавшей отряд 542.

12 июля 1919 г. Петроградский Совет обратился с воззванием «К рабочим и работницам Петербурга и окрестностей» 543, в котором разъяснял причины продовольственных трудностей накануне нового урожая, разоблачал контрреволюционную пропаганду, одновременно доводил до сведения решение о посылке продотрядов в Симбирскую губернию.

Всего в эту губернию Петроград направил 27 отрядов и 27 — из губернии. Общая численность составляла 1348 человек544.

Несмотря на то, что каждый посылаемый отряд состоял всего из 25 человек, задачи на него возлагались большие. 4 июля

Военпродбюро предложило Ярославской губернии сформировать 4 отряда по 25 человек для отправки в Симбирск. «Эти отряды являлись представителями 30 профсоюзов губернии с количеством членов 52 479 человек. С учетом иждивенцев этих членов профсоюзов продотрядам было поручено заготовить продовольствия на 172 879 едоков» 545.

Число послапных в Симбирскую губернию продотрядов было весьма значительным. Уже в августе 1919 г. было зарегистрировано в Симбирском раббюро 243 отряда общей численностью 5793 человека, из них 148- рабочих, 34 — продпути, 61 отряд из крестьян 546. Ими предполагалось заготовить 10 млн. пудов хлеба для 14 500 тыс. человек тех местностей, откуда прибыли отряды 547.

Такой наплыв отрядов в одну губернию, а также то, что это было наиболее неблагоприятное время для заготовительной работы перед сбором нового урожая, когда запасы были уже в значительной мерс истощены, создавало для них колоссальные трудности.

В статьях Н. М. Добротвора вполне правомерно отмечается об отрядах в Симбирской губернии, что они, максимально используя краткое время, отведенное им для работы, напрягали все силы для развертывания в первую очередь агитационно-политической деятельности. «Был самый разгар полевых работ, устраивать собрапия было нелегко, с другой стороны, это было время усиленного наплыва отпускников, полуторапудников, которые взвинчивали цены, содействовали росту спекуляции; крестьянин, имевший излишки, старался продать их по повышенной цене или в обмен на товары, привозимые отпускниками из города, а рабочие продотряды заготовляли по твердым ценам, и хотя были у них «лазейки», фактически ведущие к повышению твердых цен путем приплаты за провоз Н Т. Д. Рабочие продотряд- ники этими обходами закона о твердых ценах не пользовались, что особенно подчеркивали тогда же представители продовольственных организаций» 548. Продотрядники были полны решимости выполнить возложенную на них работу и оправдать доверие пославших их организаций.

Прибывшие в Сенгелеевскпй уезд отряды в июле 1919 г. столкнулись с тем, что излишки урожая прошлого года в уезде уже были изъяты до них. Состоявшееся в селе Тереньчс 31 июля собрание комиссаров из 31-го отряда вынесло постановление и дало наказ своим делегатам: «Требовать немедленного срочного запроса Совета Народных Комиссаров о возможности для продотрядов взять часть нового урожая, если же СНК пе разрешит данного вопроса, то просить немедленного перевода всех отрядов в соседние (Уфимскую или Самарскую губернии) для заготовки хлеба там» 549. Далее говорилось, что они посланы пролетариатом Петрограда и Москвы привезти во что бы то ни стало хлеб и не могут вернуться к товарищам с пустыми руками.

Подобные требования поступали и ранее. В связи с этим 30 июля коллегия Наркомпрода заслушала доклад О. 10. Шмидта и информацию представителя Военпродбюро Маркова о работе отрядов в Симбирской губернии и вынесла следующее постановление: «Констатируя, что Наркомпродом исчерпывающе и лояльно выполнены все требования декрета от 30 июня с. г., что рабочие, ведущие заготовку на территории, имеющей в достатке хлебные излишки, ничего не могут сделать для их извлечения, и что рабочие организации, прибыв на места, на опыте убедились в трудности извлечения хлеба, коллегия, идя навстречу изголодавшимся рабочим и желая использовать силы съехавшихся уже в Симбирскую губернию рабочих отрядов, постановляет: работа съехавшихся в Симбирскую губернию отрядов продолжается и после 15 августа по реализации урожая 1919 г. на следующих условиях: 1)

отряды поступают в полное распоряжение губпродкома, причем часть их может быть Наркомпродом переведена в другие губернии; 2)

содержание отрядов оплачивается Компродом с 1 августа; 3)

отряды заготовляют в общий котел; 4)

работа отрядов продолжается до окончания реализации урожая; 5)

если отряд до 15 августа не успел заготовить для своей организации по 30 фунтов на едока, то Компрод восполняет недостающее количество из заготовок Симбирской губернии, независимо от места работы отряда; 6)

хлеб в счет 30-фунтовой нормы отправляется через прод- органы пославшим отряд организациям и не может быть ни задержан, ни реализован в пути» 550.

О состоявшемся решении 30 июля А. Д. Цюрупа уведомил по прямому проводу особоуполномоченного Наркомпрода в Симбирске П. К. Кагановича 551. Таким образом, согласно этому постановлению, несмотря на окончание срока, деятельность продотрядов в Симбирской губернии была продолжена, но порядок их деятельности был изменен. Оставшиеся отряды под руководством Военпродбюро отныне должны были производить всю заготовку хлеба, который целиком поступал в распоряжение Наркомпродн.

Прибытие значительного числа продотрядов в губернию явилось мощной поддержкой и способствовало установлению более планомерноіі и организованной работы в деле изъятии хлеба, а также помогло укреплению всех продовольственных организаций губернии. Так, 29 июля 1918 г. на общегородском собрании членов РКП (б) в Симбирске по докладу уполномоченного Наркомпрода П. К. Кагановича была принята следующая резолюция: «Поставить продовольственную работу в расчете не па добровольную, а принудительную ссыпку... Предложить губиродкому совместно с рабочей инспекцией, с рабочим бюро проверить продуктивность деятельности упродкомиссаров, отстранить малопригодных, назначить на их место других, закрепить всех впредь до реализации нового урожая без права оставления должности» '34.

Успешной работе во многом способствовало то, что уполномоченным по уездам и рабочим продотрядам губпродсовещанием были даны широкие полномочия по коптролю за деятельностью местных Советов и укреплению их кадрами, начиная с права вводить в каждый волсовет по одпому представителю из продотряда, а также вводить в них при необходимости коммунистов из местных ячеек или из тех, которые были командированы из Симбирска, кончая правом ареста работников Советов в случае их бездеятельности или противодействия при изъятии хлебных излишков 552.

Устанавливался определенный порядок производства разверстки. В Симбирской губернии в середине 1919 г. она производилась следующим образом: «По получении поволостпой разверстки волостной исполком обязывается немедленно вызвать комиссаров отрядов, работающих в данной волости, и совместно с ними провести поселенную разверстку, каковая должна быть окопчепа в 48 часов. При отсутствии отрядов разверстывают самостоятельно.

Поселенпая разверстка вручается комиссарам отрядов, которые совместно с членами волсовета разъезжаются по селениям. По прибытии в селение немедленно созывают заседание сельского Совета, обязательно в полном составе, и сейчас же приступают к подворной разверстке.

Подворная разверстка должна быть произведена в 24 часа без права членов Совета покидать заседание до окончания разверстки» 553. Продотряды были обязаны участвовать в уборке и обмолоте хлеба и за короткий срок ссыпать не менее 50% имевшихся излишков 554.

Болынипство отрядов в Симбирской губернии было пе вооружено. Несмотря на это, умелой агитацией и хорошей организацией работы они достигали значительных успехов. Председатель Сызрапского рабочего бюро Торопов 12 ноября сообщал Симбирскому губпродкому, что в уезде в 32 невооруженных отрядах числится 683 человека. Вооружепы только 4 отряда в 105 человек. Невооруженные отряды ведут интенсивную борьбу со спекуляцией и самогонщиками, осуществляют контроль и охрану ссыпных пунктов, производят погрузку продовольствия в вагоны, сопровождают поезда. Всего ими отправлено хлеба в Москву и Петроград по 1 ноября 240 тыс. пудов. Кроме того, имеется на 12 ноября па ссыпных пунктах 776 379 пудов заготовленного ими хлеба 555.

Но вооруженная сила, хотя и в небольших размерах, была необходима. Ибо, как отмечалось в одном из отчетов о работе отрядов в губернии, «одно присутствие группы вооруженных на сельских сходах заставляло кулаков, задававших обычно топ, молчать или вовсе не являться на сходы» 556.

С целью лучшего использования вооруженных отрядов в Симбирске был образован губоперштаб, который руководил всеми операциями по обеспечению выполнения разверстки, трудгужпо- виппости, борьбе с дезертирством, несению охранной службы и т. д. 557

О том, какое влияние оказывали продотряды, наглядно видно из отчета об их работе, направленного в Наркомпрод, в котором говорилось: «Необходимо отметить, что вооруженных столкновений во всей губернии не было ни одного случая. Пока отряды были не вооружены, крестьяне пе допускали их до учета в тех селениях, где хлеб был, ио достаточно было присутствия 10—20 человек вооруженных продармейцев, как они без всяких возражений допускали к учету... Несмотря на колоссальный наплыв отрядов и на очень скверные условия работы, никаких конкретных жалоб на действия отрядов не поступало. Больше того, все отряды заявляли жалобы, что крестьяне отказываются продавать им хлеб, молоко и пр. и им приходится жестоко голодать, и все же пи один из них не позволил себе незаконных реквизиций. Только один отряд был замечен в чересчур пристрастном отпошении к самогонке и сейчас же был отозван обратно» 558.

В другом отчете отмечалось, что продотрядам выдано премий по 5 пудов каждому члену отряда, успешно выполнившему работу по ссыпке 50% хлеба, причитавшегося по разверстке, что недоразумений между местными продорганами и продотрядами не было 559.

В своем докладе уполномоченный ВЦИК по Симбирской губернии писал: «Работу отрядники исполняли всякую: возили снопы, молотили, чинили инвентарь и пр., и это было, пожалуй, самой лучшей агитацией. Большую пользу отряды принесли и в борьбе с мешочничеством и самогонщиками. Выставленные ими заставы и ночные дозоры на дорогах и в селениях перехватывали мешочника на месте и получали возможность выяснить, у кого им куплен хлеб. Уничтожением самогонщиков губерния почти исключительно была обязана им, ибо, не живя в деревне, нельзя уследить за их «заводами», и тот миллион пудов хлеба, который в 1918 г. ушел на самогонку, в 1919 г. пошел на питание» 560.

Благодаря продотрядам в Симбирской губерпии с 15 августа и до конца года было ссыпано и подвезено к станциям около 8 млн. пудов хлеба из общей разверстки 11 650 тыс. пудов 561. Это был очень значительный н весомый вклад в один из трудных моментов гражданской войны. Симбирская губерния во второй половине 1919 г. дала по разверстке с помощью продотрядов из всех губерний наибольшее количество хлеба. За успешную работу они получили премию в виде хлеба, который был послан в организации, сформировавшие отряды.

В 1919 г. с началом новой заготовительной кампании была сделана попытка использовать широкие массы трудящегося населения голодающих местностей на уборке урожая в производящих губерниях.

Угрожающее положение с уборкой хлеба создалось в районах, недавно освобожденных от врага. 26 июля член ВЦИК казак И. Ульянов в телеграмме В. И. Ленину сообщал: «Уральские казаки, отступая, взяли все население, трапспорт и сельскохозяйственные машины из земледельческих районов. Хлеб созрел и не убирается. Требуется колоссальное напряжение организационных сил и средств на уборку хлеба» 562. Уполномоченный Наркомпрода по Уральской области телеграфировал А. Д. Цюрупе о том, что в Челябинском районе гибнет урожай из-за недостатка рабочих рук 563.

Для исправления положения Реввоенсовет 1-й армии образо вал специальное чрезвычайное продовольственное бюро, с по- мощыо которого в августе 1919 г. в Уральской области было привлечено 2500 рабочих и свыше 100 машин для уборки урожая 564.

В середине 1919 г. при Компроде под председательством члена коллегии А. И. Свидерского постановлением Совета Обороны была образована междуведомственная комиссия по формированию и отправке уборочных отрядов в производящие губернии 565.

Во всех голодающих местностях призыв об образовании уборочных отрядов нашел широкий отклик. Формирование и отправка их шли широким фронтом. Из рабочих центров и голодающих губерний было отправлено большое число уборочных отрядов в производящие губернии, которые предполагалось использовать на уборке в крупных национализированных помещичьих имениях, а также па полях кулаков, отказывавшихся выполнять декреты Советского правительства. Рабочие довольно охотно отправлялись иа эти работы, имея в виду возможность подкормиться и привезти с собой продовольствие. В уборочные отряды зачислялись не только рабочие фабрик и заводов, которые были заняты непосредственно па предприятии, но и члены их семей — жены, сыновья и т. д.

Отделом учета и распределения рабочей силы Народного комиссариата труда с 20 июля по 20 августа 1919 г. было отправлено 39 733 человека, а число заявок на рабочие руки из производящих губерний составляло 47 542 566. В уборочные отряды из нуждающихся местностей было послано следующее число людей (табл. 10) 15°:

Таблица 10 Район формирования Число посланных Район формирования Число посланных Тверская 1300 Костромская 2 330 Иваново-Воз иесенская 4 727 Саратовская 370 Владимирская 1941 Нижегородская 754 Тульская 353 Ярославская 3 814 Московская 10 882 Москва 5 548 Петроград 4 515 Тверь 1984

17 августа 1919 г. Совет Труда и Обороны под председательством В. И. Ленина заслушал сообщения А. И. Свидерского (Наркомпрод) и А. Аникста (Наркомтруд) об организации обмо- лоточных отрядов и предложил выработать меры по наилучшему их использованию 567.

Наибольших результатов достигали те отряды, которые были хорошо организованы и укомплектованы, могли оказать действенную помощь крестьянству в уборке, ремонте сельскохозяйственного инвентаря, проведении политической и организационной работы в деревне. Так, из Самарской губернии в конце августа 1919 г. сообщали: «По обмолоту урожая работает здесь уборочный отряд Оргасова и Полякова, составленного из квалифицированных рабочих в количестве 600 человек, снабженный в изобилии тракторами, сельскохозяйственными машинами и другими необходимыми материалами. До сих пор он обмолотил до 100 тыс. пудов хлеба, предполагает обмолотить до 3 млн. пудов, затем запахать до 50 тыс. десятин» 568.

Уборочные отряды с успехом и в большом количестве применялись в местностях, освобожденных от врага, где вследствие угона населения или бегства кулачества оставались неубранными значительные площади.

540 квалифицированных рабочих приостановленного Мытищинского вагонного завода были отправлены в Уральскую область, где они выполпяли работы не только по уборке хлебов, но и по ремонту сельскохозяйственных машин 569.

В Челябинском уезде летом 1919 г. работали 3 уборочных отряда общей численностью 1526 человек, а к сентябрю таких отрядов было уже 8. Во главе каждого стоял политком, утвержденный губернским комитетом партии 570. Члены этих отрядов помогали крестьянам в уборке, создавали в селах и станицах ремонтные мастерские, строили хозяйственные и жилые постройки, проводили большую политическую работу, регулярно читали доклады, проводили беседы. В ряде сел они помогали организовывать перевыборы тех местных Советов и ревкомов, в которых засели кулаки. Почти во всех деревнях, где побывали эти отряды, их членами были созданы ячейки сочувствующих. И все же в большинстве центральных губерний, куда основная масса уборочных отрядов прибыла, они пе сыграли той роли, которая на них возлагалась. Так, инструктор Наркомпрода Г. Б. Гибс в конце августа 1919 г. сообщал из Самарской губернии: «Большей частью отряды прибывали уже тогда, когда надобпость в них миновала и урожай почти весь был убран местными силами. Из прибывших в Самарскую губернию 26 тыс. рабочих пришлось около И тыс. вернуть обратно. Из оставшихся 15 тыс. лишь 25% использованы для уборки и обмолота, остальные переданы на лесозаготовительные работы, на лесопильные заводы или работают в соседних районах. Большой процент женщин и подростков, находившихся в отрядах, значительно понижал рабочую ценность по- 'ледиих» 571. Аналогичные сообщения поступали из многих мест. Особенно много жалоб на плохое их использование поступало зт участников уборочных отрядов.

Для исправления положения 12 сентября 1919 г. Совет Ра- эоче-Крестьянской Обороны на своем заседании специально рассмотрел вопрос об уборочных отрядах и использовании их на полевых и других работах и постановил поручить Компроду представить Комиссариату юстиции сведения для привлечения к суду виновных в неправильных сообщениях о числе рабочих, требовавшихся для полевых работ. Наркомироду было поручено также распорядиться, чтобы оплата занятым на полевых работах была произведена согласно установленным условиям. Предписывалось, кроме того, удовлетворить рабочих в случае, если они не были использованы по вине продорганов, вознаграждением за все время обратного пути и, помимо этого, удовлетворить всех рабочих 2-пудовым пайком. Исполнение этого постановления возлагалось на Наркомпрод и комиссара труда 572.

10 октября 1919 г. Совет Рабоче-Крестьянской Обороны под председательством В. И. Ленина заслушал доклад Д. И. Курского о неправильных сообщениях продорганов и других учреждений о числе рабочих, потребных на полевые работы. Было постановлено поручить Д. И. Курскому и А. И. Свидерскому представить В. И. Ленину проект строгого циркуляра центральным и местным властям о необходимости чрезвычайной осмотрительности и точности при требованиях на рабочие руки 573.

Такой циркуляр был выработан, 25 октября подписан В. И. Лениным и направлен всем губисполкомам, ревкомам и губпродко- мам. В нем говорилось, что закончившаяся кампания по формированию и посылке уборочных отрядов обнаружила, что это мероприятие первостепенной государственной важности прошло неорганизованно прежде всего ввиду отсутствия у местных органов, привлеченных к организации этих работ, предварительного учета необходимого числа рабочих рук, огульных требований на них, без предварительного опроса уездных и волостных организаций. Все это привело к непроизводительному отвлечению рабочих рук, загромождению транспорта, возвращению обратно многих уборочных отрядов и необходимости компенсации таких неиспользованных отрядов как заработной платой, так и продовольствием за счет Наркомпрода. «Особенно огульные и чрезмерные требования предъявлены были Саратовским, Самарским и Уфимским губпродкомами, в частности Саратовским ревкомом, от которых поступили требования на десятки тысяч рабочих рук, фактически же использовано было лшгь несколько тысяч их. Обнаружилось, что о посылке уборочных отрядов настолько не были осведомлены уездные органы, что прибытие отрядов вызывало запросы о их назначении, явно свидетельствуя об отсутствии минимальной слаженности и связи в этом мероприятии у губернских центров с уездными» 574.

На заседании Совета Рабоче-Крестьянской Обороны 12 сентября было принято постановление о разрешении Главному правлению текстильных предприятий и Государственному объединению металлообрабатывающих заводов (Гомзе) формировать отряды для заготовки фуража па основании и условиях, ранее принятых декретов о заготовительных отрядах 575. Им надлежало в соответствующих районах выполнить разверстку на такие продукты, как овес, ячмень, сено. На основе этого Совет Обороны 17 декабря 1919 г. при обсуждении вопроса об обеспечении фуражом Кулебакского и Выксунского заводов, работавших на оборону, предложил немедленно предоставить в распоряжение Нижегородского, Пензенского и Тамбовского губпродкомиссаров необходимое число рабочих для формирования заготовительных отрядов по выполнению разверстки овса и сена 576. К сожалению, обнаружить какие-либо другие сведения о действиях этого вида продовольственных отрядов нам не удалось.

Таковы итоги деятельности отрядов в Симбирской губернии и уборочных отрядов, работавших во многих производящих губерниях. Результаты их работы были неодинаковыми. Первые, несмотря на свою меньшую численность, внесли больший вклад в дело заготовки продовольствия. Во многом это было связано с тем, что симбирские продотряды были лучше организованы, проводили большую разъяснительную и организационную работу в деревне, что сказывалось на результатах заготовок.

Об уборочных отрядах следует сказать, что, несмотря па то что в целом они не оправдали возлагавшихся на них надежд, в ряде мест, где эти отряды были хорошо организованы, их вклад в общее дело был значителен. Нельзя также не учитывать политические и психологические моменты их пребывания на местах. Через них крестьянство больше узнавало о положении в стране, об огромных трудностях, переживаемых рабочим классом и населением городов, наглядно убеждалось, что рабочие всеми силами готовы помочь трудящимся деревни.

Все это не в малой степени способствовало укреплению союза рабочего класса с трудящимся крестьянством, способствовало мобилизации сил и ресурсов на разгром контрреволюции.

<< | >>
Источник: Ю. К. СТРИЖКОВ. ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЕ ОТРЯДЫ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ. 1917—1921 гг.. 1973

Еще по теме Обострение продовольственного положения летом 1919 г. Заготовительные и уборочные продотряды:

  1. Деятельность продотрядов по осуществлению продовольственной разверстки в первой половине 1919 г.
  2. Укрепление продотрядов и их роль в осуществлении продовольственной кампании в центральных губерниях (август 1919 — июль 1920 г.)
  3. 5. ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ
  4. ГЛАВА ТРЕТЬЯ ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЕ ОТРЯДЫ В 1919 - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1920 г.
  5. БОЕВЬІЕ ДЕЙСТВИЯ НА ЮЖНОМ ФРОНТЕ ЛЕТОМ 1919 ГОДА
  6. 1 Изменение военно-политической обстановки летом 1919 г. Стратегические планы сторон
  7. Продовольственные отряды на освобожденной от врага территории (август 1919 — июль 1920 г.)
  8. Борьба за Донецкий бассейн. — Начало общего отступления советских армий на Южном театре. Положение па Украине весною 1919 г. — Летняя кампания 1919 г. на Южном театре и на Украине. — Летняя и осенняя кампании 1919 г. на Западном театре. — Кампания 1919-1920 гг. на Северном театре.
  9. § 1. Внутриполитическое положение России весной-летом 1917 г.
  10. ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ
  11. Продовольственное положение в стране в октябре 1917 г.
  12. РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ В 1926 — 1928 гг. ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННЕГО ПОЛОЖЕНИЯ В СТРАНЕ
  13. Обострение внутриполитического положения в годы мирового экономического кризиса (1929—1933)
  14. ГЛАВА ПЕРВАЯ. ПОЛОЖЕНИЕ СОВЕТСКОЙ СТРАНЫ К ВЕСНЕ 1919 ГОДА. ВОСЬМОЙ СЪЕЗД КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ.
  15. Участие продотрядов в борьбе с кулацкими мятежами и бандитизмом
  16. ХРОНИКА ВАЖНЕЙШИХ СОБЫТИЙ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (март 1919 г.—октябрь 1922 г.) 1919 год
  17. ВОЙСКА СЕВЕРНОГО КАВКАЗА, 01.01.1919- 20 03 1920 (до 22.07.1919 именовались ВОЙСКАМИ ТЕР- СКО-ДАГЕСТАНСКОГО КРАЯ)
  18. Продовольственная диктатура