<<
>>

Май

1.

Утро прекрасное. Город Покровск проехали мимо. Встречал много публики. Получил телеграмму от г. Воронцова-Иванова

Москва.

Трубная площадь

с приглашением на обед членов Императорского московского скакового общества 4 мая. Положительно по всем селам и деревням были встречи. В 15 верстах от Богородска встретила нас большая кавалькада, во главе которой был А. Ив. Морозов,* владелец Глуховской мануфактуры. Затем любезно встретил городской голова Ф.А. Детинов, предложивший нам всем остановиться в его доме в Богородске, в гостинице «Москва». В городе нас встретила такая громадная масса самой разнообразной публики, что даже волною народа затерло полицейских чинов. После обеда ездил осматривать с Ф.А. Глуховскую мануфактуру,* где работают 5500 человек обоего пола. Она производит впечатление отдельного чистенького городка. Большая машина работает на 1200 индикаторных сил, но может работать и до 1400 сил. Оттуда поехал в фабричный сад, где играл оркестр, составленный из служащих г. Морозова. Публики собралась громадная масса. 2.

Жарко. На пути все время бежит навстречу и старается пересечь мне путь разный народ. Тут и крестьяне, и фабричные, и все, что угодно. Происходят забавные сцены.

Подъезжая к Горенкам, имение Третьяковых, меня встретили три всадника, и один из них, управляющий этим имением, г. Богородский, очень любезно пригласил нас всех остановиться на ночлег у него в имении. Матушка его и дочка, весьма милые и симпатичные, приветливо и гостеприимно ухаживали за нами. Время у них пролетело незаметно. Гуляли много в парке. Вечером приезжала графиня Орлова-Давыдова* с сыном студентом и генералом Кузнецовым на четверке вороных и подробно осматривали Серого.

Сюда же явился урядник от командира Донского полка для сопровождения меня в Москву. Много лиц приезжало с соседних фабрик и заводов, любопытствовавших посмотреть на нас. 3.

Вскоре по выезде из Горенок, где составилась уже порядочная кавалькада, к Москве, меня встретило человек двадцать офицеров-казаков Донского 1 полка. Познакомившись с ними, все время беседовал с есаулом Голубинским. Затем подъехал войсковой старшина Абрамов в сопровождении еще нескольких офицеров. Весь путь был уже усыпан встречающими из Москвы. Тут же виднелась грациозная амазонка с штатским кавалером. Не доезжая верст 3 до заставы, меня попросили остановиться, сняли фотографическую группу; тут Н.И. Пастухов* передал мне стихи, прочитанные громко каким-то господином. У Рогожской заставы произошло буквально столпотворение вавилонское; меня встретили: командир Донского полка полковник Иловайский со своим адъютантом и многие другие с хорами музыки и песенников Донского полка. Все направились при неизъяснимом уличном шуме к Ивер- ской Божией Матери (часовня, построенная в Москве в XVII в. — ред.), где я отслужил молебен и получил образок Богоматери. Шествие было до такой степени торжественное, энтузиазм публики дошел до такого апогея, что я был положительно нравственно подавлен и растроган до слез от этого непрерывного, величественного ряда самых сердечных заявлений расположения ко мне мно- ГОТЫСЯЧНОГО моря публики, среди древней русской СТОЛИЦЫ. От Амурские ИверСКИХ ворот мне Предстоял путь через весь город ДО казарм казаки Донского полка и на всем протяжении этого пути овации ни на минуту не прерывались. Приехав в полк и переодевшись в сильно пострадавший в дороге единственный мой мундирчик, я немедленно явился к командиру полка, который представил меня своему милому семейству. У него же я был представлен командиру бригады генерал-майору Гарденину, В.А. Хлудовой* и познакомился с остальными присутствовавшими. Выпив стакан чаю, поехал представляться к московскому генерал-губернатору князю ШРШШТЛ Владимиру Андреевичу Долгорукову, от него к московскому коменданту генерал-лейтенанту Унковскому, а также к командующему войсками Московского военного округа, которого не имел чести застать дома, за отсутствием его из Москвы, затем к начальнику штаба генерал-лейтенанту Духовскому; по пути заехал с визитом к В.А.

Хлудовой, которая произвела на меня самое приятное впечатление своей простотой и любезностью, и затем ко многим начальствующим лицам. Вернувшись домой, зашел освежиться с моими спутниками под руководством любезного г. Гиляровского* в московскую баню, которая меня буквально поразила своей роскошью. Оттуда, зайдя домой, все вышли обедать в зал Офицерского собрания. Обед был очень оживленный, и все офицеры отнеслись ко мне с истинно братским вниманием и радушием, которые никогда не изгладятся из моей памяти. После обеда в саду казарм играла военная музыка и собралась масса публики, требовавшей меня на балкон. 4.

Был у епископа, получил благословение от него, причем он дал мне на память свой портрет и книгу. Поехал в Кремль к графу Орлову-Давыдову, радушно принявшему меня; завтракал у него и осматривал под его любезным руководством Кремлевский дворец. В 6 час. вечера поехал на обед в Императорское скаковое общество, где, при входе в зал, вице-президент общества, кн. Д.Д. Оболенский передал мне от имени общества большой серебряный жбан. Обед был крайне оживленный и на нем была только одна дама, присутствие коей производило «освежающее» впечатление на все общество кавалеров. Вечером поехал с некоторыми из обедавших и с донцами-офицерами в сад «Мавританию» слушать цыганский хор, а оттуда ненадолго заехали в сад «Эрмитаж», где публика меня так обступила, что я поспешил поскорее удалиться. 5.

В 5 час. утра был на ипподроме скакового общества и любовался галопом кровных скакунов. Затем осматривал храм Христа Спасителя и пришел в восторг от живописи наших родных художников. С купола собора поразительный вид на всю матушку Москву.

От старосты храма А.П. Боткина получил просфору и описание храма. Сегодня же получил серебряный жбан от В.А. Хлудовой.

Обедал у А.Е. Каншина и вечером поехал было ко всенощной в храм Христа Спасителя, но опоздал. Оттуда поспешил к Иверской, но и там уже, к сожалению, храм был закрыт. Вечер провел у пол-

Амурские ковника Иловайского в его милой и доброй семье.

С удовольствием казаки Слушал Музыку И ПЄНИЄ ЄГО ДОЧерИ. 6.

Выехал из казарм, окруженный целой кавалькадой офицеров и многих штатских, причем военный оркестр играл прощальный марш, а народ весьма любезно кричал мне «браво» и «ура». До 17 версты от Москвы народ массами провожал нас всех бегом. На 17 версте, помолившись в часовенке, стоявшей на пути, простился с провожавшими меня братьями-донцами и их добрым командиром. Далее поехал в сопровождении только нескольких всадников, провожавших меня немного верст, а также с милым спутником от г. Владимира М.В. Акимовым. Проехав верст 45, в попутном имении нас встретило целое блестящее общество дам и кавалеров, собравшихся на загородный пикник. Тут мое положение было хуже Дона Педро де-Гимойоза, так как мой невзрачный дорожный вид и весь костюм, в сравнении с остальными, представлял самый «живописный» контраст. Однако, спешиться, закусить, выпить стакан чаю и распрощаться все-таки пришлось поневоле. Оттуда поехали далее. В Подсолнечном встретила опять шумная и громадная толпа. Остановился у крестьянина на прекрасной квартире со всеми удобствами для лошадей. Сюда сейчас же приехали: кн. Чагадаев и г. Чариков с супругами; последний пригласил нас к себе на дачу обедать. Убравши коней, отправились на любезное приглашение, где весьма приятно провели время, гуляя после обеда в красивом саду, где упивались запахом цветущей сирени. 7.

Выступили очень рано. Нас выехали провожать г. Чариков с супругой и двумя дамами в коляске. На пятой версте от Подсолнечной заехали всем обществом по приглашению кн. Чагадаева к нему и выпили по стакану чая. Не доезжая 10 верст до города Клина, нас встретила тройка красивых саврасых лошадей, в которой сидели кавалеры и дамы, из коих одна была в турецкой феске. Кричали «браво» и провожали нас до самого Клина. При въезде в город получил приглашение от городского головы г. Фирсова заехать к нему на чашку чая, но, поблагодарив за гостеприимство, должны были отказаться за неимением времени и проехали г.

Клин мимо. По городу и несколько верст далее нас провожало много экипажей. При въезде в Клин подъехал ко мне на рыженькой лошадке господин в черкесском костюме и отрекомендовался: «Страстный любитель верховой езды чиновник (такой-то)!» При этом, провожая меня далеко за околицу города Клина, все время напевал лихие казачьи песни.

При въезде моем в село Всесвятское недалеко от станции Безбородовой меня встретили 4 местные купца, сказавшие мне такие прочувствованные и безыскусственные слова, что задели Меня за живое и прошибли до слез. В Безбородовой остановился у крестьянина. Квартирка довольно грязненькая. Помещение для коня очень удобное. Серый выглядит очень бодро и весело. 8.

День очень жаркий. Не доезжая семи верст до г. Твери, встретили нас городские жители в экипажах и воинский началь-

ник. Здесь же неподалеку был выстроен эскадрон юнкеров Тверского кавалерийского училища, во главе с начальником его полковником Гершельманом и с хором песенников. У этого эскадрона меня приветствовал бригадный командир генерал-майор Кауль- барс ласковой речью и первый крикнул «ура», подхваченное юнкерами. Оттуда в сопровождении юнкеров, их любезного начальника, с хором песенников, мы отправились прямо в юнкерское училище, где добрый полковник весьма удобно и радушно поместил меня в своей квартире, а Серому приказал отвести прекрасный денник. По пути к училищу встретил командира Драгунского полка с несколькими офицерами-драгунами и еще двух батарейных командиров. По приезде в училище был устроен в саду легкий завтрак, на котором начальник школы сказал прочувствованное слово. Во время завтрака были посланы телеграммы моему полковому командиру в Благовещенск и начальнику Иркутского юнкерского училища полковнику Федорову, где я воспитывался. Вернувшись к себе в сопровождении нескольких офицеров, был возбужден технический вопрос об удобстве при верховой езде туркестанских чембар, и при этом командир 2-й батареи подполковник Слезкин предложил мне для испытания красные чембары, привезенные им из Маргелана.

Они оказались очень практичные и я в них доехал до Ям-Московской Ижоры, т.е. почти до Петербурга. В них я не мог въехать в столицу, потому что они были не форменные. Вечером был приглашен на пикник Драгунского полка, где оставался очень недолго.

Амурские

казаки 9.

При выезде из города нас поехали провожать начальник училища, командир эскадрона юнкеров, оба батарейные командира и несколько драгунских офицеров. Проезжая мимо монастыря св. Николая Чудотворца, где был сегодня престольный праздник, зашел по пути в часовенку, помолился и приложился к образу. Затем с Акимовым направились дальше. При въезде в г. Торжок нас встретил корреспондент «Московского Листка»* г. Рыскин и, передав мне стихи, привезенные им из Москвы, сообщил, что он будет сопровождать меня до Петербурга. В Торжке меня встретил гвардии штабс-капитан и просил заехать переночевать к ним в Офицерское собрание. Я с удовольствием согласился. Там помещение для коней было отведено прекрасное, и мы с Акимовым отдохнули отлично. Вскоре нас пригласили обедать в Офицерское собрание. 10.

Утром довольно жарко. Нас поехал провожать поручик Фрейганг с хором песенников верст пять за город. Немного далее встретил ротмистра Цурикова, представившего меня своейсупру- ге и дочери. За 12 верст до города Вышнего Волочка нас выехало встретить несколько экипажей и, в том числе, добрая и гостеприимная Анна Дмитриевна Большакова, безапелляционно решившая, что мы ее гости и должны ехать прямо к ней, ще уже готої о помещение как для нас, так и для коней. По всему пути^го города, равно как и в Волочке, были несметные толпы народа, весьма шумно встречавшие нас. При въезде в город заехот в часовню и отслужил молебен, а затем отправился к радушной ^не Дмитри * Амурские евне. При въезде на городской мост нас встретил оркестр музыки, казаки проводивший нас до квартиры. Среди публики находилась дама, видимо, весьма интересовавшаяся Серым. Когда я убирал коня, явилось много любопытных взглянуть на него, в том числе и упомянутая выше дама-спортсменка, которая подробно осмотрела Серого и очень много о нем расспрашивала. Пообедав дома, благодаря любезности г-жи Большаковой, предложившей нам своего рысака, мы поехали на нем с Акимовым осматривать живописный город, утонувший в садах. 11.

Выехали в 8 час. утра. Провожающей публики масса. Много экипажей и вчерашняя дама-спортсменка, в изящной амазонке верхом на рыженьком коне. Нас спрыснуло изрядным дождем. По дороге дети во главе с учителем кричали «ура». Остановились ночевать в деревне Макарихе у крестьянина Михаила Федорова. Удобств особенных, как для себя, так и для коней не встретили. Сегодня кончилась Тверская губерния и началась Новгородская. Утро холодное. Дорога отвратительная. Камень на камне. Не доезжая 7 верст до города Валдая нас встретило целое общество во главе с городским головой М.В. Чуриным, приветствовавшим нас весьма тепло и поднесшим мне для Серого кожаную «ожерелку» с валдайскими бубенчиками. Остановились на квартире у АВ. Шишо- вой, у коей был предложен нам обед городским обществом, состоявшим из всей местной интеллигенции. За обедом было много тостов и речей. После обеда мы посетили Троицкий собор и часовню Якова Праведного, а затем проехали на громадной лодке, в сопровождении некоторых лиц, в том числе и местного исправника

А.Б. Дьячкова, через озеро в Иверский монастырь, весьма живописно расположенный на лесистом острове среди Святого озера. Осмотрев его и помолившись, были приглашены на чай гостеприимным иеромонахом отцом Павлом. Оттуда вернулись домой. 13.

Прохладно. Выехали раньше обыкновенного. В селе Яжел- бицах встретили нас А.Б. Дьячков и В.В. Якунин и угостили жареной форелью с чаем. В Крестцах остановились у мелкого торговца на ночлег. Опять многолюдные встречи. Исправник г. Арбузов пригласил нас к себе обедать. У него встретили небольшое, но милое общество. При этом г. М. прочел стихи и дал их мне на память. 14.

День жаркий. Дорога тяжелая. Выехали рано. Подъезжая к Бронницам нас встретило несколько офицеров верхами. Затем бригадный командир генерал-майор Бутенко, полковой командир полковник Соколовский и еще множество офицеров. Они приветствовали нас весьма задушевно и пригласили остановиться у них в Офицерском собрании. При выезде хор полковой музыки играл марш. Когда устроились с лошадьми, то сейчас же пошли обедать

г А ф,где в радушном обществе офицеров в высшей степени весе-

уЛЯрровели время. Полковые дамы также весьма любезно и внима- вільно отнеслись ко мне.

ШВ. Утро жаркое. Не доезжая девяти верст до Новгорода, начали встречаться экипажи. Затем появились верхами офицеры Выборгского полка. Остановился в гостинице Соловьева. Закусивши

И оправившись, поехал К обедне И молебну ПО случаю празднования Амурские коронации их императорских величеств в Софийский собор. Осмат- казаки ривал древности этого храма. От старосты г. Федорова получил просфору и книжку «Историческое описание Новгорода». Тут же в соборе был представлен г. вице-губернатору А.И. Марголли и городскому голове г. Евдокимову и многим другим. По приглашению преосвященного Владимира, отправился к нему в архиерейский дом, где долго беседовал с владыкой и был очень обласкан им.

Затем был приглашен нижегородским обществом в сад на обед.

глава и

После обеда снимался в общей большой группе с присутствовавшими на нем в местной фотографии. Затем, благодаря любезности командира Выборгского полка полковника К.В. Церпицкого, состоялась поездка с хором музыки на лодках по Волхову в Юрьев монастырь. Осматривал древности этого монастыря: усыпальницу архимандрита Фотия и графини Орловой-Давыдовой, и был поражен богатством всего виденного. Вернувшись обратно домой, встретил сестру мою с ее мужем, приехавших из Петербурга, чему несказанно обрадовался. Вскоре приехали офицеры и, несмотря на мои извинения, захватили и увезли меня на товарищеский ужин, данный офицерами Выборгского полка и резервного батальона в том же саду. К сожалению, не мог долго оставаться в радушном обществе гостеприимных офицеров, так как должен был вернуться к отъезжавшей сестре и проводить ее на вокзал. 16.

Выехали в 7 час. утра. Погода опять жаркая. Нас провожало несколько офицеров, полковник Дубяга и новгородский обыватель Н.И. Богдановский. На 12 версте от Новгорода в с. Витка встретили нас офицеры л.-гв. драгунского полка, с хором музыки, и предложили тут же на пути позавтракать с ними. Приняв их любезное приглашение, не мог, однако, надолго остановиться и, поблагодарив их за любезность и радушие, распрощался с ними.

Тут меня представили некоторым полковым дамам, которые, обласкав Серого, украсили его букетом из ландышей. Подъезжая к деревне Каляшке, меня встретил лейб-гвардии Атаманского полка хорунжий П.Н. Краснов с четырьмя казаками и сердечно приветствовал. Остановились на ночлег в деревне Каляшках, на расстоянии 50 верст от Новгорода, в доме деревенского старосты, благодаря любезным заботам о нас станового пристава П.М. Мигалов- ского, который сам руководил изготовлением нам еды. Серый идет бодро, помахивая головой. 17.

Дорога хорошая. До Любани встречается множество дач и деревень. Подъезжая к Любани, был встречен л.-гв. Казачьего полка поручиком С.В. Евреиновым, приехавшим из Петербурга сжо- мандою охотников-казаков и передавшим любезное приглашение гвардейской казачьей бригады остановиться у них в Офицерском собрании. В Любани встретил своего однополчанина хорунжего Б.А. Соколова, приехавшего из Благовещенска на переШ?Гадны\ и провожавшего меня в день моего выезда 7 ноября. Очень обрадовался этой встрече. Переночевали в квартире станового пристава, в доме крестьянина Корчагина.

Амурские 18. Выехали рано утром. По дороге много дач. В Ям-Московской

казаки Ижоре остановились у какого-то крестьянина. Вскоре приехали из Петербурга войсковой старшина Гайтлев и есаулы Табунщиков и Сотников (муж моей сестры), которые передали мне приглашение начальника Офицерской кавалерийской школы полковника Владимира Александровича Сухомлинова* остановиться в этой школе. Через несколько минут после этого приехала целая кавалькада кирасир его императорского величества с генерал-майором Таль и полковниками бароном Дризен и Степановым, в сопровождении охотничьей команды и хора трубачей. Командир полка генерал-майор Таль сказал мне несколько теплых слов, пригласил нас всех отобедать с ними тут же в крестьянской избе, где был уже сервирован стол. Обед и сервировка были привезены из Царского Села. Время прошло весьма оживленно. Неподдельное радушие и искренность офицеров меня глубоко тронули и оставили во мне самое дорогое воспоминание навсегда о задушевном обществе кирасир. После обеда они тотчас уехали обратно, и я провожал их на казачьем коне за деревню.

С.-Петербург. Нарвекая Триумфальная арка 164 19.

Встал рано. Остается последний переход. По дороге к Петербургу, в сопровождении уже целой кавалькады, выехали в столицу. По пути, чтоб выждать время, воспользовались радушным приглашением одного помещика и заехали к нему завтракать, после чего отправились дальше. Недалеко от Средней Рогатки нас встретил и приветствовал генерал Арапов. За ним появились последовательно: господин на велосипеде, маленький донской казачок в форменной одежде, на форменном седле, верхом на крошечном пони и несколько гусарских офицеров.

J. J.t Berlin

(9.] 3Чет&рск^

<§t- oPetersbourg

Нарвекая Триумфальная ворота Arc de Triomphe de Narva

Здесь оканчивается дневник. Дальнейшие сведения о встрече Д.Н. Пешкова 19 мая следующие:

Амурские

казаки

Торжественная встреча Пешкова состоялась в 11 час. утра у Средней Рогатки на 12 версте, где в ожидании амурского гостя собрались офицеры л.-гв. Казачьего и л.-гв. Атаманского казачьего полков в сопровождении полного состава офицеров Офицерской кавалерийской школы с ее эскадроном и хором трубачей и во главе с начальником ее полковником В.А. Сухомлиновым. Вскоре показалась вдали кавалькада всадников, среди которых можно было сразу отличить маленького Серого с его всадником в оригинальном дорожном костюме. Пешков ехал в сопровождении большой кавалькады. Хор трубачей заиграл приветственный марш и кавалькада остановилась. Раздалось дружное «ура!» и «браво» встречавших и сотника моментально окружила масса блестящих кавалеристов, в числе коих находились командир л.-гв. Атаманского полка ген.-майор Греков, генерал-майор Арапов, депутаты: от военного министра подполковник Генерального штаба Ермолов, от казачьих войск полковник Плотников и много других. Все сердечно приветствовали его. Пешков верхом, совершенно растроганный, отвечал на все эти приветствия. Тут же находилось более ста офицеров гвардейских и армейских кавалерийских полков верхами, приехавших также на встречу. Массы народа толпились по Московскому шоссе и встречали сотника дружным «ура», задерживая его проезд, и вскоре показались щегольские экипажи с нарядными дамами и кавалерами. Вся кавалькада, при въезде в город, направилась по Боровой улице к казармам л.-гв. Казачьего полка, где в Офицер-

С.-Петербург. Нева

Амурские ском собрании был уже приготовлен завтрак. Первая здравица была казаки за государя императора, затем за августейшего атамана всех казачь

их войск и затем за амурского гостя.

Пешков произнес здравицу за процветание донских казаков, как прародителей всех русских казачьих войск и глубоко тронул всех присутствующих задушевным и искренним тоном этой здравицы, причем он вдребезги разбил свой бокал. Из казачьих казарм Пешков выехал в сопровождении всего состава Офицерской кавалерийской школы, с ее эскадроном и хором трубачей и рядом с ее начальником в часовню Спасителя (домик Петра Великого). Кортеж направился по Невскому и Литейному проспектам, затем на мост Императора Александра II, берегом Выборгской стороны чрез Сампсониевский мост. В часовне он отслужил благодарственный молебен и оттуда, в сопровождении всей кавалькады, направился в Петропавловский собор поклониться гробнице в Бозе почивающего Царя-Освободителя, создавшего Амурское казачье войско. Из крепости все отправились обратно тем же путем в Шпалерную, в здание Офицерского собрания Офицерской кавалерийской школы, где был сервирован парадный товарищеский обед с хором музыки в честь сибирского гостя. Начальник школы полковник

В.А. Сухомлинов провожал Пешкова рядом в продолжении всего пути. Тотчас по приезде Пешков, прежде всего, отвел сам своего коня на конюшню, осмотрел его, расседлал и поставил на отдых. Затем, оправившись, явился к обеду, на котором присутствовало более 250 человек. За обедом были произнесены начальником школы здравицы за государя императора и за августейшего атамана всех казаков, встреченные дружным, несмолкаемым «ура» и повторенным народным гимном. Пешков произнес здравицу за августейшего начальника русской кавалерии великого князя Николая Николаевича Старшего,* встреченную восторженно, причем его императорскому высочеству была послана в Чесменку следующая телеграмма:

«Офииурекaji каФилершіекир школа, 4e.envB.yji -6- еёи- их стенах лиэе&ън кавалериста ОїеіикоФа, пьет абхуст ей шею рхркоФауит e.iji русской каВалерни и юрит

Полковнику Ґ.В. Винникову была отправлена в Благовещенск

«Офииур № aji школа, HecnvByji сотника ОВешкоВа, ги. tern e&Mt наилучшие поЖел a uuji лі о .і оуеи^ко.п^ полку .и їх их каФалеристоІю.

В конце обеда офицеры кавалерийской школы поднесли Пашкову роскошный массивный серебряный жбан с серебряным ковшом. На жбане награвированы: его монограмма, числа выезда его из Благовещенска и прибытия в Петербург, с обозначением количества пройденных им верст.

Тотчас после обеда Пешков осмотрел своего коня и распорядился его кормом. До выбытия школы в Красносельский лагерь Пешкову было отведено красивое и комфортабельное помещение в Офицерском собрании.

На другой день получена ответная телеграмма от его императорского высочества великого князя Николая Николаевича Старшего:

«Очень S.i агода рш уа евчуБетБие., которое

команда оказала лизео-мд молодику ОіешкоБд.

Бремени пробдует,он Б ОЪешерВдрг5ы его |

уВидеть ».

«с »•

Его императорскому высочеству было доложено, что Пешков пробудет в Петербурге около месяца.

Из Благовещенска получена ответная телеграмма:

«сЛмурекпй ЭСауачий ио нный поп и

еерде чндмо Sпагодарноеть родному по- орузкинг офииуероБ школы g.a радушие, оказанное нашему однополчанину сотникд Оїешкобу».

<< | >>
Источник: А.В.Телюк. АМУРСКИЕ КАЗАКИ. Материалы, документы, свидетельства, воспоминания.. 2008

Еще по теме Май:

  1. М. НЕЙ МАЙ. История Земли, 1994
  2. МОНФЕРРАН (май — июнь 1211 г.)
  3. ГЛАВА ВТОРАЯ СОЗДАНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРОДАРМИИ И ОТРЯДОВ ВОЕНІІРОДБЮРО (май — декабрь 1918 г.)
  4.               КАБАРЕ И ЛАВОР (март — май 1211 г.)
  5.   Глава девятая БОРЬБА С ИНТЕРВЕНЦИЕЙ И КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ НА ВОЛГЕ, УРАЛЕ И В СИБИРИ (май—ноябрь 1918 г.)
  6. КАССЕС: ГРАФ ТУЛУЗСКИЙ СБРАСЫВАЕТ МАСКУ (май 1211 г.)
  7. 5. НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП НАЦИОНАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ (МАЙ 1925 г. - ИЮНЬ 1926 г.)
  8. ЗАВОЕВАНИЕ АЖЕНЕ, ОТ СЕНТ-АНТОНЕНА ДО МУАССАКА (май — сентябрь 1212 г.)
  9. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ И РАЗГРОМ БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ ПОД ЦАРИЦЫНОМ В ПЕРИОД ПЕРВОГО ОКРУЖЕНИЯ (май—сентябрь 1918 г.)
  10. Коммунистическая партия — организатор и руководитель продармии. Начало ее деятельности (май — июль 1918 г.)
  11. ЗОТОВА Анастасия Валерьевна. Вклад Ленинграда в достижение Победы в Великой Отечественной войне: народное хозяйство города в условиях военного времени (июнь 1941 г. — май 1945 г.). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора исторических наук, 2016
  12. ВЫСШЕЕ РУКОВОДСТВО СОВЕТСКОЙ РОССИИ-СССР (1917-1991)
  13. Государственные комитеты, комиссии и другие ведомства СССР