<<
>>

АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО

  Владимир Александрович Овсеенко родился 21 мая 1883 г. в семье офицера. Впоследствии будущий революционер несколько пренебрежительно упоминал о своем отце как о «захудалом дворянине, умершем в чине капитана в 1902 г.». Володя был третьим (после двух дочерей) ребенком в небогатой семье, и с самого детства его усиленно готовили к карьере офицера. Однако, намыкавшись со своими родителями по захудалым гарнизонам России, Украины, Белоруссии и Польши, юноша приобрел явную неприязнь к армейской службе.

По настоянию отца он все-таки закончил Воронежское кадетское училище, однако затем начались проблемы. Из Николаевского инженерного училища Владимир был изгнан (по собственным показаниям) за отказ принять присягу, мотивируя это «органическим отвращением к военщине». В 1901 г. в Варшаве Овсеенко вошел в студенческий социал-демократический кружок, затем, уйдя из дома, работал сначала грузчиком, потом кучером в столичном «Обществе защиты животных».

Затем, то ли устав от малообеспеченной жизни, то ли по поручению своих друзей-подпольщиков, он все-таки

поступил во Владимирское пехотное училище, где сколотил тайный кружок и вскоре угодил под арест за хранение нелегальной литературы. Благодаря заступничеству великого князя Константина Константиновича юнкер Овсеенко отделался незначительным наказанием и в 1904 г. в званиии подпоручика был выпущен в размещенный под Варшавой 40-й Колыванский пехотный полк.

У своего начальства молодой офицер явно вызывал подозрения, и потому его решили вне очереди отправить на войну с Японией. Овсеенко тут же перешел на нелегальное положение и зажил бурной жизнью профессионального революционера. Его похождения в годы первой русской революции могут служить основой для волнующего приключенческого романа. Безуспешно попытавшись поднять восстание в гарнизоне Новой Александрии (Польша), Владимир Александрович перебрался в Петербург, и в июне

  1. г. его арестовали за участие в нелегальной политической сходке. После выхода из тюрьмы по амнистии его вторично арестовывали в Москве во время подпольного съезда революционных военных организаций (апрель 1906 г.). Через 5 дней, в пасхальную ночь, вместе с несколькими товарищами Овсеенко проломил стену Сущевского полицейского участка и оказался на воле.

Владимир Александрович спешно уехал в Севастополь (где готовилось восстание матросов) и вновь, на сей раз после ожесточенной перестрелки, попал в руки полиции. За оказанное при аресте сопротивление его приговорили к смертной казни, замененной позднее 20 годами каторги. В июле

  1. г. среди бела дня революционеры взорвали стену Севастопольской тюрьмы и, обстреляв охрану, помогли бежать своим товарищам. Овсеенко перебрался в столицу, где пытался вести агитацию среди экипажа императорской яхты «Штандарт». Затея эта была явно авантюрной, и вскоре на след подпольщика вышла охранка.

Владимир Александрович вновь отправился в Москву для революционной работы в рабочих организациях. После очередного нелегального собрания он опять оказался в полиции и назвался Антоном Гуком — делегатом съез-

да фабричных врачей от предприятий Двинска. В начале века стражи порядка еще не располагали современными банками данных на известных преступников и даже не предполагали, какая птичка им попалась. За 400 рублей, выделенных из партийной кассы, жители Двинского уезда с радостью опознали в Овсеенко своего «земляка», и мнимый «Антон Гук» вновь вышел на свободу.

В июле 1910 г. при переходе границы с Германией Владимира Александровича арестовали прусские власти, но благодаря протестам местных социал-демократов он успешно выпутался из этой передряги и отправился в Париж.

Здесь он обзавелся псевдонимом Антонов и организовал своеобразную биржу труда для русских эмигрантов. Вплоть до 1917 г. Владимир Александрович примыкал к меньшевикам, но, вернувшись на родину после Февральской революции, он опубликовал в «Правде» открытое письмо, в котором объявил о своем согласии с «ленинской линией».

В короткое время Антонов-Овсеенко завоевал большой авторитет среди своих новых соратников. В октябрьские дни он стал секретарем Петроградского Военно-революционного комитета и одним из главных организаторов большевистского переворота. Именно Владимиру Александровичу довелось руководить штурмом Зимнего дворца, арестовать Временное правительство и увековечиться в поэме В. Маяковского «Хорошо»:

«И один

из ворвавшихся,

пенснишки тронув,

объявил,

как о чем-то простом

и несложном:

"Я,

председатель реввоенсовета

Антонов,

Временное

правительство

объявляю низложенным"».

В ленинском правительстве места министров заняли народные комиссары, причем народный комиссариат по военым и морским делам возглавили сразу три человека — Антонов-Овсеенко, Крыленко и Дыбенко. По иронии судьбы, все трое имели украинские корни. При этом Крыленко пришлось заниматься делами армии, Дыбенко — флотом, а вот Владимиру Александровичу доверили самый опасный участок — «борьбу с контрреволюцией на Юге России» (Дон, Кавказ, Украина).

Начиная с декабря 1917 г., в столицу Украинской Советской республики стали прибывать отряды красногвардейцев из Петрограда, Москвы и других городов Центральной России. Общее руководство будущей операцией возлагалось на Владимира Александровича, войсками на самом ответственном направлении Полтава—Киев командовал его заместитель Муравьев. Поскольку установление Советской власти хотя бы внешне должно было выглядеть как дело рук самих украинцев, в одной из телеграмм Ленин посоветовал Антонову-Овсеенко именоваться «просто Овсеенко», а Муравьеву — «Муравенко».

В начале 1918 г. советские войска начали полномасштабную войну против Украинской народной республики. 17 января восстали большевистски настроенные рабочие киевского завода «Арсенал», а через 10 дней к столице Украины подошли части Муравьева. Выпустив по городу около 15 тыс. снарядов и использовав газы, красные к 9 февраля полностью овладели Киевом. Правительство Центральной Рады бежало в Житомир.

Однако уже в марте, после германского наступления и подписания Брестского мира, ситуация в корне изменилась: первый тайм Гражданской войны на Украине выиграли «самостийники» и их немецкие покровители. Почти на восемь месяцев страна перешла под власть гетмана Скоропадского, а Владимиру Александровичу пришлось переключится на борьбу с донскими казаками и Добровольческой армией Деникина.

Второй тайм начался после революции в Германии. 13 ноября большевистский Совнарком денонсировал Бре-

стский договор и приступил к формированию Временного рабоче-крестьянского правительства Украинской Советской Социалистической Республики (председатели: сначала Г. Л. Пятаков, затем болгарин Х. Г. Раковский). По проекту Антонова-Овсеенко Группа войск Курского направления преобразовалась в Украинскую Советскую армию, причем первым же пунктом в этом проекте указывалось, что «Советская Украинская армия входит составной частью в общероссийскую, и на нее распространяются все законоположения, касающиеся этой последней».

На пост главкома «украинские товарищи» попытались провести К. Е. Ворошилова, однако председатель Реввоенсовета Троцкий не раз конфликтовал с ним во время обороны Царицына. В своей телеграмме «красный Бонапарт» категорично указал, что захват Украины требует «...планомерной и систематической работы при участии знатоков военного дела... повторять Царицынские эксперименты на украинской территории в виду возможности столкновения с серьезным врагом — на это, разумеется, мы не пойдем. Стало быть, кандидатура т. Ворошилова совершенно отпадает». Владимира Александровича Троцкий относил к «знатокам военного дела» и именно ему предпочел доверить украинскую армию и весь Украинский фронт.

6 февраля 1919 г. войска Антонова-Овсеенко вторично заняли Киев, вытеснив оттуда петлюровцев. 4 апреля под натиском большевиков оккупационные части Антанты покинули Одессу. Днем раньше один из подчиненных Владимира Александровича (и его бывший коллега по наркомату) П. Е. Дыбенко овладел Перекопом и во главе своей 1-й Заднепровской стрелковой дивизии вторгся на территорию Крыма. Красные заняли большую часть полуострова и создали там Крымскую Советскую Социалистическую Республику (в составе РСФСР).

На всех направлениях войска Антонова-Овсеенко одерживали победы, и их предводитель уже подумывал о том, чтобы разжечь революцию в Европе. Его план заключался в том, чтобы начать войну против Румынии и через

территорию этой страны прорваться в Советскую Венгрию, а затем и в Германию.

Однако все наполеоновские замыслы рухнули в один момент. Увлекшись своими успехами, Антонов-Овсеенко не успел вовремя оказать помощь ближайшему соседу — Южному фронту. Воспользовавшись этим, белогвардейцы нанесли удар в районе Донбасса (почти на стыке Украинского и Южного фронтов). Еще более ухудшил ситуацию мятеж атамана Григорьева, чья бригада как раз и должна была прийти на помощь Советской Венгрии. Выступление удалось быстро подавить, но «прошляпивший» его Антонов- Овсеенко лишился должности главкома Украины и вернулся в Москву.

Последующие полгода оказались самыми тяжелыми для большевиков. Чехи и румыны подавили революцию в Венгрии. Войска Деникина отвоевали Кавказ, Крым, Украину и двинулись прямо на Москву. Спасать Советскую власть пришлось другим военачальникам, а Владимир Александрович был переброшен на административную работу.

В ноябре 1919 — апреле 1920 гг. он руководил советскими органами Тамбовской губернии, где энергично занимался продразверсткой. Затем пошел на повышение, получив должности наркома внутренних дел и заместителя председателя Совнаркома РСФСР. Между тем ретивость, проявленная Антоновым-Овсеенко на Тамбовщине, дала о себе знать и привела к крупнейшему антибольшевистскому восстанию крестьян. Подавлять это восстание (и тем самым устранять собственные недостатки в работе) пришлось опять-таки Владимиру Александровичу.

В 1921—1922 гг. он возглавлял советские органы Самарской губернии, где «боролся с голодом в Поволжье» путем конфискации церковных ценностей и массовых расстрелов среди духовенства. Вообще, везде, где бы ни появлялся «пламенный революционер», — на Украине, в Тамбове или Самаре — ему всегда сопутствовала репутация одного из самых ретивых поборников «красного террора». Недаром почти все противники большевиков находили в его облике и поведении черты «фанатика» и «маньяка».

Считаясь выдвиженцем Троцкого, Антонов-Овсеенко стал жертвой внутрипартийной борьбы.

Поначалу его постигла почетная опала в виде дипломатической работы полномочным представителем СССР в Чехословакии (с 1925 г.), Литве (с 1928 г.), Польше (с 1930 г.). Имея много свободного времени, он начал писать мемуары — «В семнадцатом году», «Записки о Гражданской войне» и др.

В 1928 г. Владимир Александрович точно так же, как в свое время с меньшевиками, демонстративно порвал с троцкистами (жена его этого не сделала, за что в 1929 г. была осуждена к тюремному заключению и впоследствии покончила жизнь самоубийством). На некоторое время карьера Антонова-Овсеенко вновь пошла вверх. В 1934 г. он занял пост прокурора РСФСР, что, разумеется, предполагает его активное участие в сталинских чистках. В 1936—1937 гг., в период Гражданской войны в Испании, Владимир Александрович выполнял обязанности генерального консула СССР в Барселоне, где активно боролся не только с франкистами, но и со всевозможными анархистскими и леворадикальными организациями. Затем он был отозван на Родину и назначен наркомом юстиции РСФСР. Незадолго до гибели Антонов-Овсеенко еще успел проконсультировать режиссера М. Ромма, снимавшего фильм «Ленин в Октябре». Однако после выхода ленты на экран в сцене ареста Временного правительства фигурировал уже не Владимир Александрович, а некий рабочий в исполнении П. Ванина. Причина этого заключалась вовсе не в фантазии авторов. К тому времени Антонов-Овсеенко уже был арестован как враг народа. 8 февраля 1938 г. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к 10 годам лишения свободы без права переписки, что на языке сталинской юстиции означало смертную казнь.

В 1918—1919 гг., исходя из собственнных политических интересов, противоборствующие силы — немцы, большевики, белогвардейцы — в разное время и с раз-

ным успехом разыгрывали «украинскую карту». Подлинные националисты (вроде Петлюры и Винниченко) оказывались в этой игре фигурами второстепенными. Что касается Скоропадского и Антонова-Овсеенко, то для них независимое Украинское государство никак не являлось желанной и заветной целью. И сколь бы ни были не похожи друг на друга «самостийный» гетман и большевистский главком, одно можно считать точно установленным: ни тот, ни другой не относились к числу «щирых украинцев».

 

<< | >>
Источник: Митюрин Д. В.. Гражданская война: белые и красные. — СПб.: ООО «Издательство «Полигон»,2004. — 282, [6] с.: 16 л. ил.. 2004

Еще по теме АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО:

  1. Владимир Александрович Антонов-Овсеенко (настоящая фамилия Овсеенко) (1883-1938)
  2. Владимир Александрович Антонов-Овсеенко (1883–1938) "ЧУВСТВУЮ НАПРЯЖЕННОСТЬ БОРЬБЫ"
  3. АНТОНИЙ ВЕЛИКИЙ И СОВРЕМЕННЫЙ ЭКУМЕНИЗМ
  4. Преподобный Антоний Печерский
  5. Антон Антонович Керсновский. История Русской армии, 1992
  6. УЖИН В САН-АНТОНИО
  7. VIII. АНТОНИЙ И КЛЕОПАТРА
  8. Антон фон Веберн
  9. ДЗЕРОЖИНСКИЙ Антон Федорович
  10. ТУРКУЛ Антон Васильевич
  11. Антон Семёнович Макаренко (1888-1939)
  12. АНТОН ИВАНОВИЧ ДЕНИКИН (1872-1947)
  13. Антон Иванович Деникин (1872—1947)
  14. ПРЕПОДОБНЫЙ АНТОНИЙ ОТКРЫЛ УЧЕНИКАМ О МОНАШЕСТВЕ ПОСЛЕДНИХ ВРЕМЕН
  15. АНТОНИ ЭШЛИ КУПЕР ШЕФТСБЕРИ (1671-1713)
  16. 1581-1582alt="s:\_Работа Книжки\media\image15.jpeg" />АНТОНИО ПОССЕВИНО 
  17. з Отношение преподобного Антония к еретикам как пример для подражания сегодня
  18. ЗАВОЕВАНИЕ АЖЕНЕ, ОТ СЕНТ-АНТОНЕНА ДО МУАССАКА (май — сентябрь 1212 г.)
  19. А.В. Михаилов Отказ и отступление. Пространство молчания в произведениях Антона Веберна*