<<
>>

Становление индуистской триады богов

Период брахманизма — чрезвычайно важный этап становления индуизма, во время которого происходили выработка и шлифовка основных его понятий, представлений и концепций. Брахманистское умозрение было плодом деятельности духовной элиты древнеиндийского общества, прежде всего жреческой, и оказалось оторванным от живой религиозной жизни, от полноценной культовой практики. Идея Брахма- на-Атмана как безличного космического абсолюта была слишком абстрактной и не могла вызвать эмоционального отклика в массе индийского населения.
Дальнейшее развитие религии могло произойти только в случае соединения этой идеи с фигурой конкретного персонифицированного бога. Одной из характерных черт этого процесса можно считать то, что в качестве претендентов на позицию верховного бога выступало сразу несколько божественных персонажей. С этой точки зрения чрезвычайно показателен материал упанишад, в которых наряду с постоянным утверждением Атмана-Брахмана единой духовной сущностью мира, неопределимой и неописуемой, ведется поиск божественных персонажей, способных стать чувственно постигаемым ее воплощением. В отрывке из «Майтри-упанишады» вместе с чередой богов в связи с этим упоминаются и некоторые другие, существенные для бытия мира объекты: Ты — Брахман, и ты, поистине — Вишну, ты — Рудра, ты — Праджапати, Ты —Агни, Варуна, Ваю, ты — Индра, Ты — луна, Ты — пища, ты — Яма, ты — земля, ты — все, ты также — негибнущий (Упанишады. 1967. С. 141. Здесь и далее перевод А. Сыркина^) 305 В другом месте говорится так: «Ибо, поистине, этот Атман — владыка, благодетель, существующий, Рудра, Праджапати, всеобщий творец, Хираньягарбха, истина, жизнь, «гусь», правитель, неуничтожимый, Вишну, Нараяна, луч, Савитар, творец, вседержитель, всеобщий царь, Индра, луна» (Упанишады. 1967. С. 145). Предлагаемые в этих отрывках списки эпитетов и имен Атмана свидетельствуют о стремлении представить его обладающим определенными атрибутами и в определенном обличье, иначе говоря, в виде бо- га-персоны. Однако автор упанишады еще не знает, на какой фигуре остановить свое внимание и занимается перебором возможностей. Обращает на себя внимание наличие в этих списках фигуры Нараяны, могучего аборигенного божества, культ которого был распространен в низовых слоях индийского общества, начиная с эпохи Ригведы. Впоследствии Нараяна сливается с образом Вишну, но в упанишадах, как видно из приведенных отрывков, эти два имени все еще упоминаются раздельно. Что касается Вишну, то он упоминается в упанищадах неоднократно (чаще всего, в составе подобных списков), но его образ и функции сколько-нибудь конкретно в них не обрисованы. В отличие от него Рудра-Шива, который также понимается как верховный бог, представлен в упанишадах с рядом мифологических и иконографических подробностей: 4. [Тот], кто повелитель и творец богов, всеобщий владыка, Рудра, великий мудрец, Породивший вначале золотой зародыш,— да наделит он нас [способностью] ясного постижения! 5. Твой благодетельный образ, Рудра, не ужасен, не являет зла,— Воззри на нас этим несущим покой образом, обитатель гор! 6. Стрелу, которую [ты], обитатель гор, держишь в руке, чтобы метнуть [ее],— Сделай ее благодетельной, хранитель гор, не причиняй вреда человеку и животному! (Шветашватара-упанишада, III, 4—6 Упанишады. 1967. С. 120). Чрезвычайно характерно рассуждение в «Кайвалья-упанишаде». В попытке передать сущность Атмана, автор опять-таки (как это было в «Майтри-упанишаде») прибегает к перечислению имен богов. Он — Брахман, он — Шива, он — Индра, он непреходящий высший владыка; Он же — Вишну, он жизненное дыхание, он — время, он — огонь, он — луна; (Кайвалья-упанишада, 8 Упанишады. 1967. С. 230—231) Этот отрывок примечателен тем, что список богов, соединяемых с идеей высшего духовного начала сокращается (по сравнению со списком из «Майтри-упанишады», приведенном выше). Речь идет о четырех богах, причем набор имен весьма характерен и явно не случаен, ибо он повторяется в «Маханараяна-упанишаде». «Это Брахман, это Хари 306 (эпитет Вишну.— А. Д.), это Индра, это не гибнущий, вечный владыка» (Упанишады. 1967. С. 211). Присутствие здесь Индры, видимо, объясняется все еще ощутимой значимостью его фигуры — его ролью царя богов, космогоническим характером его подвига, благодаря чему он сохраняет свое место на авансцене индийской мифологии в течение длительного периода, дольше, чем это удалось многим другим ведийским богам. Но в целом значение фигуры Индры в индуизме невелико, и его основной ролью в нем оказывается роль бога дождя и плодородия. Возникшая в упанишадах группа из четырех основных богов в традиции не закрепляется. Те же упанишады демонстрируют явное предпочтение принципу троичности, что находит подтверждение, например, в «Шветашватаре», где с этим принципом вполне определенно связывается высшее духовное начало: 7. Это воспето как высший Брахман, в нем — триада, [он] — твердо основанный и нетленный, 8 ...И [еще есть] бесконечный Атман, принимающий все образы, недеятельный. Когда [человек] находит триаду, это Брахман. (Упанишады. 1967. С. 116) Постепенно складывается идея Тримурти — индуистской триады главных богов — Брахмы, Вишну, Шивы. В этой триаде каждый бог исполняет присущую ему функцию в космогоническом процессе. Брахма считается творцом мира, Вишну — его охранителем, а Шива разрушает мир в конце каждого космического временного цикла. Все вместе боги образуют некое единство и порой в иконографии изображаются соединенными вместе, но фактически каждый из них самостоятелен и является центром определенного культа. Впрочем, культовое значение Брахмы совершенно незначительно. Во всей Индии существует всего два посвященных ему храма. А вот Вишну и Шива пользуются огромной популярностью и образуют в индуизме два наиболее мощных его ответвления, получивших названия вишнуизм и шиваизм. В каждом из них главный бог, сохраняя свою специфику и присущие ему функции, выступает как верховный правитель мира, воплощение космического абсолюта Брахмана-Атмана.
<< | >>
Источник: В. В. Винокуров, А. П. Забияко, 3. Г. Лапина и др. История религии . В 2 т. Т. 1. Учебник.; Под общей ред. И. Н. Яблокова.— 2-е изд., испр. и доп.— М.: Высш. шк.— 464 с.. 2004

Еще по теме Становление индуистской триады богов:

  1. Когнитивная триада
  2. § 3. Монады, диады и триады
  3. Концепция когнитивной триады.
  4. Индуистский храм
  5. Буддийско-индуистский Водораздел
  6. Индуистско-буддийская традиция-цивилизация
  7. Схоластика и синкретизм В период упадка индуистской философии
  8. Антимонашеская оппозиция и образование индуистской мирской культуры
  9. Глава 3 ПРИШЕСТВИЕ БОГОВ
  10. Двойная революция в индуистской философии: ультрареализм мимансы и не-дуализм веданты
  11. СОКРОВИЩА БОГОВ
  12. СЛЕДЫ УХОДЯЩИХ БОГОВ
  13. ИЗОБРАЖЕНИЯ БОГОВ