<<
>>

РПЦ

1.

Организационная структура

Пермская и Соликамская епархия РПЦ. Возглавляет епархию епископ Пермский и Соликамский Иринарх (Грезин).

Епископ Иринарх (Владимир Кузьмич Грезин) родился 23 ноября 1951 г.

в городе Шумерля Чувашской АССР в семье рабочего. В 1968— 1969 гг. учился в городском профессионально-техническом училище

Москвы. По окончании училища в 1970 г. работал электромонтером на оптико-механическом заводе в городе Загорске (ныне Сергиев Посад). В 1982—1985 гг. — слушатель аспирантуры при Московской Духовной академии. В октябре 1982 г. одновременно с зачислением в аспирантуру приступил к работе в Отделе внешних церковных сношений Московского патриархата в секторе миротворческого служения Русской Православной Церкви. 3 апреля 1985 г., на последнем курсе обучения в аспирантуре, принял иноческий постриг. В 1985 г. рукопожен во иеромонахи. В июле — сентябре 1987 г. находился в Бирмингеме, в Селли- Оук колледже, с целью изучения английского языка. В 1987-1988 гг. учился в Экуменическом институте в Боссэ (Швейцария). В 1988—1989 гт. слушал лекции в Гарвардской богословской школе при Гарвардском университете в Кембридже (США). С 1988 г. — игумен.

С апреля 1989 г. курировал в ОВЦС программу преодоления алкоголизма и наркомании (в сотрудничестве с Министерством здравоохранения СССР и ВНЦ наркологии). Подготовил и провел в ОВЦС два советско-американских церковных семинара по алкоголизму и наркомании (1989 г. и 1990 г.) и совместное совещание Министерства здравоохранения СССР и Московского патриархата на тему: «Церковь и преодоление алкоголизма и наркомании» (1989 г.).

В 1999-2001 гг. выполнял послушания по линии Епархиального совета города Москвы. С декабря 2000 г. — благочинный храмов Всех- святского округа г. Москвы. 1

мая 2002 г. епископ Иринарх вступил в управление Пермской и Соликамской епархией.

Предыдущим главой епархии был архиепископ Афанасий (в миру— Александр Григорьевич Кудюк).

Родился 18 февраля 1927 г. в Красном Селе под Белостоком (ныне Польша). С марта 1984 г. — епископ (с 1995 г. — архиепископ) Пермский. С марта 2002 г. состоял на покое, 1 мая 2002 г. скончался.

Адрес ЕУ: 614600, г. Пермь, ул. Орджоникидзе, д. 93, тел.: (3422) 33-74-71, 33-01-40, 48-64-59.

Секретарь ЕУ — отец Олег (Ширинкин).

Свято-Троицкий Кафедральный собор: 614068, г. Пермь, ул. Орджоникидзе, д. 93, тел.: (3422) 33-74-71, 33-01-40. Интернет-сайт: http:// voskresenie.narod.ru.

Епархия разделена на 14 благочиний. 2.

Особенности епархиальной жизни

Глава епархии в 1984—2002 гг. — архиепископ Афанасий (Александр Григорьевич Кудюк) — пробыл на пермской кафедре свыше 17 лет (более, чем какой-либо другой архипастырь, управлявший Пермской епархией в XX в.). В годы его правления в епархии более чем в четыре раза возросло количество приходов (с 41 до 200) и было открыто 11 монастырей, в том числе началось возрождение знаменитого Свято- Николаевского Белогорского монастыря, известного как Уральский (Сибирский) Афон.

Владыка Афанасий был руководителем авторитарного склада. Он жестко добивался финансовых поступлений с приходов и стремился к полному контролю над всякой активностью приходского духовенства. Однако в последние годы жизни Афанасия его влияние в епархии стало явно ослабевать. В 2000-2001 гг. епархиальное управление в лице владыки, его престарелого секретаря, управляющего делами епархии отца Германа Бириллова, машинистки и бухгалтера, полностью утратило роль руководящего центра: оно не только не контролировало жизнь епархии, но в принципе было плохо информировано о состоянии дел на местах. Единственной сферой жизни епархии, которую владыка контролировал и развивал, осталось издательство. В Пермской епархии при Афанасии были установлены низкие цены на духовную литературу — это была его сознательная политика. Афанасий выпускал большое количество брошюр — в основном это были выдержки из поучений святых отцов, но были и забавные исключения: так, он издал пособие по сушке грибов (им самим написанное), сборник изречений и анекдотов.

Этим фактическим «самоустранением» епископа воспользовались в первую очередь «крепкие хозяйственники» — настоятели монастырей. Именно они руководили епархией в последние годы жизни Афанасия. Как правило, это были пожилые священники с весьма консервативными взглядами на церковные и общественные проблемы. Их деятельность сводилась главным образом к ведению монастырских хозяйств и поддержанию регулярности богослужений. Они практически не привлекали в церковь молодежь и интеллигенцию, зато пользовались гораздо большей популярностью среди масс пожилых традиционньгх верующих, нежели сам владыка. Афанасия, по-видимому, устраивало такое положение дел, так как на этих монастырях с трудом, но держался бюджет епархии.

Среди этих настоятелей особо выделялся архимандрит Стефан (Сек- сяев), настоятель Свято-Троицкого Стефанова монастыря, благочинный монастырей Пермской епархии, с 1999 г. также — глава Миссионерского комитета. В последние годы жизни Афанасия архимандрит Стефан стал наиболее заметной фигурой среди местного священства. Он вел большую работу по восстановлению и строительству монастыря, активно привлекал спонсоров, в том числе богатейшие фирмы региона (один из основных — «Пермь Лукойл»), с руководством которых поддерживал тесные неформальные отношения. Он был практически единственным настоятелем, занимавшимся просветительской деятельностью (при монастыре были открыты воскресная и регентская школы, дирижерско-певческие курсы, иконописная мастерская). В целом, Свято-

16—2433

Троицкий Стефанов монастырь при отце Стефане стал единственным участком епархии, который и реставрировался, и развивался. Сам отец Стефан во многом определял облик православия для пермской общественности. Он выступал с сугубо консервативных позиций, резко критиковал все попытки обновления и реформирования церкви, совместно с председателем православного националистического общества «Панагия» писал обличительные статьи против католиков и протестантов.

Вмешательство самого Афанасия в процессы, происходящие в епархии, в последние годы было спорадическим и сводилось в основном к репрессиям в отношении тех приходов и священников, которые плохо вели хозяйство и при этом развивали какую-то внутрицерковную активность.

Последнее особенно раздражало Афанасия. Он всячески пресекал любые общественные инициативы в епархии, преследовал и нередко подвергал запрещениям сколько-нибудь активных священников, в особенности тех, которые обретали популярность у интеллигенции.

Так, в начале 1990-х гг. он запретил своему духовенству участвовать в Российском христианском демократическом движении Виктора Аксю- чица и фактически разогнал общину отца Виктора Норина, возглавлявшего Пермскую группу РХДЦ. Сама община отца Виктора полностью состояла из членов РХДЦ. Когда отец Виктор был переведен в другой храм, община еще долго сопротивлялась, устраивала голодовки в храме, ходила по городу с крестным ходом (газета РХДЦ «Путь». 1992. № 1).

Похожий случай произошел в начале 2000 г., когда Афанасий отправил в отставку настоятеля Белогорского монастыря игумена Даниила (Ишматова), пользовавшегося большой популярностью в крае, — за «низкие темпы восстановления обители» и якобы допущенные финансовые нарушения.

Наконец, в 2001 г. епархию потряс скандал, связанный со снятием с должности настоятеля преемника игумена Даниила — архимандрита Вениамина (Трепалюка). Отец Вениамин был одним из самых авторитетных духовных лиц в епархии, де-факто он являлся главой епархиального Совета (де-юре таковым был архиепископ Афанасий, однако последний фактически самоустранился от участия в делах Совета, ограничиваясь в основном подписанием итоговых протоколов). Многие смотрели на отца Вениамина как на будущего преемника Афанасия. Уже в 1996 г. Вениамин занимался всей организационной работой, связанной с приездом в Пермь патриарха, а также с празднованием 600-летнего юбилея со дня представления св. Стефана Великопермского.

Афанасию не нравилась самостоятельность Вениамина, однако других кандидатур на должность настоятеля такого крупного центра, как Белая Гора, на тот момент в епархии не было. К тому же назначение не было «подарком» — монастырь был в серьезных долгах, реставрация шла медленно, многие работы были завершены некачественно (в частности, колокола, подаренные прежним губернатором области Геннадием Игумновым, оказались бракованными).

Отец Вениамин за короткий срок смог покрыть задолженности, совместно с администрацией области и при ее финансовой поддержке разработал программу восстановления обители, вел большую строительную деятельность, привлекал спонсоров. Кроме того, он занимался туристическо-экскурсионнной и паломнической работой, организовывал ежегодные крестные ходы из Перми в Белогорье (70 км, из 1200 человек до цели доходили 600), разработал план превращения Белогорского монастыря в «духовный, культурный и туристический центр» Пермской области.

Вот как объясняет свой конфликт с архиепископом Афанасием сам отец Вениамин:

«Устранение отца Вениамина было, с одной стороны, очередным проявлением авторитаризма Афанасия, а с другой — результатом интриги местных чиновников и предпринимателей во главе с главным специалистом по религиозным организациям при губернаторе Владимиром Коневым. В конце весны 2001 г. В. Конев с группой товарищей предложили отцу Вениамину торговать минеральными удобрениями с Чувашией, а коммерческую структуру, которая должна была заниматься всеми финансовыми операциями, «привязать» к монастырю, чтобы избежать лишнего налогообложения и других возможных проблем. Однако священник, посоветовавшись со своим другом Анатолием Козловым, сотрудником главного контрольного управления администрации президента России, последовательно отклонял идеи чиновника. В результате Конев начал скрытую кампанию против отца Вениамина, распуская о нем в епархии всевозможные нелицеприятные слухи (о грядущем уходе Вениамина из епархии, в частности о получении им американского гражданства и его отъезде в США). Переход конфликта в открытую стадию состоялся во время традиционного вручения церковных орденов меценатам и людям, помогавшим возрождению православия в Перми (в основном чиновникам). Конев попытался перенести церемонию вручения орденов, в том числе и губернатору Юрию Трутневу (последний намеревался выделить солидные финансовые средства на обустройство Белой Горы), из Белогорского монастыря в Феодосиевский храм, настоятелем которого служил отец Серафим (Ведерников) — один из бывших сподвижников и агитаторов за экс-кандидата на должность губернатора Прикамья Павла Анохина.

Вениамин добился того, чтобы провести торжества там, где и было первоначально запланировано. После этого Конев начал открытую борьбу по смещению настоятеля Белой Горы, стравливая различных деятелей Пермской епархии с отцом Вениамином, в частности, секретаря управляющего делами епархии Валерия Вяткина, и управляющего делами Белогорского монастыря Дмитрия Морозова. Начались телефонные звонки с угрозами в адрес отца Вениамина, с требованием оставить пост настоятеля. Наконец, по инициативе отца Серафима (Ведерникова) и, видимо, с подачи Конева, был собран епархиальный Совет, на котором отец Вениамин был обвинен в медленных темпах реставрации монастыря и в массовом «исходе» монахов из монастыря. Тогда отец Вениамин доложил экс-губернатору Геннадию Игумнову, епархии и патриархии, что известный и «раскрученный» фонд «Белая Гора», созданный в 1998 г. специально с целью восстановления обители, председателем Попечительского совета которого стал сам Игумнов, а председателем правления и президентом Фонда — Владимир Рыбакин, генеральный директор ОАО «Уралсвязьинформ», за полтора года не перечислил ни копейки в Белогорский монастырь, в то время как средства на счет этого некоммерческого предприятия регулярно поступали, а его сотрудники вовремя получали заработную плату и ежеквартальные премии. Кроме того, отец Вениамин представил объективные причины удаления им монахов из братии (в первую очередь пьянство). По словам отца Вениамина, личный секретарь архиепископа Вяткин накануне 50-летнего юбилея настоятеля монастыря обзванивал епархии и угрожал духовенству отлучением от священнослужения, если кто-либо из них посмеет поехать на Белую Гору. Сам архиепископ Афанасий на личном приеме убеждал отца Вениамина написать прошение об уходе не только из епархиального Совета и Белогорского монастыря, но и вообще из Пермской епархии. Витоге 13августа2001 г. отец Вениамин был отстранен от обязанностей наместника Белогорского монастыря с формулировкой «за самоустранение от исполнения своих обязанностей». Сам Афанасий, а также секретарь епархии отец Герман Бириллов, отказались предавать огласке истинные причины увольнения».

Архимандрит Вениамин с отставкой не согласился и написал владыке Афанасию открытое письмо, в котором посоветовал архиепископу добровольно покинуть кафедру и вызвать из Москвы комиссию Синода для независимой проверки финансовой деятельности епархии. В противном случае Вениамин пообещал «предать огласке все неблаговидные деяния, которые предадут позору не только имя архиепископа, но и Церковь, что ляжет тяжелым грехом на его совесть». Также отец Вениамин публично обвинил В. Конева в провоцировании конфликта. В ожидании реакции на свои действия Вениамин объявил голодовку. Результата не последовало, тогда в конце сентября Вениамин прекратил акцию протеста, смирился с назначением исполняющим обязанности настоятеля отца Стефана (Сексяева) и покинул Пределы епархии (официально он был снят с поста настоятеля «в связи с самоустранением от своих обязанностей»). Перед отъездом он сделал следующее заявление: «У нас епархия находится в катастрофическом состоянии. Большинством приходов правят люди, которые делают деньги и ни капельки не верят в Бога, наживаются и убегают, таких примеров масса. В Прикамье необходима коренная церковная реформа, православие здесь гибнет под гнетом коммерции и вседозволенности» («Независимая газета». 11

октября 2001).

В целом, в большинстве своих репрессий владыка руководствовался лишь соображениями порядка, а не поддержания чистоты веры. По богословским вопросам Афанасий не занимал выраженной позиции. Он не жаловал радикальных националистов, но, главным образом, из- за их неподконтрольное™, был дружелюбен в отношениях с другими конфессиями, но в основном из политкорректное™. Известно, в частности, что Афанасий терпимо относился к католикам, сотрудничал с ними, а местного католического священника отца Анджея (Гжибов- ского) называл «вторым владыкою». Также он был мирно расположен по отношению к мусульманам и лютеранам, входил в состав пермского Межконфессионального консультативного комитета. Порой Афанасий довольно резко выступал против пятидесятников и так называемых Новых Религиозных Движений, заявляя, что «Пермь — третья столица сект после Москвы и Санкт-Петербурга»5, однако от активных «анти- сектантских» кампаний воздерживался и всегда подчеркивал, что преимущественным способом борьбы с «сектантами» должно быть убеждение словом («Каждый православный должен утверждать христианские истины — прежде всего примером своей жизни. Ибо духовно здоровый человек вряд ли подвергнется воздействию сектантов. Поэтому на заведомую неудачу сектантов обрекут наши успехи во всеобщем духовном просвещении» («Православный Петербург». 2001. № 7 [111]).

За такую деятельность со стороны ревнителей Афанасий подвергался яростным нападкам. Так, в начале 1990-х гг. в епархии существовало Братство Стефана Великопермского. Поводом к его конфликту с епископом послужило то, что владыка Афанасий на один из приходов рукоположил еврея. Афанасий решительно изгнал членов братства из церкви. В результате члеЦы братства перешли к старообрядцам, а затем многие из них влились в движение Баркашова. В дальнейшем местные националистические организации также обвиняли Афанасия в сотрудничестве с американскими протестантскими миссионерами.

Отношение к властям у Афанасия было настороженное. Фактически владыка постоянно указывал в своих речах на «невоцерковленность» власти, на «слабую» финансовую и моральную поддержку православия, на лояльное отношение со стороны властей к разн ого рода «сектантам», на то, что нынешняя власть «нас не защищает». Архиепископ утверждал, что со стороны властей реализуется негласное указание «сдерживать» и «не пускать в школы православие» и заявлял, что «даже при коммунистах чувствовал себя спокойнее». Однако активно утверждать свою позицию Афанасий не собирался, считая всякую связь с политикой пагубной для церкви («Политизация служителей Церкви не только вступает в противоречие с действующими канонами, но и отдаляет духовенство от его прямых обязанностей по духовному окормлению пасомых. Стало быть, политизация духовенства — это путь к ослаблению Церкви» (интервью с архиепископом Пермским Афанасием // «Православный Петербург». 2001. № 7 [111]).

Тесный контакт с интеллигенцией был лишь у небольшой части епархиального духовенства умеренно-консервативных взглядов, но их активность сдерживалась владыкой. Так, наиболее яркой фигурой среди пермского священства до 2000 г. был игумен Даниил (Ишматов), тогдашний наместник Белогорского монастыря, по образованию театральный режиссер. При монастыре организовывались всероссийские фестивали православного искусства; действовали философский клуб, библиотека, воскресная школа, клуб «Доброе дело» и т. д. Игумен Даниил привлек в церковь много интеллигенции. В феврале 2000 г. Даниил был удален из монастыря и уехал в Москву. В его защиту с петициями к архиепископу и патриарху обращались десятки ведущих представителей пермской интеллигенции, но это не помогло. В дальнейшем также пострадал популярный среди образованного населения Перми священник Василий Куликов. Отец Василий — профессиональный композитор, закончил Московскую консерваторию им. П. И. Чайковского, является членом Союза композиторов России, играет на фортепиано и органе, в 2001

г. выпустил собственный авторский компакт-диск. Он был запрещен Афанасием в служении и также удален из епархии под предлогом обвинения в финансовых махинациях.

Кроме того, в годы правления Афанасия множество образованного священства самостоятельно покидало Пермскую епархию и уезжало либо в соседнюю Екатеринбургскую, либо в Вятскую (порой — и в Московскую). Те же священники-интеллектуалы, что оставались, зачастую отправлялись Афанасием на служение в отдаленные сельские приходы или же в небольшие храмы на окраинах и фактически были лишены возможности контактировать с пермской общественностью.

Вследствие подобной политики архиепископа, ученые и преподаватели Перми проявляли мало интереса к православию, и вузы священников практически не приглашали. Редкое исключение составлял Уральский филиал Российской академии живописи (УФРАЖ), ваяния и зодчества. УФРАЖ стал практически единственным вузом в Перми, где православные священники были желанными гостями. Ректор этого вуза Сергей Иванович Тарасов (тел.: 12-77-29) превратил его в один из центров православной интеллектуальной жизни. По инициативе и по проекту сотрудников УФРАЖ была построена часовня на предполагаемом месте убийства великого князя Михаила. Несколько выпускников и студентов УФРАЖ стали священниками РПЦ.

Ситуация в епархии решительным образом стала меняться в 2002 г. 13 марта 2002 г. Синод оправил архиепископа Афанасия на покой и назначил епископом Пермским Иринарха (Грезина).

Иринарх по приезде оценил епархию как «очень отсталую» и явно вознамерился исправить «ошибки» предыдущего епископа. Уже первые шаги владыки позволили говорить о начале перенесения методов управления, отработанных в Московской епархии, на Пермскую, что среди местных верующих встретило неоднозначную реакцию. В целом, на сегодняшний день Пермская епархия находится в состоянии радикальной внутренней перестройки, вследствие чего практически все крупные приходы переживают череду конфликтов между сторонниками «старого» и «нового» порядков.

С самого начала Иринарх зарекомендовал себя как еще более авторитарный руководитель, чем Афанасий, но при этом более публично активный, с выраженными богословскими взглядами, с четкой позицией по политическим вопросам. В его деятельности практически сразу выделились четыре приоритетных направления, связанных между собой и отсутствовавших у Афанасия: урегулирование отношений с местной властью (в частности, Иринарх заявил, что необходимо скорейшее возвращение церкви всех ее прежних дореволюционных владений на территории края), налаживание связей с интеллигенцией, повышение интеллектуального и культурного уровня местного духовенства и борьба с «сектами». Иринарх зарекомендовал себя как епископ, нацеленный на сотрудничество с властями и образованной частью общества Перми, при этом убежденный консерватор по богословским взглядам и борец со всеми неправославными религиями (особое внимание в своих проповедях он уделяет протестантам, в частности церкви «Новый Завет», община которой расположилась на ул. Орджоникидзе в Перми в непосредственной близости от епархиального управления и пермского кафедрального Свято-Троицкого собора, а также местным католикам, с «экспансией» которых, в частности с появлением в России их епархий, Иринарх считает необходимым бороться).

С приходом нового архиерея в епархии произошли кардинальные кадровые перестановки. Иринарх удалил со всех ключевых постов прежних пожилых клириков, имевших влияние при Афанасии и пользовавшихся относительной административной самостоятельностью, и заменил их молодыми, интеллигентными, но в прежние времена маловлиятельными местными приходскими священниками.

«. Так, уже в марте 2004 г. главная фигура в епархии — архимандрит

Стефан Сексяев был освобожден епископом Иринархом от должности настоятеля Свято-Троицкого Стефанова монастыря и назначен наместником во вновь созданный (на базе скита) Богоявленский мужской монастырь в Верхней Курье в городе Перми. Фактически он был оторван от созданного им самим мощного монастырского центра и приставлен к руководству стройкой. На его место в Стефанов монастырь в марте 2004 г. прибыл новый молодой настоятель Варфоломей (Сибиряков), незадолго до этого рукоположенный во игумена.

«Правой рукой» епископа стал отец Игорь Ануфриев, профессиональный композитор, закончивший Российскую академию имени Гне- синых, и известный в Перми своей миссионерской работой, в частности организацией концертов духовных песнопений (вместе со своей женой Ольгой, также выпускницей «Гнесинки», а в настоящее время завучем Пермской регентской школы и регентом смешанного хора Троице- Стефанова мужского монастыря). Прежде отец Игорь служил в часовне Стефана Великопермского; епископ Иринарх сделал его проректором по учебной части в новосозданном духовном училище. Благочинным в Березняках был назначен профессиональный историк отец Артемий Веденеев, прежде сельский священник, известный своими «ревнитель- скими» публикациями в газете «Православная Пермь» (Березняки были расценены Иринархом как особо «опасный» участок работы — незадолго до его назначения в центре этого города возник новоотстроенный католический костел). Благочинным Всехсвятского округа г. Перми стал отец Алексий Марченко (тел.: 68-49-33), в прошлом — выпускник Свердловского суворовского училища, по образованию — историк, бывший до назначения епископа Иринарха настоятелем храма св. вмч. Варвары при Пермском военном институте ракетных войск. Место секретаря епархиального управления — взамен почившего вслед за владыкой Афанасием престарелого отца Германа Бириллова — занял отец Олег (Ширинкин), в прошлом —благочинный Кунгурского округа, настоятель Свято-Никольской церкви в Кунгуре и возрождающегося там монастыря, известный своим громким конфликтом с предыдущим владыкой (в ходе разбирательства Афанасий предложил отцу Олегу не только добровольно уйти со всех занимаемых постов, но и «покинуть Пермскую епархию»).

С новой рабочей командой Иринарх довольно быстро взял курс на укрепление позиций РПЦ на всей территории епархии, в особенности в тех районах, где православные уступают другим религиям (в частности протестантам). 27 ноября 2003 г. он совершил свой первый визит в Коми-Пермяцкий автономный округ, также относящийся к Пермской епархии. В ходе визита иерарх заявил, что в Прикамье сложился некий «дисбаланс»: на севере региона действуют всего два монастыря, тогда как на юге области — двенадцать. В связи с этим епископ посчитал необходимым разработать специальную церковную программу по развитию православия в северных территориях области. Во время встречи с епископом глава округа Геннадий Савельев поддержал инициативу главы Пермской епархии и сообщил, что «руководство очень беспокоит распространение сектантства в селениях округа» («Новый регион». 28 ноября 2003). Скорее всего, новый монастырь будет открыт теперь в г. Кудымкаре.

За короткий срок Иринарху удалось развить несколько инициатив по подъему православного образования в крае. Так, 1 октября 2003 г. в Перми было открыто духовное училище, причем местной администрации постоянно напоминается о необходимости вернуть епархии историческое здание Пермской духовной семинарии, чтобы возобновить работу последней. Далее, в марте 2004 г. начались переговоры с руководством Пермского педагогического университета о создании на базе последнего теологического факультета. Также ведутся переговоры с администрацией Соликамска о возвращении епархии здания бывшего художественного училища, в котором новый епископ намерен разместить иконописную школу.

Помимо этого, в настоящее время епископ занимается организацией миссионерского служения в исправительных лагерях и армии, расширением местного движения сестер милосердия и созданной в октябре 2002

г. местной молодежной православной организацией. Наконец, еще в период визита в Коми-Пермяцкий округ в ноябре 2003 г. Иринарх заявил, что епархия всерьез задумывается над созданием православного училища для девочек, которые в будущем могут стать достойными женами для священнослужителей (по словам Иринарха, в последнее время его беспокоит проблема разводов среди священнослужителей — если за время существования советского государства такие случаи были единичными, то сейчас семьи священнослужителей стали распадаться гораздо чаще).

Известно также, что Иринарх — гораздо успешнее, чем Афанасий — налаживает отношения с местным бизнесом. До сих пор главным и практически единственным щедрым спонсором для епархии была компания «Пермь Лукойл». Иринарх пытается всячески расширить этот список. Частные лица и организации Перми уже начали выкупать земли, прежде принадлежавшие епархии, с целью передачи ее церкви (пока это небольшие участки — такие, как площадь под часовней на ул. Г. Успенского или на территории бульвара по улице Сибирской, где часовня еще только строится; есть также опосредованные вложения).

Реакция верующих епархии на назначение Иринарха оказалась неоднозначной. С одной стороны, Иринарх, по-видимому, задолгие годы стал первым пермским епископом, которому удалось найти контакт с частью местной интеллигенции. Интеллигенция постепенно приходит в церковь, развивает новые инициативы. С другой стороны, большинство верующих пермских приходов составляет отнюдь не интеллигенция, и, в целом, большинство на данном этапе высказывается о новом епископе крайне неодобрительно. Во многом это связано с кадровыми перестановками среди священства (в особенности среди настоятелей монастырей), которые воспринимаются верующими крайне болезненно — в связи с перемещением многих авторитетных в народе пожилых «батюшек» на новые места, приходы зачастую распадаются. В результате на сегодняшний день, по словам благочинного Всехсвятского округа отца Алексия Марченко, «единство епархии — вопрос первостепенной важности».

Так или иначе, облик православия в Пермской области уже начал изменяться интеллигенцией. Важно отметить, что последняя в целом значительно «поправела» в своих политических и церковных взглядах за последнее десятилетие, что еще более способствовало «взаимопониманию» между ней и новым епископом.

Нынешняя православная интеллигенция в Перми немногочисленна, но довольно сплоченна. Особенность Перми в том, что, в сравнении с городами Центральной России, здесь нет резкой поляризации между «либералами» и «консерваторами». Правильнее было бы сказать, что пермская церковная интеллигенция, в принципе, вся консервативна, и выделяются лишь более или менее «радикальные» и более или менее «умеренные». В то время как и среди умеренно-консервативной, и радикально настроенной православной общественности архиепископ Афанасий не пользовался большим авторитетом, новый владыка — Иринарх — в этом отношении все более «набирает очки».

По сравнению с Афанасием Иринарх рассматривает вопрос об отношениях церкви с местной интеллигенцией принципиально иначе. Историки, философы, краеведы, журналисты — в основном из числа «умеренных» — были практически сразу привлечены к работе на епархию. Новый епископ одно за другим проводит мероприятия с их участием.

В частности, в декабре 2003 г. по инициативе архиепископа в Перми прошла церковная научно-практическая конференция «Пермские новомученики и исповедники», посвященная 85-летию массового убийства пермских священников в 1918 г., в которой активное участие приняли М.Г. Нечаев, В.В. Вяткин (бывший секретарь управляющего епархией), А.Д. Тетерин, В.Ф. Гладышев, Е.Д. Харитонова, П.Н. Агафонов, С.В. Уткин. В апреле 2004 г. в Перми была организована крупная конференция «Религия в изменяющемся мире» — уже всероссийского масштаба, с участием большого количества ученых из разных регионов, в том числе и из Москвы.

Епископ Иринарх практически сразу выразил поддержку всевозможным инициативам кандидата философских наук, доцента Пермского технического университета Анатолия Владимировича Жохова (тел.: 12-77-40), сопредседателя межконфессионального клуба «Диалог» и председателя клуба православной интеллигенции «Синергия», сына известного в Перми протоиерея Владимира Жохова; профессора педагогического университета Михаила Геннадиевича Нечаева, председателя «Интеллектуального клуба» (раб. тел.: 30-61-53, 30-61-13). С благословения нового владыки Анатолий Жохов совместно с Институтом холиастической медицины открыл новый православный клуб под названием «Космическая матрица» для беременных (в здании пермского планетария при свете звезд будущие мамы слушают профессиональную игру А. Жохова на альте и лекции пермского физика-теоретика Вячеслава Викторовича Гутина об устройстве Вселенной). В июне 2004 г. Жохов получил от епископа благодарственную грамоту за труды на благо церкви.

Наконец, в приходе церкви Всех Святых в Перми при активном содействии отца Алексия Марченко и с благословения епископа православные студенты и ученые образовали новое историко-краеведческое научное Смышляевское общество (названо так по фамилии меценатов и активных церковных деятелей Дмитрия Емельяновича и Дмитрия Дмитриевича Смышляевых, прах которых покоится под алтарем Всехс- вятской церкви). Общество создано с целью изучения и восстановления пермского архиерейского кладбища (Егошихинского некрополя), планирует в скором времени начать публикации. 3.

<< | >>
Источник: М. Бурдо, С. Филатов. Атлас современной религиозной жизни России. Т. 1. / — М.; СПб.: Летний сад. — 621 с.. 2005

Еще по теме РПЦ:

  1. № 177 Справка Совета по делам РПЦ о беседах членов делегации РПЦ епископа Нестора и секретаря Московской патриархии Л.Н. Парийского с министром культов Венгрии Д. Ортутаи по вопросу о создании Венгерской православной церкви под юрисдикцией РПЦ
  2. № 49 Письмо экзарха Стефана патриарху Алексию опредоставлении Болгарской церкви долгосрочного займа, возможности обучения болгарских студентов в духовных заведениях РПЦ, отношении патриарха и Совета по делам РПЦ к экуменическому движению и др.
  3. РПЦ
  4. 3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РПЦ
  5. Группировки внутри епископата РПЦ 
  6. ПОЛОЖЕНИЕ РПЦ ВНЕ РОССИИ
  7. ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РПЦ
  8. 4. ПОЛИТИКО- АДМИНИСТРАТИВНЫЕ И ИДЕЙНЫЕ ГРУППИРОВКИ В РПЦ
  9. РПЦ В ПОЛИТИКЕ. ЦЕРКОВНО-ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  10. Часть III РПЦ В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНЦИИ 
  11. РПЦ
  12. Часть II ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО В СФЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РПЦ
  13. РПЦ
  14. РПЦ
  15. РПЦ
  16. РПЦ
  17. РПЦ
  18. РПЦ
  19. РПЦ