<<
>>

Религиозный культ у германцев

Античным авторам ритуалы германцев казались чрезмерно грубыми и жестокими. Источники согласовано свидетельствуют о человеческих жертвоприношениях германцев. Греческий географ и историк Страбон (64 г.
до н. э.— 20 г. н. э.) описал человеческие жертвоприношения в походном лагере кимвров («География», VII, 2, 3). Тацит отмечает, что германцы считают должным по известным дням приносить людей в жертву Меркурию — по-видимому, Вотану, которого чтили в этих ритуалах как бога войны и смерти. Тацит упоминает также о принесении в жертву животных («Германия», 9). Вотану-Одину приносили в жертву волков, которых вешали на столбах. Очевидно, такие ритуалы отправлялись как умилостивительные обряды, входившие в состав военных культов. Военные культы германцев включали обряды посвящения врагов богу войны — заклятьем враги обрекались на гибель в качестве жертвы. Так, Тацит сообщает, что война между германскими племенами «для гермундуров была удачной, для хатгов — гибельною, так как обе стороны заранее посвятили, если они победят, Марсу и Меркурию войско противника, а по этому обету подлежат истреблению у побежденных кони, люди и все живое» («Анналы», ХП1, 57). Накануне битвы германцы исполняли ритуальное песнопение — бардит, которое распаляло их боевой дух и служило знамением исхода сражения: если звук пения был резким и мощным — это был верный знак победы. К умилостивительным обрядам, обращенным к грозному богу-по- кровителю племенного союза, относится ритуал германцев-семионов, описанный Тацитом. «В установленный день представители всех связанных с ними по крови народностей сходятся в лес, почитаемый ими священным, поскольку в нем их предкам были даны прорицания и он издревле внушает им благочестивый трепет, и, начав с заклания человеческой жертвы, от имени всего племени торжественно отправляют жуткие таинства своего варварского обряда». Тациту было известно, что «жуткие таинства» были связаны с представлением, что «именно здесь получило начало их племя, что тут местопребывание властвующего над всеми богами» («Германия», 39).
С верованиями во всевластных богов и судьбу связаны германские обряды гадания. «Нет никого, кто был бы проникнут такою же верою в приметы и гадания с помощью жребия, как они»,— утверждает Тацит («Германия», 10). «Вынимают же они жребий безо всяких затей. Срубленную с плодового дерева ветку они нарезают плашками и, нанеся на них особые знаки, высыпают затем, как придется, на белоснежную ткань. После этого, если гадание производится в общественных целях, жрец племени, если частным образом,— глава семьи, вознеся молитвы богам и устремив взор в небо, трижды вынимает по одной плашке и толкует предрекаемое в соответствии с выскобленными на них заранее знаками» («Германия», 10). Знаки, о которых упоминает Тацит, по-видимому, руны — письмо древних германцев. Жребием древнегерманская мантика не ограничивалась. Германцы гадали по голосам и полету птиц. Они удерживали распространенный среди индоевропейских народов обычай гадания по поведению коня. Для таких гаданий использовали специально выращенных в священных рощах белых коней. При отправлении обряда запряженных в священную колесницу коней «сопровождают жрец с царем или вождем племени и наблюдают за их ржаньем и фырканьем». Для германцев ржание и фырканье священных коней было самым верным предзнаменованием, поскольку они верили, что кони — посредники богов («Германия», 10). У истоков этой веры — древнеевропейский культ коня. Страбоном засвидетельствовано гадание по крови и внутренностям человеческой жертвы. «Седовласые жрицы-прорицательницы» кимвров у ритуального котла перерезали горло жертве и «по сливаемой в сосуд крови одни жрицы совершали гадания, а другие, разрезав трупы, рассматривали внутренности жертвы и по ним предсказывали своему племени победу» («География», VII, 2, 3). Огромную роль в мантике германцев играло духовидение. О визионерском опыте континентальных германцев свидетельствует Тацит, указывая, что пророчество — преимущественно занятие женщин, германцы «не оставляют без внимания подаваемые ими советы и не пренебрегают их прорицаниями» («Германия», 9).
«Прорицание вёльвы» из «Старшей Эдды», «Видение Гюльви» из «Младшей Эдды» — яркие памятники визионерского опыта островных германцев, долгое время после крещения сохранявших традицию архаического духовидения. Образ Одина, мёд поэзии и многие другие элементы скандинавских сказаний несут печать экстатических практик, близких шаманским провидческим трансам. Идея «мёда поэзии», напитка необыкновенного вдохновения, открывающего сокровенные тайны мира, несомненно имеет у своих истоков ритуальный галлюциногенный состав, используемый в архаических практиках коллективного или индивидуального транса. К глубокой архаике восходили германские воинские и шаманские инициаций. О ритуалах воинской инициации юношей, включавшей вручение щита и фрамеи, упоминает Тацит («Германия», 13). Описанная в «Старшей Эдде» история мучений Одина, пронзенного копьем и провисевшего распятым девять дней на древе Иггдрасиль, сильно напоминает шаманские посвящения — пройдя испытания, Один получает священный мёд и руны. Почитание свебами богини плодородия Нерты было сопряжено с ритуалом торжественных встреч богини. В священной роще богини находилась специальная крытая повозка. В особые сроки Нерта, как верили свебы, скрытно от глаз смертных устраивалась под пологом, после чего запряженная коровами повозка в сопровождении жреца отправлялась по селениям, где ее с великим ликованием встречали жители. По окончании церемонии объезда над повозкой совершались очистительные обряды и она водворялась на место. Погребальный обряд предполагал обычно кремацию тела. Иногда, особенно при погребении знатного человека, покойника сжигали в ладье. Вместе с прахом в могиле оставляли оружие, коня умершего, но в целом погребальный инвентарь германских захоронений был достаточно скромен. Порой погребальный обряд сопровождался человеческими жертвоприношениями. Реликт древнего погребального обряда запечатлен «Младшей Эддой» в сцене погребения сына Одина — аса Бальдра173. Широко распространены были в германской среде магические ритуалы. Германцы верили в силу магических приемов оборотничества, в губительную или, напротив, врачующую силу заклятий. Для защиты от вредоносной магии они применяли обереги, для увеличения силы — особые магические предметы, амулеты. На вере в силу магических предметов держались предания о мифическом «поясе силы» бога Тора и «сокровищах асов», изготовленных цвергами. Согласно верованиям германцев, сила колдовства вполне соразмерна с могуществом богов, а может, даже и выше. Магизм мировоззрения германцев объясняет, почему в эддических сказаниях Один оказывается пленником Хрей- дмара, человека, «изрядно сведущего в колдовстве»174. Коллективные обряды отправлялись, как правило, под открытым небом, чаще всего — в рощах, посвященных определенному божеству. В священных рощах на алтарях совершались жертвоприношения, возносились молитвы, под сенью деревьев устраивались, зачастую — ночью, ритуальные пиры и игрища. Здесь же проходили племенные собрания. Специальных храмов в таких святилищах германцы, по крайней мере в ранний период, не возводили.
<< | >>
Источник: В. В. Винокуров, А. П. Забияко, 3. Г. Лапина и др. История религии . В 2 т. Т. 1. Учебник.; Под общей ред. И. Н. Яблокова.— 2-е изд., испр. и доп.— М.: Высш. шк.— 464 с.. 2004

Еще по теме Религиозный культ у германцев:

  1. Религиозные представления германцев
  2. № 84 Письмо И.В. Полянского В.Г. Деканозову с просьбой регулярно предоставлять Совету по делам религиозных культов информацию о деятельности зарубежных религиозных организаций
  3. № 88 Письмо Ю.В. Садовского В.Г. Деканозову с дополнительным перечнем вопросов о положении и деятельности зарубежных религиозных организаций и просьбой предоставить необходимые материалы в Совет по делам религиозных культов для ознакомления
  4. Церковь во Франции в начале XV в. Великая Схизма. Университет и общественная жизнь. Тип прелатаполитика: Пьер Кошон. Упадок дисциплины и нравов. Религиозное чувство: фамильярность и реализм культа святых. Религиозная эмоциональность: народные проповедники; страсти и образ смерти. Отклонения от религиозного чувства: магия и колдовство
  5. Религиозные культы
  6. Суфийский культ религиозного опыта
  7. РИМСКИЕ КУЛЬТЫ И ИХ МЕСТО В РЕЛИГИОЗНОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ
  8. 5. Религиозно-бытовая медицина и культ «явленных» окон и «святых» мест
  9. Глава 2 ЭТИЧЕСКАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ ТАЙСКОГО БУДДИЗМА И СКЛАДЫВАНИЕ ЕГО РЕЛИГИОЗНОГО КУЛЬТА
  10. Постановление СНК СССР № 572 о создании Совета по делам религиозных культов г. Москва19 мая 1944 г.
  11. Рисовать картины, следуя своей фантазии, не означает создавать идолов, но использование их в целях религиозного культа — идолопоклонство.
  12. № 62 Записка А.П. Павлова И.В. Полянскому о возможности приезда в Советский Союз профессора И. Громадки и д-ра Пелара для ознакомления с положением религиозных культов в стране
  13. Основные формы мифолого-религиозного мировосприятия: всеобщий культ Богини-Матери, анимизм, тотемизм, фетишизм, шаманизм, политеизм, монотеизм
  14. № 122 Из докладной записки И.В. Полянского начальнику Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г.Ф. Александрову о работе Совета по делам религиозных культов[96]
  15. Стенографическая запись приема делегации греко-католической церкви в Совете по делам религиозных культов при СНК СССР по вопросам деятельности ГКЦ на Украине
  16. № 37 Директивное письмо председателя Совета по делам религиозных культов И.В. Полянского уполномоченным Совета на местах о политике в отношении римско-католической церкви[35]
  17. № 17 Докладная записка председателя Совета по делам религиозных культов И.В. Полянского заместителю председателя СНК СССР В.М. Молотову об упорядочении деятельности греко-католической церкви на Украине1
  18. № 217 Сопроводительная записка И.В. Полянского В.А. Зорину с приложением записи беседы в Совете по делам религиозных культов с румынским послом Г. Владеску-Рэкоаса о положении римско-католической церкви в Румынии
  19. Родоначальники традиционализма: культ Традиции против культа Разума