<<
>>

Появление буддийскогоучения в Тибете и краткий очерк истории буддизма

После Пудэ-Гунгьяла тибетские хроники перечисляют множество царских поколений, которые растягиваются на столетия вплоть до начала VII в., когда Тибет выходит на историческую арену и начинает играть активную роль в событиях Центральной Азии.

Сведения по истории Тибета вплоть до VII в. весьма отрывочные и пока что недостаточно ясные. Осторожнее всего будет сказать, что вся страна, под которой мы понимаем район Трансгималаев и Куэнь-луня, была заселена кочевыми племенами, занимавшимися исключительно скотоводством. Во главе каждого из племен стоял вождь.

Узкую долину в Трансгималаях, центральная часть которой называлась Бод[61] (Тибет), занимали племена тибетского происхождения, появившиеся там с востока незадолго до начала нашей эры. Они ассимилировали местное население, отголоски сведений о которых можно видеть в тибетской мифологии, где они выступают в качестве демонов-людоедов огромного роста [59, с. 26—32].

Что касается населения Шаншуна, обширного района Куэнь-луня и северо-восточной части современной Индии, то есть основания полагать, как об этом уже говорилось выше, что среди племен, населявших этот район были также иранские племена.

Утверждение бонских источников о том, что шаншунский и иранский языки общего происхождения, имеет под собой некоторое основание и не кажется совсем невероятным [120, с. 6].

Первым тибетским царем, о котором мы располагаем вполне достоверными сведениями, был Сронцзангамбо (род. 609/611 — ум. 650) [102, с. 58]. В его правление создастся тибетская азбука на основе одного из индийских алфавитов, посылаются дети из знатных семейств учится за границу. В Тибете начинают развиваться разные ремесла, которых прежде в стране не было.

Во времена этого царя тибетцы впервые начинают наступление на юг и восток, нанося мощные удары по Непалу и Китаю. Заключая выгодные для себя договоры, царь берет себе в жены непальскую принцессу, а потом и китайскую, которые обе были буддистками.

В поздних тибетских сочинениях личность этого царя предстает в ореоле славы. Его изображают как царя веры, обратившегося в буддизм и энергично насаждавшего эту " религию в "варварской стране". Тибет, по мнению авторов этих сочинений, впервые становится буддийской страной, в которой все жители, за исключением единиц становятся рьяными приверженцами учения Будды [112 IX—XVII].

Но в период VII—VIII вв. тибетцы, практически все мужчины, способные носить оружие, ведут стремительное наступление на своих соседей. Было ли у них время размышлять, когда они грабили захваченные города и гнали пленных, ремесленников в Тибет, о суетности бытия и полном отказе от всего мирского? Но тибетцы имели религию не менее древнюю, чем буддизм, с традициями, которые связывали их с передовыми странами мира, притом что сами они эту связь отчетливо осознавали.

Древние тибетские хроники и документы говорят о том, что буддизм не был не только господствующей, но даже достаточно распространенной религией в тот период [100; 107].

И все же у тибетских историков были некоторые основания связывать торжество буддизма с тибетскими царями VII—IX вв. В этот период буддизм стал использоваться в качестве орудия в борьбе за власть, которая началась между царем и сановниками и в которую оказался вовлеченным тибетский народ.

Но прежде чем перейти к вопросу о бонской религии в Тибете и о столкновении ее с буддизмом, необходимо указать на наиболее существенные черты учения Будды, без чего будут неясны взаимоотношения этих двух религий в Тибете.

В VI в. до н.э. центр политического развития Индии переместился на восток, в район Бенареса и Патны. В то же время брахманская культура, сосредоточенная на западе Индии, утрачивает свое былое величие. Если в свое время в западных районах Индии индоиранские племена, продвигаясь с северо-запада, встретили мощное сопротивление местных жителей, то совсем другое положение было на востоке, где арии были только тонким слоем над основой, состоящей из местного автохтонного населения.

Первые могущественные государства — Косала и Магадха — возникают на востоке. Они управлялись наследственными царями, которые даже не принадлежали к древней кшатрийской знати. Расцвет огромных централизованных государств, поглощавших более мелкие, способствовал созданию и развитию больших городов, которые становились центрами царской власти и торгового капитала.

Раскопки в этих районах показали, что там уже VIII в. до н.э. было в употреблении железо. Эти тропические районы с культурой риса резко отличались от западных с культурой пшеницы и животноводством. Земледелие по берегам Ганга способствовало развитию торгом >м и городов, которые начинают чеканить свою монету.

Значительные изменения происходили не только политической и социальной области, но и в духовной, руках брахманов старая ведийская религия выродилась ритуализм, в котором основное внимание уделялось чисто формальному соблюдению обрядов и ритуалов. Но ил пи стоке, где их влияние было ограниченным, люди искази других путей к спасению. Именно на востоке возникни масса самых разнообразных философско-религиозных направлений, проповедуемых бродячими учителями.

Несколько важных идей получили широкое распространение на востоке. Во-первых, учение об ахимсе, т.е. о необходимости избегать причинять вред всему живому что имело прямую связь с преобладающей культурой риса, тогда как животноводство, основа экономики на роди не ариев, имело отношение к кровавым жертвам, которые составляли существенную часть брахманскою ритуала.

Другой важной теорией была карма. Суть этого учения состояла в том, что судьба человека определяется его поступками. Но эта доктрина, очевидно, выросла из неарийских представлений, и она обнаруживается у многих земледельческих народов. Действие, поступок сравнивается с зерном, а результат действия — с плодом,

Буддизм воспринял теорию ахимсы и кармы, но полностью отвергнул аскетизм, который повсеместно широко практиковался в то время [92, р. 34—42].

Основатель буддизма Готама (V в.

до н.э.) принадлежал к роду Шакьев, владения которых находились в предгорьях Гималаев.

Легенды рассказывают о том, что царевич Готама, окруженный роскошью и множеством жен, вел праздный образ жизни, пока вдруг не осознал существования в мире болезней, старости и смерти, от которых его никто не может спасти. Страдая от мысли, что все это с неизбежностью придется испытать ему самому, он оставляет дом, поселяется в качестве отшельника на берегу реки Неранджары и предается там аскетизму. Потом он начинает понимать, что этот путь никуда не ведет, оставляет свое место, совершает омовение, принимает пищу и, сделав несколько шагов, вдруг осознает истину — становится буддой, т.е. озаренным, или просветленным.

В.П, Васильев предположил, и не без оснований, что Готама был не добровольным изгнанником, а вынужденным. При этом он ссылается на предание о царе Вирудхакс, современнике Будды, истребившем весь шакьяский род [36, I, с. 10—11].

Основой учения Будды являются Четыре Истины.

Первая Истина — о страдании. Рождение, болезни, старость и смерть — все это присуще всему живому и т г это является страданием.

Вторая Истина говорит о происхождении страдания. Все живое возникает, появляется к жизни, а в основе лежит страсть, жажда, которая ведет к перерождениям и, следовательно, к новым страданиям. Под страстью пони мается жажда чувственных наслаждений, стремлении к богатству, зависть, гордость и т.п. Гнев, страсть и глупость, которые символически изображаются в Тибете в виде держащихся друг за друга змеи, петуха и свиньи, являются движущей силой материального мира.

Третья Истина говорит о прекращении страдания. Необходимо избавиться от страданий, но осуществить можно лишь подавив в себе страсть.

Четвертая Истина называется Истина о Пути. Существует Путь, состоящий из восьми тропинок, который ведет к подавлению страсти: правильные взгляды, правильные стремления, правильная речь, правильное поведение, правильная жизнь, правильные усилия, правильный образ жизни, правильная сосредоточенность.

Конечной целью каждого верующего буддиста является нирвана, достичь которой может потенциально только человек, полностью порвавший все узы, связывающие его с материальным миром, т.е. буддийский монах. Верующий мирянин может рассчитывать лишь на хорошее перерождение в будущей жизни, лучшее из которых — это стать буддийским монахом и, таким образом, выйти из мира страданий.

Нирвана является чем-то противоположным этому материальному миру. Это не рай, но — антимир, достигнув которого, живое существо прекращает свою цепь перерождений и погружается в состояние покоя. Никто не может сказать, что представляет собой нирвана, как она выглядит и что в ней происходит, так как для того, чтобы правильно судить о ней, надо сначала в ней побывать.

Не существует какого-то единого, распространенного и общепринятого понятия нирвана. Проф. де Ионг показал, основываясь на палийских источниках, что ей приписываются божественные атрибуты, в том числе бесконечность, и что она может соответствовать нашему понятию абсолют [91, с, 56—64]. Судить о сущности нирваны можно косвенным образом, основываясь на тибетских и китайских переводах этого понятия. Достичь нирваны по-тибетски будет выйти из мира страданий, тогда как на древний китайский язык понятие нирвана переводилось как нет рождения (у шен). Буддизму свойственно отрицание души (Я, или atman), но при этом возникает вопрос, что же в таком случае перерождается.

Живое существо после смерти не исчезает бесследно. Оно распадается на целый ряд элементов, одни из которых остаются в земле, другие поднимаются в воздух, третьи становятся частью воды и т.д. Не исчезает бесследно энергия человека, сложный комплекс самых разных психических элементов, которые приобретают определенную структуру в зависимости от кармы, т.е. от хороших или плохих поступков. Вот эта-то самая энергия и переходит от умершего существа к новорожденному, одухотворяя его и зажигая его сознание подобно тому, как огонь зажигает лампаду. Эта энергия определяет до известной степени судьбу новорожденного, но он сам с момента рождении может влиять на нее; чем дальше — тем активнее, предопределяя уже при своей данной жизни свое будущее существование.

Если человек уже в этой жизни стал монахом, то ли благодаря его заслугам не только и не столько в этой жизни, сколько заслугам, накопленным в прошлых перерождениях. Люди, которые лгут, творят зло, насилие и произвол, подготавливают тем самым, в первую очередь для себя, условия для будущего зла и насилия, только лишь в еще большей степени.

Полагают, что поскольку буддизм не знает бога, то ми не религия. Другие говорят, что буддизм, конечно, религия, так как вера в бога совсем не обязательна для религии. Гегель, к примеру, говорил о сущности религии как о противоречии между конечным и бесконечным, а также о том, что оно решается только в сфере религии. Фейербах в "Сущности христианства" говорил о религии, следуя традиционному пониманию этого термина, как о связи человека с богом, имея в виду теистические религии.

Выдающийся знаток буддизма Эдвард Конзе говорит о трех значениях понятия бог: 1) личный бог, творец вселенной, 2) божество безличное или сверх личное, 3) боги а также ангелы (духи), не отличающиеся сколько-нибудь существенно от богов. Конзе говорит, что вопрос о творце вселенной, согласно буддийской традиции, совершенно не интересует буддистов. Прежде всего нужно избавить от страданий, а рассуждать о том, откуда появилась вселенная — это пустая и бесполезная трата времени. Ведь человек, в которого попала стрела, пущенная из лука, пытается прежде всего выдернуть ее из себя, а не расспрашивать других о том, какой именно человек, в какой одежде и с какой целью выпустил эту стрелу. "Если безразличие к личному богу — это атеизм, то буддизм является, конечно, атеистической религией" [79, с. 39]. Строго говоря, в буддизме нет ни теизма, ни политеизма [86, с. 25].

Шакья Готама основал общину монахов, вступить в которую мог каждый, за небольшим исключением. В нее не допускались только убогие, больные заразными болезнями и т.п. Никаких особых обрядов над неофитами не совершали. Произносились слова, вроде "добро пожаловать" — и все. Каждый вступающий в общину должен был, покинув мир, обрить свои волосы. Он не имел права носить другого одеяния, кроме того, которое сшито из лоскутков, отысканных им самим в помойных ямах.

Жители Индии носили белые ткани, которые, будучи выброшенными на помойку, приобретали желтоватый или, точнее, оранжевый оттенок. Именно поэтому желтый цвет монашеского одеяния становится у буддистов священным.

Далее, монах не имел права жить под прикрытием, но должен был проводить свой отдых под открытым небом, на кладбищах или под деревом. Он не должен был иметь в запасе ничего, кроме чаши, в которую собирал каждый день милостыню. Он обязан был есть один раз до полудня, не оставляя ничего на будущее.

Таковы были предписания раннего буддизма, некоторые из которых дожили до наших дней.

Из кого же состояла первоначально буддийская община и кто ее поддерживал?

Неограниченная власть правителя подрывала позиции аристократов-землевладельцев, которые лишались своих прежних привилегий. Абсолютный правитель нуждался в чиновниках, которые были бы обязаны своим положением только ему одному, но таких чиновников легче и проще всего было найти за пределами касты воинов.

При таких обстоятельствах учение Будды об освобождении от страданий могло дать новый смысл жизни тем кшатриям, которые потеряли свое положение и привилегии. В сходной ситуации оказались и брахманы, поскольку лишь немногие находили себе место при царском дворе. Для многих из них жизнь стала невыносимой по причине упадка их клиентов и покровителей — тех же самых кшатриев. Брахманизм не был достаточно способен и подготовлен, чтобы принять новые условия жизни, а буддизм как раз и предлагал брахаманам, специалистам в области религии, проявить себя на новом поприще.

Одними из первых покровителей буддийской общины были торговцы, которые чувствовали симпатию к буддистам и к их учению, поскольку к ним, плебеям, относились с должным уважением, чего не было в брахманизме, в котором преобладали брахманы и кшатрии. Торговля и коммерция были противны брахманскому духу, с его упором на ритуальную чистоту, которой могли повредить длительные путешествия.

Буддийская этика напирала на приобретение религиозных заслуг честными и добрыми делами, а это вызывало бурное одобрение у торговцев, нуждавшихся в честности и доверии в отношениях между людьми. Будда учил, что самое главное в человеке — это его дела, а не происхождение, что также приветствовалось торговцами, которые добивались своего положения своими собственными усилиями [92, с. 46—47].

История дальнейшего развития буддизма — явление очень сложное и противоречивое.

Постепенно начинают создаваться монастыри, которые становятся центрами буддийской образованности. Усложняется само учение, на которое постепенно наслаиваются самые разнообразные теории, подчас взаимоисключающие одна другую. Получает развитие философская сторона буддизма, особенно такие науки, как логика и психология, в области которых были достигнуты выдающиеся достижения.

Вслед за хинаяной — направлением, пытавшимся сохранить в целостности основные качества раннего буддизма, получает развитие махаяна с полным отказом от каких бы то ни было ограничительных рамок, с претензией быть всеобщей и универсальной религией, готовой вобрать в себя любые теории и любые мнения, и даже приписать их открытия, для придания им авторитета, хотя бы самому Будде, лишь бы только они не были явно абсурдными и не противоречили бы здравому смыслу.

Начало развития этого направления связано с именем Нагарджуны — выдающегося ученого-буддиста, жившего около двух тысяч лет тому назад. В своих сочинениях он дал обоснование дхармам, элементам бытия, а также сделал значительный вклад в гносеологию. Он также является создателем теории шуньявады, т.е. учения о пустоте, другими словами, об относительности всего сущего.

Диалектика Нагарджуны, излагающего теорию пустоты, направлена на то, чтобы показать, что нет различия, по существу, между отрицанием и утверждением, между положительным и отрицательным, тогда как истина находится где-то между ними. Отрицая что-либо, мы неизбежно что-то утверждаем, и наоборот.

Эта диалектика проявляется прежде всего в потоке элементов бытия, которые, существуя, уже не существуют, не существуя — существуют. Человек, который постиг сущность пустоты и пребывает в ней, не обладает ни положительным, ни отрицательным отношением к чему бы то ни было. Это означает, что он воспринимает все именно таким, каким оно является на самом деле.

Не следует упускать из виду и другую, не менее важную сторону буддизма — религиозную. Будда становится в глазах основной массы верующих как в хинаяне, так и в махаяне великим сверх личным богом, богом всех богов, самым могущественным существом вселенной, которому нужно молиться, воздвигать в его честь статуи, ступы (мавзолеи) и делать ему подношения.

При этом создается странное положение, когда учителями массы верующих в обоих направлениях буддизма часто становятся интеллигенты-атеисты, убежденные безбожники, которые при всем при этом никогда не разубеждали верующих в том, что Будда является всемогущим, всезнающим и всевидящим божеством, богом богов. В то же время они никогда не относились безразлично к другим религиям и не упускали удобного случая нанести им удар в наиболее уязвимое место.

В каждой новой стране буддизм любого направления приспосабливался к новым условиям, приобретая при этом какие-то новые особенности и черты. Поэтому постоянно следует иметь в виду, что о каких-то особенностях буддизма нельзя судить абсолютно. То, что является верным по отношению к какому-то одному направлению буддизма в какой-то отдельно взятой стране, может оказаться неверным по отношению к другому направлению, господствующему в другой стране. При этом каждое из двух основных направлений буддизма никогда не представляло собой нечто единое и целое, а состояло, в свою очередь, из разных направлений и школ.

<< | >>
Источник: Б.И.Кузнецов. ДРЕВНИЙ ИРАН И ТИБЕТ ИСТОРИЯ РЕЛИГИИ БОН. 1998

Еще по теме Появление буддийскогоучения в Тибете и краткий очерк истории буддизма:

  1. Раздел второй. Краткий очерк истории философии
  2. КРАТКИЙ ОЧЕРК ВОЕННОПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ САРМАТОВ И АЛАНОВ BO II в. до н. э. — V в. н. э.
  3. Глава III БУДДИЗМ В ТИБЕТЕ И В МОНГОЛИИ
  4. КРАТКИЙ ОЧЕРК ФИЗИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  5. Б.И.Кузнецов. ДРЕВНИЙ ИРАН И ТИБЕТ ИСТОРИЯ РЕЛИГИИ БОН, 1998
  6. Краткий исторический очерк.
  7. ГЛАВА XXVIII КРАТКИЙ ОЧЕРК СОСТОЯНИЯ КРЕПОСТНОГО ДЕЛА ЗА ГРАНИЦЕЙ И В РОССИИ ДО НАЧАЛА РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ
  8. 15. Понятие биохимии, история ее появления
  9. ГЛАВА XXXI КРАТКИЙ ОЧЕРК СОСТОЯНИЯ КРЕПОСТНОГО ДЕЛА В РОССИИ ЗА ПЕРИОД ВРЕМЕНИ ОТ ОКОНЧАНИЯ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ ДО НАЧАЛА МИРОВОЙ
  10. 3 Краткий очерк наиболее вероятного способа, каким планетная система могла быть образована механически
  11. КРАТКИЙ ОЧЕРК ВАЖНЕЙШИХ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ НЬЮТОНОВА УЧЕНИЯ О МИРЕ27, НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ ПОСЛЕДУЮЩЕГО
  12. ГЛАВА XXX КРАТКИЙ ОЧЕРК СОСТОЯНИЯ КРЕПОСТНОГО ДЕЛА ЗА ГРАНИЦЕЙ ЗА ПЕРИОД ВРЕМЕНИ ОТ ОКОНЧАНИЯ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ ДО НАЧАЛА МИРОВОЙ (1906—1914 гг.)
  13. ОЧЕРК ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ (до 1340 г.)
  14. ЧАСТЬ III ИСТОРИЯ БУДДИЗМА
  15. Дюмулен Генрих. История дзэн-буддизма, 2003
  16. Глава I ОЧЕРК РАННЕЙ ИСТОРИИ СЛАВЯН
  17. «Очерки по истории русской культуры»