<<
>>

2. БЫЛ ЛИ ИОАНН ЕВГЕНИК СВИДЕТЕЛЕМ ПАДЕНИЯ КОНСТАНТИНОПОЛЯ?

  Уже в течение полувека среди славянских византивистов существует мнение, будто Иоанн Евгеник был свидетелем осады и падения Константинополя 29 мая 1453 г. В западной византинистике этот вопрос обходится молчанием.
В основе гипотезы лежит Монодия на падение Константинополя, написанная Иоанном Евгеником и еще в XV в. переведенная на русский язык. Первым, кто высказал предположение о пребывании Иоанна Евгеника в Константинополе весной 1453 г., был болгарский исследователь Ив. Дуйчев.

Его статья «О древнерусском переводе „Рыдания" Иоанна Евгеника», вышедшая в русском переводе в 1957 г.[34], является частью более обширного исследования, публиковавшегося по-французски с 1953 по 1956 г.[35] Болгарский ученый продолжил исследование славянской версии Монодии, начатое Н.А. Мещерским[36], которому не было доступно единственное до сих пор издание греческого текста Монодии, сделанное Сп. Ламбросом[37]. Ив. Дуйчев, располагавший этим изданием, полемизирует с Н.А. Мещерским о ряде его выводов. Среди прочего это касается вопроса о месте и времени написания Монодии.

«Из текста „Рыдания" можно заключить, — пишет Н.А.Мещер- ский, — что Иоанн Евгеник в момент захвата Константинополя турками находился, вероятно, в Трапезуйте; он не был очевидцем последнего штурма Константинополя и, по-видимому, не надолго пережил падение оплакиваемой им столицы. Надо думать, что это произведение было последним трудом автора. Во всяком случае, оно написано не позднее

1461 г., когда турки завоевали родной город Евгеника — Трапезунт, ибо о гибели этого города „Рыдание" нигде не упоминает»[38]. Далее исследователь вновь повторяет, что «сам автор не был свидетелем гибели оплакиваемого им города и лишь слышал о событиях от очевидцев»[39].

Полемизируя с этим утверждением Н.А. Мещерского, Ив. Дуй- чев утверждает, что «Иоанн Евгеник заявляет прямо и ясно, что он лично наблюдал случившееся, претерпел страдания, но все-таки остался жив...

В тексте „Рыдания" ...не могут быть найдены указания, что оно было составлено намного после 1453 г.»[40].

Что касается времени написания Монодии, Б.Л. Фонкич доказал, что ее текст «появился на свет, несомненно, в первые же дни после взятия Константинополя турками, вероятно, в июне 1453 г., беловой же •жземпляр был изготовлен самим автором, скорее всего, спустя незначительное после этого время»[41]. Этим беловым экземпляром является Венский список Монодииъ, который имеет существенные различия с тем списком, по которому сделано издание Сп. Ламброса. Если утверждение Ив. Дуйчева о времени создания Монодии можно считать подтвержденным, то по поводу места ее написания вопрос, кажется, остается открытым.

Иоанн Евгеник известен как один из основных участников православного сопротивления унии. Очередной этап борьбы, связанной с унией, пришелся на самый конец 1452 — начало 1453 г. Он завершился официальным провозглашением Ороса Флорентийского собора в Софии Константинопольской и обновлением унии 12 декабря 1452 г. Первые роли принадлежали Геннадию Схоларию с православной стороны и Исидору Киевскому — с униатской.

Теперь политика обеих сторон состояла в обращении к народу с попыткой склонить его на свою сторону. С ноября 1452 по январь 1453 г. Схоларием было составлено шесть текстов. В одном из них 15 ноября 1452 г. Схоларий особо отмечает двух людей — Сильвестра Сиропула и Феодора Агаллиана6. Об Иоанне Евгенике ничего не говорится. Более того, в коллективном обращении лидеров «православного сопротивления», подписанном в ноябре 1452 г. пятнадцатью священнослужителями различного ранга, имени Евгеника мы также не

находим. Ни в каких текстах Геннадия Схолария, относящихся к тому периоду и посвященных столичным событиям, а также ни в каких других константинопольских источниках того времени Иоанн Евгеник не упоминается. Это говорит не о его малой вовлеченности в борьбу, но лишь о том, что в это время, в ноябре 1452 г., его не было в Константинополе.

То, что в 1452 г. Иоанн был именно на Пелопоннесе, подтверждается его Протрептиком деспоту о Церкви Христовой, посвященным морейскому деспоту Димитрию и датируемым 1452 г.[42]

В 1450 г. Евгенику пришлось покинуть Город из-за униатской политики власти, поэтому не подлежит сомнению, что в начале 1453 г. он также был persona поп grata. Однако главным препятствием к возвращению Евгеника в Константинополь были, конечно же, военные события, связанные с осадой Города турками.

Относительно серьезности намерений Мехмета II захватить византийскую столицу все сомнения отпали после возведения им близ Константинополя крепости Румели-Хисар, которая была завершена к концу августа 1452 г. В январе-феврале 1453 г. несколько итальянских судов еще смогли прийти в Константинополь, но в марте 1453 г. начался сбор турецкого флота у Галлиполи, и к самому началу мая вся турецкая армия вместе с султаном уже стояла у стен Константинополя. В ситуации крайней опасности, а затем и блокады города с суши и моря весьма уже немолодой по понятиям того времени Иоанн Евгеник вряд ли мог попасть из Мистры в столицу гибнущей империи, даже если бы этого и захотел.

Обратимся, наконец, к фразе из Монодии, которая позволила Ив. Дуйчеву, а за ним и ряду других исследователей, утверждать, что весной 1453 г. Иоанн Евгеник был в гибнущей столице: «Я, увидев, прочувствовав и услышав все это, о несчастный, сохранился до настоящего времени, чтобы увидеть общее несчастье скорбеть о нем. Разве не прокляну я день, в который был рожден, с куда большим основанием, нежели Иов?»[43] Подлинным указанием на участие в событиях могли бы являться, собственно, только слова raxvtcc iStbv ёуа — «я, увидев все это...». Но могут ли они служить достаточным аргументом в пользу аутопсии в таком риторическом произведении, как монодия? В этом тексте почти что нет описаний конкретных событий и обстоятельств. К тому же Евгеник указывает в монодии и на то, что о падении Города

ому рассказали другие: «Услышав впервые, я долго не верил и считал, о безумный, что говорящие это празднословят, безумствуют и богохульствуют, или же возвещают невероятное[44]».

Все это подтверждает предположение о том, что Иоанн Евгеник лично не был свидетелем падения Константинополя. Его монодия на это событие была написана на Пелопоннесе, и даже нет никаких свидетельств о том, что он потом когда-либо возвращался в столицу погибшей империи. Иоанн Евгеник закончил свои дни на Пелопоннесе, куда он выехал из Константинополя еще в 1450 г.

<< | >>
Источник: Занемонец А. В.. Иоанн Евгеник и православное сопротивление Флорентийской унии / А. В. Занемонец. — СПб. : Алетейя,2008. — 160 с.. 2008

Еще по теме 2. БЫЛ ЛИ ИОАНН ЕВГЕНИК СВИДЕТЕЛЕМ ПАДЕНИЯ КОНСТАНТИНОПОЛЯ?:

  1. 2. ИОАНН ЕВГЕНИК И ЕГО УЧАСТИЕ В ФЕРРАРО- ФЛОРЕНТИЙСКОМ СОБОРЕ
  2. xv. Последние годы Империи и падение Константинополя (1453 г.)
  3. ЗанемонецА. В.. Иоанн Евгеник и православное сопротивление Флорентийской унии / А. В. Занемонец. — СПб. : Алетейя,2008. — 160 с., 2008
  4. Иоанн (Петров). ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ РУССКОМУ ЧЕЛОВЕКУ О ХРИСТИАНСТВЕ / Составил прот. Иоанн (Петров) по благословению епископа / Санкт-Петербург, 2002
  5. Иоанн V (1341–1391), Иоанн VI Кантакузин (1341–1354) и апогей сербского могущества при Стефане Душане
  6. ДРУГИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИОАННУ ЕВГЕНИКУ
  7. ГЛАВА ТРЕТЬЯ. АНТИРРЕТИК ИОАННА ЕВГЕНИКА
  8. ГЛАВА ПЕРВАЯ. ЖИЗНЬ И НАСЛЕДИЕ ИОАННА ЕВГЕНИКА
  9. 3. СОЧИНЕНИЯ ИОАННА ЕВГЕНИКА
  10. 1. БИОГРАФИЯ ИОАННА ЕВГЕНИКА И ХАРАКТЕРИСТИКА ЭПОХИ
  11. Расколы XIX века. — Крах абсолютистской монархии. — Клерикальные и либеральные ссоры и войны. — Реставрация и Регентство. — Крах парламентского строя при Альфонсе XIII. — Диктатура Примо де Риверы. — Его падение. — Падение монархии.
  12. КТО СВИДЕТЕЛЬ?
  13. ВСЕГДА ЕСТЬ СВИДЕТЕЛЬ