<<
>>

Анализ текстов

Об иранском происхождении "Биографии Шенраба"

В предисловии к "Биографии Шенраба" говорится, что эта книга была переведена с иранского языка на шаншунский, а впоследствии с шаншунского и на тибетский.

В пользу иранского происхождения "Биографии Шенраба" свидетельствует зороастрийское сочинение XIII в. "Заратушт-нама", составленная Заратушт-и-Бахрамом [95], последователем учения Заратуштры. В первой главе своего сочинения, представляющего биографию Заратуштры, автор говорит, что видел книги на пехлеви, в которых излагаются события мира, деяния и поступки предков. При этом ссылается также на устную зороастрийскую традицию [95, с. 24].

Отметим то общее, что имеется в тибетском и иранском сочинении. "Книга Заратуштры" начинается рассказом о тех временах, когда мир был омрачен злом и не было на земле ни управления, ни мудрых наставлений, ни власти среди безрассудных людей. Презирая бога и его предписания, они отвратились от божественной веры. Вселенная попала под власть злого демона, и весь мир удалился от справедливости и закона. Ариман ликовал и радовался заблуждению людей [95, с. 4].

О том же самом говорится в первой главе "Биографии Шенраба", а именно, что люди пылают гневом, как огонь. Другие кипят страстями, третьи окутаны глупостью, невежеством, и все они творят самые разнообразные плохие дела на радость демону. Как и в иранском сочинении, сказанное относится к древнейшему периоду жизни людей.

Далее, согласно иранскому источнику, бог дает пророчество о рождении Заратуштры. По другой зороастрийской версии, приведенной издателем "Заратушт-нама", фраваши (небесная душа) входит в утробу будущей матери иранского пророка, превращаясь в тело Заратуштры. Еще по одной версии, в Заратуштру воплощается Благой дух (Вохуман) [95, с. 9—10, прим. 6]. По тибетской версии, в Шенраба воплощается небесная душа.

Родители Заратуштры и Шенраба — люди благородные и чистые, царского происхождения.

Мать Заратуштры незадолго до рождения своего сына видит во сне облако, остановившееся над дворцом, из которого дождем посыпались на землю львы, тигры, драконы и прочие твари. Прорицатель, толкующий сон, предсказывает рождение великого человека, "который будет сиять в мире, как солнце, и которого никто не превзойдет в блеске и могуществе" [95, с. 59]. По тибетской версии боги, разные чудовища и злые духи, но не во сне, а наяву, "спускаются с неба, словно дождь", чтобы приветствовать рождение великого учителя Шенраба [16, с. 60—61].

Заратуштра и Шенраб рождаются ранним утром на рассвете, причем при их появлении все вокруг заливается ярким светом [95, с. 9; 16, с. 68—70].

В дальнейшем события из жизни и деятельности двух учителей, о которых рассказывается в иранской и тибетской книгах, иногда совпадают, иногда не имеют между собой ничего общего. Естественным совпадением можно считать рассказ о том, как злые демоны и колдуны боролись против этих учителей и пытались их погубить [95, с. 10—16; 16, гл. V, X—XII], а также рассказ об их ритуальном омовении (погружении в воду) [95, с. 25—26]. Сходным образом оба учителя изгоняют нечистую силу: Шенраб — читая заклинания, а Заратуштра — "Авесту" и "Зенд" [95, с. 24—25].

Но в "Книге Заратуштры" есть один эпизод, который в биографии самого Заратуштры не играет особой роли, но зато является центральным в биографии Шенраба — это рассказ о битве армий севера и юга. В иранском источнике он излагается следующим образом: "Заснув, Заратуштра увидел во сне сильную и многочисленную армию севера, которая двигалась на него с враждебным видом. Заняв дорогу, она закрыла ему весь проход. Когда Заратуштра посмотрел в другую сторону, то (увидел, что) появилась другая армия, храбрая и враждебная, которая заняла южную сторону. Они начали сражаться одна против другой, и армия севера была разгромлена.

Это было то, что бог показал Заратуштре во сне" [95, с. 23—24].

Далее следует толкование этого сна, но связь между сном и толкованием едва ощутима: Заратуштра знает таинства хорошего закона. Если он покинет бога, то вернется на темную землю. Если он откажется открыть людям благой закон, откажется от истины, то демоны и колдуны, узнав об этом, опояшутся на битву [95, с. 24].

Опять же, как и в предыдущем случае (сон матери Заратуштры), то, что в иранской версии излагается как сон, в тибетской — происходит наяву: война армии юга (Элам) против армии севера (Мидия) и разгром последней. Иранское толкование оставляет в стороне вопрос о том, обе ли стороны состоят из демонов, и если это так, то какой смысл в том, что одна сторона победит другую, то есть что от этого изменится, и т.п.

Стоит отметить, что мотив о южной армии демонов сохранился также в манихейской литературе, где он, правда, не имеет никакого отношения к Заратуштре [76, с. 382—385].

Сравнение биографий двух иранских проповедников дает возможность сделать вывод, что обе они, возможно, восходят к не дошедшим до нас иранским сочинениям. При этом можно допустить, что тибетская версия является более древней, поскольку реальное историческое событие, война армий юга и севера, изображается в "Книге Заратуштры" в мистическом духе. Вероятнее всего, что "Биография Шенраба", как и "Заратушт-нама", восходит к неизвестным для нас пехлевийским источникам. В пользу этого предположения говорит название Рима, встречающееся в колофоне "Биографии Шенраба" в форме "Кхром" ("Пхром"), которое ближе всего подходит к среднеперсидскому языку.

Архаичное произношение имен иранских богов и некоторых географических названий, которое встречается в тибетском тексте "Биографии Шенраба", могло сохраняться в иранских сочинениях в Парфянскую и даже в более позднюю эпоху.

Соединение биографий двух разных проповедников в "Заратушт-нама" могло произойти, в частности, по той простой причине, что в иранском прототипе "Биографии Шенраба" подлинное имя Шенраба могло совсем не встречаться, и в иранском оригинале, как и в тибетской версии, его могли называть просто "жрец" или "учитель".

<< | >>
Источник: Б.И.Кузнецов. ДРЕВНИЙ ИРАН И ТИБЕТ ИСТОРИЯ РЕЛИГИИ БОН. 1998

Еще по теме Анализ текстов:

  1. Ценностная интерпретация текстов в контент-анализе
  2. Критический анализ текста «Воля к власти» М. Монти- нари.
  3. Поэтический текст как риторический образец. «Текучесть» текста, заимствования и центоны
  4. Правильность текста и правильность корпуса текстов Откровения, вероисповедная ось Писания
  5. 3. Понимание текста как предмет филологической герменевтики Филологическая герменевтика - научная дисциплина, изучающая процессы понимания текста.
  6. Г. Музыкальные произведения с текстом и без текста, музыкально-драматические произведения.
  7. 51. СТАТИСТИЧЕСКИЙ И СЦЕНАРНЫЙ АНАЛИЗ. МОДЕЛИРОВАНИЕ УСЛОВИЙ, РАСЧЕТ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ СТАТИСТИЧЕСКОГО И СЦЕНАРНОГО АНАЛИЗА В СИСТЕМЕ PROJECT EXPERT
  8. Как избежать редукционизма при анализе и объяснении психических явлений? Гносеологические аспекты анализа психических явлений
  9. КОММЕНТАРИИ К ТЕКСТУ
  10. А. Тексты.
  11. Канонизация христианских текстов
  12. Глава 3 ТЕКСТЫ ПОДЛИННИКА
  13. ЛИТУРГИЧЕСКИЕ ТЕКСТЫ
  14. Текст письма
  15. Ч а с т ь     п е р в а я Субстанциальная сторона понимания текста
  16. Глава IV. Смысловое богатство текста.