<<
>>

ДОСТИЖЕНИЕ ФИЗИОЛОГИИ В XIX СТОЛЕТИИ

Рассматривая развитие физиологии в XIX в., следует указать на разработку двух принципиально важных проблем, привлекших в большей или меньшей степени внимание большинства физиологов.

Это, во-первых, проблема целостности организма и механизмов, ее обеспечивающих и устанавливающих взаимодействие органов между собой, и, во-вторых, проблема связи организма со средой и роль внутренней среды организма.

Проблема целостности организма стала ареной борьбы нескольких различных направлений. Представители идеализма в биологии утверждали, что объединение функции отдельных клеток и единство и целостность организма обусловлены нематериальным фактором, управляющим организмом. Эта точка зрения, ведущая свое начало еще от Аристотеля, с предельной ясностью была выражена в середине XIX в. французским анатомом и физиологом А. Мильн-Эдвардсом: «В организме все, как кажется, рассчитано для получения определенного результата, и гармония частей не проистекает от взаимного их влияния, но от подчинения их влиянию одной общей силы, одного задуманного плана и одной предшествовавшей идеи» *. Подобные же представления, по существу чуждые науке, развивал в конце прошлого столетия немецкий биолог-^виталист Г. Дриш.

Иную точку зрения отстаивали сторонники направления, разработанного немецким патологом Р. Вирховым — основоположником патологической анатомии. Он рассматривал организм как «сумму живых единиц», т. е. клеток, или как «клеточное государство». Последователи Вирхова — Э. Брюкке, М. Ферворн — считали, что каждая клетка многоклеточного организма есть самостоятельный '«элементарный организм». Исходя из такого представления об организме, Вирхов и его последователи полагали, что функции организма представляют собой как бы арифметический итог функции клеток. Очень большому количеству новых и ценных

1 А. Милън-Эдвардс. Введение в общую зоологию или взгляд на стремления природы в строении животного царства.

М., 1859, стр. 127.

фактов из области патологии, которые были получены Вирховым и его учениками, давалась принципиально неверная трактовка. Последователи Вирхова считали, что различные патологические изменения в тканях представляют собой проявления местного заболевания клеток данной ткани, При этом упускалось из виду то, что в действительности не существует"’ чисто местных заболеваний, не оказывающих влияния на весь организм, не вызывающих в нем патологических изменений, и реакций, способствующих выздоровлению. Эти идеи Вирхова встретили критическое отношение выдающихся физиологов — К. Бернара и И. М. Сеченова.

Целлюлярную патологию Вирхова К. Бернар считал недостаточным основанием для построения научной медицины; он полагал, что для врача важнее всего экспериментальные исследования. И. М. Сеченов в тезисах своей докторской диссертации (1860) писал: «Клеточная патология. в основе которой лежит физиологическая самостоятельность клетки как принцип, ложна. Учение это есть не более как крайняя ступень развития анатомического направления в патологии ...При настоящем состоянии естественных наук,— продолжал Сеченов, на столетие предвосхищая дальнейшее развитие биологии,— единственный возможный принцип патологии есть молекулярный»

Для решения актуальных задач физиологии и медицины первостепенное значение имела общебиологичеокая проблема взаимоотношения организма и среды. Бернар к этой проблеме подходил с точки зрения важности изучения в первую очередь особенностей внутренней среды организма, «образованной кровью, внутренними органическими и паренхиматозными жидкостями». Впервые высказав в 1857 г. концепцию постоянства внутренней среды как необходимого условия свободной жизни животного, он неоднократно возвращался к этой мысли. Бернар считал, что без знания свойств внутренней среды невозможно воздействовать как на здоровый, так и на больной организм, ибо только в физико-химических условиях внутренней среды следует искать причину внешних явлений жизни.

Если Бернар считал необходимым в первую очередь сосредоточить внимание на значении внутренней среды организма, то Сеченов подчеркивал важность внешней среды.

В одной из своих лекций 1861 г. он следующим образом сформулировал свое понимание соотношения организма и среды. «Организм без внешней среды,— говорил Сеченов своим слушателям,— поддерживающей его существование, невозможен, поэтому в научное определение организма должна входить и среда, влияющая на него. Так как без последней существование организма невозможно, то споры о том, что в жизни важнее — среда ли или самое тело,— не имеют ни малейшего смысла» 2.

В подходах Бернара и Сеченова к проблеме взаимоотношения организма и среды нет противоречия, как это может показаться на первый взгляд. Рассматривая эту проблему с разных точек зрения, оба они вместе с тем подчеркивали единство организма и среды, тесную связь между внешней и внутренней средой организма. В курсе, прочитанном в 1870 г., Бернар говорил: «В постоянной жизни существо кажется свободным, не-

1 И. М. Сеченов. Материалы для будущей физиологии алкогольного опьянения. СПб., 1860, стр. 1

  • И. М. Сеченов. Две заключительные лекции о значении так называемых растительных актов в животной жизни (1861).— В кн.: И. М. Сеченов, И. П. Павлов, Я. Е. Введенский. Физиология нервной системы, вып. 1. М., Медгиз, 1952, стр. 140.

зависимым от внешних космических условий и жизненные проявления, по-видимому, подчиняются только внутренним условиям. Эта кажущаяся видимость, как мы показали, есть только иллюзия, а напротив, именно в механизме постоянной или свободной жизни и обнаруживаются самым характеристическим образом тесные отношения между этими двумя порядками условий... так как, по нашему мнению, жизнь есть результат столкновения между внешним миром и организмом» *.

При рассмотрении проблемы единства и целостности организма и взаимоотношения организма и внешней среды большинство физиологов XIX в. руководствовались идеей о ведущей и определяющей роли нервной системы в жизнедеятельности высших животных и человека. Такое понимание значения нервной системы развивал, в частности, К. Бернар. Он писал: «Нервная система обладает у всех животных значением, которое возрастает ло мере поднятия их на высшую ступень; так что можно сказать, что у человека и у важнейших млекопитающих она является первым источником всех явлений жизни» 2. «Все наши органы в своих жизненных проявлениях, нормальных или патологических, зависят от нервной системы»3. Четко сформулированные в приведенных цитатах идеи характерны для возникшего в XIX столетии направления физиологической мысли, названного горячим его сторонником И. П. Павловым нервизмом. Идеи нервизма основывались на огромном количестве фактов, собранных на протяжении всего XIX в. В этом столетии было экспериментально показано, как много теряет организм при нарушении и при полном или частичном удалении равличных отделов центральной нервной системы (эксперименты П. Флуранса, Ф. Гольца, Г. Мунка и др.), и была подробно изучена нервная ретуляция функций внутренних органов. Эти исследования представляли собой крупнейшее достижение физиологии прошлого века. Они оказали большое влияние и на развитие медицины и привели к тому, что многие выдающиеся клиницисты, в том числе

С.              П. Боткин и А. А. Остроумов, руководствовались принципом нервизма и на его основе объясняли этиологию и патогенез ряда заболеваний и патологических состояний.

<< | >>
Источник: Бляхер Л.Я., Быховский Б.Е., Микулинский С.Р.. История биологии с древнейших времён до начала XX века. М.: Наука. - 564 с.. 1972

Еще по теме ДОСТИЖЕНИЕ ФИЗИОЛОГИИ В XIX СТОЛЕТИИ:

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЗВИТИЯ ФИЗИОЛОГИИ В XIX ВЕКЕ
  2. Ницше и философия XIX столетия
  3. «Переосмыслить XIX-е столетие»: Иммануэль Уоллерстайн
  4. Глава XXI. ТЕЧЕНИЯ МЫСЛИ В XIX СТОЛЕТИИ
  5. Глава 1. РАЗВИТИЕ ФИЗИОЛОГИИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ОРГАНОВ ЧУВСТВ В XIX В.
  6. П. Ф. Каптерев—видный педагог России второй половины XIX— начала XX столетия
  7. Физиология органов чувств
  8. Физиология кровообращения
  9. Физиология дыхания
  10. ДИСКУССИЯ В ФИЗИОЛОГИИ
  11. Развитие физиологии в Италии, Англии и других странах
  12. Развитие физиологии в России