<<
>>

Негрин в Париже. — Блюм формирует свое новое правительство. — Открытие границ. — Мощный налет на Барселону. — Муссолини удовлетворен. — Крах в Арагоне продолжается. ~ Ягуэ вторгается в Каталонию. — Убий спи SIM. ~ Негрин и Прието. — Мятеж в Барселоне. — Падет Прието. — Негрин составляет новое правительство. — Националисты выходят к Средиземному морю. — Англо- итальянский пакт.

Бедственное положение Арагонского фронта вынудило і грина спешно лететь в Париж и просить заново открыть ф\ і цузскую границу. Она снова была закрыта в январе, когда циалисты отказали в поддержке радикалу Шотану. Лидер республики оказался в Париже в самый подходящий момент. Его привело туда еще и письмо от Блюма. Внезапные изменения хода испанской войны произошли в тот момент, когда вся Европа негодовала по поводу захвата Гитлером Австрии. 13 марта министров Шотана сменило социалистическое правительство.

Блюм сформировал свое второе правительство Народного фронта, в котором умеренный Поль-Бонкур стал министром иностранных дел. Многие в Париже считали неизбежной войну с Германией. Даже, как правило, осторожный Массильи, политический директор на Кэ-д'Орсэ, позволил себе назвать политику невмешательства фарсом. Месье Комер, шеф отдела информации Кэ-д'Орсэ, во всеуслышание заявил: «За Австрию мы отомстим в Испании». 15 марта на встрече французского Национального комитета обороны Блюм предложил вы двинуть Франко ультиматум: «Если в течение 24 часов вы не откажетесь от поддержки иностранных сил, Франция... оставляет за собой право предпринять все меры вмешательства, которые она сочтет нужными». Тем не менее генерал Гамелен указал, что у генерального штаба нет отдельного мобилизаци- онного плана для юго-запада Франции. Даладье сказал, что после вторжения в Испанию, вне всяких сомнений, начнется мировая война. Леже, генеральный секретарь МИД, заметил, что интервенция станет поражением для Германии и Италии, поскольку Англия не поддержит французскую политику. 17 марта французский кабинет министров согласился удовлетворить просьбу Негрина об открытии границы'. Блюм испытывал нескрываемую симпатию к Негрину, поскольку теперь Оружие, приобретенное у России, у отдельных авантюристов, у Коминтерна и даже у самой Франции, хлынет через пиреней- кую границу в Испанию. Но от других намерений пришлось казаться. Идея двинуть французский моторизованный корпус п помощь Каталонии была отвергнута руководством генераль- ого штаба, когда там осознали, что такой шаг должен будет, Корее всего, повлечь за собой всеобщую мобилизацию. Риббен- оп был прав, когда 21 марта заявил Маджистрати, итальян- ому поверенному в делах в Берлине, что Франция не будет вме- иваться в испанские дела без английской поддержки. И столь уверенно добавил, что сомневается в склонности Чемберле- «заниматься авантюрами в политике». 16 марта итальянцы снова обрушили бомбовый груз на Барону. Шторер, немецкий посол в Саламанке, сообщил, что |>скт был «ужасающий». Пострадали все районы города. Не о никаких доказательств, что целью налета стали военные скты. Первая волна самолетов появилась над городом при- мерно в десять вечера. Шесть «гид ро-хейнкелей» летели на высоте 400 метров со скоростью 80 миль в час. Налеты длились с трехчасовыми интервалами до трех дня 18 марта. Всего самолеты бомбили город семнадцать раз. Погибло 1300 человек, и 2000 было ранено. Чиано сообщил, что приказы о налете отдавал лично Муссолини и «Франко о них ничего не знал». По словам Шторера, Франко пришел в ярость. И 19 марта он в самом деле попросил о прекращении налетов, опасаясь «осложнений за границей». Это не помешало Чиано сообщить американским представителям в Риме, что Италия не контролирует действия своей авиации в Испании. Муссолини, как и его бывший генерал Дуэ, считавший, что войну можно выиграть при помощи одной только авиации, наводящей страх, заявил: пусть итальянцы «ужасают мир своей агрессивностью, вместо того чтобы очаровывать его гитарами».
Хотя на первых порах население Барселоны было перепугано и многие уходили ночевать на окрестные холмы, противник, как и в Мадриде, не получил никакого военного преимущества. Многие раненые, когда их уносили на носилках, призывали собравшихся к сопротивлению, вскидывая сжатые кулаки.

За границей взметнулась волна возмущения. В Лондо прошли митинги протеста2. Самым красноречивым выражен ем их стала, скорее всего, поэма Джорджа Баркера «Элегия Испании». Корделл Холл отбросил свою обычную сдержа ность и «от имени народа Соединенных Штатов» выразил св возмущение. Но вплоть до конца войны города республи" время от времени продолжали подвергаться таким налета Хотя преимущества, которые они приносили националиста не стоили связанных с ними сложностей. Так, например, бе зохранилище в Барселоне бомбили 37 раз, прежде чем пор зили его. Не смогли националисты серьезно помешать погру ке и разгрузке республиканских судов в портах Средиземно моря.

А тем временем наступление в Арагоне продолжалось. 16 ма та три дивизии националистов под командованием Барро Муньоса Грандеса и Баутисты Санчеса окружили Каспе. Но ю Аранда наконец прорвал передовую линию республиканцев взял Монтальбан. 17 марта Каспе пал после двух дней жесток боев, в которых интербригады, включая и 15-ю, показали обр цы мужества. Командир Британского батальона Сэм Уайлд другие едва избежали пленения. За восемь дней наступлен армия националистов продвинулась на сто километров к вое ку. Выйдя к естественному препятствию к виде широких р Эбро и Гвадалупе, наступающие части позволили себе переды ку, чтобы перегруппировать силы.

22 марта 1938 года националисты снова начали наступление. На этот раз их удар был направлен против передовой линии между Сарагосой и Уэской, которую так долго удерживала армия Каталонии. Все ее оборонительные сооружения были потеряны в течение одного дня. Утром генералы Сольча- га и Москардо предприняли пять атак на протяжении 150 километров фронта, протянувшегося от Уэски до Сарагосы. Наконец Уэска была взята. Пали Тардьенте и Алькубьере. Ягуэ форсировал Эбро и взял Пинью, деревню, в которой давным- давно Дуррути встретил ледяной прием молчаливой враждебности местных жителей. Все эти революционные деревни Ара- юна, в которых в августе 1936 года бушевали политические страсти, оказались в руках националистов. Преследуемые пулеметным огнем с воздуха, те их обитатели, которым это было под силу, хлынули на восток, запрудив до роги потоком скота, повозок и тележек с самыми необходимыми вещами. 25 марта Ягуэ взял Фрагу, войдя в пределы золотых земель Каталонии. У Лериды, соседнего города, дивизия Эль Кампесино пгважно и умело оборонялась в течение недели. Севернее Москардо взял Барбастро. Еще севернее Сольчага был готов ныйти к подножию Пиренеев. Когда его колонны проклады- нали себе путь по долинам, они представляли собой заманчивую цель для артиллерии и авиации республиканцев. Тем кременем южнее, готовясь к наступлению на побережье Средиземного моря, Аранда, Гарсиа Эскамес, Берти и Гарсиа Ва- чиньо преодолевали плоскогорье, известное на юге Арагона і,ак Маэстрасго. Сплошная линия фронта практически отсут- » гвовала. На ее месте образовались отдельные очаги отчаянного, но изолированного сопротивления тех или иных республиканских частей. В целом кампанию можно было считать проигранной, но пока было неясно, чем завершится разгром. Артиллерия националистов убедительно доказала свое преимущество на поле боя, но основным фактором столь стремительной победы стало преимущество в воздухе.

Равнины Арагона представляли собой естественные посадочные площадки. Самолеты могли исполнять роль кавалерии, отбрасывая респуб- иканские части с их позиций. В ходе этих боев немцы из- ч кли ценные уроки относительно поддержки истребителями пей пехоты — как и русские. Это же наконец усвоили и ытнейшие пилоты военно-воздушных сил националистской ' мании3.

Во время этого военного кризиса SIM в Барселоне про- ижал заниматься своими делами. Официально военная разведка должна была ловить шпионов, но теперь она с той же растью выявляла «пораженцев». Сюда входили также спе- кулянты, грабители и те, кто прятал запасы продуктов. Трибуналы на скорую руку выносили приговоры по этим «преступлениям». SIM взял на себя обязанность с мстительной торопливостью приводить приговоры в исполнение. Были расстреляны сорок человек, прежде чем вмешательство правительства положило этому конец. Специальные тюрьмы SIM в Барселоне, особенно в монастыре Сан Хуана, стали местами изощренных пыток, которые могло придумать только больное воображение Эдгара Аллана По. Пребывание в круглых темных комнатах с единственной лампочкой наверху вызывало головокружение. Некоторые камеры были такими маленькими, что в них нельзя было даже сидеть.

Негрин наконец вернулся после своей миссии в Париже, которая увенчалась частичным успехом. Он застал Барселону полную уныния. Основным источником пораженческих настроений был конечно же дон Индалесио Прието. Развалившись в кресле в своем кабинете министерства национальной обороны, он безапелляционно заявлял журналистам и своим прихлебателям: «Мы проиграли!» Своими настроениями Прието заражал всех и вся, включая и министра иностранных дел Хираля, который легко поддавался чужому влиянию. Хиралі. поделился своим настроением даже с французским послом Лабонне, недавно прибывшим в Барселону. Как раз перся возвращением Негрина представители французского правя тельства в Барселоне проинформировали его, что все военные материалы, предназначенные для отправки в Барселону, мо гут легко попасть в руки Франко, а то и Гитлера или Муссо лини. Негрину понадобилось все его красноречие, дабы убе дить Лабонне, что он лично разрешит эту проблему. Но тем временем встал и другой вопрос. Что же делать с Прието? Но дворце Педрадьбес в Барселоне под председательством Аса ньи собрался кабинет министров. До начала заседания Не грин позвонил Прието и основному его стороннику Сугасл гойтиа и попросил поддержать его, если на заседании кабинета кто-то упомянет о переговорах. Оба согласилисі.. считая, что премьер-министр сам хочет предложить идее переговоров. Последние недели Прието только и мечтал " них. Он предложил заблокировать зарубежные счета респуь лики, чтобы с их помощью поддержать тех, кому после мир ных переговоров придется отправиться в изгнание. Негрин ответил, что «обо всем этом позаботятся». На предвари тел j.

ной встрече перед началом заседания Негрин оборонил,

до него дошли слухи, будто кто-то из министров выступ за мир. Все промолчали. Хираль, министр иностранных л сказал, что Лабонне, новый французский посол, предлог і членам правйтельства укрытие в посольстве на случай окончательного краха. Республиканский флот, добавил Лабонне, может перейти в Бизерту или Тулон. Последнее предложение всех разозлило. Кабинет решил, что французы в очередной раз заботятся только о себе и хотят вывести из Средиземного моря флот, который, попади он в руки националистов, будет представлять потенциальную опасность для Франции. Затем министры направились в кабинет Асаньи. Сюда доносились гневные голоса огромной толпы, собравшейся у дворца. Демонстрация протестовала против мирных переговоров и требовала отставки Прието. Хотя организовали ее коммунисты, в ней приняли участие и анархисты. Толпа несла лозунги «Долой министров-предателей!», «Долой министра национальной обороны!». Ворота дворца Педральбес поддались, и толпа барселонцев, возглавляемая коммунистами, хлынула во двор, собравшись под высокими французскими окнами кабинета Асаньи. Прието, основной объект народного гнева, слышал голос Пассионарии, своего главного врага, которая горячо подбадривала возбужденных сторонников. Негрин наконец уговорил толпу убраться, заверив ее, что война будет продолжена. Позже Прието обвинил премьер-министра в организации этой демонстрации. Правада, свидетельств тому не имелась. Но даже в этом случае трудно было себе представить, что Прието мог бы возглавить какие-то переговоры. И сейчас, и позже националисты требовали лишь одного- безоговорочной капитуляции. Она включала свободу уничтожения «абсолютных врагов». Этими словами Серрано Сукь- ер охарактеризовал даже тень левой оппозиции, от либералов т> анархистов.

28 марта состоялось важное заседание Военного совета. Мрачность Прието оказывала влияние на всех присутствующих. Негрину пришлось вмешаться и заверить генералов, что •

>ни пользуются его полным доверием. 29 марта, когда Эль Кампесино продолжал отважно отстаивать Лериду, а 15-я ин- н-рбригада столь же мужественно дралась под Гандесой, республиканский кабинет министров встретился в Барселоне. Прието (по словам Негрина) «со своим убедительным красноречием, с привычным для него пафосом, совершенно деморализовал кабинет, в ложном свете представив результаты •

оиещания Военного совета». В ночь с 29-го на 30-е Негрин ьил полон «трудных и мучительных размышлений». В резуль- |.|re он решил убрать Прието из министерства обороны, со- чрпнив тем не менее за ним место в правительстве,

3 апреля Лерида и Гандеса пали под натиском националистов.

X. Томас

• Гражданская война н Испании»

140 англичан и американцев, членов 15-й интербригады, попали под Гандесой в план. Однако бригада несколько дней успешно противостояла Ягуэ, что позволило ей перегруппироваться и без потерь эвакуировать технику. Два дня спустя Индалесио Прието лишился своего поста.

Нередко утверждалось, что в то время Негрин стал жертвой шантажа коммунистов. Их обвиняли в том, что они пугали премьер-министра. Если Прието не будет смещен, говорили они, Советский Союз прекратит оказывать помощь. Но с 17 марта в Испанию продолжали поступать из России самолеты и артиллерия средних калибров. Транспортные самолеты приземлялись в Бордо, и оттуда уже грузы через Пирс ней доставлялись в Барселону. Откровенно говоря, Негрин и сам, без подталкивания коммунистов, решил сместить При ето из-за его пораженческих настроений. Он хотел сделать em министром без портфеля или министром общественных ра бот. Но Прието оказался от этих постов и покинул правитель ство. Стоял вопрос, может или нет дон Индалесио занять важное положение в кабинете, ибо он тоже не надеялся на победу и все время искал возможности для переговоров. Но к тому времени Индалесио уже должен был понимать, что единственным способом заключить мир с националистами была капитуляция.

Позже Прието объяснял свой уход из министерства обо роны тем, что устал бороться с попытками коммунистов взяті, армию под свой контроль. Он описывал свои стычки с ком мунистами как споры из-за вопросов стратегии и тактики Прието рассказал, как две судоходные компании «Франс на вигасьон» и «Мид Атланти к», созданные для закупок оружии за границей, коммунисты позднее использовали в целях по лучения ЛИЧНОЙ коммерческой прибыли. Тем не менее OH III считал, что с точки зрения ведения войны социальная и по енная политика соответствовала пожеланиям коммунистов Прието не мог объяснить, какую иную политику он мог (>и вести, кроме дружбы с Россией, которая оставалась един ственным надежным источником военного снабжения, если не считать разрушенной промышленности Каталонии. Не м<" он и предложить ничего другого, кроме как продолжать в< і ну, когда националисты предлагали только безоговорочн капитуляцию. Все его планы мирных переговоров с Фраї > потерпели поражение. Истина заключалась в том, что П] ето был полностью измотан войной и своими спорами с кі мунистами.

В то время и в среде коммунистов разразился кризис. ( ВЄТСКОЄ правительство хотело, чтобы ОНИ ВЫШЛИ ИЗ СОСТ.!

правительства Негрина. Немедленно было собрано партийное собрание, которое проходило в привычной атмосфере взаимной ревности и сигаретного дыма. «Неужели Москва хочет, чтобы республика потерпела поражение?» — вопросил Эрнандес. Болгарин Степанов ответил: это решение необходимо для того, дабы убедить общественное мнение Англии и Франции, что коммунисты не заинтересованы в захвате власти в Испании. И если разразится война в Европе, Советскому Союзу будет легче установить союз в Англией и Францией4. Тем не менее приказы Москвы частично были приняты к исполнению. Урибе остался министром сельского хозяйства, а Эрнандес, оставив министерство образования, стал генеральным комиссаром армий Центра и Юга, получив на этом посту гораздо большую власть. Эти довольно незначительные, поверхностные изменения в составе кабинета были более чем компенсированы возвращением в министерство иностранных дел горячего апологета Советского Союза Альвареса дель Вайо5. Другими социалистами в кабинете, кроме Негрина, были Гонсалес Пенья, который стал министром юстиции, и Лаулино Гомес Сайнс — теперь министр внутренних дел. Баск Ирухо получил пост министра без портфеля, а каталонец Айгуаде остался министром труда. Для укрепления правительства в него был включен Сегундо Бланко из CNT, занявший пост министра образования и здравоохранения. Анархисты согласились таким образом поддержать Негрина (как они поддержали Ларго Кабальеро в далекие героические дни ноября 1936 года), поскольку кризис достиг едва ли не апогея. Остальные четыре поста достались республиканцам — Хиралю (министр без портфеля), Хинеру де лос Риосу (министр транспорта), Велао Оньяте (министр общественных работ) и Мен- дссу Аспе, близкому другу Негрина, который стал министром финансов. Бывший министр внутренних дел Сугасагойтиа, ко всеобщему удивлению, стал генеральным секретарем министерства обороны.

В день краха Прието войска генералы Аранды впервые увидели перед собой Средиземное море. Через несколько дней и итальянцы практически вышли к морю у устья Эбро. Их остановило у Тортосы упрямое сопротивление частей Иистсра. Полковник Гамбара, командовавший войсками на иоле боя, сообщил о раздорах с испанцами. Чиано сразу же огласился, что его соотечественники отнюдь не всегда пра- нм. «Итальянские офицеры часто демонстрируют упрямство И провинциальную нетерпимость, объяснимые только их общей невежественностью», — заметил он. К северу, в Каталонии, наступление националистов продолжалось. К 8 апреля пали Балагер, Тремп и Камараса. Барселона были отрезана от источников электричества, которое вырабатывали пиренейские водопады. Пришлось запускать старый паровой генератор.

К 15 апреля стало ясно, что конец войны близок. В этот день Страстной Пятницы генерал Алонсо Вега во главе На- варрской дивизии взял Винарос, рыбацкий городок, известный добычей рыбы, и водрузил крест на берегу Средиземного моря. Его солдаты, полные восторга, подставляли себя морским волнам. Республика, несмотря на отчаянное сопротивление и вдоволь вооружения, оказалась разрезанной на две части. Правительство осталось в Барселоне, а Мьяха, которому был придан главным комиссаром Эрнандес, стал верховным главнокомандующим в Центральной и Юго-Западной Испании, которая еще оставалась в руках Испании. Пропаганда непрерывно представляла его как «испанского генерала Жоффра».

На следующий день, 16 апреля, Чемберлен добился заключения англо-итальянского пакта о Средиземноморье. Италия обязалась по окончании войны вывести свои войска из Испании. И только тогда пакт вступал в силу. Обе страны согласились гарантировать статус-кво в районе Средиземного моря. Перт, отметил Чиано, был тронут. «Вы знаете, — сказал он, — как я хотел этого добиться». — «Это правда, — добавил Чиано. — Перт проявляет дружелюбие — имеются десятки доказательств того, что он в наших руках». Аскарате послал протест Форин Офис, выразив недовольство, что в результате публичного обмена письмами между Англией и Ита лией было беспрекословно принято условие: итальянск войска останутся в Испании до конца Гражданской войн В то же время Британия номинально поддерживала Пакт невмешательстве и план вывода добровольцев6. Газета «Пра да» осудила англ о- итальянский пакт как благословение М~ солини и его «войны против испанского народа». Черчил повторил то же самое в письме к Идену. «Это полный тр умф Муссолини, — заявил он, — который получил наше се дечное согласие на укрепление своих позиций в Средизем морье, направленных против нас, на военные действия Абиссинии, на насилие в Испании». За лето 1938 года а" лийские консерваторы во главе с Черчиллем, оппоненты Че берлена, прониклись симпатиями к республике7.

Но сейчас, так же как и в прошлом, не было никаких п знаков, что Италия собирается соблюдать условия пакта о вмешательстве. Никакого воздействия не произвело и крас речивое обращение Альвареса дель Вайо к Англии и Франц

когда он снова стал министром иностранных дел, — положить конец политике невмешательства. 11 апреля в Испанию прибыли еще триста итальянских офицеров. Со своей стороны, Германия решила, что близкая победа националистов может положить конец всем стараниями по выводу волонтеров. Тем не менее немецкое министерство иностранных дел проинструктировало свое посольство в Лондоне соглашаться с любой формулой вывода добровольцев. Гитлер теперь уже хотел вывести из Испании и свои войска. «Австрийские военно-воздушные силы нуждаются в модернизации, — заявил он, — и наши солдаты больше не могут учить других». Франко предложил отпустить легион «Кондор», но с тем условием, что самолеты, зенитки и другое снаряжение останутся в распоряжении испанских летчиков, обученных немцами. Тем временем генералиссимус уже начал готовиться к победе — как он это понимал. 5 апреля он отменил Конституцию Каталонии. Использование каталанского языка было официально запрещено. Эти меры, так же как и налеты на Барселону, вызвали гнев, но не страх.

Примечания 1

Возможно, частично это объясняется появлением известий, что против Франко в Тетуане был поднят военный мятеж. Новость была сфабрикована отделом пропаганды Коминтерна. Ее подробности разрабатывал Отто Кац, а распространял Клод Кокберн. Фальсификация ставила своей целью создать впечатление, что Франко еще может потерпеть поражение и посему со стороны Франции имеет смысл открыть границы. 2

Открытое письмо с выражением своего возмущения было подписано группой достаточно известных англичан, среди которых были церковные деятели, предприниматели, юристы и так далее. В то время массовые убийства гражданских лиц еще могли шокировать общественное мнение. Под одним йз таких писем поставил свою подпись Герберт Уэллс. Представитель националистов в Англии герцог Лльба, написав ему, выразил искреннее удивление, что у столь великого писателя может быть что-то общее с «чернью». 3

Испанские летчики привыкли считать воздушный бой чем-то Вроде схватки с быком. И, рассказывая об отдельных его эпизодах, они восклицали, как на арене: «Аль-торо!» 4

18 марта советское правительство предложило заключить «всеобщее соглашение» вне рамок Лиги Наций, направленное против Гитлера. Эта идея была решительно отвергнута Чемберленом,

* В дальнейшем и другие ключевые посты были заняты коммунистами: Нуньесом Масой (заместитель министра авиации), Кордоном (заместитель военного министра), Идальго де Сиснеросом (глава Конто-воздушных сил), Прадосом (начальник штаба флота), Куэ- Иіком (генеральный директор службы безопасности), Марсьялем •К-рнандесом (генеральный директор службы карабинеров). 6

Посол республики добавил, что британская политика вызывает «стыд и возмущение», из-за чего республика свела свои отношения с Соединенным Королевством до минимума. 7

Черчилль в ходе дружеского разговора с послом республики Аскарате после обеда в советском посольстве выразил симпатии к республике. Черчилль изменил свое отношение к ней в основном благодаря своему зятю мистеру Дункану Сэндису, который посетил Барселону весной 1938 года.

<< | >>
Источник: Томас Хью. Гражданская война в Испании. 1931—1939 гг. / Пер. с англ, И. Полоцка. — М.: ЗАО Центрполи- граф. — 573 с.. 2003

Еще по теме Негрин в Париже. — Блюм формирует свое новое правительство. — Открытие границ. — Мощный налет на Барселону. — Муссолини удовлетворен. — Крах в Арагоне продолжается. ~ Ягуэ вторгается в Каталонию. — Убий спи SIM. ~ Негрин и Прието. — Мятеж в Барселоне. — Падет Прието. — Негрин составляет новое правительство. — Националисты выходят к Средиземному морю. — Англо- итальянский пакт.:

  1. Заговор полковника Касадо. — Негрин и Касадо. — Продовольственная ситуация в Мадриде. — Встреча на аэродроме Лос-Льянос. — Отставка Асаньи. — Кризис в коммунистической партии. — Вспышки мятежей в Картахене. — «Пронунсиаменто» Касадо. — Бессилие Негрина. — Бегство Негрина и коммунистов во Францию.
  2. Республика осенью 1937 года. — Негрин и коммунисты. — Окончательное поражение Ларго Кабальеро. — Прието избавляется от комиссаров. — Пассионария выступает против Прието. — SIM. —- «Туннель смерти». — Скандал из-за Альбасете. — Экономические условия республики. — Хемингуэй пишет «Пятую колонну— Конгресс писателей. - Мальро, Эрнандес и Спендер. — Ошибка Бертольта Брехта. — Слухи о мире.
  3. Сражение на Эбро. — Его непродуманность. — Начало кампании. — Националисты застигнуты врасплох. — Наступление на Гандесу. — Война на истощение. — Внутренн кризис республики. — Новое правительство доктора Негрина. Попытки заключения сепаратного мира. — План вывода. — Муссолини соглашается отвести часть сил. — Чехословацки кризис и Испания.
  4. Глава 71 Испания националистов и Испания республиканцев после окончания кампании на Эбро. — Тяжелое положение республики и ее сдержанность, — Конец POUM. — Планы мирных переговоров. — Кампания в Каталонии. — Две армии. — Первоначальное сопротивление. — Крах. — Падение Барселоны.
  5. Наступление в Эстремадуре. — Кампания против POUM. — Политический кризис в Валенсии. — Падение Ларго Кабальеро. — Доктор Негрин. — Цравительство Негрина.
  6. Конец мятежа в Мадриде. — Толедо и Алькасар. — Конец мятежа в Барселоне. — Мятеж в Гранаде. — Валенсия. — Сан-Себастьян. — Севилья. — Ла-Корунья. — Эль-Ферроль. — Леон. — Менорка. — Смерть Санхурхо. — Разделительная Линия в Испании на 20 июля.
  7. Республиканская Испания. — Революция в Мадриде. — В Новой Кастилии. — В Барселоне и Каталонии. — В Валенсии и Андалузии. — В Басконии, Сантандере и Астурии.
  8. Гражданская война в Барселоне. — Визит на «Телефонику». — Ответственность за кризис. — Переговоры. — Конец мятежа.
  9. Блюм возвращается в Париж. — Де лос Риос. — Беспокойство Блюма. — Компромисс. — Муссолини посылает Франко «савойи». - Его мотивы. — Дипломатия графа Чиано. — Эмиссары Франко в Байрейте. — Германия согласна предоставить помощь. —- Ее цели. — Ее организация. — Салазар. — Вилли Мюнценберг за работой. — Реакция по ту сторону Атлантики. — Рузвельт и Холл. — Крах в Италии. — Бурное совещание во французском кабинете министров. — Странная просьба из Мадрида.
  10. /9 июля.— Битва в Барселоне. — Хихон. — Овьедо. — Галисия. — Провинция Басков. — Бургос. — Сарагоса. — Памплона. — Вальядолид. — Революция на флоте. — Мятеж в Мадриде.
  11. Лерру у власти. — Всеобщая забастовка в Сарагосе. — Монархисты в Риме. — Правительство Сампера. — Ley de Cultivos. — Баскские мэры. — CEDA входит в правительство. — Октябрьская революция в Мадриде, Барселоне и Астурии. — Личность Франко.
  12. Германия и Италия возвращаются к политике невмешательства. — Англо-германское сближение. — Инцидент с «Лейпцигом». — Негрин отправляется в Париж. — Иден и Дельбос латают политику невмешательства. — Гитлер в Вюрцбурге.