Задать вопрос юристу

БОИ НА ВОСТОЧНОМ БЕРЕГУ РЕКИ ХАРАМА И НАСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВНИКА НА МОРАТУ И АРГАНДУ (13-19 ФЕВРАЛЯ)

День 13 февраля на правом фланге на фронте реки Мансанарес начался спокойно. Харамская группа мятежников, насчитывавшая до 15 тысяч человек при 80 орудиях и 80 танках, с утра возобновила наступление в восточном направлении.
Утром на фронте реки Харама никаких резервов у республиканцев не было. Только к полудню можно было рассчитывать на прибытие 5-й бригады и 1-й бригады Листера, перебрасываемой с правого фланга.

Схема 19. Бои за плацдарм на восточном берегу Харамы 12 февраля

Вопреки установившемуся обычаю, мятежники начали атаку не поздно утром, а с 7:00. Атаке предшествовала сильная артиллерийская и авиационная подготовка по переднему краю обороны. Артиллерийская и авиационная подготовка продолжалась до полутора часов. Эта подготовка была организована на фронте в 10—12 км и проводилась чрезвычайно методично.

Артиллерия и авиация противника последовательно перебрасывали массу огня по фронту обороны с одного участка на другой. Уже в процессе подготовки к атаке республиканцы понесли серьезные потери.

Несмотря на тройное превосходство противника и неоднократные атаки, интербригады сражались отлично и до полудня не отдали противнику ни одной из занятых позиций, хотя противник применял тактику густых волн, эшелонированных в глубину.

11 -я бригада до самого вечера фактически удержала свои позиции, отбив не менее 6 атак. Однако численное превосходство противника и его большое техническое усиление принудили к отходу части 12-й интербригады, хотя правый ее фланг и удержал свои позиции до исхода дня. Выброшенная с утра из района Арганды для помощи 12-й бригаде 5-я бригада, имевшая по преимуществу анархистский состав, оказалась мало боеспособной частью. Поэтому пришлось из той же 12-й бригады выделять один батальон для обеспечения левого фланга 6-й бригады. Этот батальон являлся последним резервом республиканцев.

К вечеру обстановка сложилась, как указано на схеме 20. Между 5-й и 11-й бригадами оказался разрыв, которым мятежники ночью не воспользовались, выдвинув сюда лишь небольшие части.

15-я бригада, вместе с которой дрались остатки 17-й бригады, также стойко удерживала свои позиции. Противник имел успех только на участках, занятых частями 17-й бригады. Лишь отход подразделений 17-й бригады повлек за собой и отход на 500—600 м частей 15-й бригады. Развернувшаяся левее 17-й бригады 1-я бригада Листера встретила наступающего противника и после короткого встречного боя перешла к обороне. К вечеру после упорного боя противник потеснил ее на 200—300 м, пытаясь охватить левый фланг. На левом фланге у Сьемпосуэлоса 18-я и 45-я бригады по приказу отошли на восточный берег реки Харама и заняли оборону, так как продолжать наступление на западном берегу для республиканцев не имело смысла ввиду недостатка сил.

В итоге дня мятежники несколько расширили плацдарм на восточном берегу реки Харама и угрожали ударом в трех направлениях: на Арганду — в стык 5-й и 11-й бригад, на Морату — в стык между 11-й и 15-й бригадами и на Чинчон — в стык между 17-й и 1-й бригадами. Кроме того, они охватывали левый фланг 1-й бригады республиканцев. Резервы к вечеру совершенно отсутствовали, и прикрыть стыки и фланги было нечем.

Бои 13 февраля носили исключительно напряженный характер. Атаки мятежников отбивались пулеметным огнем и короткими контратаками бригадных резервов с танками, что дало очень большой эффект. Контратаки предпринимались многократно, не менее 5—6 раз. Напряжение личного состава танков было таким, что многие экипажи теряли сознание в машинах. Артиллерии у обороняющихся было мало, и главную роль в отражении атак противника сыграли пулеметы, пехота и танки.

Мятежники в этот день понесли большие потери — не менее 4 тысяч человек Республиканцы потеряли около 2 тысяч человек и несколько танков.

В ночь с 13 на 14 февраля мятежники продолжали подводить свежие части и к 14 февраля, сосредоточив на восточном берегу реки Харама до 20 тысяч бойцов при 100 орудиях и 100 танках, после артподготовки и бомбардировки авиацией с утра возобновили наступление по всему фронту (схема 21).

На левом фланге мятежники имели исключительно марокканские части, на правом фланге наступали части иностранного легиона, в том числе немцы и итальянцы (имелись целые немецкие и итальянские батальоны).

Схема 20. Обстановка на Хараме 13 февраля

Республиканское командование могло предполагать, что мятежники, нащупав левый фланг республиканцев у высоты Пингаррон, откажутся от фронтальных атак и будут наносить удар на юго-восток, на Пингаррон. Но этого не случилось, и республиканцы получили передышку для организации своей обороны.

С утра 14 февраля мятежники сравнительно быстро начали распространяться в разрыв между 5-й и 11-й бригадами, но брошенная с марша в бой 14-я интербригада встречным ударом опрокинула противника и заставила его отойти. Перейдя затем к обороне, она закрыла разрыв между 5-й и 11-й бригадами.

Как и 13 февраля, противник предпринимал атаку несколько раз. Республиканцы выдержали за день не менее 5—6 атак по всему фронту. Организованность атак в этот день была высокой, а настойчивость их — значительно более сильной.

Все атаки противника до полудня с успехом отбивались республиканцами, но противник из глубины подводил все новые и новые части. Батальонные и бригадные резервы обороны уже иссякли. Поэтому командование республиканцев приказало подтянуть из Чинчона в Мората 24-ю бригаду, а также собрало в Мората до двух танковых батальонов

К 16:00 мятежникам тремя батальонами марокканцев все же удалось прорваться в стык 11-й и 15-й бригад и начать быстро распространяться в направлении Мораты. В 17:00 была брошена в контратаку 24-я бригада. Атака 24-й бригады была поддержана двумя батальонами танковой бригады. Танковые батальоны увлекли за собой пехоту 24-й бригады. 24-я бригада вместе с танками, на ходу разворачиваясь в боевой порядок, вступила во встречное столкновение с марокканцами, развивавшими успех. Завязался бой исключительной жестокости с обеих сторон. За 20—30 минут боя противник был смят и бежал. Основную роль здесь сыграли республиканские танки. В этом бою мятежники потеряли убитыми не менее 800 человек. 24-я бригада, восстановив положение, перешла к обороне, а танки отошли в район сбора.

Схема 21. Обстановка на Хараме 14 февраля

В 16:00 мятежникам удалось опрокинуть левый фланг 17-й бригады и частично правый фланг 1-й бригады Листера и прорваться на восток, но контратакой батальона 15-й бригады совместно с танковой ротой противник был отброшен. К исходу дня противнику удалось потеснить на 100—200 метров левый фланг 17-й бригады и 1-ю бригаду.

Несмотря на последовательное наращивание усилий, за день боя 14 февраля мятежники выиграли очень немного. Борьба шла буквально за каждый метр территории. Артиллерии у мятежников оказалось недостаточно для того, чтобы подавить пулеметные точки республиканцев. В то же время местность здесь была идеальной для обороны и прекрасно маскировала огневые средства. Отличная пехота противника не выдерживала контратак обороняющихся, проводимых совместно с танками, хотя временами пехота мятежников и прорывала первый эшелон обороны. Танки обороняющихся буквально сметали пехоту противника в те моменты, когда она рассеивалась пулеметным и артиллерийским огнем обороны. В то же время танки мятежников, не имевшие пушечного вооружения, не могли оказать достаточной помощи своей пехоте против республиканских пушечных танков. Танки мятежников или уничтожались, или обращались в бегство, оставляя пехоту беззащитной, а противотанковые пушки мятежников, находившиеся в первых эшелонах атаки, попадая под прицельный стрелковый огонь обороняющихся, теряли прислугу и не могли противостоять республиканским танкам.

День 15 февраля стал кризисным моментом операции — как для мятежников, которые уже ввели в бой все свои силы, так и для республиканцев, у которых истощились резервы. Теперь им можно было рассчитывать лишь на прибытие 23-й и 66-й бригад, причем эти части могли опоздать к фронту до конца дня.

15 февраля все части республиканцев на реке Харама были объединены в самостоятельную оперативную группу в составе трех дивизий — «А», «В» и «С» — с назначением командиров дивизий и организацией штабов.

12-я, 5-я, 14-я и 33-я бригады составили дивизию «А» под командованием командира 14-й бригады Вальтера1. В дивизию «В» вошли 11-я, 24-я, 15-я и 17-я бригады под командованием Галло2. Дивизия «С» была сформирована из 1 -й, 66-й, 18-й и 23-й бригад под командованием Листера.

45-я, 46-я и 47-я бригады составили 9-ю пехотную дивизию под командованием Рубера. Северная группа была объединена в 4-ю пехотную дивизию под командованием Модесто. В нее вошли 19-я, 21-я, 50-я и 48-я бригады.

Перед республиканцами вставала задача отвлечь хотя бы часть сил мятежников с фронта реки Харама и ослабить их дальнейшие удары на восток.

Поэтому на 16 февраля предполагалось нанесение комбинированного контрудара с севера (с фронта 19-й бригады) силами 19-й, 21-й и 50-й бригад, а также 2-й бригады Листера, которую, однако, уже 15 февраля пришлось частично привлечь к действиям в районе высоты Пингаррон. Одновременно намечался удар и с юга, с фронта реки Тахунья, силами 1-й, 18-й, 23-й и 66-й бригад (схема 22).

15 февряля мятежники начали атаку на фронте 54-й и 15-й бригад только в 14:00, так как лишь к этому времени они смогли подтянуть вторые эшелоны из глубины. Атаки были по-прежнему яростны, но все они оказались отбиты, и республиканцы везде удержали свои позиции.

В этот день уже наступил перелом, и далее мятежники постепенно начали ослаблять силу и упорство своих атак, пачками бросая в бой последние резервы. Однако и у республиканцев тоже были израс- 1

Кароль Сверчевский (1897-1947) — польский коммунист, сотрудник Коминтерна. В 1936—1938 годах командовал 14-й интербригадой и 35-й интернациональной дивизией. Позднее служил в РККА (генерал-майор), в 1943-1945 годах был командиром 1-го польского корпуса, командующим 2-й армией Войска Польского. С 1946 года — второй вице-министр национальной обороны Польши. Убит террористом 28 марта 1947 года. (Прим. ред.) 2

Псевдоним Луиджи Лонго — генерального комиссара интернациональных бригад, впоследствии — председателя Итальянской коммунистической партии. (Прим. ред.)

2_я бр 70-я бр. (на переформировании)

ЛистеРа^^Орталеса

Каннльяс

Мараньоса <зі

\ I Арт.( і | завод

' . 7Т„ ОЛ

До 20 тыс. чел.П

Торрехон-де-Ардос Ж

Г21-Я бр

Ю

66-я бр.Гр Лоэче

Арганда

5-я бр

^Бат. ибр. [14-я ибр.

, 2 бат. 33-й ибр. с 16.2 | Мората

15-я бр.

^ I до 100 орудий \ | до 120 танков \!

\1 Ц Сан-Мартнн

Пингаррон>

Сьемпосуэлос ©

66-я бр. в ночь л ' на 16.2 N

23-я бр.

Вильяконехос J 2 4 6 км

-чЧиНЧОН

Кольменар- де-Ороха

Схема 22. Обстановка на Хараме 15 февраля ходованы все резервы. Из расформированного 5-го полка началось формирование 2-й бригады Листера, 50-й бригады Кампесино1, 69-й бригады Дюрана; республиканцам также пришлось заменить весь личный состав 21-й бригады. Формировалась вновь и 66-я бригада.

В самый напряженный период Харамской операции эти части были бригадами лишь по названию, их еще нужно было учить и организовывать. Формировалась также и 70-я бригада анархистов, но на эту часть трудно было рассчитывать, так как анархистские формирования зарекомендовали себя с самой худшей стороны. Поэтому, хотя напор мятежников и начал уже ослабевать, у республиканцев не имелось сил для организации контрнаступления в широком масштабе и с решительной целью. Большинство бригад, прибывших на поле сражения из резерва, довооружались и доучивались на ходу, уже в процессе боя.

1 Эль Кампесино — псевдоним Виктора Гонсалеса (1904-1983), бывшего анархиста-террориста, одного из руководителей первых коммунистических отрядов во время боев в Гвадарраме и в битве за Мадрид в 1936 году. С 1937 года командовал 46-й дивизией под Брунете (в составе 5-го корпуса Модесто) и на Каталонском фронте. Был в конфликте с Листером. «Валентин Гонсалес, прозванный El Campesino, то есть крестьянин, вовсе и не крестьянин, а бывший сержант Испанского иностранного легиона; он дезертировал и дрался на стороне Абд эль-Керима. ...Этот человек сам уверовал в то, что о нем говорили, и почувствовал себя крестьянином. Это был смельчак, отчаянная голова: трудно найти человека смелее. Но, господи, до чего же он много говорил! И в пылу разговора мог сказать что угодно, не задумываясь о последствиях своей неосмотрительности. А последствия эти не раз уже бывали печаїьньї». (Э. Хэмингуэй. «По ком звонит колокол»), С 1939 года — в эмиграции в СССР; учился в Академии имени Фрунзе, откуда был отчислен за хроническую неуспеваемость, после чего поссорился со всей испанской эмиграцией. В 1944 году был арестован за попытку бежать в Иран и осужден на 3 года. В 1948 году второй раз бежал из СССР, жил во Франции, где получил широкую известность выступлениями против Советского Союза и руководства испанской компартии. Одновременно занимался организацией переправки оружия партизанским группам басков в Испании. Опубликовал несколько мемуарных книг и статей под скандальными названиями («Жизнь и смерть в СССР», «Я выбрал рабство») — считается, что за Кампесино их написал Хулиан Горкин, бывший троцкист и руководитель международной секции ПОУМ. В 1961 году арестован по требованию испанского правительства и провел 17 лет во французской тюрьме. (Прим. ред.)

16 февраля (см. схему 22) мятежники продолжали атаки на всем фронте, и к исходу дня даже несколько потеснили 11-ю бригаду. 66-ю бригаду пришлось ввести в бой из-за левого фланга 1-й бригады, которую обходил противник. Контратака 66-й бригады с танками заставила противника отойти в исходное положение. Кроме того, в бой было введено два батальона 35-й бригады.

Мятежники в предыдущих боях понесли колоссальные потери и вынуждены били пополнять свои первые эшелоны частями, подвезенными из глубокого тыла, причем эти части по своей боеспособности уступали войскам, введенным в бой в начале операции.

Контрнаступление республиканцев на селение Мараньоса, отмененное 16 февраля, предполагалось начать в ночь на 17 февраля (схема 23). 50-я бригада должна была захватить Мараньосу, а 21-я бригада, следуя во втором эшелоне, — атаковать Мараньосу с запада. 19-я и 2-я бригады Листера наступали на юг.

50-я бригада своей задачи ночью не выполнила, и всей группе пришлось наступать с утра. Артиллерии было немного — всего 5—6 батарей. Подавить пулеметы противника артиллерия республиканцев не смогла, и 50-я бригада, сбив боевое охранение противника, подошла к Мараньосе и залегла перед деревней. 2-я и 19-я бригады также продвинулись вперед очень немного. Мятежники выбросили до двух батальонов пехоты с танковой ротой от Хетафе во фланг наступавшей 21-й бригаде, и она вынуждена была развернуться фронтом на юго-запад.

На восточном берегу реки Харама мятежники с утра снова перешли в наступление, но все их атаки были отбиты. Правда, атаки от Пингаррон помешали южной группе республиканцев начать атаку на мост у Сан-Мартин. К тому же южная группа Листера к 17 февраля не успела сосредоточить все привлеченные к контрудару части.

Удар северной группы Модесто на Мараньосу к середине дня начал беспокоить мятежников и заставил их оттянуть с восточного на западный берег не менее 2 батальонов пехоты и 4—5 эскадронов конницы, а также переключить часть артиллерии, особенно тяжелой, с восточного берега реки Харама на западный.

Схема 23. Обстановка на Хараме 16 февраля

18 февраля мятежники на всем фронте продолжали свои атаки. Они потеснили на 1 км к северу от Мараньосы части группы Модесто, но на восточном берегу Харамы все их атаки были отражены. В этот день республиканцы удержали свои позиции, а атаки мятежников были вялыми.

Наступил выгодный республиканцам момент для перехода от обороны к наступлению. Без захвата высоты Пингаррон, командующей над всей долиной реки Харама, нельзя было думать об успешном наступлении. Вместе с тем мятежники чрезвычайно укрепили эту высоту, так как она обеспечивала левый фланг их харамской группы.

Поскольку сил для контрнаступления у республиканцев было еще мало, резервы еще не подошли, а перегруппировка по фронту была затруднена, то первой задачей для обеспечения исходного положения к наступлению выдвигался внезапный захват высоты Пингаррон.

Эта задача была возложена на бригаду Листера, которая внезапной атакой в ночь на 19 февраля овладела высотой Пингаррон, штыком и гранатой уничтожив до батальона противника, но на рассвете была выбита с вершины контратакой трех батальонов марокканцев.

День 19 февраля прошел в частных атаках и контратаках обеих сторон. Мятежники продолжали подвозить свежие резервы, приводить части в порядок, а республиканцы продолжили подготовку к контрнаступлению. В этот день фактически завершился наиболее трудный для республиканцев этап сражения на реке Харама.

<< | >>
Источник: B.Л. Гончаров. Гражданская война в Испании. Центральный фронт и Брунетская операция / Авт.-сост. — М. : Вече. — 416 с.: ил. — (Военные тайны XX века).. 2010

Еще по теме БОИ НА ВОСТОЧНОМ БЕРЕГУ РЕКИ ХАРАМА И НАСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВНИКА НА МОРАТУ И АРГАНДУ (13-19 ФЕВРАЛЯ):

  1. БОИ ЗА ПЕРЕПРАВЫ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПЛАЦДАРМА НА ВОСТОЧНОМ БЕРЕГУ РЕКИ ХАРАМА (11-12 ФЕВРАЛЯ)
  2. БОИ ЗА ПЛАЦДАРМ НА ЗАПАДНОМ БЕРЕГУ РЕКИ ХАРАМА И ВЫХОД МЯТЕЖНИКОВ К ПЕРЕПРАВАМ (6-10 ФЕВРАЛЯ)
  3. ОРГАНИЗАЦИЯ РЕСПУБЛИКАНЦАМИ КОНТРНАСТУПЛЕНИЯ С ЗАДАЧЕЙ ОТБРОСИТЬ ПРОТИВНИКА НА ЗАПАДНЫЙ БЕРЕГ РЕКИ ХАРАМА (20-28 ФЕВРАЛЯ 1937 ГОДА)
  4. «НА БЕРЕГУ БОЖЬЕЙ РЕКИ» (XIII-XV ВЕКА)
  5. БОИ У ИКСКОГО УСТЬЯ и УХОД КОРАБЛЕЙ ПРОТИВНИКА НА р. БЕЛУЮ
  6. Осенняя кампания 1919 г. на Украине. — Переход в наступление советских армий Южного фронта. — Контрманевр противника. — Решительное сражение на орловском направлении. — Перелом кампании на Южном фронте и начало отступления «вооруженных сил юга России». — Последняя наступательная попытка противника на петроградском направлении и ее ликвидация.
  7. 4. Пограничные бои Наступление южнее Припятских болот
  8. II ИССЛЕДОВАНИЯ ВОСТОЧНОГО БЕРЕГА АВСТРАЛИИ
  9. НАСТУПЛЕНИЕ ВОЙСК КОЛЧАКА НА ВОСТОЧНОЙ ФРОНТЕ.
  10. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ПОББДОІІОСІІОЕ НАСТУПЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ.
  11. 2. ОБЩЕЕ НАСТУПЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ. ОСВОБОЖДЕНИЕ УРАЛА.