<<
>>

ФЕОДАЛЬНАЯ ВОЙНА:ПЕРВЫЕ ЖЕРТВЫ,ПРОВАНС И ТУЛУЗА (февраль 1216 г. — сентябрь 1217 г.)

  В феврале 1216 года, прибыв из Рима, где состоялся собор, и проехав через Геную, граф Тулузский, Раймонд VI, которому пошел тогда седьмой десяток, и его сын, Раймонд VII, которому едва исполнилось девятнадцать, добрались до Марселя по приморской дороге, которую мы сегодня называем «La Basse Corniche», нижней горной дорогой или горным карнизом, и которая в то время была всего-навсего каменистой тропой среди скал.
Несомненно, ехали они верхом, и вполне возможно, что их сопровождал небольшой вооруженный эскорт. Шумная и многочисленная толпа радостно встретила графа Тулузского и его сына, и те расположились в некоем «замке Толоне». Во всяком случае, именно это поведал нам анонимный продолжатель, взявший перо из рук Гильема из Туделы и на всем протяжении второй части «Песни о крестовом походе» остававшийся на стороне жителей Лангедока:

В Марселе, на дороге, идущей над морем, народ шумно и радостно их приветствовал.

Граф поселился в замке Толоне и три дня там отдыхал.

(ПКП, 153)

Пьер де Во-де-Серне, который, как мы уже говорили, склоняется на сторону крестоносцев, в своей «Альбигойской истории» излагает нам ход событий менее восторженно:

«В то время, когда благородный граф де Монфор был на севере Франции, юный Раймонд, сын бывшего графа Тулузского, решительно нарушив папские распоряжения, [...] отправился в Прованс и с помощью нескольких провансальских сеньоров завладел всеми землями, которые сеньор папа доверил беречь благородному графу де Монфору».

(АИ, 574)

Кому из них верить? Поэту-националисту, льстящему окситанцам, или в некотором роде официальному летописцу крестового похода? У нас нет никакой возможности в этом разобраться, но первая версия представляется более правдоподобной: марсельцы и тулузцы были подданными одного и того же сеньора (графа Раймонда); у них не было никаких оснований для того, чтобы сделаться сторонниками крестоносцев Монфора, тем более что катарская ересь, похоже, не распространилась в Провансе так, как она расцвела среди тулузцев.

Как бы там ни было, легко представить, что Раймонд VI, постаревший, измученный душевно тяжкими днями собора, которые ему пришлось пережить, и физически — только что проделанным долгим путем от Рима до Марселя, обрадовался, когда его с чисто южной теплотой встретили провансальские сеньоры. Утратив свои земли, перешедшие к Монфору, и в первую очередь свое прекрасное тулузское графство, претерпев нравственные муки в Риме во время собора, он оценил прием, который оказал ему от имени населения Авиньона наиболее знатный его житель, мэтр Арнаут Одежье, «с сердцем чистым, как золото», как сказано в «Песни о крестовом походе», явившийся обещать сеньору свою поддержку, едва тот прибыл в большой южный город.

Могущественный сеньор, мы отдаем вам наши жизни, вам и вашему сыну, достойному преемнику ваших предков. Наш город принадлежит вам. Вам принадлежим мы сами, наши дома, наши сады, наши крепостные стены и ключи от ворот. Сир, мы сильны,

[...]

Тысяча истинных рыцарей, исполненных отваги, и сто тысяч горожан[CV], преданных вам и при оружии, готовы вам служить, сражаться и умереть.

Отныне для них есть одно дело: ваше.

Правьте Провансом, и мы будем чтить

ваши права сеньора, платить подати, налоги, пошлины.

(ПКП, 153)

Ободренный этими словами, граф Тулузский назавтра же после своего прибытия в Марсель отправил гонцов в сопровождении немногочисленной охраны к арагонскому королю Хайме (Иакову) I, сыну Педро II, с просьбой прислать свежие войска подкрепления для боя, который он намеревался дать, чтобы освободить Тулузу от крестоносцев. Старый граф вместе со своим юным сыном Раймондом в сопровождении маленького, наспех собранного войска провансальских рыцарей двинулся в сторону Гаскони. В сумерках, усталый, но счастливый, он въехал в Салон-де-Прованс, где решил заночевать.

В последующие недели это единое и оказавшееся под хорошим командованием провансальское войско будет отвоевывать для двух Раймондов Тулузских, отца и сына, одну за другой все крепости юго-востока. Благодаря «Песни о крестовом походе» мы способны восстановить различные этапы этой долгой реконкисты, все же далекой от того, чтобы стать эпопеей; созданная здесь картина альбигойского крестового похода очень далека от изображений разграбления Безье или каркассонской резни 1209 года. Ниже мы перескажем основные его эпизоды. 

<< | >>
Источник: Каратини Р.. Катары. 2010

Еще по теме ФЕОДАЛЬНАЯ ВОЙНА:ПЕРВЫЕ ЖЕРТВЫ,ПРОВАНС И ТУЛУЗА (февраль 1216 г. — сентябрь 1217 г.):

  1. ВОЗВРАЩЕНИЕ РАЙМОНДА VI (сентябрь 1216 г. — сентябрь 1217 г.)
  2. МОНФОР НАКАЗЫВАЕТ ТУЛУЗУ (конец 1216 г. — начало 1217 г.)
  3. ТУЛУЗА (начало сентября — ноябрь 1216 г.)
  4. БИТВА ЗА ТУЛУЗУ (октябрь 1217 г. — 25 июня 1218 г.)
  5. Глава восьмая ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА УКРАИНСКОГО И БЕЛОРУССКОГО НАРОДОВ С ИНТЕРВЕНТАМИ (март—сентябрь 1918 г.)
  6. ТЕМА 8 Оформление феодальных структур (IX-X) Региональные особенности процесса становления феодальных структур Становление основ культуры феодального времени
  7. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ И РАЗГРОМ БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ ПОД ЦАРИЦЫНОМ В ПЕРИОД ПЕРВОГО ОКРУЖЕНИЯ (май—сентябрь 1918 г.)
  8. 1. Великий князь, принесенный в жертву, и Царь, жертву приносящий
  9. Глава десятая ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ И РАЗГРОМ БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ ПОД ЦАРИЦЫНОМ В ПЕРИОД ВТОРОГО ОКРУЖЕНИЯ (сентябрь 1918 г.—январь 1919 г.)
  10. сентября (8 сентября ст. ст.), пятница. РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ И ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ