>>

ВВЕДЕНИЕ

Народы Дагестана имеют богатую и самобытную духовную культуру, уходящую своими корнями в глубь веков. Несмотря на сложную и бурную историю, неоднократные нашествия иноземных завоевателей, народы Дагестана сумели сохранить свои культурные достижения и донести их до нашего времени.

В VII—XIV вв. Дагестан оказался втянутым в орбиту политического и культурного влияния мусульманского Востока, что, с одной стороны, привело к упрочению мусульманской религии, которая тормозила развитие самобытной культуры народов Дагестана, с другой стороны, способствовало распространению арабской письменности, развитию науки, культуры и философской мысли. Благодаря знанию арабского языка и арабской грамоты многие дагестанцы получили возможность приобщиться не только к богатой арабоязычной культуре, но и ко многим достижениям мировой культуры.

Дагестанская философская и историческая литература, по имеющимся данным, возникла в X—XIII вв. До наших дней дошли такие произведения, как «Ахты-наме», автор которого неизвестен (X в.), «Райхан ал-хакаик ва бустан ад-дакаик» («Базилик истин и сад тонкостей») Мухаммеда ибн Фараджа ад-Дербенди (XII в.) ', «Дер-бенд-наме» (XIII в.), «Ал-Мухтасар» Али из Кумуха (XV в.) и др. Общественно-политическая и философская мысль Дагестана этого периода нашла отражение и в устном народном творчестве.

В конце XVI — начале XVII в. возникают астрономи-

1 Это сочинение было недавно найдено проф. Р. М. Магомедо-вым в сел. Гапшима и изучается ЭД. С. Саидовым.

3

ческие школы Исмаила Шиназского, Махада Чохского, Али Магомеда Дербентского и других, которые по примеру арабоязычных ученых составили таблицы («зиджи») движения Солнца, Луны и планет, а также каталоги звезд. Исмаил Шиназский усовершенствовал астрономические приборы2. Появляются философские школы Магомеда Кудутлинского, Дамадана Мугинского и др.

Со второй половины XIX в.

начинается новый этап в развитии общественно-политической, философской и научной мысли народов Дагестана. В этот период на культуру и науку страны благотворное влияние начали оказывать передовая русская культура и общественно-политическая мысль. Этот этап характеризуется утверждением просветительской, демократической идеологии.

Выдающиеся русские и советские ученые-востоковеды X. М. Френ, В. В. Бартольд, А. Н. Генко и И. Ю. Крачков-ский, высоко оценив дагестанскую науку, наметили главные этапы распространения арабоязычной науки и общественной мысли в Дагестане. Исследования акад. И. Ю. Крачковского широко используются и в нашей книге. Но, к сожалению, указанные исследователи, рассматривая творчество ряда дагестанских ученых и мыслителей, недостаточно освещали их идейные и социальные позиции, преувеличивали значение и роль идейного наследия дагестанских мыслителей. Об этом свидетельствуют отзывы В. В. Бартольда и И. Ю. Крачковского о творчестве Магомеда Кудутлинского, Дауда Усишинского, Гасана Алкадарского и др.

В последние годы вышли интересные труды, в которых отражены результаты изучения ряда сторон истории духовной культуры народов Дагестана 3.

Литературоведы Ф. Абакарова, А. Агаев, А. Гу-сейнаев, Г. Мусаханова, Б. Магомедов, Э. Кассиев, М.-С. Саидов, Г. Садыки и другие в своих трудах4 ввели

2  Ал и   Каяев, Биография дагестанских ученых, стр. 47.

3  См.,     например,     «Очерки    истории    Дагестана»,     т.     I—II; Р.   М.   Магомедов,   История   Дагестана;   Х.-М.   X а ш а е в,   Общественный  строй Дагестана  в  XIX  веке;   Г.  Ш.  К аймара зов, Прогрессивное влияние России на  развитие культуры  и просвещения дореволюционного Дагестана; его    же,   Из истории народного образования в Дагестане в XIX веке, и др.

4  А. Агаев, Лезгинская литература; Ф. Абакарова, Очерки даргинской дореволюционной литературы; Г. Мусаханова, Очерки   дореволюционной    кумыкской   литературы;    Б.Магомедов,

4

в научный оборот много новых литературных источников, выявили новые имена поэтов и установили, что горцы Дагестана еще задолго до революции имели значительные традиции письменной литературы.

Важное место в истории общественно-политической мысли народов Дагестана в XIX в. занимает вопрос о целях борьбы горцев Дагестана в 1824—1859 гг. и сущности мюридистской идеологии. В решении этой проблемы большое значение имели научные сессии историков, проведенные в 1956 г. в Дагестане и в Москве, а также исследования Г. Д. Даниялова, М. В. Покровского, А. В. Фадеева, Н. А. Смирнова, Х.-М. Хашаева и др.5.

Первые исследования, посвященные изучению философской и общественно-политической мысли народов Дагестана, принадлежат автору данной книги6. Эти работы, являясь первыми исследованиями, конечно, не свободны от недостатков и упущений. В работах о Казем-Беке сущность его просветительства на первом этапе развития его мировоззрения и влияние этого ученого и мыслителя на передовую общественную мысль народов Дагестана показаны недостаточно четко. Из-за скудности собранного материала с должной глубиной не раскрыто и духовное наследие ряда мыслителей в книге «Мыслители Дагестана XIX и начала XX вв.».

Один из разделов данной книги посвящается творчеству Казем-Бека. В нем по сравнению с вышедшими работами резко сокращены биографические данные и уточнены и глубже обоснованы взгляды мыслителя по ряду вопросов благодаря новым материалам, выявленным автором.

Очерки аварской дореволюционной литературы; Э. Кассиев, Очерки дореволюционной лакской литературы; М. С. С а и д о в, Дагестанская литература XVIII—XIX вв. на арабском языке; Г. Садыки, Гасан Алкадари.

5  Г. Д. Д а н и я л о в, О движении горцев под руководством Шамиля,— «Вопросы истории», 1956, № 7; е г о  ж е, К вопросу о социальной базе и характере движения горцев  под руководством  Шамиля,— «Уч. зал. ИИЯЛ», 1956; М. В. Покровский, О характере движения горцев Западного Кавказа    в    40—60-х    годах    XIX в.; А. В. Фадеев,    Россия    и    Кавказ    в    первой    трети    XIX    в.; Н. А. Смирнов, Мюридизм на Кавказе; Х.-М. X а ш а е в, Общественный строй Дагестана в XIX веке.

6  См. работы М. Абдуллаева: Философские взгляды Казем-бека; Казем-бек — ученый и мыслитель; Мыслители Дагестана XIX и начала XX вв.

Значительную работу по изучению общественно-политических взглядов ряда мыслителей второй половины XIX в. проделал А. Баймурзаев7. Не отрицая значения проведенных им исследований, мы считаем необходимым остановиться на некоторых принципиально неверных, с нашей точки зрения, положениях. Так, например, А. Баймурзаев утверждает, что мусульманские школы не давали горцам ничего объективно положительного, насаждая лишь религиозную мистику. В них принимали лишь детей имущих классов8. В них не допускалось преподавание каких-либо общеобразовательных дисциплин, даже «обучение письму»9, «логике, философии, естествознанию»10.

При характеристике уровня математических и философских наук он отстаивает не всегда правильную точку зрения А. Омарова. Математики, по мнению А. Баймур-заева, «могли читать на арабском языке математические книги, почти ничего в них не понимая»11. Философы были комментаторами средневековой схоластики, их философия «служила преддверием для усвоения богословия»12. Прогрессивная общественная мысль зародилась в Дагестане, по его мнению, только после присоединения Дагестана к России 13.

А. Баймурзаев выражает несогласие с исследователями, относившими поэтов к мыслителям, и утверждает, что «мыслителем может быть человек, наделенный способностями глубокого философского мышления и оставивший после себя какие-то следы этого мышления, т. е. труды»14. Сам же называет яркими представителями философии просвещения М.-Э. Останова, А. Черкеевского, хотя у них нет высказываний философского характера.

Вопрос о философии просвещения сам по себе интересен, но тот критерий философии просвещения, который А. Баймурзаев предлагает нам,— наличие в творчестве мыслителей просветительских и рационалистических эле-

7  «Из истории общественной мысли Дагестана во второй половине XIX века».

8  Там же, стр. 54.

9  Там же.

10  Там же, стр. '131.

11  Там же, стр. 129.

12  Там же, стр. 55—56.

13  Там же, стр. 226.

14  Там же, стр. 9.

Ментов — вряд ли убедителен, тем более когда речь идет о мыслителях с различными социально-политическими воззрениями.

Таким образом, в литературе не преодолено еще нигилистическое отношение к философскому наследию горцев. Это объясняется, во-первых, слабой изученностью этого наследия; во-вторых, тем, что философская мысль прошлого не свободна от влияния религии.

Философия является одной из форм отражения действительности в сознании людей. Нет народа без определенной духовной культуры, а духовная культура обязательно включает философские воззрения в качестве своей теоретической основы. Если даже не принимать во внимание специальные философские и логические трактаты, которые уже обнаружены, то имеющиеся научные (астрономические, географические, исторические) и литературные произведения дают достаточно материала для характеристики философской мысли народов Дагестана на различных этапах ее развития.

Данная книга представляет попытку более или менее полно показать развитие передовой общественно-политической и философской мысли в Дагестане в XIX в. Это невозможно сделать, если не осветить экономические, политические и общественные отношения в Дагестане в это время и не изучить ее идейные источники (философская мысль народов Дагестана XVII—XVIII вв., устное народное творчество горцев, влияние передовой русской культуры и общественно-политической мысли). Поскольку в Дагестане, как и в других странах, передовая философская и общественная мысль развивалась в борьбе с религиозно-идеалистической философией и феодально-клерикальной идеологией, автор счел нужным проследить эту борьбу.

Общественно-политическая и философская мысль XIX в.— важная веха в истории духовной культуры народов Дагестана. Она была подготовлена всем ходом развития экономической, социально-политической и духовной жизни горцев. Большое влияние на нее продолжала оказывать культура и общественно-политическая мысль народов мусульманского Востока. Но огромное значение для развития философской мысли имело присоединение Дагестана к России, которое ликвидировало политическую раздробленность, хозяйственную и культурную

7

замкнутость Дагестана и объективно создало условия для дальнейшего развития страны.

В своеобразных исторических условиях, обусловленных господством патриархально-феодальных отношений и гнетом царизма, борьба за национальное и социальное освобождение трудящихся приобретает особо важное значение. Это определяет не только проблематику идейной борьбы, но и то, что в идейном наследии народов Дагестана общественно-политическая мысль занимает доминирующее положение.

Проблематика философской мысли, характер и направленность идейной борьбы в конечном счете обусловливаются изменяющейся социальной структурой общества и классовой борьбой. Следовательно, основой периодизации исторической науки, в том числе и истории философии, является характер социально-экономических отношений. Однако для выделения периодов в развитии истории философии народов Дагестана, которое протекало в рамках одного, феодального способа производства, этого общего положения недостаточно. По нашему мнению, нужно еще учесть социально-экономические изменения в рамках данной формации, расстановку классовых сил, их взаимоотношение и борьбу, а также влияние внешних политических и идейных факторов. К тому же следует иметь в виду, что, будучи наиболее абстрактной формой общественного сознания и обладая известной самостоятельностью развития, философия связана с экономическими отношениями не прямо, а через посредство политики, права, морали, религии, искусства, науки и культуры вообще.

Исходя из этого мы находим, что в развитии философской мысли народов Дагестана в XIX в. различаются два периода. Первый — от присоединения плоскостной части Дагестана к России в 1813 г. до завершения борьбы дагестанских горцев в 1859 г., и второй — от завершения борьбы горцев до конца XIX в. Первый период характеризуется укреплением позиций местных феодалов и царизма в экономической и политической жизни страны, усилением их произвола и деспотизма, разорением и обнищанием крестьянских масс. Это не могло не вызвать подъема классовой и национально-освободительной борьбы. Но из-за неорганизованности и отсталости крестьянских масс борьбу против местных феодалов и царских

колонизаторов возглавила часть духовенства, связанная своим происхождением с крестьянскими массами и являвшаяся в тех исторических условиях наиболее влиятельной и организованной социальной силой.

На первом этапе духовенство сыграло определенную положительную роль, однако выдвигаемые им религиозные лозунги (газават, восстановление «истинного» шариата и т.д.) затушевывали социальное содержание борьбы горцев, затемняли классовое сознание крестьянских масс и прививали им фанатизм. Духовенство пыталось превратить религию ислама в знамя и идеологию борьбы горцев и подчинить движение масс своим интересам.

Все это наложило отпечаток на творчество представителей общественно-политической мысли этого этапа — Магомед-Бега из Гергебиля, Гаджи Магомеда Согратлин-ского, Магомед-Тагира Карахского, Гасана Кудалинско-го и др. Будучи идеологами горских крестьянских масс, они отразили в. своем творчестве идеи борьбы против гнета местных феодалов и царизма, горячо поддерживали движение горцев за независимость. Но, находясь под влиянием религии, они думали, что борьба горцев под руководством Шамиля может привести к социальной справедливости. Они не поняли также прогрессивной роли русской культуры.

Во второй период в Дагестан интенсивно проникают капиталистические отношения, ликвидируется ханско-бекская политическая власть, упрочивается политическое господство царизма. Но в эти годы усиливается и благотворное влияние передовой русской культуры и общественно-политической мысли. В Дагестане возникает и развивается просветительско-демократическая идеология.

Основные тенденции в развитии философской мысли Дагестана нельзя правильно установить, если не учитывать того важного обстоятельства, что в демократической идеологии в Дагестане в то время было два течения.

Одно течение представляли поэты-демократы Ирчи Казак, Батырай, Етим Эмин, Махмуд из Кахаб-Росо, Сукур Курбан, Али Гаджи из Инхо, Анхил Марин, Саят Сталь-ская и др. Творческое наследие этих мыслителей представляет значительный шаг в развитии общественно-политической мысли народов Дагестана. Они не только критикуют социальную несправедливость, но и пытаются вскрыть ее причины. Многие из них пришли к мысли, что

социальная несправедливость обусловлена имущественным неравенством. Поэты-демократы сформулировали этические требования, которые отвечали идеалам горского крестьянства и подняли антиклерикализм на новую ступень. Они разоблачают церковнослужителей в целом, осуждая их как вымогателей и обманщиков. Их творчество проникнуто духом свободомыслия, и в нем звучат атеистические мотивы.

Второе течение демократической идеологии возглавляли Башир Далгат и Гасан Гузунов. К демократам-просветителям были близки Казем-Бек (с 60-х годов XIXв.), Аликбер Гайдаров, Абдулла Омаров и Гасан Алкадар-ский, которые в той или иной степени отстаивали интересы трудовых масс, добивались приобщения их к передовой культуре и науке России, критиковали многие проявления патриархально-феодальных отношений в экономической, политической и юридической областях. Но они не поднялись до признания необходимости ликвидации феодального строя в целом. Представители этого течения полагали, что прогрессивные изменения произойдут сами собой, т. е. стихийно; прогресс страны они представляли как постепенное развитие цивилизации (капитализма), направляемое сверху.

К плеяде прогрессивных мыслителей второй половины XIX в. относится Магомед-Эфенди Османов, боровшийся за просвещение горцев и подвергавший критике представителей феодально-клерикальных кругов, а также ростовщиков и торгашей.

В отличие от мыслителей первого этапа и поэтов-демократов представители просветительской идеологии большое внимание уделяют философским проблемам, решая их в основном с позиций деизма и теории «двойственности» истины.

Просветители внесли значительный вклад в развитие в Дагестане атеистических идей. А. Омаров, А. Гайдаров и в значительной степени Г. Гузунов критикуют религию ислама как примитивную, антинаучную идеологию. Некоторые из просветителей пытались поставить и решить такие проблемы, как происхождение классов, сущность государства.

Прогрессивное направление в общественно-политической и философской мысли развивалось в борьбе с феодально-клерикальным, которое отстаивало по всем вопро-

10

сам мироздания и общественной жизни воззрения ортодоксального ислама и реакционных, мистических учений Востока.

Автор выражает глубокую благодарность всем товарищам, которые своими критическими замечаниями, советами и переводами текстов помогли подготовить данную работу. Рукопись книги обсуждалась на кафедрах истории философии народов СССР МГУ им. М. В. Ломоносова, истории философии ЛГУ им. А. А. Жданова, марксистско-ленинской философии Азербайджанского университета им. С. М. Кирова, Дагестанского университета им. В. И. Ленина, в секторе философии АН Азербайджанской ССР, в Институте ИЯЛ Дагфилиала АН СССР и т. д.

Ценные замечания были сделаны востоковедами доц. А. Т. Тагиржановым (восточный факультет ЛГУ) и доц. Н. Г. Ахриевым (ИВЯ МГУ).                           _________

Материалы с арабского языка переведены |К. М. Бар-

куевым, | Г. М. Садыки, Ц. Цахаевым, М. Меджидовым.

Автор использовал также переводы с арабского языка И. Ю. Крачковского, А. М. Барабанова, А. Омарова, С. Н. Григоряна. Некоторые тексты с турецкого и азербайджанского языков переведены 3. Б. Геюшевым, Г. М. Садыки, с персидского языка — Иранпуром Зейна-ловым. В работе использованы переводы с языков Дагестана, сделанные автором настоящей работы, а также И. Абдуллаевым, А. Агаевым, Ф. Абакаровой, И. Гусейновым, А. Гусейнаевым, Э. Капиевым, Э. Кассиевым, Б. Магомедовым, Г. Мусахановой и поэтами-переводчиками Я. Козловским, С. Липкиным.

| >>
Источник: М.А. Абдуллаев. ИЗ ИСТОРИИ ФИЛОСОФСКОЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ НАРОДОВ ДАГЕСТАНА В XIX в. ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА», Москва,   1968. 1968

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. .ВВЕДЕНИЕ
  3. I. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение
  17. ВВЕДЕНИЕ