<<
>>

і. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПОЗИТИВИЗМА И ЕГО ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

спекулятивных построениях Гегеля, а также эклектики В. Кузэна и других откровенных идеалистов, сковывавших прогресс науки и техники.

В первоначальном истолковании Конта позитивизм означал требование к философам отказаться от поисков первопричин, каких-либо субстанциальных начал и вообще сверхчувственных сущностей.

Эти поиски позитивисты характеризовали как бесплодную «метафизику» и противопоставили им стремление к построению системы «положительного» знания, т. е. знания, враждебного спекуляциям, бесспорного и точного, опирающегося исключительно на «факты». Зафиксировать такое знание в систематическом виде — в этом Конт видел главную задачу своего метода. В понятие метода позитивизма Конт вкладывал также следующие значения: стремление к знанию, непосредственно выгодному и удобному для применения, ради чего его содержание должно быть сведено к непосредственно «данному». Но за этими внешне весьма прогрессивными стремлениями скрывались релятивизм, враждебность материализму и революционным преобразованиям, охранительные мотивы. Недаром Конт выдвинул формулу «прогресс и порядок». Занимая позицию буржуазного консерватизма, Конт выдвинул задачу превращения обществоведения в «позитивную» науку; он стал основателем буржуазной социологии. В условиях, когда капитализм далеко еще не исчерпал возможностей своего развития, многие группы буржуазной интеллигенции откликнулись на призыв к научной «трезвости» и прогрессивной «постепенности».

Надо иметь в виду, что термин «позитивизм» в истории философии употребляется в четырех различных смыслах: данный термин обозначает: (1) совокупность взглядов Конта и его непосредственных последователей, в которую не входят учения, созданные Контом после поражения буржуазно-демократической революции 1848— 1849 гг. Это были учения, уже чуждые основным идеям позитивизма 30—40-х годов, — в них шла речь о новом духовном единстве общества через религиозный культ Человечества, о создании новой церкви этой религии и т.

п.; (2) совокупность концепций всех позитивистов XIX в., а прежде всего Конта, Д. С. Милля и Спенсера; (3) в более широком смысле под «позитивизмом» имеются в виду все позитивистские по основному своему содержанию течения XIX—XX вв.; (4) кроме того, пози- тивизм понимается как соответствующий метод, широко проникший в теорию познания, логику, историю культуры, социологию, этику и т. д. и глубоко усвоенный буржуазным обыденным сознанием XX в.

В ходе своего развития позитивизм Общая характеристика изменялся главным образом в на- позитивизма г

правлении усиления субъективно- идеалистических тенденций, хотя иногда был связан с объективно-идеалистическими мотивами. Если Конт даже пренебрегал психологией как наукой и писал только о «внешних» фактах и явлениях [см. 50, с. 46], то для позитивистов XX в. факты суть состояния безличного сознания (см. 23, I—1.13). Для характеристики позитивизма важна прежде всего его трактовка основного вопроса философии. Этот вопрос был объявлен Контом неразрешимым, но затем, в ходе эволюции позитивизма, появились мнения, что он поддается «преодолению» на основе «нейтрального», якобы не материалистического и не идеалистического истолкования ощущений, а позднее позитивисты заявили, что основной вопрос философии лишен научного смысла.

В истории позитивизма выделяются три основных этапа: первый — О. Конт, Э. Литтре, Э. Ренан, Роберти во Франции; Д. С. Милль, Г. Спенсер, Дж. Льюис в Англии; Ю. Охорович в Польше, Г. Вырубов, В. Лесевич, Н. Михайловский в России; К. Каттанео, Д. Феррари, Р. Арди- го в Италии, второй — махизм, или эмпириокритицизм, и третий — неопозитивизм. Различие между этими этапами обнаруживается в изменении истолкования основного вопроса философии, шедшем от заявлений о невозможности разрешить его 1 к отрицанию содержащейся в нем дилеммы, а затем и самого этого вопроса вообще. Программа позитивизма в более полном ее виде и с учетом ее эволюции в течение почти полутора веков может быть описана так: 1) познание должно быть освобождено от всякой философской (мировоззренческой и ценностной) интерпретации; 2) вся «традиционная», т.

е. прежняя, философия, как «метафизическая», т. е. доктринерски-догматическая, должна быть упразднена и заменена либо непосредственно специальными науками («нау- ка — сама себе философия»), либо обобщенным и «экономным» обзором системы знаний, либо учением о соотношении между науками, об их языке и т. д.; 3) в философии должен быть проложен средний путь, который как наилучший способ преодоления «метафизики» возвысился бы над противоположностью материализма и идеализма как якобы несущественной, мнимой или ошибочной, поскольку будто бы есть «третье», т. е. «нейтральное», решение основного вопроса философии и вокруг этого решения как «сборного пункта» для учений, претендующих на преодоление традиционной дилеммы, могли бы собраться, сглаживая свои различия, все «нейтралистские» концепции в философии, социологии и политике. Указанные особенности позитивизма проявляются вместе не во всех случаях: третья из них, например, характерна для эмпириокритицизма, но была лишь намечена у Конта и других позитивистов середины XIX в.

В связи с первым требованием позитивисты выдают себя во многих случаях за противников агностицизма. Однако на деле позитивизм родствен агностицизму, с которым его тесно связывает общая для них позиция феноменализма, т. е. ограничение идеала научного знания описанием явлений, переживаемых, осознаваемых человеческой психикой. В. И. Ленин подчеркивал, что агностик — это позитивист [см. 2, т. 18, с. 107]. Но неверно думать, что позитивизм абсолютно совпадает со старым агностицизмом Д. Юма. Позитивизм отличается от последнего более глубоко выраженным стремлением к нигилистической оценке всей прежней философии. Это проявляется, между прочим, в том, что продолжатели позитивизма, как правило, резко критикуют всех своих предшественников и учителей за то, что те недостаточно «очистили» опыт от «метафизики».

От скептицизма позитивизм отличается наличием фе- номеналистической догмы, а в силхэтого отсутствием тех качеств, которые позволили в свое время отдельным видам скептицизма (например, у ранних французских просветителей 111. Монтэня и П. Бейля) сыграть положительную роль в развитии материалистической критики религии. В целом позитивизм отнесся враждебно как к прежнему материализму XVIII в., так и к современным ему материалистическим учениям, хотя в тенденции включил в себя «вульгарный» (популярный) материализм Бюх- нера, Фогта и Молешотта, растворявший философию в

lb

поверхностно и схематично пересказываемом естествознании. Позитивизм видел в материализме «метафизическую догматику», связанную прежде всего с признанием существования материи и познаваемости мира. Однако в ряде случаев некоторые представители скептически ориентированного позитивизма сами занимали по существу материалистические позиции (так называемые «стыдливые материалисты»), хотя и они в онтологических основаниях материализма видели рецидивы спекулятивной натурфилософии.

Иногда позитивизм ошибочно воспринимался естествоиспытателями— Оствальдом, Гексли и др. — как материалистическое учение, отсекающее спекуляции от науки. С другой стороны, буржуазные историки философии часто относили к позитивистам материалистов Л. Фейербаха, И. М. Сеченова, К. Геккеля, а также почти всех номина- . листов средних веков и нового времени. Поводом к этому послужило то, что некоторые материалисты на самом ^ деле либо истолковали позитивизм как вид материализма (В. И. Танеев), либо вообще понимали под «позити- . визмом» материализм (Сеченов), тогда как другие мыслители, наоборот, изображали «подлинный материализм» как позитивизм (Э. Литтре).

Одной из причин воздействия позитивизма на умы материалистически настроенных ученых был тот факт, что философы-позитивисты в отдельных случаях выдвигали прогрессивные идеи в естествознании, хотя сами же затем обесценивали их своей позитивистской гносеологией. Ценными для будущего науковедения и логики науки оказались такие достижения позитивистов, как мысли Конта о всеобщей классификации наук, критика Махом ограниченности ньютоновской механики, разработка средств логического анализа языка неопозитивистами XX в. Спенсер внес историзм в этнографию и психологию.

В позитивизме выражены харак-

Идеологические терные черты обыденного буржу- функцин позитивизма т,

азного сознания эпохи упадка. К

этим чертам следует отнести плоский практицизм,-неверие в познавательные способности человекам отрицание возможностей научного прогнозирования будущего состояния общества. В обыденном сознании рука об руку идут враждебность диалектике и фетишизация повседневного «здравого рассудка», и именно эти черты также находят свое выражение в позитивизме. Позитивизм разрушает науку: ведь он истолковал научные законы в естествознании и социологии как всего лишь фиксацию сосуществования явлений и самое большее — функциональных зависимостей между ними. Наука для позитивистов — не более как средство удобного и «экономного» обозрения многообразия ощущений субъекта и рычаг узкоутилитарной ориентации в будущих ощущениях.

О. Конт выдвинул тезис, что наука и ее законы носят только описательный, а не причинно-следственный характер. Этому тезису позитивизм остался верен на протяжении всей дальнейшей истории, тем самым подрывая авторитет научного знания и отказывая ему в возможносіи познания скрытых глубин действительности Свойственная многим позитивистам критика спекулятивного мышления и популяризация естественнонаучных данных затушевывали их враждебность материализму и настойчивое желание отсечь естествознание от вытекающих из самой же науки атеистических выводов.

«Позитивизм, — писал Конт, — глубоко противоположен материализму не только по своему философскому характеру, но и по своему политическому назначению» [92, с. 85]. В странах Западной Европы и в США позитивизм выступил в роли противника революционной и в особенности социалистической идеологии. Позитивисты, как правило, отрицают возможность существования научных теорий социального развития вообще, а научный коммунизм приравнивают к мифам и религиозным догмам, полностью лишенным научного значения.

Антиреволюционной направленности позитивизма способствовали враждебность его атеизму (как якобы догматическому учению), примирительное, в конечном счете, отношение к религии. Примирение позитивистов с ре- 'лигией вытекает уже из того, что они резко сужают область научного исследования, разграничивают области действия науки и религиозной веры и во многих случаях отрицают эффективность научной критики религии. Довольно часто сами позитивисты оправдывали существование религии, поскольку вклад ее в стабилизацию буржуазных порядков говорил сам за себя Происходило это по разным поводам. Одни из них рассматривали религию как орудие объединения людей через культ Человечества (Конт), другие — как ответ на необъяснимые наукой загадки бытия (Спенсер), третьи — как форму удовлетворения наиболее глубоких эмоциональных потребностей человеческого сознания (Карнап). Среди позитивистов есть, впрочем, и атеисты. Таковы английский позитивист XIX

в. Д. С. Милль, эмпириокритик Э. Мах и позитивист XX

в. Б. Рассел. Но их атеистическим идеям присущ главным образом антитеологический и антиклерикальный характер. Они оставляют для бога «логически возможное» место где-то за пределами чувственного опыта или же в пределах эмоциональных опытов отдельных личностей.

Для позитивизма в целом характерен не откровенный идеализм, а эклектические колебания между двумя основными лагерями в философии. В этой связи В. И. Ленин определял позитивистские течения как партию середины в философии, путающую «по каждому отдельному вопросу материалистическое и идеалистическое направление» [2, т. 18, с. 361, ср. с. 55].

К концу XIX в. позитивизм стал теоретическим обоснованием реформизма и начиная с К. Каутского — излюбленной философией мелкобуржуазного ревизионизма, с его промежуточной позицией и беспринципными компромиссами. Ленин указывал на присущий позитивистам начала XX в. «чисто ревизионистский прием». Этот прием состоит в стремлении критиковать материализм под флагом якобы зашиты и уточнения последнего. Многие ревизионисты, искажая диалектический материализм, не только сближали, но и отождествляли его с позитивизмом (Т. Масарик). Это характерно ныне и для критиков марксизма из католического лагеря (Г. Веттер и др.). По существу позитивизм — принципиальный противник диалектического материализма и его теории отражения Позитивисты отрицают диалектику субъекта и объекта в практической деятельности и познании и противопоставляют социально-материалистическому пониманию практики истолкование ее в виде конгломерата индивидуальных актов сравнения утверждений с чувственным опытом субъекта. Позитивисты уже давно нападают на теоретическое и в особенности философско-теоретическое мышление как якобы спекулятивное и произвольное.

Позитивизм 20—30-х годов XIX в.,

Распространение т е холько еще складывающийся, позитивизма , ,

был прежде всего буржуазной реакцией на атеизм и материализм французского Просвещения. Разорвав союз с народом, буржуазия стремилась покончить с остатками опасной теперь для нее просветительской идеологии XVIII в., которая три четверти века тому назад подготовила умы к штурму Бастилии. Не в меньшей мере позитивизм противопоставил себя утопическому социализму и диалектическим идеям Сен-Симона. Затем он был подхвачен посленаполеоновской буржуазией как «противоядие» от демократическо-освободи- тельных учений, а впоследствии и от идеологии пролетариата. В начальном варианте позитивизмом были использованы агностические идеи, проскальзывавшие в творчестве ученых Мопертюи, Тюрго, Кондильяка и Лапласа, а в особенности во взглядах Д'Аламбера. По мнению Д'Аламбера, выраженному в его «Вступительной статье» (1751) к знаменитой французской Энциклопедии XVIII в., философия должна заниматься только принципами классификации наук и оставить всякие надежды на познание сущности вещей. Но позитивизм XIX в. — все же качественно иное учение, призывающее к замене философского (мировоззренческого) синтеза знаний синтезом только естественнонаучным.

В Англии позитивизм складывался как философия буржуазно-либерального «фритредерства», соединяющая в себе критическое отношение к открытому идеализму, скепсис к религии и вражду к атеизму. В своей критике идеалистических спекуляций философа В. Гамильтона Д. С. Милль опирался на многие идеи агностического сенсуализма Юма, как, например, субъективистское истолкование понятий причинности и силы, сведение задач науки к описанию явлений.

Но на английских мыслителей повлиял также и Конт. Не только Д. С. Милль, но и Ф. Гаррисон, Р. Конгрев и сотрудники журнала «Positivism» (с 1893 г.) многое заимствовали у французского зачинателя позитивизма. Последний оказал также влияние на психолога А. Бэна, теоретика этики Г. Сиджвика и историка культуры Г. Бок- ля. В 90-х годах XIX в. английский позитивизм был вытеснен абсолютным идеализмом и вновь утвердился на Британских островах уже позднее, в 20-х годах XX в., благодаря работам Б. Рассела. Зато уже в 70—80-х годах XIX в. позитивизм получил чрезвычайно большое распространение в США, где стало популярным учение Г. Спенсера.

В Германии позитивизм заявил о себе как реакция на обветшалую «науку наук» Гегеля, а почву для распространения подготовили вульгарный материализм и неокантианство. В русле позитивизма в Германии находились

Э. Лаас, Е. Дюринг, Г. Файхингер. Германия, Австрия и немецкоязычная часть Швейцарии стали центрами развития позитивизма во второй его исторической форме — эмпириокритицизма.

В 60—90-х годах XIX в. позитивизм Конта и Спенсера обрел сторонников в России, Италии, Польше, Японии, Китае, Бразилии, Мексике и других странах. Надо подчеркнуть, что в этих странах позитивизм временно играл положительную роль в борьбе против религии и клерикализма и в пропаганде естественнонаучных знаний. В Азии и Латинской Америке позитивизм оказался своего рода заменителем буржуазно-просветительской идеологии, а иногда смыкался с рецидивами вульгарного материализма. Для русской буржуазной интеллигенции конца XIX в. позитивизм был тождествен с материалистической метафизикой или истолковывался исключительно в духе материализма [см. 2, т. 19, с. 168—169]. В условиях Италии «движение к позитивизму было в своем существе движением антиклерикальным и, следовательно, направленным в сторону свободы» [3, с. 69] \

У нас не будет достаточно полного представления о своеобразии позитивизма, если не учесть, что общефилософская тенденция его эволюции в западноевропейских странах состояла не только в движении от агностицизма со стыдливо-материалистическими оговорками к субъективному идеализму, но и в «усовершенствовании» аргументации, отрицающей факт этого поворота. Другая тенденция эволюции позитивизма заключалась в переходе от методологии, исходящей из понятий классической механики, к биологичсско-психологичсскому, а затем к семиотическому (знаковому) истолкованию метода науки. Позитивизм отказался от механистически понятой у Конта и Спенсера идеи эволюции и стал все более приближаться к солипсистскому описанию ощущений и переживаний субъекта в «данный момент». В понимании логики науки позитивисты перешли от первоначально им свойственного индуктивистского понимания путей ее приращения к дедуктивистскому, а затем к гипотетико-конформативному их истолкованию.

Если натурфилософские концепции Гегеля противопоставили философию как «науку наук» специальным наукам, то позитивизм, отбросив Гегеля как архаику, совершил не меньшую ошибку: его представители противопо- ставили науку философии, лишая науку мировоззренческого значения и отдавая ее на откуп влиянию популярных идеалистических концепций. Позитивизм воюет против догматики и «метафизики», т. е. безосновательных спекуляций, но сам он полон догматических и в этом смысле «метафизических» концепций, вредно воздействовавших на науку, как-то: догмы о «данности» чувственных фактов, о непознаваемости объективного мира, о неразрешимости основного вопроса философии и т. д.

Позитивизм в социологии харак-

Позитивизм теризуется феномеиалистической

В СОЦИОЛОГИИ r J :

и аксиологии программой внешнего описания наблюдаемых явлений. Но отдельные позитивисты пытались вывести некоторые закономерности этих явлений и занимались построением надуманных и в конечном счете идеалистических схем социального развитая. Конт сводил эти закономерности к изменениям стиля мышления, Спенсер — к биологической механике. Нечто подобное мы встречаем и у эмпириокритиков.

Конт и его ученики стремились вывести изучение общественных явлений из-под влияния философии. Поэтому Конт постарался изолировать социологию от философии истории, но сам же принял весьма произвольную и поверхностную историософскую концепцию. Выдвинутое им учение о трех всеобщих стадиях общества ставило это развитие в зависимость от смены этапов умонастроений людей. Не вышел за пределы мнимого эволюционизма и Спенсер с его плоской и вульгарной натуралистической концепцией общества как «организма». Но многим буржуазным читателям казалось, что учения Спенсера, Дрейпера, Шеффле, Фулье, Лампрехта, Фюстель де Ку- ланжа и других позитивистов-социологов XIX в. и историков культуры этого времени носят прогрессивный просветительский характер. Во второй половине XIX в. широкое распространение получили эклектические теории различных «факторов» социальной жизни — географического (Бокль), нативистски-биологического (социал- дарвинисты), психологического (Г. Тард, Д.Уорд, И. Тэн, Ф. Гиддингс) и др. Социолог Э. Дюркгейм положил начало соединению социологии позитивизма с откровенно идеалистическими концепциями.

К идеализму вело проводимое социологами «второго» позитивизма отождествление общественного бытия и общественного сознания, которое несколько маскировалось схемой подведения всех явлений под «энергетические» ярлыки [см. 2, т. 18, с. 341—351].

В широком смысле термина к позитивистскому направлению относятся все те современные буржуазные социологические школы, которые стремятся изолировать социологию от философии и философии истории, хотя бы они и не пользовались собственно позитивистской аргументацией. Кроме того, позитивистский характер носят те социологические учения, которые основу или главную причину всех социальных изменений видят в языке и речевой деятельности людей, будто бы нематериальной и неидеальной. Непосредственно же позитивистская социология выродилась в «эмпирическую социологию», не способную к серьезным теоретическим обобщениям, утратившую ориентиры социального прогресса.

Начиная с Конта, позитивисты стремились противопоставить сенсуалистическим основам этики Просвещения учение об инстинктивной склонности людей к общежитию Этика Конта восходила к учению Юма о «симпатии» и нашла продолжение в ассоцианистскои психологии Сам Конт довел концепцию альтруизма до принципа «жить для других». Спенсер развивал эволюционистскую этику, в ней он ссылался на филогенетическое развитие чувства социальности, которое будто бы передается по наследству. Но концепция альтруизма, соответствовавшая консервативно-охранительной тенденции пози тивизма в том отношении, что она идеализировала социальные отношения капиталистического общества, пришла в глубокое противоречие с утилитаристской подоплекой большинства рассуждений позитивистов XIX в по вопросам морали, в которых подводился теоретический базис под буржуазный эгоизм и индивидуализм

В конце XIX в появились концепции, которые были близки к позитивизму в этике на том основании, что их авторы настаивали на натуралистической трактовке этики, но были чужды материализму в философии Так, в «Этике» П А Кропоткина нравственность выводилась из поведения животных в стаде и была в рамках его системы связана с философским позитивизмом Основатель «второго» позити визма Р Авенариус выдвинул буржуазно-либеральную концепцию «всеобщего дружелюбия» Он требовал отказа от эгоцентризма, поскольку отрицал реальное существование личностей Эти мысли получили затем развитие у позитивистов 20-х годов XX в

В проблематике эстетических ценностей позитивистов занимали вопросы происхождения искусства и его роли в жизни общества Конт рассматривал искусство как средство воодушевления людей на пути их совершенствования, а И Тэн в «Философии искусства» (1881) выдвинул довольно абстрактный тезис о постоянной эволюции последнего под влиянием «среды» Спенсер и его ученик Г Аллен создали учение о происхождении и функции искусства как «игры» Искусство, по их мнению, позволяет человеку «максимально экономно» тратить избыток своей знеріии, но получать при этом максимум возбуждения, необходимого для активной жизнедеятельности Принцип экономии нервной энергии был подхвачен сторонниками «второго» позитивизма, усмотревшими в нем сущность прекрасного

<< | >>
Источник: А С Богомолов, Ю К Мельвиль, И С Нарский. Буржуазная философия кануна и начала империализма Учеб пособ. , «Высш школа». 1977

Еще по теме і. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПОЗИТИВИЗМА И ЕГО ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА:

  1. 31.1. УСЛОВИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ВАЛЮТНОГО РЫНКА. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  2. 9.1. Общая характеристика совладающего поведения и его диагностика
  3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПОЗИТИВИСТСКОЙ ФИЛОСОФИИ ("ПЕРВЫЙ ПОЗИТИВИЗМ")
  4. 59 Позитивизм резко критикует метафизику А каково его отношение к религии?
  5. 57 Какие идеи классического позитивизма развивают «.второй» и -lt; третий- позитивизм?
  6. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ
  7. 5.1. Общая характеристика
  8. Позитивизм и его роль как методологического базиса наук на определенной ступени развития научного познания
  9. 5.3.1 Общая характеристика
  10. 15.1.2.1 Общая характеристика
  11. Общая характеристика
  12. Общая характеристика