<<
>>

1. Современный синтез науки

Прежде всего следует успокоить читателя: речь идет о конце XX в. и о начале XXI в., т. е. о не очень далеком будущем. Но даже для этого времени прогнозы в области философии кажутся невозможными. Механизм прогноза в науке всегда связан с существованием какого-то сравнительно общего инвариантного принципа, общего представления, которое остается неизменным в течение прогнозируемого периода. Берут некоторые эмпирические наблюдения, еще не нашедшие объяснения, и выдвигают гипотезы, рассчитывая на новые наблюдения, которые докажут не только возможность, но необходимость и единственность содержащегося в этой гипотезе объяснения. Исходят из некоторого противоречия в имеющейся теории и предполагают, что более общая теория снимет его, что противоречащие друг другу эксперименты будут как-то согласованы. Таков механизм прогноза со стороны внешнего оправдания. Со стороны внутреннего совершенства предполагается, что новые эксперименты или новые частные теории будут выведены из стабильного и неизменного более общего принципа. Радикальность прогноза соответствует общности тех принципов, которые будут заменены иными, также вытекающими из еще более общего принципа.

Но философские принципы как будто не паходят себе места в таком механизме прогноза. Они обобщают самые общие принципы отдельных научных дисциплин и являются предельно общими. Если они меняются, то что же остается инвариантным в развитии научной картины мира? Здесь мы возвращаемся к вопросу, поднятому во вводном очерке этой книги в параграфах: «Инварианты истории философии» и «Эрлангенская программа в философии и в истории философии». Но теперь речь идет о проблеме будущего философии.

Догматическая философия решала эту проблему просто. Она видела некоторое развитие позади себя — историю заблуждений, через которые постепенно пробивалась истина, наконец обретенная в данной системе, оставляющей будущему только шлифовку деталей и коллекционирование аргументов. Догматические системы могли мириться с историей философии, но они не могли в нее включить прогнозы. Критическая философия Канта также исключала радикальные философские прогнозы, потому что она была догматической в своем критическом отрицании, она зачеркивала вопросы, на которые могло ответить будущее. Даже философия Гегеля была в этом смысле беспрогнозной, она видела в прошлом не заблуждения, а эволюцию истины, но эта эволюция заканчивалась самопознанпем абсолютного духа. Только диалектическая философия, рассматривающая логику как отображение бесконечного в своей сложности и в своем усложнении бытия, может включить и должна включить прогнозы будущей радикальной модификации. Если исходные понятия отображают живую противоречивую сущность бытия, значит, они могут быть мобильными. Если все опосредствовано, если нет непосредственных абсолютов, значит, история философии обладает не только прошлым, но и будущим.

Но не приводит ли это к абсолютному историко-фи- лософскому релятивизму, не возвращаемся ли мы к представлению об истории заблуждений, перед которой мы теперь открываем бесконечную перспективу новых заблуждений? Нет, самые радикальные изменения теряют смысл, если нет чего-то инвариантного, некоторого тождественного себе субъекта изменения. Некоторая аналогия позволит понять, в чем состоят инварианты философии. В физике Аристотеля абсолютно неподвижным было естественное место тела. В физике Галилея и Декарта неизменным состоянием стала скорость тела, а изменением — ускорение. В теории поля мы можем себе представить меняющиеся ускорения тела, но инвариантом оказывается его масса.

Но как бы далеко мы ни заходили, вводя новые инварианты и описывая движение старых, потерявших это звание, движение всегда обладает тождественным себе субъектом, и даже в случае трансмутации частицы этот процесс подчиняется некоторому закону сохранения.

В эволюции йознаігия могут меняться самые общие Принципы, но понятия, без которых само изменение теряет смысл, остаются неизменными. Познание эволюционирует, но оно бы потеряло смысл, если бы исчезли придающие ему этот смысл понятия объекта познания и приближения к этому объекту как содержания эволюции. Эти понятия потому и пребывают, что они меняют свою форму, они тождественны себе в смысле нетривиальной себетождественности — эти понятия не могут исчезнуть, так же как не может в реальном движении исчезнуть его нетривиально себетождественный субъект. Отсюда следует, что прогнозы в диалектической философии — это часть истории философии, они определены внутренней логикой и ее внешним оправданием — обобщением эмпирических данных; определены единством этих истоков эволюции философской мысли. Таким образом, речь идет о прогнозах дальнейшей, вообще говоря безостановочной, эволюции философских понятий, которые утверждают существование, познаваемость и неисчерпаемость объективного мира.

В этом очерке мы ограничимся лишь некоторыми прогнозами, относящимися к стилю философской мысли, отражающему новые, характерные для нашего времени особенности синтеза науки.

Неклассического синтеза. Синтез классической науки был наследником античного синтеза, который в рамках перипатетической философии сохранился до XVII в. Античный синтез науки был по преимуществу логическим, причем логика соединяла частные эмпирические констатации в единую схему статичной космической гармонии. В классической науке основой синтеза были математические методы, в первую очередь аналитические, соединявшие частные констатации в картину всеопределяющих событий в бесконечно малых областях — импульсов, ускорений и скоростей. В своей развитой форме классический синтез был иерархической схемой движений, неотделимых от исходных представлений о микромире и механике микрособытий.

В неклассической науке полюсы мироздания сливаются при их анализе. Близость физики элементарных частиц и астрофизики — чрезвычайно характерная особенность современного синтеза, который реализуется не только в дифференциальных, но и в интегральных и в ин- тегро-дифференциальных конструкциях, обладающих явным онтологическим смыслом, явной физической содержательностью. Физическая содержательность математических конструкций делает их неотделимыми от эксперимента. Синтез современной науки ведет не к бесконечному миру, противостоящему конечным экспериментально постижимым объектам, и не к схеме истинной бесконечности, где всеобщие законы управляют бесконечно малыми событиями. Инварианты современной науки шире, они в значительной мере совпадают с инвариантами познания в целом, поиски этих инвариантов неотделимы от философии.

В свое время Нернст говорил, что теория относительности не физическая, а философская теория. Теперь никто пе будет отрицать ее физический характер — теория относительности лежит в основе самых конкретных экспериментальных и прикладных исследований; но и никто не станет отрицать ее философский характер: она непосредственно исходит из самых общих представлений о пространстве, времени, веществе и движении, о физическом смысле геометрии, т. е. из философских представлений.

Современные научные исследования стали гораздо более философскими, чем раньше. До такой степени, что нашему веку, получившему уже так много названий (космический, атомный, кибернетический, век полимеров, век лазеров...), обоснованных и, вероятно, способных быть переданными следующему столетию, можно присвоить и название «век философии». Важно подчеркнуть, что все эти названия обоснованы, но каждое недостаточно, потому что все это — связанные между собой определения. Включая «век философии». Роль философии в современном научном синтезе тесно связана с характером тех теорий, которые лежат в основе атомной энергетики, лазеров и т. д.

<< | >>
Источник: Б.Г.КУЗНЕЦОВ. ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ ДЛЯ ФИЗИКОВ И МАТЕМАТИКОВ. 1974

Еще по теме 1. Современный синтез науки:

  1. Синтез индуизма и науки в философии П.Р. Саркара
  2. ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ В РАЦИОНАЛЬНОМ ОБОСНОВАНИИ СОВРЕМЕННОЙ МАТЕМАТИКИ Михайлова Н.В.
  3. ФОРМИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА КАК ПРОЦЕСС СФЕРНОГО СИНТЕЗА Браницкая И.Н.
  4. Современное состояние науки
  5. ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ
  6. С е к ц и я 1 РАЗВИТИЕ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ: ТЕНДЕНЦИИ И ГЕНЕРАЛИЗАЦИИ
  7. § 9. Эмбриология современной науки.
  8. 2.2.4. Методологический инструментари, і современной науки
  9. Глава 1 Истоки современной науки
  10. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ
  11. Тема14. Проблемы научной рациональности в современной “философии науки”.
  12. Признаки постнеклассической науки в современных психологических исследованиях
  13. ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Турсын Габитов
  14. 1.4. Язык современной науки: знаково-символические средства в науке
  15. ФИЛОСОФСКО-ЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ НАУКИ В УСЛОВИЯХ ДИНАМИЧЕСКОЙ СОВРЕМЕННОСТИ Юлия Середа
  16. 17. И.Т. Фролов и Б.Г. Юдин о социально -этических проблемах современного научного познания в работе «Этика науки» •
  17. СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО: СИНТЕЗ ГУМАНИТАРНОКУЛЬТУРНЫХ И НАУЧНО-РАЦИОНАЛЬНЫХ СТРАТЕГИЙ РАЗВИТИЯ ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ ЭТОС ПОЗНАНИЯ И ЦИВИЛИЗАЦИИ Алексеева Е.А.