<<
>>

Социологические концепции

Под влиянием Маркса Лавров в поздних своих социологических сочинениях стал уделять больше внимания экономическим аспектам общественных процессов. Его основные идеи остались неизменными, но они получили теперь более полное и систематическое выражение1.
Лавров определяет социологию как такую науку, которая занимается солидарностью сознательных личностей и описывает конкретные формы взаимодействия между людьми. По Лаврову, солидарность -обязательное условие общественной жизни; но она должна быть солидарностью сознательных личностей, поскольку на инстинктивном уровне (в поросли полипов, например) солидарность относится к области биологии, а не социологии. Социология имеет свою теоретическую, как и практическую, сторону. Она является орудием исследования общественной эволюции как объективного процесса, но также играет и нормативную роль, поскольку формулирует общественные идеалы и показывает, каким образом их, эти идеалы, можно осуществить в жизни. В силу этой двойной роли Лавров неоднократно отмечает, что его социология не может рассматриваться в изоляции от его понимания социализма. Все многообразие форм общественной солидарности Лавров подразделяет на три основных типа. Первый тип - бессознательная солидарность обычая2, которому личность подчиняется под давлением См.: Сорокин П.А. Основные проблемы социологии П.Л. Лаврова // П.Л. Лавров: Статьи, воспоминания, материалы. Петроград: Колос, 1922. 2 Термин «сознание» Лавров употребляет в различных значениях: первое, более широкое значение подразумевает «духовную жизнь» (в определении социологии как науки о солидарности сознательных личностей); в более узком значении «сознание» относится только к рефлективному, критическому сознанию, т.е. к самосознанию в философском смысле (в этом смысле солидарность по обычаю «бессознательна»). необходимости. Второй тип общественной солидарности - чисто «эмоциональная солидарность»: она основывается на неконтролируемых критической рефлексией импульсах.
Третий тип - «сознательная историческая солидарность», возникающая в общем усилии сознательно достигнуть избранную и рационально оправданную цель. Этот третий тип - высшая и важнейшая форма общественной солидарности. Он возникает на более поздней, чем первые два типа, стадии эволюции сознания и возвещает наступление процессов трансформации статической «культуры» в динамическую «цивилизацию». Появление этой высшей формы солидарности обозначает собою конец предыстории и начало подлинной истории данного общества. Сознательная солидарность выражается сообществом «критически мыслящих» людей или, иначе говоря, интеллигенцией, на которой лежит ответственность за преобразование культуры посредством мысли. Поэтому история идей содержит квинтэссенцию исторического процесса и исследование «важнейших моментов в истории мысли» - это кратчайший путь к пониманию социальной эволюции. В своей концепции движущей силы истории Лавров представляет плюралистическую точку зрения. По его мнению, общественная эволюция стимулируется различными потребностями личности, в особенности - потребностью в пище, в удовлетворении инстинктов совокупления и продолжения рода, а также потребностями безопасности и нервного возбуждения (своеобразной разновидностью последнего Лавров считал потребность человека в кампании других людей). Самая важная из этих основных биологических потребностей, потребность в пище, является стимулом экономического развития общества. Этот тезис, в глазах Лаврова, служил оправданием приоритета «экономических» целей над «политическими». Однако он подчеркивает, что помимо биологических потребностей, присущих человеку как родовому существу, есть и другие потребности; последние он относит к «историческим категориям», поскольку они образуют то, что можно назвать историческим измерением человеческого существования. Из них самая важная, по Лаврову, - незаинтересованная «потребность в развитии» - характерный признак «критически мыслящих личностей». Лавров верил, что эта потребность становится все более важной и что ее значение возрастает прямо пропорционально той роли, которую играет сознательное, рациональное вмешательство в жизнь данного общества.
Эта общая концепция истории как процесса, в котором культура трансформируется в цивилизацию, связана с идеями Сен-Симона и Конта, в соответствии с которыми «органические» фазы развития уступают место «критическим». На органических стадиях общественного развития появляются и созревают специфические формы культу- 262 Анджей Валщкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... ры и доминирует общественное настроение солидарности; наоборот, критические стадии - это эпохи индивидуализма и деструктивной деятельности «критической мысли». Исторический прогресс движется по спирали, все возрастая в скорости: сменяющие одна другую фазы развития становятся короче и различие между органическими и критическими периодами постоянно уменьшается. Так происходит потому, что историческая эволюция создает все новые и новые возможности для гармонического слияния солидарности и развития, порядка и прогресса. История идет не рывками из одной крайности в другую, а скорее стремится к состоянию «подвижного равновесия» - состоянию, в котором развитие не приходит в конфликт с существующими формами солидарности, а усиление солидарности не прерывает развития. С точки зрения исходных предпосылок «субъективного метода», социологические работы Лаврова явно делают большие уступки «объективизму». Правда, Лавров сохраняет неизменным акцент на роли критически мыслящих личностей и на нормативной роли социологии, но он отбрасывает самое ядро «субъективизма» - отрицание того, что в общественных науках объективное познание возможно. Однако этот ход мысли был скорее модификацией в системе воззрений Лаврова, чем радикальным структурным изменением системы. Даже в «Исторических письмах» Лавров проводит различие между историей, которая имеет дело с уникальным и неповторимым, и социологией, которая стремится открыть некоторые общие законы общественного развития. Через несколько лет в статье «О методе в социологии» он отчетливо утверждал, что в социологии (в отличие от истории) оба метода - субъективный и объективный - имеют свое оправдание и свое применение.
Одно время Лавров даже начал искать объективное оправдание социальной революции в «исторической необходимости» (под которой он понимал некоторые регулярно совершающиеся общественные процессы, устанавливаемые социологией). Разумеется, это не уступка «объективизму» в смысле гегелевской идолатрии истории, ни либеральной апологии бесконтрольного, «естественного» развития. Правильно отмечалось (Дж. Хеккером), что «субъективный метод» Лаврова в этом отношении очень близок к «антропотелеологическому методу» Л.Ф. Ворда (L.F. Ward), который подчеркивал превосходство искусственных телеологических процессов перед «естественными», хотя он и не отрицал, что существуют некоторые общие законы общественной эволюции'. Независимо от вопроса о теоретической последовательности и научной ценности социологических теорий Лаврова не подлежит со- 1 См.: Hecker J.F. Russian Sociology: A Contribution to the History of Sociological Thought and Theory. New York, 1915. P. 118. ГЛАВА 12. Идеологии народничества 263 мнению, что эти теории представляют большой исторический интерес. Лавров раскрывается в этих теориях как идеолог интеллигенции. Некоторые ученые высказывались в том смысле, что социологические теории Лаврова — выражение особого «умственного аристократизма»1 (апофеоз «критически мыслящих личностей») или даже некоторых сторон дворянско-помещичьего менталитета (взгляд на народ как на инертную массу в соединении с чувством вины) . Хотя эти замечания отчасти справедливы, но в них совсем упускается из виду принципиальное различие между идеями Лаврова и апофеозом интеллектуалов и ученых в социологических теориях Огюста Конта. В творчестве Лаврова нет и намека на контовскую идею новой интеллектуальной элиты, которая будет управлять иерархически стратифицированным обществом будущего. Для русского мыслителя интеллигенция была, прежде всего и в конечном счете, совестью общества -а не интеллектуальной аристократией. Образованных людей, которые пользовались дарами цивилизации, но были эгоистически безразличны к вопиющим несправедливостям своего времени, Лавров называл «культурными дикарями», людьми, которые возвратились на доисторическую, доцивилизованную стадию племенного строя и которым критическая мысль и бескорыстная потребность в развитии совершенно чужды. Таким образом, автора «Исторических писем» можно назвать идеологом «интеллигенции» как этической категории, т.е. в том значении этого слова, которое употреблялось в девятнадцатом веке. Лавров был представителем не профессиональных интеллектуалов, но идеологом сообщества лиц, наделенных повышенной нравственной и интеллектуальной чуткостью и посвятивших свою жизнь борьбе против общественной несправедливости.
<< | >>
Источник: Валицкий А. История русской мысли от просвещения до марксизма. 2013

Еще по теме Социологические концепции:

  1. Основные положения социологической концепции О. Конта
  2. СОВРЕМЕННЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, ПОЛИТИКИ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ
  3. Култыгин В.П.. Современные зарубежные социологические концепции: Учебник / Под ред. Т.Н. Юдиной. – М.: Изд-во МГСУ “Союз”. – 158 с., 2000
  4. Тема 2. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ И СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ВООБРАЖЕНИЕ
  5. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИДЕИ
  6. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИДЕИ
  7. 5. 1. СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ
  8. 4. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ СПОСОБ ИССЛЕДОВАНИЯ
  9. Глава 1. СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ
  10. Эпилог: Социологический реализм
  11. 1.2. Парадигмы социологической теории
  12. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ
  13. ТЕМА 2 Правила социологического познания
  14. 6 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ эволюционизм И ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  15. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РУССКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  16. Социологическая теория Георга Зиммеля
  17. Социологические идеи Гаэтано Моски