<<
>>

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ ФИЛОСОФИИ НА ИСЛАМСКОМ ВОСТОКЕ В XIII—XVI ВВ.

При определении закономерностей развития средневековой философии мусульманского Востока мы исходим из анализа развития философской мысли народов Ирана, Средней Азии, Малой Азии, Азербайджана, частично арабской и индийской философии.

Общность в закономерностях развития философии в перечисленных выше странах обусловливалась следующими факторами: 1) сходством их социально-экономической жизни и относительно тесными для условий феодализма экономическими связями между ними; 2) тем, что они или объединялись в системе единых государственных образований, или в результате непрерывных феодальных междоусобиц оказывались в политическом подчинении друг у друга; 3) их религиозной общностью, определявшейся тем, что господствующей религией был ислам, который в рассматриваемый период проникал во все сферы социальной и духовной жизни.

Рассматриваемая нами группа стран и прежде совместно участвовавшая в создании мировых цивилизаций /114, 273—2751, в XIII—XVI вв. входя в состав империи Чингисидов, Тимуридов и Сефевидов, являлась очагом единой региональной культуры с общими закономерностями развития. И хотя политическая общность стран, входящих в данный регион, почти постоянно нарушалась, тем не менее их культурное единство и общность сохранялись.

Ввиду ограниченности объема монографии мы остановимся лишь на некоторых, связанных с наиболее общими закономерностями развития, проблемах социально- политической жизни исследуемого региона в XIII— XVI вв., без анализа которых невозможно определить общие и специфические черты развития его философии.

• Страны данного региона в XIII—XVI вв. .находились на стадии развитого феодализма.

В вопросах о феодализме как всемирно-исторической формации и феодализме на Востоке мы присоединяемся к мнению исследователей, которые признают феодализм всемирно-исторической формацией, в частности, к мнению В.

Н. Никифорова: «...теория азиатского способа производства и единой докапиталистичесйой классово- антагонистической формации внутренне противоречивы и бездоказательны... представление об особом развитии Востока было преодолено К.- Марксом и Ф. Энгельсом, к выводам которых присоединился В. И. Ленин» /165, 286/.

Но поскольку своеобразие восточного феодализма, в частности феодализма в странах мусульманского Востока,. многие исследователи и поныне продолжают видеть в отсутствии феодальной собственности на землю15, мы сошлемся на ряд опровергающих это суждение фактов из истории стран исследуемого нами региона. На существование и господство частной собственности на землю и прикрепление крестьян к земле в арабском халифате уже в эпоху формирования халифата при халифе Абд ал-Малике Ибн Марване (VII — нач. VIII вв. н. э.) и позже указывается в исследовании М. Азерли. Ссылаясь на многочисленные авторитетные средневековые источники, а также исследования ряда восточных и западных ориенталистов, М. Азерли пишет о земельной собственности, феодальных отношениях в халифате и подвластных странах /11/. Торжество феодализма, наличие феодальных форм собственности на землю и феодальных отношений, узаконение государственными реформами прикрепления крестьян к земле в XIII—XVI вв. в рассматриваемом регионе признаны в науке /158, 18; 87, 75—76; 113, 52; 248, 233—234; 22; 14, 62, 165 и др.; 180, гл. V, 233—239, 257 и др.; 4; 5; 6; 247, 32—37; 55, т. III, 514; 88; 90; 154; 233; 100 и др./.

В частности, характеризуя эпоху монгольских завоеваний, И. П. Петрушевский писал: «...категории феодальной собственности на землю и воду, иммунитет, формирование феодальной иерархии в этот период достигли полного развития; распространяются наиболее тяжелые формы феодальной эксплуатации крестьянст- ва, разворачиваются и народно-освободительные движения, направленные как против ига иноземных завоевателей, так и против феодальной эксплуатации /180, 348—349 и др.16/.

Развитие феодализма в исследуемых странах, с одной стороны, осуществлялось через неуклонный рост сектора частновладельческих земель, а с другой, в них господствуют почти одни и те же по существу формы феодальной собственности, что определяюще сказывается как на социально-политической, так и идеологической жизни данного региона.

Социальная структура восточного общества этого периода характеризуется наличием основных классов — феодалы и эксплуатируемые крестьяне.

Значительное место в жизни общества занимает купечество. Отличается масштабами распространения, высоким профессионализмом, идейной и Политической организованостью сословие ремесленников.

К XIII в. феодальные отношения получают почти повсеместную юридическую фиксацию /55, 5791, эксплуатируемый крестьянин начинает терять и юридические свободы, и оказывается практически в положении крепостного, что, в частности, было закреплено реформами Газан-хана. Причем состояние крестьян до установления этих реформ как экономически, так и юридически было столь невыносимо, что реформы Газан-хана, установившие точные размеры взимавшихся с крестьян податей, даже в определенной степени облегчили положение последних /14, 1981. Таким образом, в то время, когда в странах Европы (Италия, Испания, Англия, Франция и др.) идет хотя бы частичное раскрепощение крестьянства /13/, в изучаемых нами странах окончательное установление крепостного права, в силу сложившихся исторических условий, в какой-то мере даже облегчает положение крестьянства. Не в лучшем положении, чем крепостные, находились и другие слои феодально зависимого крестьянст- ва /14, 198/. «...С уверенностью можно сказать, что положение трудового населення, в частности крестьян и ремесленников, в XIII—XVI вв. было гораздо тяжелее, налоговый гнет и степень двойной эксплуатации были намного обременительнее, чем это имело место в эпоху, предшествующую монгольскому завоеванию» /14, 196/.

Каково же было положение господствующего класса — класса феодалов? Ввиду почти постоянного наличия власти иноземных захватчиков, феодалы делились не только на высших, средних и низших, но и на местных и «пришлых». Взаимоотношения между последними исторически сложились сложные и противоречивые. Политика завоевателей в отношении к собственности местных феодалов (экспроприировали ли они ее полностью или частично, либо оставляли ее за ними) определяла позиции последних в принявшей широкий размах классовой и освободительной борьбе. Местные феодалы нередко выступали в союзе с ремесленниками и крестьянами, но каждый раз это были ненадежные союзники, руководствовавшиеся только собственными интересами. Если они не становились изменниками в начале борьбы, то обязательно изменяли в конце; если не было измены в форме перехода на сторону врага, то измена идеалам движения — измена народу — была налицо, и это являлось закономерностью социальных отношений исследуемых веков, обусловленной антагонизмом между эксплуатируемыми и эксплуататорами. Что касается феодалов-завоевателей, то их своекорыстные интересы также зачастую брали верх над солидарностью завоевателей, и, борясь друг против друга, они нередко заключали союз с местной знатью. В особом положении находились духовные феодалы, владельцы вакфов. После официального принятия Газан-ханом и монголами ислама нх иммунитеты были восстановлены, но до этого монголы, не признавая ислама, разумеется, не признавали и вакфов, повсеместно отчуждая их в свою пользу. Все это создавало пеструю и довольно часто и резко меняющуюся картину взаимоотношений в обществе.

Кроме основных классов, как в экономике, так и политической жизни общества большую роль играли ремесленники, купцы и рабы. Начнем с последних. Рабство при монголах принимает колоссальные размеры. Оио не пережиток предшествующей формации, оно воз-

35

рождается и насаждается повсеместно. Основной источник рабства—война, и она непрерывна. В рабов обращаются сотни тысяч пленных. И понятно, что труд их используется уже не только в сфере домашнего хозяйства, а во всех без исключения отраслях феодального хозяйства той эпохи: земледелии, скотоводстве, рудниках, ремесленных мастерских, строительстве и т. д. /12;

27(6); 28; 29; 59, 317—318; 81; 104; 117, 44; 120, 15—16; 162 и др./.

Одним из экономических последствий монгольского завоевания было возрождение рабовладельческого уклада в феодальном обществе — следствие обращения в рабство многих сотен тысяч людей. /163/. В XIII—XIV вв., учитывая малопроизводительность рабского труда, рабов спорадически частично освобождают, переводя в положение крепостных. Так, при Газан-хане переводились на оброк работавшие в казенных мастерских (кар- ханэ) ремесленники рабы, ранее получавшие только скудный паек /180; 181, 580/.

Необходимо подчеркнуть, что повсеместное и в широких масштабах существование рабства в эпоху монголов и тимуридов сыграло значительную роль как в экономической, так и социально-политической жизни своей эпохи. Наличие огромной армии рабов, безусловно, не могло не усугубить его экономическое и политическое бесправие, не могло не сказаться на общем уровне экономического и социального развития, формировавших идеологическую надстройку эпохи. Чем острее была классовая борьба в стране, тем демократичнее выступала оппозиция в политическом и идеологическом отношении. Возрождение и широкое распространение рабства в изучаемых странах Востока, на наш взгляд, могут быть квалифицированы как одна из специфических особенностей социально-политической жизни мусульманского Востока XIII—XVI вв. В отличие от Запада, здесь оно находит широкое распространение не в колониях, а господствующих странах.

В особом положении в силу сложившихся обстоятельств оказались ремесленники и горожане Востока.

Обладатель древней цивилизации Восток отличался своими крупными городами с развитым производством. Городское ремесленное производство характеризовалось высоким уровнем и широтой размаха. Уже в пред- 36 монгольскую эпоху, как подтверждают многочисленные источники и исследования, помимо частных ремесленных предприятий и цехов, имеются эргастерии, своего рода мануфактуры с соответствующим разделением труда, прннадлежащие государству или крупным феодалам, где ремесленники работают по найму /98, 3451. Если учесть, что «только азербайджанские города Нахичевань, Байлакан, Табриз и Шемаха имели до ста и более тысяч жителей, а Гянджа — до полумиллиона, то ясно, что развитие городского производства в регионе шло благодаря увеличению числа людей, занятых в высокоразвитом многоотраслевом ремесленном производстве...» /97, 188/. Прогресс высокоразвитого товарного ремесленного производства в странах исследуемого региона подчеркивался в источниках и исторических исследованиях неоднократно.

«Реформы Газан-хана привели к изменениям в положении ремесленных заведений, рудников и карханэ, а также в положении ремесленников, в особенности тех ремесленников, которые находились на положении пленных рабов и работали в этих рудниках, ремесленных заведениях и карханэ, принадлежавших дивану, т. е. государству или инджу... Все ремесленники, которые работали в рудниках и карханэ, ранее принадлежавших дивану или членам царствующего дома, в прошлом занимали совершенно особое положение, а теперь были приравнены в правовом отношении к другим ремесленникам; ныне они (т. е. ремесленники — пленные, эси- ран) получают право свободного производства и продажи изготовленных ими изделий, что давало возможность воспроизводства и дальнейшего развития производительных сил» /14, 2221.

Вот общая характеристика городов исследуемой нами группы стран, свидетельствующая о качественном изменении их в эпоху развитого феодализма: «Внешне процесс образования феодального города выразился в отмирании в большинстве городов шахристана — старинной части города с усадьбами арабской и дихкан- ской знати, и в переходе центра хозяйственной жизни города в рабат — торгово-ремесленное предместье или новый город» /98, 344/.

В крупных Городах, а их в исследуемом регионе в XIII—XVI вв. множество — живут и трудятся много-

37 тысячные армии ремесленников. Однако, несмотря на высокий уровень ремесленного производства, в силу изложенных выше обстоятельств — условий исторического развития — дифференциация н внутренние противоречия в сословии ремесленников относительно слабы. Наряду с крестьянством ремесленники являются наиболее эксплуатируемым слоем феодального общества. Формы эксплуатации их различные: есть ремесленники — рабы, ремесленники — крепостные, но, что примечательно, наряду с ними, мы встречаемся и с ремесленниками — наемными рабочими, и число последних особенно возрастает в XIII—XVI вв. Сплоченность ремесленников Востока как сословия была обусловлена и специфической ролью купечества в социальных взаимоотношениях восточного города. Купечество, как правило, выступает в союзе с феодальной знатью против ремесленников и городского плебса /55, 496, 500 н др./. «Сближение некоторых групп феодалов с крупным купечеством характерное явление в истории Ирана и ряда соседних страч Востока. Здесь, в отличие от средневековой Западной Европы, крупное купечество не противопоставляло себя феодалам и не боролось с ними, а, наоборот, совместно с феодалами оно выступало против движений ремес-' ленников и городской бедноты« /98, 3451. Подобная роль купечества, с одной стороны, мешала ремесленникам добиться цеховой монополии и определенной самостоятельности в условиях феодального города, с другой — определяла их союзников по социальной борьбе в лице городского плебса и эксплуатируемого крестьянства. Ремесленники, противостоящие феодалам и купцам, благодаря специфическим условиям своего труда были относительно организованы, а наличию врагов — сплочены. Они, вступая в союз с городским плебсом и основным эксплуатируемым классом — крестьянами, идейно-политически возглавляли антифеодальные движения. Отсутствие союза с купечеством повышаж) демократический революционный дух возглавляемых ими движений.

Как сообщают источники (Рашид ад-Дин, Вассаф, Хамдуллах Казвини и др.), в течение ряда веков борьба крестьянства против феодальной кабалы носила неорганизованный, стихийный характер. Одной из наиболее распространенных форм классовой борьбы крестьян- ства в домонгольскую эпоху являлось бегство, в лучшем случае борьба принимала партизанский характер; доведенные до отчаяния беглецы, организуя вооруженные группы, грабили феодалов и богачей-

В рассматриваемый период с развитием феодализма и обострением классовых противоречий, в связи с появлением на арене общественной борьбы ремесленников, как относительно мощной социальной силы17, как союзников и руководителей крестьянства, классовая борьба обретает организованность н политическую осмысленность, (о чем свидетельствует роль суфийских, хуруфит- ских, нуктавийских левошиитскнх оппозиционных организаций, ядро которых составляют и которые возглавляют ремесленники). Особенностью классовой борьбы на средневековом мусульманском Востоке, отличающей ее от классовой борьбы на Западе, было то, что основной движущей силой ее наряду с крестьянством выступают ремесленники и выходцы из интеллигенции. Ремесленники зачастую становились и идейными вдохновителями, и руководителями, и практическими организаторами восстаний, которые из города нередко перебрасывались в деревню. Указанная роль ремесленников в классовой борьбе обусловливалась на мусульманском Востоке в исследуемые и предшествующие века прежде всего отсутствием зарождающейся буржуазии и значительно большим, чем на Западе, ущемлением здесь прав ремесленников в экономической и политической жизни.

Как особенность классовой борьбы в большинстве исследуемых стран в XIII—XVI вв. следует отметить сочетание, в силу сложившихся исторических обстоятельств, антифеодальной борьбы с борьбой освободительной — антимонгольской. Данное обстоятельство, с одной стороны, расширяло фронт борьбы, нередко объединяя с эксплуатируемыми низшими слоями общества средние и высшие слои18, а с другой, делая социаль- пый состав борющихся еще более разнородным, в определенной степени смягчало антифеодальную заостренность борьбы, создавало трения в лагере борющихся, затрудняло достижение (пусть и исторически кратковременное) ими своих целей, облегчало их поражение. Господством ислама, прежде всего господством его в политико- правовой надстройке, было обусловлено то, что антифеодальная и антимонгольская (после того, как монголы приняли ислаїм) борьба нередко сочеталась с борьбой антиисламской, принимавшей формы различных «ересей» (исмаилизма, суфизма, хуруфизма и т. д.).

Чтобы не быть голословными, обратимся к истории.

Восстание Махмуда Тараби. Основные силы восстания — крестьяне и ремесленники. Во главе его стал живший в сел. Тараб, близ Бухары, ремесленник, мастер по выделке сит по имени Махмуд, прослывший •среди народных масс святым. В результате восстания садр Бухары был низложен и изгнан, а Махмуд провозглашен султаном. Став султаном, Махмуд принимает ряд жестких мер против местной знати. Когда монгольское войско выступило против Махмуда, к последнему присоединились крестьяне всех деревень вокруг Бухары. Восстание Махмуда было потоплено монголами в крови.

Восстание сербедаров (XIII—XV вв.). Основные движущие силы — ремесленники и крестьяне, хотя участниками их были и городской плебс, и мелкие феодалы /180; 183, 234/. Местом, где готовились известные в истории сербедарские восстания, были города Себзевар, Нишапур, Мешхед, Самарканд, Абверд, Балх, Термез, Герат, Кирман и др. Хотя первое в цепи этих восстаний возникло в селении Баштин (Паштин) близ Себзевара, в округе Бейхак, центрами их были города. Идейно возглавляли их выходцы из ремесленников и городской интеллигенции (Хасан Джури, Маулано-заде и др.). И неудивительно, что, когда в сербедарском государстве ясно наметились противоречия и движение раскололось на два крыла — умеренное и радикальное, последнее было связано с ремесленниками, и когда представители радикального крыла пришли к власти, правителем был избран Кул Исфандийар — из ремесленной среды /180, 447—449/. Из ремесленной среды был и Абу-Бакр — один из вождей самаркандского восстания сербедаров 1365 г. и мн. др.

Ремесленниками возглавлялась целая серия народно- освободительных антифеодальных сербедарских восстаний: мазендаранское восстание 1350 г. во главе с Сейид Кавам-ад-дином Мараши, которое прошло под лозунгом социального равенства и уравнительного распределения продуктов потребления и завершилось созданием Сейидского государства с центром в гор. Амуле, просуществовавшего 42 года (1350—1392); самаркандское восстание 1365 г.; восстание в Гиляне в 1370 г.; восстание 1373 г. в Кермане. С новой силой такие выступления, основной движущей силой которых были ремесленники, возобновляются в эпоху Тимура. Последний, как известно, подавляет восстание сербедаров в Себзеваре (1383), народные движения в Исфахане (1387), Мазендаране (1392). В 1405 г. Шахрух разгромил восстание сербедаров в Себзеваре.

В 1406 и 1441—1442 гг. происходят народные восстания в Мазендаране и Хузистане, завершившиеся созданием небольшого государства сербедарского типа в районе гор. Хувейзы и Хузистане /183, 228, 238; 179, 154; 180, гл. IX; 99, 329—331; 59/.

Ремесленники в союзе с городской интеллигенцией возглавляют народное антимонгольское, антифеодальное н антиисламское движение хуруфитов (глава течения — шапочник родом из Тебриза Фазлуллах Наи- ми), охватившее в XIV—XVI вв. Иран, Азербайджан, Среднюю Азию, Турцию, арабские страны /117/; антифеодальное еретическое движение нуктавиев (глава Махмуд Пасихани), распространенное в XIV—XVII вв. в Иране, Азербайджане, Турции, Могольской Индии /180; 252, 489; 257; 292, 57; 250, 507; 194, 325 и др.; 263, 49; 117/ (разделы о хуруфизме и нуктавизме), движение бекташитов (глава Хаджи Бекташ Вели, последователь Баба Ильяса и Баба Исхака), распространенное в эту эпоху в Турции, Индии, Болгарии /263 и др./. Ремесленники ипрали решающую роль в эти века в движении, возглавляемом Симавна оглу (Турция, Болгария), движении бхакти (Индия), в народных восстаниях в Фергане (1498—1499 гг.), Тебризе (1571—1572 гг.) Гилане (1591—1592 гг.), в джелалийской смуте и восстании во главе с Календер оглы в Турции /55; 166/.

Общим у этих выступлений был не только конец — рано или поздно они все завершались поражением восставших или перерождением созданных ими в известном смысле демократических государств в государства феодальные; общими, как правило, были также их начало, ход, расстановка классовых сил, требования, внутренняя политика после одержанной победы.

Специфика социально-Политического развития мусульманского Востока, в частности развития здешних городов, социальных взаимоотношений в них, их связи с феодальной деревней очевидна. Но, как лам кажется, поиски «восточной специфики» подчас приводят к тому, что спецификой Востока объявляются некоторые закономерности и явления, характерные для феодализма вообще — как восточного, так и западного, ввиду чего» подлинная специфика Востока оказывается затушеванной. Так, в «Истории стран зарубежной Азии в средние века», вскрывая причины поражений крестьянских дви' жений в средневековой Азии, Д. И. Гольдберг и И. П. Петрушевский пишут: «Крестьяне не имели надежных союзников и попутчиков. Сами же они не в состоянии были довести начатую борьбу до победы; крестьяне «не могут представлять себя, их должны представлять другие» /1, т. 8, 2081, необходимую для победы политическую сознательность и организованность могло крестьянам дать «только руководство ими либо Со стороны буржуазии, либо со стороны пролетариата» /3, 34, 41/. Крестьяне не были в состоянии разработать ясную программу действий и тем более будущего общественного устройства /98, 13/.

Авторами почему-то не отмечается специфика восточных ремесленников как сословия, вытекающая отсюда специфичность их роли как в антифеодальных, так и в народно-освободительных движениях восточного средневековья. Тем более, что положение восточных ремесленников получило достаточное именно в данном плане освещение и в многочисленных средневековых источниках, и в научных исследованиях, включая и труды И. П. Петрушевского, на которые мы ссылались выше.

Приведем еще некоторые аргументы, опровергающие изложенное выше суждение Д. И. Гольдберга и И. П. Петрушевского о том, что крестьяне не имели надежных попутчиков и союзников. «Как свидетельствуют со- общения арабского историка Иби ал-Асира, а также Джувей'НИ, Рашид ад-Дииа и авторов XIII — начала XIV вв., писавших на персидском языке, в Средней Азии, как и в Иране, а равно и в странах Закавказья наиболее активными борцами против ополчения Чингисхана были народные массу, в первую очередь организованные в цехи ремесленники и городская беднота» /55, 568/ (подчеркнуто нами. — 3. К.). «Большую роль в распаде государства Хулагуидов сыграли народные восстания. Главной движущей силой этих восстаний в Иране были крестьяне и ремесленники» (подчеркнуто нами. — 3. К.) /55, 581/.

В XV в. руководящая роль в народных движениях перешла к ремесленникам /55, т. III, 584/.

Во введении к «Истории стран зарубежной Азии в средние века» мы читаем: «Антифеодальные движения средневековой Азии очень часто имели религиозную оболочку». Религиозная окраска, отмечал К- Маркс, «черта — общая для всех восточных движений» /1, т. 15, 529/, и затем здесь же приводится следующее суждение Ф. Энгельса: «Религиозная оппозиция феодализму проходит через все средневековье. Она выступает соответственно условиям времени то в виде мистики, то в виде открытой ереси, то в виде вооруженного восстания» /1, т. 7, 361/. Как пишет Ф. Энгельс, эта религиозная окраска восстаний крестьян и городских низов при феодализме «объясняется не свойствами человеческого сердца и не религиозной потребностью человека, как думает Фейербах, но всей предыдущей историей средних веков, знавших только одну форму идеологии: религию и теологию» /I, т. 2, 294/.

Если исходить из цитаты Маркса, подчеркивающей религиозную окраску как «общую черту для всех восточных движений», т. е. подчеркивающей религиозную окраску как сугубо восточное явление, то суждение авторов введения нуждается в поправке. Приведенными же высказываниями Энгельса, подчеркивающими религиозно-теологический характер средневековой идеологии в целом, авторы снимают по существу вопрос о религиозной окраске как специфически восточной особенности. Не можем мы согласиться и с определением характера сект, которое дается во введении к «Истории стран зарубежной Азии в средние века»: «Одной из специфических форм организации народных, в особенности крестьянских, масс и их сопротивления феодальному гнету являлись тайные религиозные общества, союзы или секты, во многих случаях возглавлявшие восстания крестьян (иногда и городских низов) и идейно их вооружавшие при общей разнородности социального состава общества. Однако эти средства сплочения средневекового крестьянства были все же малоэффективными и ограниченными, Такого рода формы общности и организации крестьян и религиозная ограниченность и .нетерпимость- сект усугубляли существующую разобщенность их действий» /98, 12/ (подчеркнуто нами. — 3. К )-

Подобные утверждения, как в применении к Восто7 ку, так и Западу, нуждаются по меньшей мере в оговорке. Ибо известно, что секты, руководившие оппозиционными демократическими движениями масс, зачастую отличались терпимостью к представителям различных религиозных убеждений, что способствовало объединению сил оппозиции. В качестве примера сошлемся на восстание Бедреддина Симавна оглу (XV в.) и его сподвижников Берклюдже Мустафы и Торлак Камаля, которое объединяло представителей всех монотеистических религий, в частности христиан и мусульман. «При посредстве своего друга—христианского монаха с острова Хиос, Берклюдже Мустафа призывал греческих крестьян восстать с турецкими крестьянами против общих угнетателей—османской феодальной знати во главе с султаном. И действительно, крестьяне Эгейского побережья Малой Азии, как турки, так и греки, восстали поголовно» /16/. В этом восстании, как известно, принимали участие и христиане-болгары. Революционная ересь была поддержана христианами из Армении. В религиозной терпимости была одна из специфических особенностей следующих сектантской демократической еретической идеологии движений как западного, так и восточного средневековья, в частности это характерно и для исламского региона.

<< | >>
Источник: Зумруд Кулизаде. ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ ВОСТОЧНОЙ ФИЛОСОФИИ XIII—XVI вв. (регион ислама) И ПРОБЛЕМА ЗАПАД—ВОСТОК. 1983

Еще по теме СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ ФИЛОСОФИИ НА ИСЛАМСКОМ ВОСТОКЕ В XIII—XVI ВВ.:

  1. ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ ФИЛОСОФИИ НА ИСЛАМСКОМ ВОСТОКЕ В XIII—XVI ВВ.
  2. ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ФИЛОСОФИИ ЗАПАДА И ИСЛАМСКОГО РЕГИОНА ВОСТОКА В XII1-XVI вв.
  3. С. Рзакулизаде. ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ ВОСТОЧНОЙ ФИЛОСОФИИ XIII—XVI вв. (регион ислама) И ПРОБЛЕМА ЗАПАД—ВОСТОК, 1983
  4. «РЕНЕССАНС» И «СОЦИАЛЬНАЯ УТОПИЯ» В СВЕТЕ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ РАЗВИТИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ В XIII — XVI ВВ.
  5. ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ ЗАПАДНОЙ ФИЛОСОФИИ XIII—XVI вв. И СРАВНИТЕЛЬНЫЙ (СТРУКТУРНО-ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ) АНАЛИЗ ВОСТОЧНОЙ И ЗАПАДНОЙ ФИЛОСОФИИ
  6. Бертран Рассел. История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от античности до наших дней, 2008
  7. В.              А. Кучкин РОЛЬ МОСКВЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ РУСИ КОНЦА XIII в.
  8. Лео Головин ПОЛИТИЧЕСКОЕ, ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ФРАНЦИИ В КОНЦЕ XVI - НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
  9. Политические и социальные условия в империи
  10. Расхождение «восток — Запад» в развитии сетей ученых и философов
  11. Социально-политическое развитие неоккупированных районов
  12. ОБЩЕЕ И СПЕЦИФИЧЕСКОЕ В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ЗАПАДНОГО И ВОСТОЧНОГО РЕГИОНОВ
  13. Развитие теории познания и социально-политических учений XVII—XVIII вв.
  14. Глава I ИСТОРИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ НАРОДОВ ДАГЕСТАНА В XIX в. ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ
  15. § 3. Главные черты социально-экономического и политического развития стран Европы и США в 1924 - 1929 г.
  16. § 1. Общие тенденции экономического и социально- политического развития ведущих индустриальных стран во второй половине ХХ в.
  17. Раздел 5. Философия и идеология: социально-политические проекции философского знания в эпоху Просвещения
  18. Раздел 5. Философия и идеология: социально-политические проекции философского знания в эпоху Просвещения
  19. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ КАК КОМПЕНСАЦИЯ НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ ЕСТЕСТВЕННО-ПРИРОДНЫХ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ БЕЛАРУСИ Приходько Ф.С.
  20. И. В. Рязанов. История философии: от философии Древнего Востока до Немецкой классической философии Учебное пособие, 2014