<<
>>

СЛАВЯНОФИЛЬСКАЯ ЭККЛЕСИОЛОГИЯ

Понятие «соборность» образует мост между эпистемологическими воззрениями Хомякова и его богословием - или, точнее, его эккле-сиологией. В своем трактате «Церковь одна» Хомяков изображает церковь ни как институцию, ни как учение, но как живой организм правды и любви - организм, проникнутый духом «соборности».
Этот дух «свободного единства» делает Церковь идеальным общественным организмом, противоядием социальной атомизации и духовной дезинтеграции современного мира. Исходный пункт воззрений Хомякова на роль церкви - славянофильская критика католицизма и протестантизма, о чем упоминалось выше в связи со славянофильской философией истории. Хомяков обвиняет римскую католическую церковь в том, что она выбрала материальное единство, символизируемое личностью папы, заменив единение по любви утилитарным расчетом (индульгенции) и слепой покорностью власти. Протестантизм, в свою очередь, отменил внешние символы религиозной связи и стал религией одиноких людей, затерянных в атоми-зированном обществе. Материалистический рационализм римской церкви протестанты заменили идеалистическим рационализмом. Если католицизм утвердился в овеществленных конкретных формах, то протестантизм выродился в пустой субъективизм; дух католицизма с наибольшей силой выразил себя в антииндивидуалистическом консерватизме де Местра, а протестантский индивидуализм обратился в атеизм и достиг своей кульминации в нигилизме Макса Штирнера. Согласно Хомякову, на Западе доминирует секуляризованная форма протестантского индивидуализма - даже в тех странах, которые формально сохранили верность католицизму. В то же время древний католический принцип «единства без свободы» выступил в новом одеянии: он обрел новую силу в современном социализме, который, по Хомякову, в действительности представляет собой попытку преодолеть атомизацию общества путем навязывания нового всеохватывающего, авторитарного единства по типу средневекового католицизма.
Это представление, сложившееся под явным влиянием сенсимонизма, позднее, в свою очередь, оказало влияние на Достоевского, который в различных своих произведениях (в «Идиоте», в «Дневнике писателя» и особенно в «Легенде о великом инквизиторе» из романа «Братья Карамазовы») взялся показать, что римско-католическая церковь и социализм внутренне связаны между собой. Православие, на взгляд Хомякова, - единственное, что еще осталось от духа соборности и, значит, единственная истинная церковь. В своем описании - или, скорее, идеализации - православия Хомяков ГЛАВА 6. Славянофилы 119 во многих отношениях испытал влияние И.А. Мёллера, католического теолога-романтика из Тюбингена, который утверждал, что высший орган Церкви не папа, а экуменический собор'. Описание Мёллером «собора» как «единства во множестве» близко определению Хомяковым соборности как «единство в свободе». В православной церкви, полагал Хомяков, это единство надежно обеспечивается внутренне укорененной традицией, которая выражает сверхиндивидуальное и сверхрациональное сознание общины. Это реальное единство, которое основывается на органических привязанностях, присущих дорефлек-сивной стадии развития, и не подвержено рационализации; и в то же время это свободное единство, а не навязанное извне: оно регулируется нормами, в которых члены церковной общины видят отражение своей собственной природы. В такой церкви нет места авторитету, ведь власть авторитета всегда что-то внешнее; как нет в ней места и для индивидуализма или субъективизма, поскольку сознание личностей не отделено от сверхиндивидуального сознания социального коллектива. С другой стороны, это коллективное сознание интерна-лизовано индивидами и не подверглось отчуждению в институциональных, овеществленных формах; мерой истины в такой общности является не авторитет папы или Писания, но степень достигнутой гармонии с коллективным сознанием Церкви, которое исторически развивалось в качестве сверхиндивидуального целого, охватывавшего всех верующих, как мирян, так и клир.
Причастность этому трансцендентному целому - единственный путь к истинному знанию; следовательно, православные русские имеют преимущество по сравнению с жителями Западной Европы. Хомяков понимал, что между его идеалом Русской Церкви и реальной действительностью - огромный разрыв; он и сам однажды заметил, что его экклесиология показывает только «идеальную сущность», а не «эмпирическую действительность» православия". Судьба ' См.: BolshakoffS. The Doctrine of the Unity of the Church in the Works of Khomyakov and Moehler. London, 1946. 2 Это обстоятельство, конечно, создавало трудности, когда Хомяков пытался обратить в свою веру других. Он часто излагал свои богословские взгляды в переписке с именитыми зарубежными корреспондентами — такими как янсенист епископ Лоос и протестантский теолог Бунзен. Самые значительные письма Хомякова адресованы англиканскому теологу Вильяму Палмеру из колледжа Св. Магдалины, участнику «оксфордского движения» и другу кардинала Ньюмена. Под влиянием Хомякова Пальмер пришел к выводу, что в споре с Римом правота была на стороне Восточной Церкви. Пальмер был близок к обращению в православие, но то, как отнеслись к нему русские иерархи, с которыми он познакомился во время трех своих поездок в Россию, заставило его отказаться от этого намерения. В конце концов, Палмер перешел в католи- 120 Анджей Валицкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... богословских сочинений самого Хомякова - выразительная иллюстрация этого разрыва. Их приходилось печатать за границей (в основном во Франции), в России публикация их была строго запрещена до 1879 г., когда Священный Синод, наконец, дал разрешение на их публикацию. Но даже тогда русское издание пришлось снабдить предисловием, в котором объяснялось, что туманность и недостаток точности в некоторых высказываниях автора - следствие того, что у него не было профессионального богословского образования. С точки зрения Синода, соборность в понимании Хомякова содержала в себе принципиальную опасность, поскольку ставила под вопрос авторитет церкви и пренебрегала внешними, институциональными формами религиозного ритуала.
Самарин в своем предисловии к посмертно опубликованным богословским сочинениям Хомякова назвал своего друга и учителя Учителем Церкви, который внес эпохальный вклад в православное христианство, и предположил, что для будущих поколений это станет самоочевидным. Хотя этому пророчеству не суждено было осуществиться, тем не менее, влияние Хомякова на русскую религиозную мысль, действительно, было очень значительным. Многие «светские богословы», выдвинувшиеся в начале XX в. (среди них С. Булгаков, Н. Бердяев, Л. Карсавин и С. Франк), изучали православие в свете идей Хомякова и развивали различные мотивы, заимствованные из его сочинений. Нужно отметить, однако, что влияние Хомякова больше сказалось на привлечении интеллигенции к церкви, чем на мировоззрении русского духовенства. Православный официоз только воздерживался от нападок на его идеи, потому что не хотел оттолкнуть от себя верующих среди интеллигенции. Многие идеи Хомякова, на взгляд православного духовенства, отдавали протестантским либерализмом и католическим модернизмом, и это только усугубляло недоверие к его идеям^ Православный богослов отец Павел Флоренский напечатал в Троице-Сергиевой лавре брошюру, в которой обвинил Хомякова в отрицании церковного авторитета, обязательности соблюдения канонов и «принципа страха» и даже поставил под вопрос его политическую благонадежность . цизм, но сохранил за собой, как и Ньюмен, частное мнение по вопросу о церковном расколе. Переписка Хомякова с Пальмером опубликована в кн.: Birbeck W.J. Russia and the English Church. London, 1917. 1 Флоренский П.А. Около Хомякова (Сергиев Посад, 1916). - Следует отметить, однако, большую популярность идей Хомякова среди представителей так называемого «православного обновления», называемого также «неоправославием» или «православным модернизмом». Это влиятельное течение вдохновлялось также идеями Вл. Соловьева и русского религиозно-философского ренессанса начала XX века. Наиболее представительными его представителями явля- ГЛАВА 6. Славянофилы 121
<< | >>
Источник: Валицкий А. История русской мысли от просвещения до марксизма. 2013

Еще по теме СЛАВЯНОФИЛЬСКАЯ ЭККЛЕСИОЛОГИЯ:

  1. Н. С. ТРУБЕЦКОЙ
  2. 3 «Латиняне — не еретики, не раскольники* но братья, придерживающиеся иного вероучения»
  3. Тема 55. ГЕРМЕНЕВТИКА ГАДАМЕРА 1.
  4. Русская цивилизация, сочиненная г. Жеребцовым
  5. Есть ли различие в понимании русской идеи у Вл. Соловьева и славянофилов?
  6. Евразийцы о религиозно-культурных особенностях евразийского мира Ершов С. В.
  7. СПЕЦИФИКА ФИЛОСОФСКО-БОГОСЛОВСКОЙ СИСТЕМЫ В. С. СОЛОВЬЕВА
  8. Как связаны идеи вес динства и софийности в философии В. С. Сол овьевагgt;
  9. 77 Русское евразийство: философия или идеология?
  10. ОТ РУССКИХ КОНСТИТУЦИОНАЛИСТОВ