<<
>>

КРИТИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ: ВЛАДИМИР ЛЕСЕВИЧ

Совсем другой тип позитивизма представлял Владимир Лесевич (1837-1905). Поскольку у него преобладал интерес к теории познания и он пытался использовать принципы критической философии Канта, то этот тип позитивизма можно назвать «критическим позитивизмом».
Лесевич посвятил свои основные работы критическому осмыслению истоков и развития «научной философии»1. Хотя он и заявляет, что позитивизм Конта - поворотный пункт в истории философии, Лесевич находит в нем целый ряд недостатков. К примеру, Конт, по Лесевичу, недооценил Канта и не сумел понять, что Кант тоже предшественник позитивизма; в сущности, Конт вообще недооценил значение теории познания и отказался предоставить ей определенное место в своей философской системе. То же самое верно и в отношении того, как Конт относился к логике, которую он, невзирая на критику Милля, отказался признать самостоятельной дисциплиной и найти ей определенное место в своей классификации наук. С другой стороны, по мнению Лесевича, философия Конта заключает в себе, по крайней мере, ростки критической теории познания; в противном случае его система была всего лишь энциклопедией наук. Однако последователи Конта попусту растратили это ценное качество, занимаясь собиранием научных фактов, и сочли контовскую классификацию наук самой важной стороной позитивизма. Эмиль Литтре, на взгляд Лесевича, совершенно не знал истории философии за пределами Франции и не имел никакого представления о теории познания. Наиболее строгой и обстоятельной критике Лесевич подверг Вырубова, которого он обвиняет в чрезмерном «сциентизме» - наивной вере, что все проблемы может решить наука, - что и привело Вырубова, в сущности, к упразднению и тривиализации позитивистской философии. Сведя различие между абсолютным и относительным знанием к различию в степени, Вырубов отверг релевантность теории познания.2 Это было большой ошибкой, поскольку позитивизм, напротив, должен сосредоточиться на теории познания, если он притязает быть философией.
Для того чтобы выйти из этого затруднения, считает Лесевич, позитивистам следует вернуться к исходным идеям Конта, а затем заострить свои критические способности путем изучения Локка, Юма и английской эмпирической традиции. Однако сна- 1 См. его работы «Опыт критического исследования позитивной философии». (СПб., 1878) и «Что такое научная философия?» (СПб., 1891). 2Лесевич В.В. Опыт... Цит. изд. С. 185-186. 380 Анджеи Валщкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... ГЛАВА 16. Разновидности позитивизма 381 чала они должны преодолеть свой предрассудок в отношении Канта и реформировать позитивизм в духе эпистемологического критицизма неокантианцев. Соответственно Лесевич горячо рекомендовал работы таких немецких мыслителей, как Геринг, Лаас, Ланге и Риль, которые стремились к сближению между неокантианцами и позитивистами. В то же время Лесевич подчеркивает, что между обеими этими системами мысли существует отчетливая демаркационная линия и что позитивисты не могут принять допущения познания a priori: они должны учиться у неокантианцев, но при этом оставаться на твердой почве реализма. Позитивизм не может ограничиваться теоретико-познавательными размышлениями, но он должен освоить кан-товский критицизм для того, чтобы стать «критической философией действительности» и тем самым достичь наивысшей ступени своего развития'. Лесевич излагал эти идеи в 1870-е гг. Примерно десятью годами позднее его взгляды претерпели некоторую эволюцию и сместились от кантианства к эмпириокритицизму австрийского физика и философа Эрнста Маха. В книге «Что такое научная философия?» Лесевич посвящает несколько глав воззрениям Маха, Авенариуса и особенно Петцольда, который, как подчеркивает Лесевич, разрешил, наконец, вопрос о том, в каком отношении философия находится к науке. Лесевич теперь утверждает, что философия постепенно перестает быть отдельной наукой; даже теория познания скоро прекратить свое существование в качестве отдельной, специализированной области философского исследования. Отныне роль философии - в создании всеобщего знания, основывающегося на позитивных науках, на такой системе, которая обрабатывает данные этих наук на самом высоком уровне абстракции, оценивая их с интегральной точки зрения и раскрывая внутреннюю зависимость между ними.
«Научная философия» такого рода со временем заменит «ненаучные» философские направления". По вопросу о «научной философии» поэтому позиция Лесевича, в общем и целом, не отличается от позиции классического позитивизма, в соответствии с которой роль философии заключается в обобщении данных конкретных наук. Несмотря на то что Лесевич больше не предоставляет самостоятельного места теории познания -этого последнего бастиона философии в традиционном смысле слова, -он всегда был очень далек от недооценки значения эпистемологической рефлексии. На протяжении всего своего творческого пути Лесевич, по сути дела, был представителем так называемого «второго по- зитивизма», который делал основной упор на теоретико-познавательном критицизме'. С неустанной энергией он отстаивал убеждение в том, что победа «научной философии» сделает науку «философской», а не просто философию - «научной». Лесевич был убежден, что «научная философия» может иметь огромное общественное значение: она поможет преодолеть рутину и традиционализм, сделает понятной необходимость изменений в различных областях и побудит ученых сосредоточить свои усилия на решении проблем, представляющих общественный интерес. В своих политических симпатиях Лесевич близок к народникам. (Он был выслан в Сибирь в 1879 г. за связи с революционными народниками, а после возвращения жил под присмотром полиции в Полтаве и Твери; ему было разрешено вернуться в Петербург только в 1888 г.) Он был высокого мнения о Лаврове и Михайловском, отзывался о них как о «самых компетентных судьях позитивизма» и был согласен с их критикой преобладавших в то время направлений позитивистской философии2. Защита Лесевичем «субъективного метода» несет на себе явные следы влияния Лаврова и Михайловского. Позитивисты, согласно Лесевичу, отвергают «субъективный метод» только потому, что позитивная наука слаба в теории познания. Абстрактные науки, то есть науки, исследующие общие законы данной области явлений, пользуются только «объективными» эмпирическими методами, но конкретные (прикладные) науки направлены на реальную деятельность и потому должны решать проблемы путем введения ценностных ориентиров, т.е.
с помощью «субъективного метода». Лесевич сумел найти многочисленные аргументы в поддержку этого хода мысли в работах неокантианцев. Попытки Лесевича наладить взаимоотношения между позитивизмом и неокантианством нашли мало откликов в России. Отчасти это объяснялось невысоким профессиональным уровнем русских неокантианцев, но, в первую очередь, тем, что в России неокантианство занималось не столько критикой метафизических систем, сколько прокладывало путь возрождению метафизического идеализма. Главный представитель русского неокантианства Александр Введенский (1856-1925), профессор Петербургского университета, был убежденным противником позитивизма. Его философия, которую он называл «логицизмом», основывалась на последовательно идеалистическом и антиэмпирическом истолковании философии Канта. Согласно Введенскому, кантианство - своего рода «средний путь» философии - путь, 'Там же. С. 161-163. " Лесевич В.В. Что такое научная философия? Указ. изд. С. 248-251. 1 Ср.: Kolakmvski L. The Alienation of Reason: A History of Positivist Thought. Trans. By Norbert Guterman. Garden City, N.Y., 1968. 2 См.: Лесевич В.В.. Опыт... С. 241-245. 382 Анджей Валщкнй. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... ГЛАВА 16. Разновидности позитивизма 383 который позволяет избежать вредных и устарелых притязаний метафизического максимализма, не попадая, однако, в ловушку позитивистского «сциентизма», который Введенский обвиняет в подрыве основ жизни и в том, что он ведет к опасному нравственному нигилизму. Для того чтобы противодействовать этим опасностям, Введенский защищает представление о личном бытии Бога, о свободной воле и о бессмертии души, одновременно подчеркивая, что эти идеи воспринимаются не интеллектом, но сознательной верой1. Вполне отдавая себе отчет в том, какие опасные этические импликации заключает в себе субъективный идеализм, Введенский настаивал на том, что одним из «постулатов практического разума» является вера в «субъективное» существование других людей. Подобно Лесевичу, Введенский подчеркивал важность теории познания, но его позиция очень далека от позитивизма, и его совсем не привлекала идея «научной философии», как ее понимал Лесевич.
<< | >>
Источник: Валицкий А. История русской мысли от просвещения до марксизма. 2013

Еще по теме КРИТИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ: ВЛАДИМИР ЛЕСЕВИЧ:

  1. 57 Какие идеи классического позитивизма развивают «.второй» и -lt; третий- позитивизм?
  2. ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ ("ТРЕТИЙ ПОЗИТИВИЗМ")
  3. Владимир Кукель. Правда о гибели Черноморского флота Записки командира эскадренного миноносца «Керчь» Владимира Кукеля (1918 год)
  4. Балакшин А.С., Владимиров А.А.. Краткий курс лекций по философии: Учебно-методическое пособие / А.С. Балакшин, А.А. Владимиров. – Н. Новгород: Изд-во ФГОУ ВПО ВГАВТ,2006. – 136 с., 2006
  5. X позитивизм
  6. ГЛАВА. I «ПЕРВЫЙ» ПОЗИТИВИЗМ
  7. § 24. ПОЗИТИВИЗМ
  8. Позитивизм и социология
  9. ПОЗИТИВИЗМ И МАТЕРИАЛИЗМ
  10. ЗАМЕТКИ О ПОЗИТИВИЗМЕ
  11. «ВТОРОЙ» ПОЗИТИВИЗМ (ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ И РОДСТВЕННЫЕ ТЕЧЕНИЯ)
  12. ПОЗИТИВИЗМ В АНГЛИИ
  13. Эволюционный позитивизм Герберта Спенсера
  14. Что представляет собой «первый» позитивизм?
  15. ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ ("ВТОРОЙ ПОЗИТИВИЗМ")