<<
>>

2.10.5 Проблема «порядка» ипостасей в Святой Троице

«Монархия» Отца вносит во внутреннюю жизнь Троицы нечто такое, что может показаться субординацией ипостасей: появляется некое отношение, в котором ипостась Отца—первая («начало», или «причина»), тогда как ипостаси Сына и Духа—вторые.
Действительно, подобные воззрения встречаются у некоторых богословов даже из числа тех, кто не исповедовал арианство, например, у Оригена (III в.), который, впрочем, по многим вопросам далеко отступал от общецерковного учения. Но настоящая субординация, то есть подчиненность или вторичность ипостасей Сына и Духа по отношению к ипостаси Отца, не допускала бы их равенства в божественности, а наличие нескольких не равных друг другу божественностей противоречило бы единству Божией сущности и означало бы фактический политеизм. Подобные выводы в сочинениях Каппадокийцев многократно отвергаются.

В действительности у Каппадокийцев речь идет о первенстве не самой ипостаси Отца, а только ее ипостасной особенности— нерожденности.

Движение монады, о котором говорит св. Григорий Богослов в только что приведенной цитате (раздел 2.10.4),—это движение ипостаси Отца, в котором движение совершает монада (эксплицитно отождествленная с Отцом), но при этом возникают диада и триада. Если монада—Отец, то что же может в Нем иметь движение?

Очевидно, что ипостасная особенность неподвижна, то есть не передается другим ипостасям (иначе они не были бы другими ипостасями). Тогда остается только сущность.—Она и движется, и это движение есть общая энергия Отца и Сына и Святого Духа. Именно так понимали эту фразу св. Григория Богослова и византийские богословы, которым часто приходилось ее цитировать.

Итак, в отношении ипостасных особенностей в Святой Троице между ипостасями имеется внутренний порядок: ипостась Отца первая («начало», «причина»), а Сына и Духа—вторые. Однако, у них общая и единая сущность и энергия, в отношении которой никакого первенства быть не может, а поэтому, если не говорить специально об ипостасных особенностях, а только об ипостасях в целом, то в Святой Троице нет «первого» лица, «второго» и «третьего».

Этот вывод имплицитно содержался в учении Каппадокийцев, однако не эксплицировался у них самих, и на то были серьезные причины.

Традиционный порядок перечисления лиц Святой Троицы восходит к Евангелию (Мф.

28, 19) и был закреплен в богослуже- нии, особенно в крещальной формуле (она могла варьироваться, но всегда содержала слова «во имя Отца и Сына и Святаго Духа»). Этот порядок, в свою очередь, связан с порядком откровения Божия: сначала воплотился Сын, а потом, в Пятидесятницу, было дарование Духа.

Пока богословы говорили о Боге-Троице только в связи с откровением Божиим и богопознанием (а до IV века по-другому не говорили никогда) не возникало никакой ситуации, где три ипостаси могли бы быть представлены иначе, кроме как в порядке откровения.

Богословие Каппадокийцев впервые изменило перспективу, сделав возможным разговор о Троице как Она есть в Себе, а не только в Ее явлении миру. Однако никто из Каппадокийцев еще не акцентировал внимание на том, что три ипостаси, если их рассматривать независимо от порядка их откровения миру, не имеют никакого порядка относительно друг друга. Чтобы эксплицировать этот вывод из богословия Каппадокийцев, понадобилось придти следующему поколению богословов.

В этом поколении особенно выдающимися именами были св. Иоанн Златоуст (ок. 349-407) и св. Севириан, епископ Гаваль- ский (t ок. 408). При жизни это были враги, лидеры противоположных церковно-политических партий, хотя и в пределах одной православной Церкви; Севириан Гавальский был одним из главных инициаторов ссылки Златоуста, в которой тот и умер, и, фактически, был при его жизни и вместо него епископом Константинополя, хотя и не смог получить этот титул официально. Однако их богословское наследие не просто тесно связано, но перемешано, так что трудно порой определить, где кончается один и начинается другой. В предание Церкви оба вошли как святые. Очень многие произведения Севириана Гавальского дошли под именем Златоуста. Богословские темы в их творениях одни и те же, и это продолжение и дополнительное толкование богословия Великих Каппадокийцев.

В одном из таких произведений—экзегетической (посвященной толкованию Библии) проповеди Севириана Гавальского, дошедшей под именем Златоуста,—как раз и содержится разъяснение относительно «порядка» (та?и;) лиц в Святой Троице: «Не имеет порядка божественная природа не потому, что беспорядочная, а потому, что превосходит порядок»,—это сказано именно относительно порядка трех лиц (Беседа на Быт. 24,2, § 2; PG 56, 555).

<< | >>
Источник: Лурье, В. М.. История Византийской философии. Формативный период.—СПб.:.—XX 553 с.. 2006

Еще по теме 2.10.5 Проблема «порядка» ипостасей в Святой Троице:

  1. О Святой Троице
  2. 2.10.4 «Догмат монархии» Отца в Святой Троице
  3. О Святой Троице.
  4. Догмат о Святой Троице и «арианская ересь»
  5. Н. И. Сагарда УЧЕНИЕ О СВЯТОЙ ТРОИЦЕ святого ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО121(Из лекций по патрологии за 1911-1912 гг.)
  6. 3 ИЮНЯ (21 МАЯ СТ. СТ.), ВОСКРЕСЕНЬЕ. Неделя 8-я по Пасхе. ДЕНЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ. ПЯТИДЕСЯТНИЦА
  7. Воскресенье, пятидесятый день после Пасхи Пятидесятница. День Святой Троицы
  8. Ответ на то: нет ли естества, лишенного ипостаси
  9. В ПРАВЕДНИЧЕСКОЙ ИПОСТАСИ
  10. 2.10.6 Энергия сущности и идиома ипостаси
  11. 2.11 Учение о Троице: главное содержание и понятийный аппарат