<<
>>

§ 5. ВЫСШАЯ ПАТЕНТНАЯ ПАЛАТА РФ

В соответствии с концепцией патентной реформы неотъемлемой частью патентной системы Российской Федерации должен был стать Патентный суд РФ, призванный выступать в качестве независимой и конечной инстанции по разрешению патентно-правовых споров.
В первой редакции проектов законов, внесенных в Верховный Совет РФ в 1992 г., предусматривалось создание такого суда, однако по соображениям нецелесообразности дробления единой судебной системы эта идея поддержки у законодателя не получила1. Вместо Патентного суда в принятых в 1992 г. Патентном законе РФ и Законе РФ о товарных знаках появилась Высшая патентная палата РФ. Ни статус, ни порядок формирования и деятельности Высшей патентной палаты РФ указанные Законы не определяют, а лишь относят к ее компетенции решение ряда конкретных вопросов. Применительно к объектам патентного права ими, в частности, являются: рассмотрение ходатайств заинтересованных лиц о выдаче принудительных лицензий на использование объектов промышленной собственности (п. 4 ст. 10 Патентного закона РФ); разрешение споров по условиям договора, когда между патентообладателем, сделавшим заявление о предоставлении любому лицу права на использование объекта промышленной собственности (открытая лицензия), и заинтересованным лицом не достигнуто соглашения (п. 3 ст. 13 Патентного закона РФ); разрешение споров о размере компенсации в случаях, когда по решению Правительства РФ объект промышленной собственности может быть использован без согласия патентообладателя в интересах национальной безопасности (п. 4 ст. 13 Патентного закона РФ); рассмотрение жалоб заявлений, не согласных с решением Апелляционной палаты Патентного ведомства РФ об отказе в выдаче патента на объект промышленной собственности (п. 9 ст. 21 Патентного закона РФ); рассмотрение жалоб лиц, не согласных с ре-

Предложения по созданию Патентного суда РФ, разработанные специалистами Роспатента и поддержанные практически всеми учеными, вносились в последующем и в Государственную Думу, однако главным образом из-за резкого противодействия Верховного Суда РФ не были приняты (об этом см.

подробнее: Мещеряков В.А Патентные споры в России. Кто поставит точку? // Патенты и лицензии. 1996. № 9. С. 7-14).

шением Апелляционной палаты по возражению против выдачи патента на объект промышленной собственности (п. 3 ст. 29 Патентного закона РФ). Решения Высшей патентной палаты РФ по указанным выше вопросам предполагались окончательными, хотя прямо это подчеркивалось лишь в двух последних случаях.

Как видим, Высшая патентная палата РФ в соответствии с Патентным законом РФ наделена достаточно серьезными полномочиями. Из смысла Закона вытекает также, что Высшая патентная палата РФ должна выступать по отношению к Патентному ведомству РФ как независимый от него орган, не входящий в единую государственную патентную службу. В окончательном виде компетенция Высшей патентной палаты РФ, порядок ее формирования и условия деятельности должны быть определены специальным законом, принятие которого предусматривается п. 10 постановления Верховного Совета РФ от 23 сентября 1992 г. «О введении в действие Патентного закона РФ».

Как известно, указанный закон до сих пор не принят, а Высшая патентная палата РФ так и не создана. Вместо нее согласно постановлению Правительства РФ от 30 марта 1998 г. «Об образовании Высшей патентной палаты Российского агентства по патентам и товарным знакам»276 появляется Высшая патентная палата «в качестве постоянно действующего коллегиального органа Роспатента, выполняющего впредь до принятия соответствующего законодательного акта РФ функции Высшей патентной палаты РФ, предусмотренные Патентным законом РФ и Законом РФ о товарных знаках». Председателем Высшей патентной палаты Роспатента по должности является генеральный директор Роспатента, который утверждает ее решения. Сами решения принимаются коллегиями, создаваемыми для рассмотрения жалоб, заявлений и ходатайств. Состав коллегий формируется из работников Роспатента, не принимавших участия в вынесении решений экспертизы и Апелляционной палаты по рассматриваемому делу, с привлечением в случае необходимости независимых экспертов и специалистов.

Таким образом, вместо независимого от Патентного ведомства органа, решения которого по патентным спорам должны были носить окончательный характер, в составе Патентного ведомства появилась дополнительная (наряду с Апелляционной палатой) контрольная инстанция.

Таков закономерный итог изначально допущенной ошибки, состоявшей в замене Патентного суда РФ Высшей патентной палатой РФ. Последняя при всем желании не могла быть наделена правом по осуществлению правосудия в рассматриваемой сфере, так как не входила бы в судебную систему РФ и осталась бы органом исполнительной власти.

Бессмысленность создания Высшей патентной палаты РФ стала окончательно ясной после принятия Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апре- ля 1993 г.' и Конституции РФ от 12 декабря 1993 г., которые закрепили право граждан на обжалование в суд любых решений и действий органов исполнительной власти, нарушающих права и свободы граждан. Действительно, зачем нужна Высшая патентная палата, если любое принятое ею решение может быть в последующем обжаловано в суд общей юрисдикции или в арбитражный суд, где оно также может пройти все существующие инстанции?277

Тем не менее Высшая патентная палата создана, причем не в качестве независимого от Патентного ведомства РФ органа, а как его составная часть. На наш взгляд, принятое решение лишь усугубляет уже сделанную в 1992 г. ошибку и знаменует собой еще больший отход от первоначально намеченных контуров патентной реформы. И дело даже не в том, что двойной административный контроль в рамках единого Патентного ведомства за правильностью принятых экспертизой решений, не имеющий аналогов в мировой практике, вряд ли приведет к существенному повышению качества экспертизы, но, несомненно, обернется для заявителей дополнительными расходами времени, сил и средств, необходимых для рассмотрения патентных споров, многие из которых все равно будут переданы в суд.

Более существенным является то обстоятельство, что некоторые вопросы, отнесенные к компетенции Высшей патентной палаты РФ, по своей сути таковы, что не могут рассматриваться органом государственного управления. Наиболее наглядно это видно на примере спора о размере компенсации, когда по решению Правительства РФ объект промышленной собственности может быть использован без согласия патентообладателя в интересах национальной безопасности (п. 4 ст.

13 Патентного закона РФ). Совершенно очевидно, что подобный спор должен рассматриваться независимой от исполнительной власти инстанцией, что, собственно, и планировалось проектом Патентного закона РФ. Замена Патентного суда на Высшую патентную палату с учетом принципиальных различий в их правовом статусе привела к абсурдной ситуации, при которой орган, подконтрольный Правительству РФ, наделен правом разрешать споры с его участием.

Однако самым важным является вопрос о легитимности вновь изданного органа и принимаемых им решений. Могло ли Правительство РФ, даже опираясь на Указ Президента РФ от 11 сентября 1997 г. № 1008 «О Российском агентстве по патентам и товарным знакам»278, своим решением создать вместо предусмотренного двумя федеральными законами органа (Высшей патентной палаты РФ) его суррогат в виде Высшей патентной палаты Роспатента, наделив его теми же полномочиями? По сути дела, это означает внесение изменений в действующие законы, на что ни Президент РФ, ни Правительство РФ не уполномочены. Поэтому, на наш взгляд, деятельность Высшей патентной палаты в качестве структурного подразделения Роспатента и все принимаемые ею решения изначально могут быть поставлены под серьезное сомнение.

Все сказанное выше показывает, что создание Высшей патентной палаты в составе Роспатента наивно рассматривать как выход из того тупика, в который система российских патентных органов оказалась загнанной в 1992 г.

Кардинальным выходом из создавшегося положения было бы создание вместо Высшей патентной палаты Патентного суда РФ. В пользу такого решения, которое поддерживается большинством специалистов, можно привести целый ряд доводов. Прежде всего создание специализированного суда для разрешения патентно-правовых споров обеспечило бы значительно более квалифицированный уровень правосудия, чем тот, который встречается в общих судах. Нет нужды доказывать, что патентные споры относятся к одной из наиболее сложных категорий гражданских дел и их правильное, независимое и своевременное рассмотрение требует особой подготовки судей и их специализации в данной области.

В настоящее время суды сверх всякой меры перегружены другими гражданскими делами, и какого- либо просвета в этом отношении даже в дальней перспективе не предвидится. Поэтому рассчитывать на то, что в общих судах появятся специалисты в сфере патентного права, едва ли реально.

Далее, принадлежность Патентного суда, разрешающего в качестве конечной инстанции отнесенные к его компетенции патентно-правовые споры, к судебной системе Российской Федерации обеспечила бы выполнение конституционных гарантий граждан о праве на судебное обжалование действий и решений государственных органов и должностных лиц. Наконец, нельзя не отметить, что даже в странах с весьма развитой системой правосудия и свободных от многочисленных проблем, стоящих перед российскими судами, как правило, либо существует специализированный патентный суд, либо проводится четкая специализация между судами общей юрисдикции по ряду категорий гражданских дел.

Однако создание Патентного суда РФ упирается в одно, но очень серьезное препятствие, а именно в закрепленную Конституцией РФ систему судебных органов. Согласно главе 7 Конституции РФ судебную власть в Российской Федерации осуществляют Конституционный Суд РФ (ст. 125), Верховный Суд РФ (ст. 126) и Высший Арбитражный Суд РФ (ст. 127). Создание каких-либо других судов, включая и Патентный суд РФ, Конституция не предусматривает. Поэтому без внесения в нее соответствующих изменений создать Патентный суд РФ в качестве полноправного элемента судебной системы Российской Федерации не представляется возможным1.

Более реальным, хотя и половинчатым решением данной проблемы было бы создание специализированных судебных коллегий по рассмотрению патентно-правовых споров в составе Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Бесспорно, это улучшило бы качество правосудия, но лишь при том непременном условии, если бы указанные коллегии приняли непосредственно на себя основную нагрузку по разрешению патентных споров. Недостатком такого подхода является необходимость создания двух функционально дублирующих друг друга органов, разграничение сфер деятельности которых определялось бы действующими правилами о подведомственности споров.

Кроме того, необходимо будет внести соответствующие изменения и дополнения в законы, определяющие статус Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, что, однако, сделать значительно проще, чем изменить Конституцию РФ.

Наконец, нельзя отбрасывать и такой возможный вариант решения проблемы, как простой отказ от идеи создания Высшей патентной палаты без попытки заменить ее каким-либо иным специализирован- ным контролирующим органом. В этом случае функции Высшей патентной палаты, определенные Патентным законом РФ, будут выполняться общими и арбитражными судами. Такой вариант является наиболее простым, так как для его осуществления достаточно внести изменения в Патентный закон РФ, необходимость в которых по целому ряду других вопросов давно назрела. Его главный недостаток таится в том, что его реализация едва ли приведет к действительному повышению уровня обеспеченности прав и законных интересов граждан и организаций. Действующие правила о подсудности, в частности закрепленные за гражданином права на подачу жалобы либо в суд по месту его жительства, либо в суд по месту нахождения государственного органа или должностного лица, равно как и сам характер некоторых возможных споров, позволяют прийти к выводу, что патентно- правовые споры могут стать предметом разбирательства практически любого общего или арбитражного суда. Совершенно очевидно, что даже самым добросовестным и квалифицированным судьям, которые, к сожалению, не составляют большинства судейского корпуса, будет очень сложно разобраться в доводах спорящих сторон, которые подчас понятны лишь специалистам в данной области науки и техники. Волей-неволей судья будет вынужден полностью полагаться на мнение привлеченных экспертов, рассмотрение дел (с учетом загруженности судов) будет затягиваться на месяцы и годы и оборачиваться для сторон существенными расходами. Поэтому данный вариант решения проблемы, при всей его простоте и внешней демократичности, является, пожалуй, наименее оптимальным.

<< | >>
Источник: Сергеев А.П.. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учеб. — 2-е изд., герераб. н доп. — М.: ООО «ТК Велбн». — 752 с.. 2003

Еще по теме § 5. ВЫСШАЯ ПАТЕНТНАЯ ПАЛАТА РФ:

  1. § 5. ОФОРМЛЕНИЕ ПАТЕНТНЫХ ПРАВ НА ИЗОБРЕТЕНИЯ И ПРОМЫШЛЕННЫЕ ОБРАЗЦЫ, СОЗДАННЫЕ ДО ВВЕДЕНИЯ В ДЕЙСТВИЕ ПАТЕНТНОГО ЗАКОНА РФ
  2. 16.2.2.3 Совет Федеральной палаты адвокатов
  3. Виды торговых палат и характер их деятельности
  4. §2. СОДЕРЖАНИЕ ПАТЕНТНЫХ ПРАВ
  5. § 4. ПАТЕНТНОЕ ВЕДОМСТВО
  6. ВЫСШАЯ ТАНТРИЧЕСКАЯ ЙОГА
  7. § 7. ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ
  8. РАЗДЕЛ III ПАТЕНТНОЕ ПРАВО
  9. ГЛАВА 10. ОБЪЕКТЫ ПАТЕНТНОГО ПРАВА
  10. ГЛАВА 11. СУБЪЕКТЫ ПАТЕНТНОГО ПРАВА
  11. ГЛАВА 12. ОФОРМЛЕНИЕ ПАТЕНТНЫХ ПРАВ
  12. §3. РАССМОТРЕНИЕ ЗАЯВКИ В ПАТЕНТНОМ ВЕДОМСТВЕ
  13. Вопрос 72. Понятие патентного права
  14. 3. Ограничения патентных прав
  15. ГЛАВА I МЫШЛЕНИЕ КАК ВЫСШАЯ ФОРМА ОТРАЖЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ
  16. 22. СОЗНАНИЕ КАК ВЫСШАЯ ФОРМА ПСИХИКИ
  17. 2. История развития патентного права
  18. 2. Система источников патентного права
  19. Речь, произнесенная в палате депутатов 27 января 1848 года при обсуждении проекта пожеланий в ответ на тронную речь
  20. 3.3. Сознание как высшая ступень развития психики