<<
>>

§ 3. СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА НА ФИРМЕННОЕ НАИМЕНОВАНИЕ

Сущность права на фирму заключается в гарантированной юридическому лицу возможности выступать в гражданском обороте под собственным фирменным наименованием. Предоставлением такой возможности обеспечивается охраняемый законом интерес участника оборота в должной индивидуализации его деятельности на рынке то- варов, работ и услуг.
Потребность в такой индивидуализации диктуется рядом факторов и прежде всего жесткой конкурентной борьбой, которая ведется между однородными предприятиями. При этом любой участник оборота вправе рассчитывать на то, чтобы и в деловом мире, и среди потребителей, и в глазах общественного мнения его оценивали по реальным заслугам. Приобретая и осуществляя права и обязанности под своим фирменным наименованием, юридическое лицо реализует возможность на индивидуализацию своего участия в обороте.

Конкретные формы реализации права на фирму достаточно многообразны. Под своим фирменным наименованием юридическое лицо совершает гражданско-правовые сделки и иные юридические действия, осуществляет личные неимущественные права, защищает свои нарушенные или оспариваемые права и т.д. Фирмовладелец вправе помещать свое фирменное наименование на вывесках, бланках, счетах, прейскурантах и т.п. Фирменное наименование может использоваться в разнообразных публикациях рекламного характера, объявлениях, аннотациях и т.п.

Наряду с правом на совершение разнообразных действий по использованию фирменного наименования по своему усмотрению (положительная сторона права на фирму) фирмообладатель вправе требовать от всех третьих лиц воздержания от любых действий, связанных с неправомерным использованием принадлежащего ему фирменного наименования (негативная сторона права на фирму). Разумеется, под использованием фирмы третьими лицами в данном случае понимаются те или иные формы незаконного выступления в обороте под чужим фирменным наименованием.

Но фирма юридического лица может, в том числе и вопреки воле фирмовл ад ельца, упоминаться любыми заинтересованными лицами, например, в публикациях, посвященных анализу рынка, различных рейтингах, обобщениях судебной практики и т.д. При этом фирменное наименование не должно искажаться, в частности создавать у публики ложное представление об организационно-правовом статусе юридического лица.

Характеризуя юридическую природу права на фирму, следует выделить несколько свойственных ему признаков. Прежде всего данное субъективное право носит исключительный характер. Обычно это означает, что субъект права обладает монополией на реализацию тех возможностей, которые заложены в данном субъективном праве. Иными словами, никто другой, кроме него, не может осуществлять те действия, которые являются его исключительной прерогативой. Эта черта исключительности характерна в целом и для права на фирменное наименование. В самом деле, юридическое лицо, которое приобрело право на фирму в установленном порядке, вправе потребовать от любого предпринимателя прекращения использования тождественного или сходного наименования. Это, однако, вовсе не означает, что действую- щее законодательство совершенно исключает участие в обороте юридических лиц, имеющих одно и то же фирменное наименование.

Приведенные выше суждения, которые, на первый взгляд, исключают друг друга, в действительности никакого противоречия не содержат. Ранее уже отмечалось, что, решая подобные вопросы, следует исходить из смысла законодательства о фирменных наименованиях, а не из сугубо формальных критериев, которые зачастую не годятся для практического применения. Например, в настоящее время в России существуют сотни предприятий, имеющих полностью совпадающие фирменные наименования. Подавляющее большинство из них, действуя в различных сферах бизнеса и на разных территориях, никогда друг о друге даже не слышали. Если исходить из того, что такое положение недопустимо и право на конкретное фирменное наименование может иметь только одно юридическое лицо, надлежит решить, как выйти из этой ситуации.

При любых вариантах, будь то признание права за первым заявителем либо первым пользователем, это породит множество трудноразрешимых споров и приведет к большим непроизводительным затратам.

Резонно задать вопрос: а стоит ли ломать копья? Существует ли вообще объективная потребность в том, чтобы в масштабах такой страны, как Россия, существовало только одно предприятие, действующее под конкретной фирмой? Безусловный запрет на использование различными юридическими лицами одного и того же или сходного фирменного наименования только внешне выглядит логичным и простым решением проблемы. В реальной жизни его невозможно осуществить хотя бы в силу элементарной ограниченности круга тех специальных наименований, которые входят в охраняемую законом фирму, и огромного числа предпринимателей. Едва ли в подобном запрете существует и практическая необходимость, поскольку подавляющее большинство одноименных предприятий действует в совершенно различных сферах бизнеса и территориальных границах, что не создает большой опасности их смешения другими участниками оборота и потребителями.

Сказанное, однако, не следует понимать как отрицание у права на фирму свойства исключительности. Любой фирмообладатель действительно может добиваться того, чтобы используемая им фирма не применялась другими лицами. Но для этого он должен доказать по крайней мере две вещи. Во-первых, он должен подтвердить, что право на данное фирменное наименование он приобрел в установленном порядке раньше того лица, у которого он это право оспаривает. Во-вторых, ему следует аргументированно обосновать, почему использование той же фирмы другим лицом нарушает его законные интересы. В качестве конкретных доказательств последнего он может, например, ссылаться на то, что ответчик своей деятельностью наносит вред его деловой репутации либо незаслуженно пользуется его известностью, что это вводит в заблуждение потребителей и контрагентов, приводит к ошибкам при проведении хозяйственных операций и т.п. Все это позволяет прийти к выводу, что право на фирму вполне обоснованно относится к числу исключительных прав, но его свойство исключительности должно трактоваться в соответствии с общим смыслом законодательства о фирменных наименованиях.

Далее, право на фирму относится к числу абсолютных прав, т.е.

таких прав, которые действуют в отношении всех третьих лиц, обязанных воздерживаться от нарушения правомочий, предоставленных их владельцам. Иными словами, фирмовладельцу противостоит не какое-либо конкретное лицо, обязанное совершить или, наоборот, воздержаться от каких-либо действий, а все третьи лица, на которых лежит обязанность не нарушать право на фирму и не препятствовать фирмовладельцу в осуществлении его правомочий.

Право на фирму обычно характеризуется в литературе как личное неимущественное правох, с чем следует в целом согласиться. Действительно, данное право органически связано с деловой репутацией юридического лица, а также правом на защиту чести и достоинства лиц, владеющих предприятием. Однако столь же очевидна связь и даже зависимость материального положения предпринимателя от известности его фирмы и отношения к ней контрагентов и потребителей. Поэтому фирменное наименование нередко получает достаточно конкретную стоимостную оценку в составе нематериальных активов предприятия, а нарушение права на него может повлечь за собой возмещение причиненных убытков318.

Право на фирму носит в принципе бессрочный характер. Это означает, что, приобретая в установленном порядке данное право, юридическое лицо может пользоваться им без ограничения каким-либо сроком, т.е. до тех пор, пока существует само предприятие и фирменное наименование правдиво отражает его организационно-правовой статус и иные атрибуты. Если же юридическое положение предприятия изменяется, например, в результате преобразования, смены владельцев и т.д., соответствующие изменения должны быть внесены и в фирменное наименование.

Существенной особенностью права на пользование фирменным наименованием является то, что одновременно оно выступает и в качестве обязанности юридического лица. Иными словами, юридическое лицо не только вправе выступать в гражданском обороте под собственным фирменным наименованием, но и обязано это делать. Данное правило закона установлено в интересах других участников оборота и потребителей, которые вправе знать, с кем они имеют дело.

В этих целях юридические лица должны пользоваться своими точными и полными фирменными наименованиями, соответствующими требованиям действующего законодательства, а не выступать под ничего не значащими обозначениями типа «фирма», «компания», «центр» и т.п. Указанные слова могут использоваться только тогда, когда они включены во вспомогательную часть фирменного наименования в качестве факультативных добавлений, например, закрытое акционерное общество «Финансово-промышленная компания "КИСАР"». Как нарушения действующего законодательства следует квалифицировать и случаи анонимного выступления юридических лиц в гражданском обороте, например, помещение в печати объявлений о реализации товаров и услуг, найме персонала и т.п. без указания фирменного наименования организации, ведение торговли в безымянных торговых точках без каких-либо вывесок и т.д.

С рассмотренной выше особенностью права на фирменное наименование тесно связан и такой момент, как возможность юридического лица обладать лишь одной фирмой. Одно и то же предприятие не может одновременно выступать под несколькими фирмами, так как это дезориентировало бы других участников оборота и создавало бы возможности для злоупотреблений. Другое дело, что юридическое лицо может пользоваться не только полным, но и сокращенным фирменным наименованием, например, ЗАО ФПК «КИСАР», при условии, что последнее отражено в его учредительных документах.

Право на фирму охраняется на всей территории РФ, а также в соответствии со ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности во всех странах, являющихся участницами данной Конвенции. Иными словами, рассматриваемое право имеет экстерриториальную сферу охраны, выходящую за рамки национальных границ. Данное положение имеет очень важное практическое значение. С одной стороны, оно означает, что фирменные наименования российских предприятий пользуются охраной во всех странах Парижского Союза, а с другой стороны, свидетельствует о том, что на территории России охраняются фирменные наименования любых иностранных предприятий, находящихся в странах — участницах Парижской конвенции.

Вопрос о том, с какого момента у юридического лица возникает право на фирменное наименование, представляет известную сложность и в настоящее время в российском гражданском законодательстве в окончательном виде еще не решен.

Ввиду того, что данный вопрос имеет принципиально важное практическое значение, на нем необходимо остановиться чуть подробнее, затронув, в частности, его историю.

На протяжении всего периода охраны фирменных наименований в России отсутствовала система специальной их регистрации. Право на фирму возникало в явочном порядке с того момента, когда юридиче- ское лицо фактически начинало пользоваться данной фирмой, при условии ее соответствия требованиям закона. Данный порядок был закреплен пунктом 10 Положения о фирме 1927 г., где прямо подчеркивалось, что фирменное наименование не подлежит особой регистрации, независимой от регистрации предприятия. Указанное выше правило не содержало в себе ничего необычного, ибо подобный способ возникновения права на фирму характерен для законодательства многих стран и, попутно заметим, полностью соответствует требованиям Парижской конвенции.

Постепенно, однако, подход российского законодателя к решению данного вопроса стал меняться. Уже Основы гражданского законодательства 1991 г. содержали указание на то, что исключительное право на использование фирменного наименования юридическое лицо приобретает только в том случае, если его фирменное наименование зарегистрировано в установленном порядке (ч. 2 ст. 149). Но поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 149 Основ регистрацию фирменных наименований предполагалось осуществлять путем включения их в государственный реестр юридических лиц, т.е. введения особого порядка регистрации фирменных наименований Основы не предусматривали, для российских юридических лиц это, в сущности, ничего не меняло. В самом деле, начать практическое использование фирменного наименования российский предприниматель может лишь создав предприятие, которое в соответствии с законом подлежит обязательной государственной регистрации и включению в государственный реестр юридических лиц. Поэтому фактически ст. 149 Основ гражданского законодательства 1991 г. затрагивала лишь интересы тех иностранных юридических лиц, которые не были зарегистрированы в РФ как субъекты предпринимательской деятельности, что вступало в противоречие с Парижской конвенцией.

Составители первой части ГК РФ пошли, однако, еще дальше, закрепив в ст. 54 ГК РФ необходимость специальной регистрации фирменных наименований как условие возникновения исключительных прав на их использование. Как уже отмечалось, сам ГК РФ порядок такой регистрации не устанавливает, а отсылает к специальному закону, который должен быть принят в развитие положений Кодекса. В этой связи сейчас весьма трудно предсказать, какой на практике будет система регистрации фирменных наименований. Но так или иначе, принципиальная позиция законодателя, намеренного отказаться от явочной системы возникновения права на фирму и перейти к системе регистрационной, выражена достаточно ясно.

В основе такого подхода лежит, по всей видимости, желание законодателя установить более четкий порядок возникновения права на фирму, который исключал бы появление дублирующих друг друга фирменных наименований, не создавал бы почву для последующих споров между юридическими лицами и предоставлял бы возможность осуществлять государственный контроль за сферой использования рассматриваемых объектов промышленной собственности. С этим трудно не согласиться, так как необходимость в упорядочении данной сферы действительно существует. Вопрос, однако, в том, как этого достичь, избежав при этом неоправданных затрат, существенного осложнения процедуры регистрации юридических лиц и нарушения международных обязательств, принятых на себя РФ.

На наш взгляд, сделать это можно лишь при условии, если будущая регистрационная система будет основываться на следующих отправных положениях. Прежде всего, возникновение права на фирму не должно ставиться в зависимость от самого факта регистрации фирменного наименования. Иное решение данного вопроса означало бы вступление российского законодательства в прямое противоречие с требованием ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности, которая гласит, что «фирменное наименование охраняется во всех странах Парижского Союза без обязательной подачи заявки и независимо от того, является ли оно частью товарного знака». Конечно, могут заметить, что наличие данной нормы не мешает многим странам, участвующим в Парижской конвенции, вводить специальную систему обязательной регистрации фирменных наименований, которая, однако, не распространяется на фирменные наименования иностранных юридических лиц, охраняемые независимо от регистрации. Иными словами, ст. 8 Парижской конвенции гарантирует лишь права иностранных обладателей фирменных наименований, которые должны охраняться во всех странах Парижского Союза независимо от их регистрации. В отношении же фирменных наименований национальных юридических лиц любое государство — участник Конвенции может вводить систему особой их регистрации, в том числе и такую, при которой регистрация фирменных наименований имеет правоустанавливающее значение.

Подобная трактовка рассматриваемой статьи, вполне допустимая в некоторых странах, не может даваться применительно к российскому законодательству. Как уже отмечалось, в соответствии со ст. 15 Конституции РФ международные договоры РФ являются составной частью правовой системы РФ. Согласно п. 2 ст. 7 ГК РФ международные договоры применяются к отношениям, регулируемым гражданским правом, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта. При этом особо подчеркивается, что если международным договором РФ установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора. На наш взгляд, из приведенных норм однозначно следует, что в России возникновение права на фирму как у иностранных, так и у российских юридических лиц не может увязываться с фактом специальной регистрации фирменного наиме- нования, как и вообще зависеть в своих признании и охране от подобной регистрации.

Такое решение вопроса представляется не только верным по указанным выше формальным соображениям, но и правильным по существу дела. Во-первых, оно позволяет избежать тех сложностей, которые неизбежно возникнут при регистрации существующих ныне фирменных наименований отечественных и зарубежных предприятий, действующих на российском рынке. Если такой регистрации не придавать правоустанавливающего значения, проблему можно решить достаточно просто, а именно путем предоставления права на регистрацию своих фирменных наименований всем юридическим лицам. При этом наверняка будет зарегистрировано немало тождественных или сходных фирменных наименований, что само по себе никакой трагедии не составляет. Если те или иные фирмовл ад ельцы сочтут, что их исключительное право кем-либо нарушено, они вправе потребовать от нарушителя прекращения использования такого же фирменного наименования. При этом исходить следует из того, что право на фирму возникает у первого ее пользователя, на котором лежит бремя доказывания как этого обстоятельства, так и того, что использование той же фирмы ответчиком нарушает его законные интересы.

Во-вторых, отказ от придания регистрации фирменных наименований правоустанавливающего значения во многом избавит от опасности внедрения в рассматриваемую сферу сугубо формальных моментов, которые несовместимы с истинным смыслом законодательства об охране фирменных наименований. Он же состоит в том, чтобы обеспечить любому участнику оборота возможность на должную индивидуализацию, оградить интересы потребителей и контрагентов и создать возможность для государственного контроля за деятельностью юридических лиц. С указанными целями вполне совместима ситуация, когда одним и тем же, часто весьма банальным фирменным наименованием пользуются несколько предприятий, которые друг с другом никогда не соприкасаются. И наоборот, совершенно недопустимо, когда формально разные, но сходные по степени смешения фирменные наименования используются теми субъектами, которые действуют в одной и той же узкой сфере бизнеса либо на весьма ограниченной территории. Ссылки на существующие различия в организационно- правовой форме (общество с ограниченной ответственностью, закрытое акционерное общество, открытое акционерное общество и т.д.), если в качестве обязательного добавления используется оригинальное, запоминающееся слово, на которое в основном и ориентируется потребитель, есть не что иное, как извращение смысла закона. В силу этого любой участник оборота, несмотря на наличие формальных отличий одного фирменного наименования от другого, не должен быть лишен возможности на защиту своих законных интересов, если он считает и сумеет доказать, что они нарушены. Отсутствие у факта регистрации фирменного наименования правоустанавливающего значения позволит значительно облегчить эту задачу.

Следует подчеркнуть, что лишение регистрации фирменного наименования правоустанавливающего характера вовсе не превращает ее в бессмысленную процедуру, как это может показаться на первый взгляд. Наличие данных о фирменных наименованиях всех юридических лиц, которые при этом упорядочены и сосредоточены в одном или нескольких информационных центрах, уже само по себе представляет немалую ценность, ибо позволяет облегчить решение целого ряда вопросов, связанных, например, с выбором названий создаваемых предприятий, проверкой новизны заявленных для регистрации товарных знаков, которые не должны повторять известных фирменных наименований, принадлежащих другим лицам, и т.п. Но прежде всего система регистрации фирменных наименований во многом облегчает юридическим лицам проблему доказывания того, что они являются первыми пользователями данных объектов промышленной собственности, а значит, и их законными правообладателями. Иными словами, в рассматриваемой сфере должна действовать презумпция того, что лицо, на имя которого впервые зарегистрировано конкретное фирменное наименование, является его законным владельцем. Поскольку же реестр фирменных наименований должен быть открыт для всеобщего сведения, все иные лица должны рассматриваться как знающие о том, что конкретное фирменное наименование уже имеет своего правообладателя.

Особенно важно это в тех случаях, когда в качестве обязательного добавления к фирменному наименованию используется новое оригинальное слово. Сам факт, что данное фирменное наименование впервые зарегистрировано конкретным юридическим лицом, еще не исключает того, что такое же обозначение не может быть избрано другими юридическими лицами при условии, что деловые интересы последних находятся в совершенно иной области. Но они должны отчетливо понимать, что в любой момент к ним может быть предъявлено требование о прекращении дальнейшего использования данной фирмы со стороны того лица, которое является первым ее правообладателем, если тот сочтет и сумеет доказать, что его законные интересы ущемлены. При этом само правообладание конкретной фирмой легче всего доказывается фактом ее государственной регистрации на имя юридического лица.

Отрицание необходимости придания регистрации фирменных наименований правоустанавливающего значения вовсе не означает, что она должна носить лишь добровольный характер. Напротив, обязанность по регистрации своих фирменных наименований должна лежать на всех российских юридических лицах, а также тех иностранных предприятиях, которые зарегистрированы в качестве субъектов предпринимательской деятельности в РФ. Установление подобной обя- занности, если только с фактом регистрации не связывается само приобретение права на фирму, является внутренней прерогативой государства и никак не нарушает обязательств, вытекающих из ст. 8 Парижской конвенции. Потребность же именно в таком решении вопроса достаточно очевидна, ибо только оно может обеспечить всеобщий государственный учет используемых фирменных наименований, в чем заинтересовано как государство, так и все участники гражданского оборота.

Что касается того, на каком уровне должны осуществляться регистрация и учет используемых фирменных наименований, то идеальным решением было бы закрепление в законе единого общероссийского порядка их регистрации, при которюм все данные о фирменных наименованиях сосредоточивались бы в едином центре, например, в Министергстве юстиции РФ. Это позволило бы создать единый банк данных о фирменных наименованиях, на базе которюго могли бы проще решаться все вопросы, связанные с их выборюм, использованием и охраной. Данный вариант решения не должен, однако, создавать каких- либо препятствий и затруднений в регистрации субъектов предпринимательской деятельности. Избежать этой опасности можно опять-таки только в том случае, если самой регистрации фирменных наименований не будет придано правоустанавливающего значения.

Менее оптимальным, но тоже вполне допустимым явилось бы решение о регистрации фирменных наименований на урювне субъектов Российской Федерации. Как показывает опыт тех стран, в которых фирменные наименования юридических лиц подлежат специальной регистрации, последняя чаще всего осуществляется в местных органах государственного управления или в судах, что является вполне достаточным в практическом отношении. Россия, особенно учитывая ее огромные масштабы, также могла бы регистрировать фирменные наименования юридических лиц лишь на урювне своих регионов. Выбор конкретного варианта должен зависеть, как представляется, от имеющихся технических возможностей и соображения экономичности.

Таким образом, завершая рассмотрение вопроса о моменте возникновения у юридических лиц прав на фирменные наименования и значении их государственной регистрации, еще раз подчеркнем главное. По нашему убеждению, право на фирму возникает у юридического лица с того момента, когда начинается ее фактическое использование, т.е. когда юридическое лицо в установленном порядке зарегистрирювано в качестве субъекта предпринимательской деятельности. Особая регистрация фирменных наименований необходима, более того, она должна носить обязательный характер, но при этом не иметь правоустанавливающего значения. Регистрация фирменных наименований может осуществляться как на общегосударственном, так и на региональном урювне в зависимости от того, какой из вариантов более экономичен и подкреплен в техническом отношении.

Продолжая характеристику права на фирменное наименование, следует отметить, что по российскому законодательству оно является, в принципе, правом неотчужЪаемым. В отличие от других объектов промышленной собственности, которые, как правило, могут свободно передаваться другим лицам на договорной основе, фирменное наименование не может быть продано, передано безвозмездно или иным образом отчуждено третьим лицам. На практике такого рода соглашения иногда встречаются, но их участники используют обходные пути для совершения подобных действий, в частности пользуются процедурой передачи права на товарный знак, совпадающий с частью фирменного наименования, прибегают к реорганизации и т.п.

Законом допускается только один случай перехода права на фирменное наименование к другому лицу. Согласно п. 12 Положения о фирме, право на фирменное наименование может быть передано другому лицу одновременно с передачей самого предприятия. Возможность такого перехода подтверждает и ст. 132 ГК РФ, которая, с одной стороны, указывает, что предприятие может быть объектом купли- продажи, залога, аренды и других сделок, связанных с установлением, изменением и прекращением вещных прав, а с другой стороны, определяет предприятие как единый имущественный комплекс, в состав которого входит и право на фирменное наименование. При этом, однако, нужно иметь в виду, что* новый владелец предприятия становится обладателем права на фирму не во всех случаях, а лишь тогда, когда, во-первых, на это выразили явное согласие прежний владелец или его правопреемники и, во-вторых, при условии добавления к фирме указания на преемственную связь прежнего и нового владельцев предприятия, если закон требует отражения в фирменном наименовании юридического лица имени одного или нескольких его участников.

До недавнего времени российское законодательство исключало не только уступку права на фирменное наименование, но и выдачу разрешения на его использование С принятием части второй ГК РФ, закрепившей правила о договоре коммерческой концессии (договоре франчайзинга), такая возможность у фирмообладателей появилась. Согласно ст. 1027 ГК РФ по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю. В состав данного комплекса исключительных прав могут входить права на любые объекты промышленной собственности, но на первый план выдвигаются права на средства индивидуализации правообладателя. При этом, как это вытекает из анализа ст. 1032,1037,1039 ГК РФ, в указанный комплекс в обязательном порядке должно включаться право на фирменное наименование (коммерческое обозначение). Это объясняется самой сутью договора коммерческой концессии, в соответствии с которой пользователь получает возможность выступать в обороте под именем правообладателя. Однако содержание договора коммерческой концессии значительно шире и охватывает множество других вопросов, в связи с чем его подробный анализ в данной работе едва ли уместен. Остановимся лишь на тех моментах, которые непосредственно связаны с правом на пользование чужим фирменным наименованием и некоторыми другими исключительными правами.

Прежде всего при заключении договора коммерческой концессии стороны должны четко оговорить его предмет. Применительно к праву на фирменное наименование должно быть определено, право пользования каким обозначением предоставляется пользователю. Обычно предметом договора является не все фирменное наименование со всеми его необходимыми атрибутами, а лишь то условное обозначение, которое является обязательным добавлением к корпусу фирмы и индивидуализирует предпринимателя среди других участников гражданского оборота. Как правило, пользователю предоставляется право на использование данного специального наименования" вместе с его собственным фирменным наименованием. Этого бывает достаточно, чтобы оповестить потенциальных клиентов и партнеров по бизнесу о том, что пользователь включен в соответствующую сеть фирменных магазинов, отелей, ресторанов, мастерских и т. п., которые выступают в обороте под единым фирменным наименованием и гарантируют определенный уровень качества, ассортимента, цен и т. п. товаров и услуг. Так, например, ряд московских и петербургских гостиниц, продолжающих пользоваться своими собственными фирменными наименованиями, одновременно указывают в своих названиях наименования тех мировых гостиничных сетей, в которые они вошли («Марко Поло», «Кемпински», «Чойз хотелз интернэшнл» и др.). Закон не запрещает и того, чтобы пользователь с согласия правообладателя использовал фирменное наименование последнего в качестве своего собственного фирменного наименования. Однако для этого соответствующее фирменное наименование должно быть внесено в учредительные документы пользователя со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В договоре определяется, в какой сфере деятельности и каким образом пользователь может использовать фирменное наименование правообладателя. Обычно речь в договоре идет не вообще о любой предпринимательской деятельности, а лишь о конкретных ее видах, соответствующих профилю деятельности правообладателя. Моїут быть описаны и конкретные формы использования фирменного наименования, в том числе с исключением некоторых из них из сферы возможностей пользователя.

С учетом того, что договор коммерческой концессии создает реальную опасность введения третьих лиц, в особенности потребителей, в заблуждение относительно личности лица, продающего им товары или оказывающего услуги, закон уделяет особое внимание защите их законных интересов. Правила ГК РФ, посвященные этим вопросам, носят императивный характер и не могут быть отменены или изменены соглашением сторон. Так, в соответствии с ч. 8 ст. 1032 ГК РФ пользователь обязан информировать покупателей (заказчиков) наиболее очевидным для них способом о том, что он использует фирменное наименование и другие средства индивидуализации в силу договора коммерческой концессии. Конкретных форм такого информирования Кодекс не устанавливает, так как они зависят от характера и особенностей деятельности, осуществляемой пользователем. Но само указание на необходимость использования «наиболее очевидного» для потребителей способа информирования показывает, что на пользователя возлагается бремя ответственности за любое вольное или невольное введение потребителей в заблуждение по поводу прав на пользование фирмой.

Целям защиты интересов потребителей служит и ряд других правил, в частности о субсидиарной ответственности правообладателя по предъявленным к пользователю претензиям о качестве товаров (работ, услуг) (ст. 1034 ГК РФ), о праве и обязанности правообладателя контролировать качество товаров (работ, услуг), производимых (выполняемых, оказываемых) пользователем на основании договора коммерческой концессии (ст. 1031 ГК РФ), и др.

Договор коммерческой концессии может заключаться на любой оговоренный сторонами срок либо без указания срока. В связи с тем, что пользователи вкладывают собственные силы и средства в продвижение фирменных наименований правообладетелей на рынке, за теми из них, кто надлежащим образом исполнял свои обязанности по договору, закрепляется преимущественное право на заключение договоров на новый срок на тех же условиях. Данное право, однако, отпадает, если правообладатель не намерен в дальнейшем предоставлять третьим лицам разрешение на использование своего фирменного наименования на той территории, на которой действовал прекратившийся договор. В случае, если в трехлетний срок с момента прекращения договора правообладатель пожелает предоставить кому-либо те же права, какие были предоставлены пользователю по прекратившемуся договору, он обязан предложить пользователю заключить новый договор либо возместить понесенные им убытки.

В ч. 3 ст. 1037 ГК РФ специально подчеркивается, что договор коммерческой концессии прекращается в случае прекращения принадлежащих правообладателю прав на фирменное наименование или коммерческое обозначение без замены их новыми аналогичными правами. Это и понятно, так как в этом случае отпадает необходимый элемент предмета договора. Если это происходит по обстоятельствам, зависящим от правообладателя, на него возлагается обязанность возместить пользователю все убытки, возникшие у последнего в связи с досрочным прекращением договора. В случае изменения правообладателем своего фирменного наименования или коммерческого обозначе- ния, права на использование которых входят в комплекс исключительных прав, договор коммерческой концессии действует в отношении нового фирменного наименования или коммерческого обозначения правообладателя, если пользователь не потребует расторжения договора и возмещения убытков (ст. 1039 ГК РФ). Но даже если пользователь не откажется от договора, за ним признается право требовать соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения.

Особые требования предъявляются законом к форме заключения и прекращения договора коммерческой концессии. Согласно ст. 1028 ГК РФ он должен быть заключен в письменной форме, причем при несоблюдении этого требования договор считается ничтожным. Помимо этого договор подлежит регистрации в органе, осуществившем государственную регистрацию правообладателя. Если правообладатель зарегистрирован в иностранном государстве, регистрация договора коммерческой концессии осуществляется органом, осуществившим государственную регистрацию пользователя. Формулировка правил о регистрации договоров коммерческой концессии позволяет заключить, что закон не подходит к регистрации этих договоров столь же строго, как к регистрации некоторых других договоров, в частности договоров, касающихся недвижимости. В п. 2 ст. 1028 ГК РФ лишь подчеркивается, что в отношениях с третьими лицами стороны договора коммерческой концессии вправе ссылаться на договор только с момента его регистрации. Если, однако, наряду с правом на фирменное наименование договор затрагивает такие объекты промышленной собственности, передача прав на использование которых подлежит обязательной регистрации в Патентном ведомстве, данное требование должно быть выполнено под угрозой признания договора недействительным. Досрочное расторжение договора коммерческой концессии, заключенного на определенный срок, а также расторжение договора, заключенного без указания срока, подлежит регистрации в порядке, установленном п. 2 ст. 1029 ГК РФ.

Особого внимания заслуживает вопрос о судьбе фирменного наименования при реорганизации юридических лиц, так как именно в этой области возникает больше всего спорных моментов. Как известно, реорганизация юридических лиц может происходить в нескольких формах, в частности путем преобразования, слияния, присоединения, разделения и выделения (ст. 57 ГК РФ). Каждая из названных форм реорганизации оказывает свое влияние на правообладание фирменным наименованием.

Преобразование означает не что иное, как изменение организационно-правовой формы юридического лица, т.е. превращение юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида. Поскольку в соответствии с общим правилом к вновь возникшему юридическому лицу переходят все права и обязанности реорганизованного юридического лица, следует полагать, что то же самое происходит и с правом на фирменное наименование. Разумеется, при этом в корпус фирмы должны быть внесены изменения, отражающие новую организационно-правовую форму предприятия, но специальное название последнего может быть сохранена

Нередко в этой области возникают конфликтные ситуации. Так, многие государственные предприятия, осуществившие свое акционирование, в недавнем времени столкнулись с тем, что их специальные названия уже используются в фирменных наименованиях других участников оборота. В соответствии со сложившейся, но, на наш взгляд, порочной практикой, в том числе отраженной в позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, такое положение допускается при условии, что участники оборота имеют различную организационно-правовую форму. Как уже отмечалось, такой подход носит сугубо формальный характер, далекий от истинного смысла законодательства об охране фирменных наименований. Поэтому едва ли случайным было принятие Верховным Советом РФ специального постановления «О правопреемстве фирменных наименований акционируемых государственных предприятий» от 15 апреля 1993 г.1, которым за государственными предприятиями, осуществившими и осуществляющими свое обязательное акционирование (разгосударствление), было признано право на сохранение их фирменных наименований. Напротив, акционерные общества (товарищества), имеющие фирменные наименования, идентичные фирменным наименованиям указанных государственных предприятий, обязывались в 30-дневный срок произвести перерегистрацию учредительных документов с изменением своих фирменных наименований.

Представляется, что аналогичным образом должен решаться вопрос о праве на фирменное наименование и во всех других случаях реорганизации юридических лиц путем их преобразования. Юридическое лицо, которое первым использовало в своем фирменном наименовании в качестве обязательного добавления новое оригинальное название, должно обладать безусловным правом на сохранение его в фирменном наименовании и в случае своего преобразования. Конечно, следует понимать, что речь в данном случае идет именно о праве, а не об обязанности юридического лица использовать прежнее название в фирменном наименовании преобразованного юридического лица. Одновременно со сменой своего организационного юридическое лицо может изменить и свое специальное название.

При слиянии и присоединении юридических лиц происходит соединение прав и обязанностей реорганизуемых юридических лиц в единое целое, обладателем которого становится либо вновь возникшее юридическое лицо (слияние), либо одно из реорганизованных юридических лиц (присоединение). В данном случае участники оборота мо-

Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 16. Ст. 571.

гут по своему усмотрению решить вопрос о фирменном наименовании в одном из следующих трех вариантов. Они моїут, во-первых, соединить свои фирменные наименования в единое целое; во-вторых, избрать совершенно новое фирменное наименование, которое ни одним из них ранее не использовалось; в-третьих, продолжать пользоваться фирменным наименованием одного из них (при реорганизации в форме присоединения — фирменным наименованием того юридического лица, к которому переходят права и обязанности присоединяемого юридического лица).

Наиболее острые проблемы, связанные с правом на фирменное наименование, возникают обычно при ?разделении юридических лиц, когда их права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам, и при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц, которые наделяются соответствующим объемом прав и обязанностей. Причиной конфликтных ситуаций чаще всего является неурегулированность самими участниками оборота вопроса о праве на фирменное наименование при осуществлении реорганизации в рассматриваемых формах, в силу чего каждый из них в последующем претендует на пользование прежним фирменным наименованием. Исходя из смысла закона, можно сформулировать ряд общих рекомендаций по разрешению спорных вопросов в рассматриваемой области.

При разделении юридического лица право на пользование прежним фирменным наименованием может быть признано за любым из вновь образованных юридических лиц, если только зто не вводит в заблуждение других участников оборота и потребителей. Вопрос о том, за кем конкретно сохраняется право на фирму, решается самими лицами, участвующими в реорганизации. В случае, если они не смогут достичь соглашения, спор может быть передан на рассмотрение суда как спор о праве гражданском. В принципе допустимо появление в обороте и нескольких юридических лиц, действующих под одним и тем же названием, которым ранее пользовалось прекращенное в результате разделения юридическое лицо. Это, однако, возможно только тогда, когда, во-первых, они намерены действовать на разных участках рынка или на разных территориях и, во-вторых, это не создает затруднений для других участников оборота и потребителей. Поэтому такой вариант использования прежнего фирменного наименования является лишь исключением из общего правила о том, что право на фирму должно сохраняться за кем-либо одним из вновь образованных юридических лиц. Само собой разумеется, что все юридические лица, образовавшиеся на базе единого юридического лица, могут избрать для себя новые фирменные наименования.

При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц (например, преобразование филиала или представительства в самостоятельное юридическое лицо) они, по общему правилу, должны избрать для себя новое фирменное наименование, так как прежнее фирменное наименование сохраняется за тем юридическим лицом, из состава которого они выделились. Здесь также могут быть исключения, реализация которых зависит от сферы деятельности и обеспечения должной охраны интересов других участников оборота и потребителей.

Завершая характеристику субъективного права на фирменное наименование, надлежит коснуться вопроса о его прекращения. Как уже отмечалось, право на фирму действует, в принципе, бессрочно и принадлежит юридическому лицу в течение всего периода его деятельности. Поэтому, по общему правилу, данное право прекращается одновременно с ликвидацией самого юридического лица. Однако анализ действующего законодательства позволяет выделить и несколько таких оснований, по которым право на фирменное наименование может прекратиться досрочно, хотя бы само юридическое лицо и продолжало существовать. Это возможно в следующих случаях.

Во-первых, фирмовладелец вправе сам в любой момент отказаться от права на пользование конкретным фирменным наименованием. Хотя, как указывалось выше, для фирмы характерен принцип постоянства, ничто не может заставить ее владельца выступать в обороте все время под одним и тем же именем. Можно, конечно, ввести в закон прямой запрет на произвольное, т.е. не обусловленное уважительными причинами изменение юридическими лицами своих фирменных наименований, однако это вряд ли что реально даст, так как предприниматели без особого труда смогут обходить данный запрет. Поэтому большого смысла в подобном запрете не существует и следует признать за юридическими лицами право на смену фирменного наименования по их собственному усмотрению.

Во-вторых, право на фирменное наименование может прекратиться при переходе предприятия к новому владельцу, если условия такой передачи не предусматривают сохранение за предприятием прежнего фирменного наименования.

В-третьих, прекращение права на фирму может быть обусловлено реорганизацией юридического лица, в ходе которой оно может, а иногда и должно изменить свое прежнее фирменное наименование. -

Наконец, в-четвертых, право юридического лица на дальнейшее пользование конкретным фирменным наименованием может быть прекращено по решению суда ввиду несоответствия его требованиям закона или нарушения охраняемых законом прав и интересов других лиц.

Известный практический интерес имеет вопрос о правовом режиме тех фирменных наименований, которые по тем или иным причинам перестали быть объектами исключительных прав конкретных юридических лиц. По общему правилу, подобные фирменные наименования могут быть избраны для своего обозначения любыми заинтересованными в этом участниками оборота. Однако и здесь, как представляется, недопустим сугубо формальный подход, сводящийся к тому, что отсутствие конкретного правообладателя автоматически означает, что права на данное фирменное наименование может приобрести теперь любое лицо. В отдельных случаях, в частности тогда, когда речь идет об оригинальных названиях известных в прошлом предприятий, прекративших существование либо по тем или иным причинам просто сменивших свое фирменное наименование, использование этих же наименований другими лицами таит в себе явную опасность вольного или невольного введения в заблуждение других участников оборота и потребителей. Поэтому указанные действия должны расцениваться как злоупотребление правом и недобросовестная конкуренция со всеми вытекающими отсюда последствиями.

<< | >>
Источник: Сергеев А.П.. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учеб. — 2-е изд., герераб. н доп. — М.: ООО «ТК Велбн». — 752 с.. 2003

Еще по теме § 3. СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА НА ФИРМЕННОЕ НАИМЕНОВАНИЕ:

  1. § 4. ЗАЩИТА ПРАВА НА ФИРМЕННОЕ НАИМЕНОВАНИЕ
  2. § 2. СУБЪЕКТЫ ПРАВА НА ФИРМЕННОЕ НАИМЕНОВАНИЕ
  3. § 1. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ФИРМЕННОГО НАИМЕНОВАНИЯ
  4. ГЛАВА 17. ПРАВОВАЯ ОХРАНА ФИРМЕННЫХ НАИМЕНОВАНИЙ
  5. 4.Содержание права собственности
  6. 1. Содержание и признаки вещного права
  7. Статья 209. Содержание права собственности
  8. Статья 1191. Установление содержания норм иностранного права
  9. Содержание государственного права в буржуазных странах и странах, освободившихся от колониальной зависимости.
  10. (              .,              ,              .1.4.). Гражданские права и обязанности, составляющие содержание гражданских правоотношений, возникают из юридических фактов, с которыми закон и другие правовые акты связывают возникновение, изменение и прекращение этих прав и обязанностей
  11. Право интеллектуальной собственности на коммерческое наименование
  12. Метод и система трудового права. Соотношение трудового права с другими отраслями права.
  13. РАССУЖДЕНИЕ IV О РАЗЛИЧНЫХ НАИМЕНОВАНИЯХ УМА
  14. Статья 54. Наименование и место нахождения юридического лица
  15. ГЛАВА II О НАИМЕНОВАНИЯХ
  16. 6.4. ПРАВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА КОММЕРЧЕСКОЕ НАИМЕНОВАНИЕ И ТОРГОВУЮ МАРКУ