<<
>>

7. Иные права авторов

Наряду с рассмотренными выше правовыми возможностями авторы произведений науки, литературы и искусства обладают и иными правами, связанными с использованием их произведений. Некоторые из этих прав непосредственно указаны в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах», другие хотя прямо Законом и не названы, но следуют из него, так как последний исходит из того, что автору принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом (п.
1 ст. 16).

См. подр.: Силонов И. Во что обходятся этикетки на водочных бутылках // Интеллектуальная собственность. 1988. № 2. С. 58.

Применительно к использованию произведений архитектуры, іра- достроительства, садово-паркового искусства и дизайна Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» особо выделяет имущественное право авторов на практическую реализацию соответствующих проектов. Его суть заключается в том, что всякое практическое воплощение в жизнь произведений архитектурной (градостроительной, дизайнерской) ірафики и пластики (эскизов, чертежей, планов, рисунков, макетов и т.п.) может осуществляться только с согласия их авторов. В сущности, рассматриваемое право является разновидностью права на воспроизведение, поскольку полностью подпадает под его признаки. В результате практической реализации проекта меняется лишь тот материальный носитель, в котором воплощено произведение архитектуры, градостроительства, садово-паркового искусства или дизайна. Особым выделением данного права законодатель лишь подчеркивает, что права архитекторов и дизайнеров не оіраничивают- ся теми чертежами, эскизами и макетами, в которых выражена их творческая мысль. Они действуют и в отношении тех решений, которые нашли воплощение в конкретных строящихся или уже построенных объектах. Без согласия автора, а в случае перехода прав к правопреемнику без согласия последнего, нельзя повторно реализовать соответствующий проект, хотя бы он и был уже воплощен в конкретных объектах.

К правомочиям автора принятого архитектурного проекта отнесена также возможность участия в реализации своего проекта при разработке документации для строительства и при строительстве здания или сооружения, если иное не предусмотрено в договоре.

Возникающие при этом отношения регулируются Законом РФ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» от 17 ноября 1995 г.196 и некоторыми другими актами197. В них подчеркивается, что заказчик (застройщик) и подрядчик, реализующие архитектурный проект, должны привлекать имеющего лицензию архитектора — автора проекта к участию в разработке проектной документации на строительство, а также к авторскому надзору за строительством. Одной из главных целей этого является обеспечение контроля за точным воплощением в реальном объекте архитектурно-художественного решения. Авторский надзор осуществляется на основании особого іражданско-право- вого договора, который заключается между заказчиком и разработчиком проекта.

Авторы произведений изобразительного искусства обладают правом следования, о котором упоминалось выше в связи с рассмотрением права на распространение произведения и которое впервые введено в российское законодательство Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». Сущность данного права состоит в том, что в каждом случае публичной перепродажи произведения изобразительного искусства по цене, превышающей предыдущую не менее чем на 20%, автор имеет право на получение 5% от перепродажной цены (п. 2 ст. 17 Закона). Рассматриваемое право, которое нередко именуется также правом долевого участия, известно законодательству многих государств. Основной его целью является защита имущественных интересов художников и авторов других произведений изобразительного искусства, которые зачастую, особенно в начале творческого пути, продают свои произведения различного рода перекупщикам значительно дешевле их реальной стоимости. Право на получение части прибыли, выручаемой от перепродажи произведения, которым наделяется его создатель, «следует» за произведением при его переходе от одного владельца к другому и в известной мере компенсирует ту несправедливость, которая была допущена по отношению к автору вначале.

По российскому авторскому законодательству праву следования свойственны следующие основные признаки.

Во-первых, им обладают только авторы произведений изобразительного искусства. При этом имеются в виду лишь оригиналы произведений, т. е. уникальные материальные носители произведений живописи, скульптуры, ірафики и т.д. На копии произведений (кроме авторских) данное право не распространяется. Не применяется оно и к оригиналам рукописей литературных, драматических, музыкальных и иных произведений, которые также нередко отчуждаются авторами (наследниками), а в последующем перепродаются по более высокой цене.

Во-вторых, рассматриваемое право касается только публичной перепродажи произведений. Признак публичности означает реализацию произведений через аукцион, галерею изобразительного искусства, художественный салон, магазин и т.д. В случае частной перепродажи произведения право долевого участия у автора не возникает. Перепродажей является всякая последующая продажа картины или скульптуры, которая следует за первой их продажей, под которой понимается переход права собственности на произведение изобразительного искусства (возмездно или безвозмездно) от автора к другому лицу. Поэтому право следования не действует в том случае, когда произведение реализуется на аукционе или в магазине по поручению автора и в его интересах.

В-третьих, право следования действует только тогда, когда произведение реализуется по цене, превышающей предыдущую не менее чем на 20%. Данное условие, которое соответствует практике многих государств, конечно, рассчитано на реальное повышение цены произ- ведения при его перепродаже. Рост цены, вызванный инфляцией, по смыслу закона не должен приниматься во внимание. Однако продавец должен доказать, что реальный рост цены произведения не превышает установленной законом величины.

В-четвертых, хотя данное право носит, безусловно, имущественный характер, закон подчеркивает его особую связь с личностью автора. Указанное право является, по общему правилу, неотчуждаемым и в виде исключения переходит только к наследникам автора по закону на срок действия авторского права.

Иными словами, субъектами права следования моїут быть лишь сами авторы и наиболее близкие к ним лица, которые обычно входят в круг наследников по закону.

Автор не может отказаться от данного права при своей жизни или завещать его после своей смерти, пусть даже в качестве наследников по завещанию и выступает кто-либо из наследников по закону. Первое из указанных ограничений имеет своей целью предотвращение вынужденного отказа авторов от рассматриваемого права. Конечно, никто не обязывает автора реально пользоваться своим правом и требовать от продавца выплаты ему части вырученной от реализации произведения прибыли. Но и принятое автором на себя обязательство не заявлять подобного требования не будет иметь никакой юридической силы при возникновении споров. Второе ограничение обусловлено алиментарным характером права следования. Выручка от продажи картин и иных произведений изобразительного искусства и соответственно часть прибыли от их последующих продаж рассматриваются как основной источник дохода авторов произведений изобразительного искусства, за счет которого нередко живет не только сам автор, но и члены его семьи и другие его близкие родственники. Поэтому в случае смерти автора право долевого участия закрепляется законом только за теми лицами, которые, как правило, реально пользовались или имели право пользоваться этими доходами. Поскольку круг этих лиц обычно совпадает с крутом наследников по закону, закон и относит последних к субъектам права следования. Дальнейший переход права следования в порядке наследования к иным лицам исключается, так как в законе говорится лишь о наследниках самих авторов.

К числу имущественных прав авторов ранее действовавшее законодательство (ст. 479 ГК РСФСР 1964 г., ст. 135 Основ іражданского законодательства 1991 г.) и наука традиционно относили право на вознаграждение за использование произведения. Новый авторский Закон, безусловно, также признает за авторами указанное право, хотя в общем перечне авторских правомочий оно прямо и не названо.

Такое решение вопроса следует признать достаточно логичным, поскольку данное право, выделенное по совершенно иному классификационному основанию, нежели иные авторские права, выпадало бы из их общей, очерченной законом схемы. Закон исходит из того, что автор вправе требовать выплаты ему вознаграждения за использование про- изведения в любой форме и любыми способами. Иными словами, предполагается, что каждое из уже рассмотренных авторских правомочий неразрывно связано с правом автора на получение вознаграждения. В абстрактном виде, вне связи с каким-либо конкретным способом использования произведения, право на вознаграждение не существует. Поэтому в его специальном выделении в качестве особого права нет никакой необходимости.

Большое внимание в российской науке авторского права традиционно уделялось выяснению сущности авторского вознаграждения. Большинство исследователей, отмечая специфику условий и порядка выплаты авторского вознаграждения, все же склонялось к тому, что оно носит характер вознаграждения за труд, оплачиваемый по его количеству и качеству198. Следует признать, что данный вывод находил немало конкретных подтверждений в российском законодательстве, которое во многих случаях приравнивало авторское вознаграждение к заработной плате рабочих и служащих. Камнем преткновения являлись, однако, те правила авторского законодательства, которые предусматривали выплату авторского гонорара за повторное использование произведений, обычно не требовавшее дополнительной затраты труда автора. Приводимые в литературе объяснения, согласно которым это являлось доплатой за качество работы, получившей большое общественное признание199, звучали не слишком убедительно. Более предпочтительным представлялся взгляд на авторский гонорар не как на оплату труда, а как на цену за продажу произведения200, вознаграждение за использование результата труда или за предоставление права такого использования201. Указанный подход в большей степени отражает реальную практику выплаты авторского вознаграждения даже в прошлые годы. В настоящее время, несмотря на то, что и сейчас законодательство в целом ряде случаев приравнивает авторское вознаграждение к заработной плате рабочих и служащих, взгляд на авторское вознаграждение как на плату за передаваемые авторские права вряд ли может ставиться под сомнение.

В принципе же можно согласиться с предло- жением М. И. Никитиной различать несколько форм авторского вознаграждения, в частности авторский гонорар, выплачиваемый авторам при использовании их произведений, заработную плату, которую получает за свой труд большинство создателей служебных произведений, и продажную цену произведений изобразительного искусства, передаваемых в собственность покупателей по договору купли-продажи202.

Содержание права на вознаїраждение выражается в том, что создателю произведения предоставляется обеспеченная законом возможность требовать, чтобы при передаче им прав на использование произведения ему всегда выплачивалось вознаїраждение, кроме случаев, специально указанных в законе. Это положение находит подтверждение в судебной практике. Б. в качестве составителя сборника стихов О. Берггольц заключила с издательством договор на издание указанного сборника. Издательство выпустило в свет двухтомник стихов О. Берггольц, но от оплаты работы Б. по составлению сборника отказалось, сославшись на то, что согласно издательскому договору эта работа оплачена путем выплаты ей авторского гонорара как наследнице О. Берггольц. Б. предъявила к издательству иск о взыскании в ее пользу вознаграждения как автору сборника и о признании упомянутого условия в издательском договоре недействительным. Судебная коллегия по гражданским делам Ленинірадского городского суда требования Б. удовлетворила. Это решение было оставлено в силе судебной коллегией по іражданским делам Верховного Суда РСФСР, указавшей следующее.

По делу установлено, что истица — составитель первого и второго томов сборника стихов О. Берггольц и имеет право на получение авторского вознаграждения как наследница О. Берггольц. При таких обстоятельствах судебная коллегия Ленинградского городского суда обоснованно пришла к выводу, что включение в издательский договор условия о том, что авторское вознаграждение за составление сборника может быть включено в авторское вознаграждение наследника в случаях, когда наследник — составитель сборника, не соответствует закону.

Таким образом, лицо, выступающее в качестве составителя сборника и в качестве наследника автора произведений, включенных в сборник, имеет право как на авторское вознаїраждение за составление сборника, так и на авторское вознаграждение как наследник автора, чьи произведения включены в сборник. Эти права имеют разные юридические основания и одно вознаграждение не может быть засчитано в счет другого203.

В отличие от права авторства и некоторых других прав автора данное право носит не абсолютный, а относительный характер, т.е. действует по отношению к тем лицам, которые используют или собираются использовать произведение. В состав права на вознаграждение входит не только «голое» право требовать соответствующих выплат, но и возможность оговорить размер, порядок, срок и другие условия получения вознаграждения. Поскольку все эти вопросы решаются в авторском договоре, более детальный их анализ будет дан при характеристике содержания авторского договора. Здесь же рассмотрим те особые случаи, когда право авторов на получение вознаграждения лежит за пределами авторского договора.

Наибольшее практическое значение имеет предусмотренное новым авторским законом право на вознаграждение авторов служебных произведений. Как уже указывалось, исключительные права на использование служебного произведения принадлежат лицу, с которым автор состоит в трудовых отношениях (работодателю), если в договоре между ним и автором не предусмотрено иное. Однако Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» устанавливает, что «размер авторского вознаграждения за каждый вид использования служебного произведения и порядок его выплаты устанавливаются договором между автором и работодателем» (п. 2 ст. 14). Данная норма свидетельствует о том, что новое авторское законодательство не исключает возможности получения авторами служебных произведений особого вознаграждения за использование работодателем достигнутых ими творческих результатов. Более того, по смыслу закона создатели служебных произведений, по общему правилу, могут претендовать на получение такого вознаграждения, если только из их договора с работодателем не вытекает иное. Это —новое положение в российском авторском законодательстве, поскольку ранее авторы служебных произведений подобным правом обычно не обладали, за исключением особо установленных законом случаев (например, при издании учебников). В этой связи, как уже отмечалось, трудно согласиться с точкой зрения Э.П. Гаврилова, в соответствии с которой переход прав на использование произведения к работодателю происходит по новому авторскому законодательству автоматически и без выплаты какого- либо дополнительного вознаграждения1. Если договор между автором и работодателем не предусматривает иного, последний действительно автоматически приобретает права на использование служебного произведения на весь срок действия авторских прав. Однако он обязан выплатить автору особое вознаграждение за каждый вид использования произведения. Указанное правило было бы неверно трактовать как нечто необычное. Аналогичным образом решен данный вопрос во всех вновь принятых российских законах, посвященных правовой охране объектов интеллектуальной собственности1.

Предоставление авторам права на получение специального вознаграждения за использование служебных произведений, очевидно, оправдано, поскольку существующий в настоящее время в России уровень заработной платы творческих работников весьма далек от мировых стандартов и, как правило, не зависит от того, используются ли результаты их труда в реальной жизни или нет. Не исключена, конечно, и такая ситуация, когда по соглашению работодателя и автора, нанятого, например, для выполнения конкретного задания, последнему выплачивается вознаграждение, вполне соразмерное возможной выгоде работодателя. В этом случае, особенно если в заключенном контракте четко оговорен данный вопрос, право автора на вознаграждение может быть ограничено тем, что ему причитается по данному контракту. Но это является исключением из общего правила, действующим в основном тогда, когда между сторонами нет спора по рассматриваемому вопросу.

По общему же правилу, закрепленному п. 2 ст. 14 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», автор служебного произведения может претендовать на получение особого вознаграждения, которое превосходит его обычную заработную плату и которое определено договором между автором и работодателем. Такой договор может быть заключен как заранее, например, при приеме автора на работу или по крайней мере до завершения работы над произведением, так и в последующем, например, когда автор сообщает работодателю о созданном им произведении или уже тогда, когда оно начинает использоваться. Если достичь соглашения не удается, вопрос может быть передан на рассмотрение суда как спор о праве гражданском. При этом Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» в отличие, например, от Патентного закона РФ не содержит конкретных указаний на те критерии, которыми должны руководствоваться сами стороны или суд при определении размера авторского вознаграждения. Представляется, что если использование произведения приносит работодателю прибыль, размер вознаграждения должен быть соразмерен этой прибыли с учетом тех сумм, которые уже получены автором в качестве заработной платы. Если же прибыль от использования произведения незначительна или вовсе отсутствует, ориентиром моїут служить те минимальные ставки авторского вознаїраждения, которые в соответствии со ст. 31 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» установлены Советом Министров РФ применительно к авторским договорам с учетом уже полученных авторами сумм.

Вывод о том, что создатели служебных произведений имеют право на получение особого вознаграждения, подтверждается принятым 21 марта 1994 г. Правительством РФ постановлением «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства»-1. Так, согласно п. 3 раздела II Положения «О минимальных ставках авторского вознаграждения за воспроизведение произведений изобразительного искусства и тиражирование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства» автору, создавшему в порядке выполнения служебного задания образец произведения изобразительного или декоративно-прикладного искусства для воспроизведения или тиражирования, вознаграждение выплачивается по нормам, предусмотренным настоящим Положением, если в договоре между автором и работодателем не предусмотрено иное.

Вне авторского договора реализуется право на вознаграждение и тех авторов, которые передают свои полномочия организациям, управляющим имущественными правами на коллективной основе. В соответствии с прямым указанием п. 2 ст. 45 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» договоры, заключаемые авторами с такими организациями, не являются авторскими и на них не распространяются положения ст. 30—34 указанного Закона. Организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе, сами согласовывают с пользователями размер вознаграждения, осуществляют его сбор и распределяют между представляемыми ими обладателями авторских и смежных прав пропорционально фактическому использованию произведений и объектов смежных прав. Если по истечении трех лет с даты поступления вознаграждения на счет организации оно не будет востребовано авторами, организация вправе включить его в распределяемые суммы или обратить на другие цели в интересах представляемых ею обладателей авторских и смежных прав.

Особый случай выплаты авторского вознаграждения предусматривает ст. 26 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», посвященная воспроизведению аудиовизуальных произведений и звукозаписей в личных целях. Распространение современной звуко- и видеозаписывающей аппаратуры создало широкие возможности для простого и дешевого воспроизведения выпущенных в свет произведений. В условиях, когда определить масштабы фактического использования таких произведений практически невозможно, Россия, как и многие другие страны, ввела в свое законодательство правила, разрешающие воспроизведение аудиовизуальных произведений и звукозаписей в личных целях, но с обязательной выплатой вознаграждения авторам, исполнителям и производителям фонограмм. Поскольку же какой-либо индивидуальный контроль за использованием произведений невозможен, установлено, что вознаграждение за воспроизведение в указанных выше целях выплачивается изготовителями и импортерами оборудования (аудио- и видеомагнитофонов, иного оборудования) и материальных носителей (звуко- и (или) видеопленок и кассет, лазерных дисков, компакт-дисков, иных материальных носителей), используемых для такого воспроизведения. Размер вознаграждения и условия его выплаты определяются соглашениями между указанными изготовителями и импортерами, с одной стороны, и организациями, управляющими имущественными правами авторов, производителей фонограмм и исполнителей на коллективной основе, с другой стороны, а в случае, если стороны не достигнут такого соглашения, — специально уполномоченным органом РФ. В свою очередь, изготовители оборудования и материальных носителей включают выплаченное ими вознаграждение в себестоимость выпускаемой ими продукции, что означает повышение ее цены для конкретных потребителей. Если оборудование и материальные носители являются предметом экспорта или не предназначены для использования в домашних условиях (профессиональное оборудование), их изготовители обязанностей по выплате вознаграждения не несут.

Сбор и распределение рассматриваемого вознаграждения должны осуществляться одной из организаций, управляющих имущественными правами авторов, производителей фонограмм и исполнителей на коллективной основе в соответствии с соглашением между ними. Если этим соглашением не предусмотрено иное, указанное вознаграждение распределяется в следующей пропорции: 40% — авторам, 30% — исполнителям, 30% — производителям фонограмм. Следует заметить, что предусмотренный Законом механизм сбора и распределения данного вида вознаграждения только сейчас запускается в действие. Более чем пятилетняя задержка объясняется организационной неоформленностью интересов соответствующих групп правообладателей и отсутствием нормативного решения вопросов о размере, порядке и условиях выплаты вознаграждения. Положение сдвинулось с мертвой точки после принятия Указа Президента РФ от 5 декабря 1998 г. № 1471 «О мерах по реализации прав авторов произведений, исполнителей и производителей фонограмм на вознаграждение за воспроизведение в личных целях аудиовизуальных произведений или звукозаписи произведения»204. В соответствии с названным актом с 1 февраля 1999 г. выпуск для свободного обращения ввозимых на территорию Российской Федерации оборудования и материальных носителей, используемых для воспроизведения в личных целях аудиовизуального произведения или звукозаписи произведения, должен осуществляться при условии выплаты участниками внешнеторговой деятельности — импортерами этих товаров вознаграждения авторам произведений, исполнителям и производителям фонограмм за воспроизведение в личных целях аудиовизуального произведения или звукозаписи произведения. В этой связи Правительству РФ поручено в 3-месячный срок утвердить перечень оборудования и материальных носителей, применительно к которым импортеры этих товаров и отечественные изготовители выплачивают вознаграждение, предусмотренное ст. 26 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», размер, а также порядок и условия выплаты вознаграждения, в случае если не будет достигнуто соглашение, предусмотренное абз. 3 п. 2 ст. 26 указанного Закона.

Наконец, Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» предусматривает выплату автору музыкального произведения (с текстом или без текста) специального вознаграждения за публичное исполнение его произведения при публичном исполнении аудиовизуального произведения (п. 3 ст. 13). Речь идет об особом праве композитора, отличном от тех прав, которые он приобретает как один из соавторов аудиовизуального произведения. Впрочем, рассматриваемым правом обладают авторы любых музыкальных произведений, использованных в аудиовизуальных произведениях, а не только тех, которые специально созданы для последних. Данное право появилось в российском законодательстве лишь с принятием Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» и на первых порах эта новелла столкнулась с непониманием как пользователей аудиовизуальных произведений, так и судебных органов. Показательно в этом отношении дело композитора Т. Когана, автора музыки к кинофильму «Ширли-мырли». Спор возник из-за того, что ни один из кинотеатров С.-Петербурга, в которых демонстрировался фильм, а также другие организации, причастные к его прокату (кинокомбинат «Мосфильм», ГП «Петербург- кино»), не пожелали приобрести у РАО лицензию на публичное исполнение музыкального произведения или вступить в прямые договорные отношения с самим композитором. Северо-Западное отделение РАО в интересах композитора предъявило иски к ряду кинотеатров о взыскании авторского вознаграждения и (или) выплате денежной компенсации. Дела рассматривались несколькими районными судами С.-Петербурга, которые по разным основаниям (в частности, со ссылками на отсутствие у композитора подобного права, неисключительный характер данного права, переход всех прав композитора к изготовителю аудиовизуального произведения и т.п.) отказали в исках. Городской суд г. С.-Петербурга первоначально занял ту же позицию, однако после вмешательства прокуратуры, наконец, удовлетворил абсолютно бесспорное требование композитора1.

Как представляется, столь затянувшийся конфликт возник из-за непонимания и пользователями аудиовизуальных произведений, и судьями причин того, почему за автором музыки, которая использована в аудиовизуальном произведении, признано право на получение какого-то дополнительного вознаграждения, которое должно выплачиваться ему помимо того, что он получает как один из создателей аудиовизуального произведения. Действительно, обосновать разумность и оправданность данного правила Закона с чисто логических позиций и современного состояния кинематографа весьма затруднительно. Однако если обратиться к его генезису, все становится на свои места. Как известно, данное право появилось в законодательстве западных стран в период рождения звукового кино. До этого времени демонстрация «немых» фильмов нередко сопровождалась исполнением музыкальных произведений, в том числе и оригинальных, за что их авторы получали особое авторское вознаграждение. С переходом к звуковому кино надобность в особом музыкальном сопровождении фильма при его демонстрации отпала. Но за композиторами, музыка которых вошла в кинофильмы, было признано право на получение специальных отчислений за каждое публичное исполнение их музыкальных произведений одновременно с исполнением аудиовизуальных произведений.

На наш взгляд, в настоящее время достаточных объективных предпосылок для сохранения в законодательстве исследуемого права композиторов не имеется. Однако с учетом того, что подобным правом композиторы пользуются во всех развитых странах, его закрепление в российском законодательстве следует признать оправданным. Во всяком случае, как бы ни относиться к данному прару, с ним необходимо считаться и, в частности, учитывать его при построении договорных отношений в сфере проката кинофильмов.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что рассматриваемое право композиторов действует лишь в отношении публичного исполнения аудиовизуальных произведений и не распространяется на другие способы их использования. Данный вывод, который разделяется Э.П. Гав- риловым1, находится в причинной связи с происхождением данного права и подтверждается буквальным текстом п. 3 ст. 13 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Поэтому встречающиеся на практике попытки придать этому праву более широкое значение, в частности распространить его действие на передачу аудиовизуального произведения в эфир, на наш взгляд, не основаны на законе. Примером подобного подхода служит следующее дело. В 1994 г. по каналу ВГТРК «Российские университеты» были показаны кинофильмы «Поцелуй», «Два гусара» (2 серии), «Волны Черного моря» (8 серий), в которых использована музыка композитора X. Российское авторское общество, членом которого является X., обратилось к ВГТРК с претензией об уплате компенсации за бездоговорную передачу музыки X. в эфир, опираясь на п. 3 ст. 13 и п. 5 ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Поскольку претензия была отклонена, РАО предъявило иск в суд. Последний признал требования РАО обоснованными и взыскал с ВГТРК компенсацию в размере 20 млн. руб.1

Принимая данное решение, суд допустил явное смешение различных способов использования музыки, включенной в аудиовизуальное произведение, а именно публичного исполнения и передачи в эфир, чем искусственно расширил объем принадлежащего композиторам права по сравнению с тем, как он определен Законом.

К имущественным правам, прямо не названным в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах», но вытекающим из него, могут быть отнесены все права, связанные с использованием авторских произведений в тех формах и теми способами, которые в Законе не перечислены. Примером может служить такое доведение произведения до сведения публики с помощью специальных технических средств, которое в строгом смысле не подпадает ни под передачу в эфир, ни под сообщение для всеобщего сведения по кабелю. Например, нередко в поездах, самолетах, гостиницах и т. д. посредством внутренних акустических и видеосистем для пассажиров и проживающих передаются специально подготовленные программы. Вне всякого сомнения, в данном случае имеет место дополнительное использование произведения, поскольку оно сообщается новой аудитории. Такого рода использование охраняемых законом произведений может происходить только с согласия авторов и с выплатой им дополнительного вознаграждения.

В качестве примера способа использования произведений, который пока еще не нашел (по крайней мере, в нашей стране) широкого применения, но может получить распространение в будущем, можно назвать сообщение произведения индивидуальному пользователю по телефону или с помощью какого-либо иного аналогичного средства. Его преимуществами являются возможность выбора и заказа для исполнения практически любого произведения, отсутствие надобности держать дома множество материальных носителей, оперативность поиска нужного произведения, возможность заранее сформировать требуемую программу и т. д. Если такой вид использования произведений получит распространение, безусловно, им будут существенно затрону- ты интересы авторов охраняемых законом произведений. Поэтому для использования произведений в такой форме необходимо будет получить согласие авторов.

<< | >>
Источник: Сергеев А.П.. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учеб. — 2-е изд., герераб. н доп. — М.: ООО «ТК Велбн». — 752 с.. 2003

Еще по теме 7. Иные права авторов:

  1. Авторы и иные первоначальные обладатели авторских прав
  2. Ж. Ответственность автора за иные нарушения условий договора.
  3. § 3. ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА АВТОРОВ
  4. Нормативные формы, в которых выражены те или иные гражданско- правовые нормы, называются источниками гражданского права.
  5. § 2. ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА АВТОРОВ
  6. § 4. ПРАВА АВТОРОВ ОТКРЫТИЙ
  7. § 4. ПРАВА АВТОРОВ РАЦИОНАЛИЗАТОРСКИХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ
  8. § 4. ПРАВА АВТОРОВ СЕЛЕКЦИОННЫХ ДОСТИЖЕНИЙ
  9. ГЛАВА 5. ПРАВА АВТОРОВ ПРОИЗВЕДЕНИЙ НАУКИ, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА
  10. ГЛАВА 13. ПРАВА АВТОРОВ ИЗОБРЕТЕНИЙ, ПОЛЕЗНЫХ МОДЕЛЕЙ И ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБРАЗЦОВ
  11. § 4. ПРАВА АВТОРОВ ТОПОЛОГИЙ ИНТЕГРАЛЬНЫХ МИКРОСХЕМ И ИНЫХ ПРАВООБЛАДАТЕЛЕЙ
  12. ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА АВТОРА: ОТКАЗ ОТ НЕНУЖНЫХ ИЛЛЮЗИЙ ИЛИ УТРАТА ЦЕННОСТЕЙ? Е.И. КАМИНСКАЯ