<<
>>

§ 6. Форум прав в Интернете и решение актуальных проблем регулирования интернет-отношений

Надо заметить, что общая концепция Интернета, описанная выше, не может существовать как некая константа. Она должна подпитываться новыми идеями, развиваться и совершенствоваться. Но для этого должны быть созданы определенные организации (или организация), которые бы выполняли указанные функции и решали по ходу возникающие проблемы в процессе регулирования интернет-отношений.
В качестве подобной организации может сегодня, на наш взгляд, выступить Форум прав в Интернете (т. е. структура, которая наделена необходимыми правомочиями и в состоянии решать разнообразные правовые задачи, возникающие в Интернете) <1>. Появление аналогичной структуры в России, последовательный анализ работы Форума и использование его знаний об Интернете представляется весьма полезной и своевременной инициативой.

<1> Этот Форум мы рассматриваем в качестве субъекта интернет-отношений. См.: http://www.foruminternet.org.

Следует подчеркнуть, что идея создания специфической организации для обсуждения юридических вопросов, стоящих перед Интернетом, впервые появилась в сообщении французского Государственного совета в 1998 г. под названием "Интернет и цифровые сети". По просьбе премьер-министра Лионеля Жоспена в августе 1999 г. была проведена соответствующая депутатская экспертиза по рассматриваемой проблеме. В своем отчете в июле 2000 г. "Права и свободы на Интернет" депутаты подтвердили правильность указанной идеи и впервые использовали термин "Форум". Сам проект правового Форума в Интернете был реализован в декабре 2000 г. На сегодняшний день его активными участниками являются представители европейских стран, среди которых граждане Франции, Германии, Италии, Испании и других стран.

Форум прав в Интернете представляет собой пространство для встречи публичных и частных участников, являясь клубом предпринимателей и пользователей Сети. Сегодня Форум - постоянное место диалога и коллективного размышления специалистов, включая юристов, которые исследуют применение и развитие правовых норм в сфере Интернета и практику использования этого нового пространства в условиях современных технологий. Он позволяет лучше понять наши общие правовые цели в Сети и в процессе обсуждения получить ответы на поставленные вопросы, а также побуждает законодателей к формированию необходимых норм права и этики для Интернета.

Его роль состоит в том, чтобы улучшить информирование субъектов (участников) экономических сделок и пользователей Интернета, обеспечить активное международное сотрудничество в электронной среде; организовать обсуждение юридических вопросов, поднятых многими странами, тем самым облегчая деятельность законодателей и благоприятствуя введению различных действенных форм регулирования и саморегулирования в рассматриваемую область.

Все сказанное указывает на то, что ни один из существующих государственных органов нашей страны не может играть роль данного Форума.

Так, если говорить о Министерстве связи и массовых коммуникаций РФ <1>, то этот орган осуществляет функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере информационных технологий (включая использование информационных технологий при формировании государственных информационных ресурсов и обеспечение доступа к ним), электросвязи (включая использование и конверсию радиочастотного спектра) и почтовой связи, массовых коммуникаций и средств массовой информации, в том числе электронных (включая развитие сети Интернет, систем телевизионного, в том числе цифрового, вещания и радиовещания и новых технологий в этих областях), печати, издательской и полиграфической деятельности, обработки персональных данных.

<1> См.: Постановление Правительства РФ от 2 июня 2008 г.

N 418 "О Министерстве связи и массовых коммуникаций Российской Федерации" // СЗ РФ. 2008. N 23. Ст. 2708.

На основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов Президента, Правительства этот орган самостоятельно принимает нормативные правовые акты в рамках своей компетенции.

Перечень этих ведомственных актов носит исчерпывающий характер и касается различных нормативных требований. Среди них вопросы построения сетей связи; требования к нумерации, защите сетей связи от несанкционированного доступа; требования к порядку пропуска и маршрутизации трафика; требования к проектированию, строительству, реконструкции и эксплуатации сетей связи и сооружений связи; требования к оказанию услуг связи, в том числе универсальных; требования по информационной безопасности информационно-телекоммуникационных сетей и других сетей связи; требования к сетям и средствам связи для проведения оперативно-розыскных мероприятий по согласованию с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и др.

Минкомсвязь также участвует в формировании единого информационного пространства на территории государств - участников СНГ, способствует формированию положительного имиджа Российской Федерации, в том числе инвестиционного, за рубежом.

Если анализировать полномочия Министерства культуры РФ и входящих в его структуру подразделений, то данный орган осуществляет функции по выработке государственной политики в сфере культуры, искусства, историко-культурного наследия, кинематографии, архивного дела, авторского права и смежных прав.

Это Министерство на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов Президента РФ и Правительства РФ самостоятельно принимает правила информационного обеспечения граждан, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций и общественных объединений на основе документов, архивов Российской Федерации. Министерство культуры РФ организует создание кооперированных библиотечных систем и информационно-библиотечных сетей, сводного каталога библиотек Российской Федерации, современных систем безопасности государственных музеев и библиотек <1>.

<1> См.: Постановление Правительства РФ от 29 мая 2008 г. N 406 "О Министерстве культуры Российской Федерации" // СЗ РФ. 2008. N 22. Ст. 2583.

Итак, анализ подтвердил, что компетенция данных Министерств и их структурных подразделений в электронной среде Интернета проявляется лишь в регулировании этой среды как инфраструктуры, но никак не в функциях организации всего Интернета и его использования в мировом масштабе, а также в исследовании содержания всемирной информационно-правовой деятельности в целом. А вот как раз эти вопросы и являются предметом изучения Форума.

Кроме того, деятельность указанных государственных органов не затрагивает проблем частной корреспонденции в силу ст. 5, 9 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Несмотря на то что Постановление Правительства РФ от 28 марта 2000 г. N 265 "Об утверждении Положения о Министерстве Российской Федерации по связи и информатизации" <1> и возлагало на Минсвязи обязанности по созданию и развитию национальной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, а также работу по внедрению новейших технологий, созданию интерактивных систем информационного обслуживания в стране, это Министерство в действительности оказывало малое влияние на структуру мировой Сети, в частности в сфере разработки новейших информационных услуг. В его компетенцию, к сожалению, не входила оценка реального состояния электронной среды, ее использования, а также перспектив будущего развития Интернета. Одними из оснований правомерности вмешательства в данную сферу Минкомсвязи России являются регламентация ими частотных ресурсов в Российской Федерации, сертификация технических средств и услуг связи, выделение каналов и сетей.

<1> СЗ РФ. 2000. N 14. Ст. 1498.

Как же можно охарактеризовать идею рассматриваемого Форума в целом и применительно к нашей стране?

Форум прав в Интернете в данном случае - это организация нового жанра, созданная в виде ассоциации и осуществляющая свои функции не как "административная власть". Она не разрабатывает здесь законы, не фиксирует правила поведения, а также не вводит этические кодексы и не решает дела по индивидуальным интернет-спорам в Сети. Ее основная цель состоит в том, чтобы благоприятствовать приспособлению юридических норм, институтов права и судебной практики к новому контексту информационного общества.

Следовательно, теоретико-правовое значение этой организации характеризуется не сферой ее вмешательства в Интернет, а характером ее полезной практической деятельности. В настоящее время Форум прав в Интернете осуществляет три большие функции, а именно: 1) способствует сближению позиций между субъектами интернет- отношений; 2) способствует информированию и привлечению внимания к Интернету со стороны общественности; 3) координирует международное сотрудничество в данной сфере.

На базе заключений своих рабочих групп Форум может формулировать рекомендации, которые обращаются не только к частным субъектам по вопросам их саморегуляции в виртуальном пространстве, но также и к публичным властям по проблемам применения и обустройства существующего права и правового воздействия на Интернет в целом. Такая деятельность по формированию полезных рекомендаций осуществляется или по собственной инициативе Форума, или по инициативе государственных органов различных стран.

Надо подчеркнуть, что Форум собирает и публикует свои предложения о содержании норм и правилах пользования Сетью, осуществляя таким образом воспитательную функцию.

Сайт Форума служит местом подготовки рекомендаций, справочником прав и обязанностей для пользователей Интернета; регулярно предлагает интересные для пользователя темы, дает практические советы и ответы на актуальные вопросы. Наконец, этот портал представляет собой пространство обсуждения в режиме реального времени - каждый может активно участвовать в непрекращающихся дебатах, отстаивать свою точку зрения, сопоставлять ее с другими мнениями участников Сети, предлагать темы для обсуждения и т. д.

Форум координирует свою деятельность с публичными органами власти, и в частности с органами государственного управления, которых также касаются проблемы интернет-права и виртуального пространства. При этом он проявляет свою независимость и одновременно близость к государству, с тем чтобы гарантировать беспристрастность своих рекомендаций в целях последующего их учета органами публичной власти. Представители государственных органов приглашаются и участвуют в работе Форума. Форум также периодически информирует органы государственного управления о продвижении своих проектов и работ.

К принципам функционирования рассматриваемой организации можно отнести следующие исходные положения.

1. Гласность, открытость обсуждения и принятия решений. Как уже отмечалось, Форум нацелен на то, чтобы облегчить диалог и обмен между субъектами интернет- отношений (т.е. между всеми участниками электронной среды - провайдерами, экспертами, административными службами, частными пользователями и др.). Все они принимают участие в этой коллективной работе и способствуют выработке необходимых норм поведения субъектов в сети Интернет. Например, эксперты участвуют в деятельности всех рабочих групп данной организации. Их рекомендации доводятся до пользователей Интернета во время обсуждения проблем. Работа комитетов Форума способствует сближению позиций дебатирующих, позволяя его членам, которые не приняли участие в деятельности рабочих групп, также делать свои заключения. 2.

Независимость. Организатор дебатов (т.е. сам Форум) не отстаивает никакой общественный или частный специфический интерес. В дебатах наблюдается нейтралитет, который является залогом доверия пользователей Интернета и позволяет Форуму принимать решения демократично и свободно. "Разнородность построения" руководящих инстанций, публичное финансирование и прозрачность внутренних процедур ассоциации - все это гарантирует разумную независимость Форума в обществе. 3.

Прагматизм. Форум не является застывшим организмом, созданным для осуществления четко определенных функций организации. Он должен сам развиваться шаг за шагом и предлагать гибкие и динамичные ответы на правовые и иные вопросы, возникающие перед обществом в этой сфере интернет-отношений. Для этого ассоциация должна пользоваться своей реально существующей компетенцией и функционировать в экспериментальном режиме, начиная с наблюдения и исследования правовой и социальной практики. 4.

Универсальность. Интернет видоизменяет географические, правовые и иные рамки и границы. Он влияет на многие профессии, в том числе и профессию юриста. И проблемы, которые ставятся сегодня перед теорией и практикой права, требуют отхода от узкозонального, отраслевого подхода к социально-правовым явлениям и процессам. Для того чтобы выработать общие принципы в этой сфере, нужно рассуждать и действовать глобально и гибко, с учетом научных достижений.

Помимо своей роли по информированию пользователей главная функция Форума заключается также в том, чтобы распознавать наиболее существенные юридические проблемы, затем структурировать их, организовывать обсуждение, достигая приемлемого консенсуса. Эта основная цель данной международной организации.

Так, первое собрание Совета этой организации состоялось 11 мая 2001 г., и на нем была установлена первая рабочая программа по обсуждению теоретико-прикладных проблем Интернета и правовых отношений. Кроме оценки пользователями структуры своего сайта, Форум интересовался также двумя проблемами: "Интернет и трудовые отношения" и "Способы разрешения правовых конфликтов". Для решения вопросов были созданы рабочие группы, и они выработали необходимые рекомендации по указанным проблемам. Форум также обсудил и другие темы. За 2006 - 2008 гг. можно особо отметить рекомендации Форума по таким темам, как: "Хранение электронных документов", "Интернет-торговля и продукты здравоохранения", "Педофилия в Интернете", "Игры в Интернете: как управлять?", "Права потребителя в сфере электронной коммерции", "Трудовые отношения в Интернете", "Электронное голосование и модернизация электоральных процессов".

Однако размах и разнообразие юридических вопросов, поставленных Интернетом в связи с формированием информационного общества, не позволяют одной организации или органу, насколько бы компетентен он ни был, единолично брать на себя рассмотрение всего комплекса обсуждаемых проблем интернет-права и регулирование виртуального пространства. Это касается и деятельности Форума прав в Интернете.

Кроме того, здесь довольно трудно формулировать правила представительства для всех участников Интернета, потому что речь идет обо всех потенциальных пользователях, и некоторые сектора и участники (специалисты, предприятия) лучше организованы, чем другие (пользователи, конечные потребители). В результате в настоящее время Форум принял вид особенно открытой и гибкой структуры. Его возможные юридические решения не могут зависеть от простого голосования большинства. С начала своего возникновения Интернет выработал различные формы постоянного сближения позиций своих субъектов (участников), в том числе на мировом уровне (например, в решении вопросов стандартизации).

Ныне состав Форума разделен на две коллегии: экономических участников и пользователей <1>. Его учредители - первые члены, вступившие в ассоциацию; они входят в его руководящие органы - Координационный совет и Наблюдательный совет. Соответствующие структуры являются и международными инстанциями, занимающимися анализом юридических аспектов Интернета.

<1> Экономические участники и пользователи здесь - это тоже субъекты интернет- отношений.

Каждый член Форума должен подписать протокол вступления в организацию, что подтверждает его намерение следовать принципам и ценностям, которые разделяет ассоциация. Среди членов Форума стоит особо отметить ISOC France (французская часть Internet Society <1>), AIJPC (Международная ассоциация юных профессионалов в сфере коммуникации), ADEMI (Общество защиты прав артистов и музыкантов), ADIJ (Ассоциация по развитию юридической информатики), MRAP (Движение против расизма и за дружбу народов), Wanadoo, Google, Microsoft, eBay, Yahoo!, BNF (Национальная библиотека Франции). Членами Форума в ближайшее время станут IBM, RFI (Международное французское радио), CISAC (Международная конфедерация компаний авторов и композиторов).

<1> Internet Society - международная организация по международному сотрудничеству и координации в области Интернета, сетевых технологий и их приложений. См. подробнее: http://www.isoc.org.

В настоящее время Форум прав в Интернете функционирует в трех основных "концентрических кругах" (рис. 2).

Сеть (дебаты)

Ассоциированные члены - две коллегии A B C D Совет

Рис. 2. Структура Форума прав в Интернете. A - квалифицированные специалисты - эксперты (три человека); B - экономические участники (четыре человека); C - публичные власти (четыре человека); D - пользователи (четыре человека)

Во главе организации находится Совет, состоящий из 15 членов. Он выносит на обсуждение вопросы интернет-права, организует их обсуждение и управляет постоянными функциями информирования и наблюдения, которые поручены организации. Находясь в постоянном взаимодействии с публичными органами власти, Совет призван облегчить информационный обмен между разнообразными субъектами интернет-отношений (участниками). Совет, который образует ядро Форума, должен пытаться приводить субъектов в ходе обсуждения юридических проблем к согласию и учитывать разногласия между ними по окончании обсуждения.

Совет формируется, с одной стороны, из представителей публичных органов власти (их четверо) и, с другой стороны, из ассоциированных членов, т.е. из представителей ассоциаций участников экономических сделок, граждан, потребителей. Эти ассоциированные члены, которые составляют второй круг субъектов, разделены на две коллегии: на экономических участников и пользователей, каждая из которых состоит из четырех членов; при этом соблюдаются условия, обеспечивающие высокую легитимность избрания последних.

Три квалифицированных специалиста - эксперта назначаются затем при полном согласии 12 избранных членов.

Третий круг субъектов составляет собственно Сеть, т. е. включает всех граждан, экономических и социальных субъектов (участников), желающих принимать участие в открытых юридических дебатах, организованных Форумом.

Важно также осмыслить с точки зрения интернет-права опыт специфической организационно-правовой работы Форума и ее оригинальные способы.

Изучение показало, что первой отличительной чертой его работы является поиск согласия участников (субъектов), который состоит в следующем. Форум рассматривает любой правовой вопрос в сфере Интернета, как по поручению (представлению) органа государственной власти, публичного органа, так и по просьбе одного из своих участников. Затем он организует предварительные консультации своих членов и публичных государственных органов власти по возникшим проблемам, инициирует открытое общественное обсуждение, формулирует итоги обсуждения.

По окончании обсуждения Совет либо констатирует наличие консенсуса, либо отмечает, что между участниками обсуждения существуют реальные разногласия по конкретным юридическим вопросам. При имеющихся разногласиях Форум вырабатывает свою позицию по тому или иному вопросу и в случае, если за нее проголосовало квалифицированное большинство, издает свои рекомендации. В отсутствие такого квалифицированного большинства результатом обсуждения на Форуме будет простой синтез мнений без каких-либо юридических рекомендаций.

На основе анализа многоплановой деятельности Форума прав в Интернете нами сформулированы базовые принципы интернет-права: 1)

виртуальная сфера не является особым правовым пространством: фундаментальные нормы, принципы, институты права здесь вполне применимы, хотя некоторые аспекты правореализации в Интернете носят специфический характер. Эти правовые средства должны гарантировать равную защиту основных прав и свобод граждан. Такая защита необходима как в реальном, так и в виртуальном пространстве, как на национальном, так и на межнациональном уровне; 2)

нельзя добиться реальной свободы слова в Интернете без ответственности. Это фундаментальная основа рассматриваемых идей интернет-права и права вообще; 3)

мир сетей представляет собой не только торгово-экономическое (коммерческое), но и социально-правовое пространство. Это обусловлено тем, что бурное развитие электронной коммерции в Сети не должно затмить главное преимущество, которое дает нам Интернет, - он позволяет каждому субъекту интернет-отношений самовыражаться и свободно общаться повсюду и с кем угодно; 4)

не существует какого-либо единственно правильного национального ответа на проблемы интернет-права. Они должны обсуждаться представителями всех стран. Поэтому рекомендуемые Форумом решения, способы и формы его деятельности принимают общепланетарный характер. Кроме того, Форум борется за равенство доступа всех людей к информации и равенство использования цифровых сетей всеми субъектами.

В этом контексте Форум призван разработать и установить новые формы диалога между субъектами интернет-отношений, более гибкие и открытые. Чтобы решить эту задачу, он принимает активное участие в реализации различных европейских и международных инициатив по интернет-праву; устанавливает корреспондентские связи с иностранными участниками, отстаивающими общечеловеческие ценности и желающими в рамках международного права работать в сетях.

Для этого в Форуме создан Международный комитет, объединяющий иностранных представителей, которые интересуются проблемами регулирования сетей и хотят способствовать максимальному сближению точек зрения специалистов из различных стран в сфере правового регулирования интернет-отношений.

Изучение автором зарубежного опыта показало, что сегодня выработаны три процедуры контроля, которые гарантируют эффективную работу Форума. Это, в частности, внутренний контроль. Его осуществляет Наблюдательный совет - орган, призванный следить за соблюдением социальных целей и бюджетных обязательств этой ассоциации; ревизоры и аудиторы, которые назначаются Координационным советом и осуществляют финансовый контроль, а также обнародуют ежегодный отчет о деятельности ассоциации. В соответствии с трехгодичным соглашением между государством и Форумом устанавливаются условия оплаты, субсидии и перечень обязательств, налагаемых на Форум (составляется годовой отчет о проделанной работе и отчет о состоянии денежных средств, проводится периодическая оценка работы ассоциации). Эта ассоциация, наконец, подвергается контролю со стороны фискальных органов государства-учредителя.

Думается, что такие процедуры контроля необходимы, ибо они обеспечивают гласность и прозрачность финансовой стороны деятельности Форума, а также принимаемых Форумом юридических и иных решений.

Для эффективной работы Форума необходимы немалые денежные средства. Чтобы гарантировать свою независимость по отношению к частным корпорациям, Форум прав в Интернете имеет смешанное финансирование, которое состоит из международных и европейских субвенций. Основные проекты Форума реализуются в основном за счет государственных субсидий в размере 1,14 млн. евро в год. Финансирование осуществляется в рамках трехгодичного соглашения между французским государством и Форумом. Указанное соглашение определяет соответствующие обязанности сторон и гарантирует публичную поддержку ассоциации в течение трех лет. Кроме того, Форум еще получает денежные взносы от своих членов. И, в итоге, бюджет этой ассоциации покрывает обязательные ее расходы, связанные с содержанием постоянного персонала, эксплуатацией сайтов, линий связи и т.д. Публичное финансирование является гарантией независимости и открытого функционирования Форума.

Общую философию настоящего исследования можно сформулировать так: цифровые сети Интернета должны быть пространством мировой цивилизованности, разумного правопорядка, порядочности и приличия. При этом категории "цивилизованность" и "правопорядок" рассматриваются нами как "искусство хорошо и по правилам жить вместе" всем народам на нашей планете. Реализации этой цели способствует интернет- право - новое и самостоятельное научное направление юридических исследований.

В связи с такой постановкой вопроса возникает множество правовых проблем, связанных с деятельностью субъектов интернет-отношений. Раскроем их, но сначала сформулируем несколько принципиальных выводов.

1. Исследуя совокупность существующих законов, применяемых к участникам интернет-отношений в странах Европы и США (в частности, законодательные положения о защите прав потребителя и те положения, которые гарантируют соблюдение общественного порядка), мы можем сделать вывод о том, что не существует никакой потребности введения какого-то глобального, общемирового, специфического закона для Интернета. В рассматриваемой среде, где любой тип информационной деятельности может быть осуществлен самостоятельно, существующие правила уже регулируют какую- либо свою область (рекламу, налоговую систему, интеллектуальную собственность). Хотя определенные международные (наднациональные) нормы, как мы уже отмечали, здесь необходимы. 2.

Межграничные и межнациональные цифровые сети приводят к существенной модификации (изменению) обычных способов регулирования. С одной стороны, государственное регулирование должно соединяться (комбинироваться) с саморегулированием субъектов интернет-отношений (участников), т.е. речь идет о вмешательстве публичных органов государственной власти в Интернет в целях разъяснения принципов регулирования, а также для превентивных действий против совершения различных правонарушений в сетях. С другой стороны, учитывая границы, присущие любой чисто национальной инициативе, международное сотрудничество (кооперация) государств в этой области будет как никогда полезно для защиты публичных интересов субъектов интернет-отношений, в которых доминирует частная инициатива (частный интерес). Иными словами, Интернет и цифровые сети выявляют двойную взаимозависимость - между публичными и частными субъектами (участниками) и между государствами. Все это делает очень сложным выработку и осуществление любой политики в этой области. 3.

То или иное правительство должно определять общие стратегические направления, обеспечивающие координацию межгосударственных позиций по проблемам Интернета, права и цифровых сетей с различными учреждениями и организациями: Советом Европы, ЮНСИТРАЛ, Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Всемирной торговой организацией (ВТО), Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС) и др. Сегодня координация в этой области кажется недостаточной с общепланетарной точки зрения. Необходимо как можно скорее сформировать межведомственный координирующий орган, наделенный легитимной силой и способный влиять на работу публичных служб и частных участников в Сети. Главная цель такого органа - способствовать выработке общих позиций на международных переговорах по Интернету. Так, после запуска первого искусственного спутника Земли в октябре 1957 г. Генеральная Ассамблея ООН в 1959 г. учредила постоянный орган - Комитет по использованию космического пространства в мирных целях, в состав которого первоначально входили 24 государства, а в настоящее время - 65 государств. Аналогичная инициатива может появиться и в отношении динамично развивающегося организма - Всемирной паутины. 4.

Мир сетей находится в постоянной эволюции. В связи с этим функции наблюдения и постоянного анализа будут крайне важны и полезны. Никакое решение не может быть высказано раз и навсегда. Необходимо следовать за эволюцией цифровых сетей, чтобы наилучшим образом решать острые юридические проблемы деятельности Интернета. Именно постоянно действующий координирующий орган (ячейка) мог бы привлекать все заинтересованные стороны к решению насущных проблем.

В противовес предыдущим размышлениям о профессиональной этике в Сети данный подход предлагает общий метод действия, основанный на разумном наблюдении за информационным обществом и убеждении, что новые способы регулирования должны быть установлены незамедлительно. И в этом контексте встает задача решения проблем, связанных с совершенствованием регулирования мировой инфраструктуры Интернета. Среди этих проблем можно выделить пять исходных. Они являются сегодня предметом углубленного изучения (учитывая их значимость и актуальный характер современных интернет-отношений): 1) защита персональных данных и частной жизни в Сети (одна из наиболее чувствительных тем дл пользователей); 2) правовое регулирование электронной торговли, обеспечение безопасности сделок в Интернете; 3) защита интеллектуальной собственности, стимулирующая появление новых электронных продуктов в Сети; 4) борьба с противозаконной информацией и противоправным поведением в Сети и 5) адаптация правового регулирования электронных сообщений и онлайн-услуг к смежным явлениям информатики, аудиовизуального распространения и средствам телекоммуникаций.

Рассмотрим их в контексте изложенных идей интернет-права.

Защита персональных данных и частной жизни в Сети. Известно, что недостаточное обеспечение защиты личных данных физических и юридических лиц представляет опасность и является нарушением в среде цифровых сетей. Сюда можно отнести: сбор данных о пользователях без их ведома, незаконные способы завладения информацией, позволяющие создавать базы данных пользователей, совершать неправомерные покупки или обмены личными данными пользователей. Известно, что в этой области нет четкой правовой регламентации. И Федеральный закон "О персональных данных" не решил большинства юридических проблем. Законодателем установлен легальный предел (рамки) регулирования, тем не менее он постоянно нарушается. Поэтому интернациональный характер Сети и чрезмерная вариация практики ее участников требуют сегодня основательного и существенного изменения способов регулирования, причем государственная нормативная регламентация должна подкрепляться разнообразной практикой саморегулирования участников Сети. Поэтому у Министерства связи и массовых коммуникаций РФ должны появиться новые функции: постоянный мониторинг за качеством информации в Сети техническими устройствами, используемыми в сети Интернет, разработка и введение типовых контрактов, побуждение общества к скорейшему введению кодексов профессиональной этики и т.д.

Кроме того, здесь имеет важное значение поиск равновесия (нужно юридическое решение) между возможностью сохранения анонимности пользователя Сети и необходимостью его обязательной идентификации в случаях, когда он ведет активную предпринимательскую деятельность. Это также важно в случае сбора доказательств ("сетевых" юридических фактов) и совершения действий, связанных с установлением события преступления. По действующему законодательству обязательное сохранение данных и имени пользователя Сети должно быть непреложным правилом всех технических служб.

Например, Правила взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность <1> (далее - Правила), устанавливают, что оператор связи обязан своевременно обновлять информацию, содержащуюся в базах данных об абонентах оператора связи и оказанных им услугах связи. Указанная информация должна храниться оператором связи в течение трех лет и предоставляться органам федеральной службы безопасности, а в случае, указанном в п. 3 Правил, органам внутренних дел путем осуществления круглосуточного удаленного доступа к данной информации (п. 12 Правил).

<1> См.: Постановление Правительства РФ от 27 августа 2005 г. N 538 "Об утверждении Правил взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность" // СЗ РФ. 2005. N 36. Ст. 3704.

Базы данных должны содержать следующую информацию об абонентах оператора связи: фамилия, имя, отчество, место жительства и реквизиты основного документа, удостоверяющего личность, представленные при личном предъявлении абонентом указанного документа, - для абонента-гражданина; наименование (фирменное наименование) юридического лица, его место нахождения, а также список лиц, использующих оконечное оборудование юридического лица, заверенный уполномоченным представителем юридического лица, в котором указаны их фамилии, имена, отчества, места жительства и реквизиты основного документа, удостоверяющего личность, - для абонента - юридического лица; сведения баз данных о расчетах за оказанные услуги связи, в том числе о соединениях, трафике и платежах абонентов (п. 14 Правил).

Подобные жесткие требования связаны с положением ст. 10 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", где установлено, что информация, распространяемая без использования СМИ, "должна включать в себя достоверные сведения о ее обладателе или об ином лице, распространяющем информацию, в форме и в объеме, которые достаточны для идентификации такого лица".

Наконец, по этим вопросам необходимо определить общие принципы и подходы, которые могли бы стать в перспективе предметом соответствующих международных соглашений. Целесообразность и своевременность ведения таких переговоров в этой сфере обусловлена тем, что, например, российский законодатель впервые в ст. 11 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" закрепил категорию частной (персональной) информации о гражданах. Федеральный закон "О персональных данных" расширил эту категорию (ст. 3). Здесь речь идет об информации о частной жизни лица, а равно об информации, нарушающей личную, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица, собранной без его согласия. Перечень информации о частной жизни человека (а также средства ее передачи), исходя из формулировки закона, не является исчерпывающим и четко определенным, так как в него включаются и "иные сообщения физического лица". Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации" определил, что такие персональные данные относятся к категории конфиденциальной информации, и запретил сбор, хранение, использование и распространение такого рода информации, кроме как на основании судебного решения. Все это позволяет сделать вывод о том, что личные (персональные) данные находятся под юридической защитой и в среде Интернета. Кроме того, ст. 63 Федерального закона "О связи" закрепляет тайну связи. Статья устанавливает, что все операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи. Однако активное внедрение новых технологий и изменение режима защиты информации может ставить под сомнение само понятие идентичности физического лица (личности). Можем ли мы сегодня признавать существование виртуального лица, снабженного такими же правами, что предоставлены физическому (реальному) лицу? Или правовой статус виртуального лица должен быть отличен от статуса реального лица? Так, например, И.Л. Бачило вводит в оборот категорию "виртуальный субъект". Автор пишет: "Виртуальный субъект - это субъект, который плохо осязаем (его признаки и характеристики неустойчивы), но способен к действию и участвует в отношениях с другими субъектами. Это возможно, - продолжает И.Л. Бачило, - прежде всего в сети Интернет, не поддающейся контролю и управлению в обычном понимании в связи с анонимностью участников обмена информацией" <1>. Данное размышление должно быть обязательно продолжено специалистами в последующих научных исследованиях, причем не только с правовых, но и с философских, социологических и политических позиций.

<1> Бачило И. Л. Субъекты права в информационной сфере // Информационное право / Под ред. Б.Н. Топорнина. 2-е изд. С. 141 - 142.

Правовое регулирование электронной торговли в сетях. Если говорить об электронной торговле как о понятии и об институте права, нужно отметить то обстоятельство, что на сегодняшний день отсутствует единое понимание этой категории в теории права. Так, некоторые авторы под электронной торговлей понимают рекламу и обмен товарами, осуществляемый между физическими и юридическими лицами посредством коммуникационных сетей <1>. В этом случае речь идет об узком понимании электронной торговли. Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле, одобренный 16 декабря 1996 г. на 85-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН <2>, в ст. 1 указывает, что термин "торговля" следует толковать шире, охватывая все отношения торгового характера, как договорные, так и недоговорные. Отношения торгового характера включают: любые торговые сделки на поставку товаров или услуг или обмен товарами или услугами; дистрибьюторские соглашения; коммерческое представительство и агентские отношения; факторинг; лизинг; строительство промышленных объектов; консалтинг; инжиниринг; куплю-продажу лицензий; соглашения об эксплуатации или концессии; совместные предприятия и другие формы промышленного или предпринимательского сотрудничества. В этом случае электронная торговля не сводится лишь к купле-продаже товаров и услуг через электронную сеть. Существуют точки зрения, согласно которым электронная торговля трактуется еще более широко - как электронное ведение бизнеса. Широкое распространение получило определение электронной коммерции как комплекса коммерческих сделок, совершаемых посредством цифровых средств связи <3>.

<1> См.: Baillet F. Op. cit. P. 95 - 120.

<2> См.: Комиссия ООН по праву международной торговли. Ежегодник. 1996. Т. 27. Нью-Йорк, 1998. С. 319 - 323.

<3> Le commerce electronique: aspects juridiques sous la direction de Alain Bensoussan. P., 1998.

В целях предпринятого исследования представляется правильным разграничить электронную торговлю и интернет-торговлю. Представляется, что они соотносятся как часть и целое. Причем электронная торговля представляет собой более объемное понятие. Электронная торговля выступает разновидностью предпринимательской деятельности, в процессе которой субъекты права заключают, изменяют, исполняют и прекращают договоры посредством обмена электронными сообщениями. Интернет-торговля - это предпринимательская деятельность, которая осуществляется посредством обмена электронными сообщениями, но уже через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет. Интернет-торговля может и не выступать особым видом предпринимательской деятельности в том случае, когда инфраструктура Интернета используется хозяйствующими субъектами исключительно в качестве сети связи. В этом случае целесообразно говорить лишь об особом способе осуществления предпринимательской активности в кибернетическом пространстве.

Интернет-торговля, объемы которой были достаточно скромны в 1997 г. (порядка 1 млрд. долл. США во всей Европе), в последнее время ощущает растущий потребительский спрос. По данным Национальной ассоциации участников электронной торговли (НАУЭТ), объем рынка интернет-торговли в России в 2005 г. достиг 4,474 млрд. долл. США, превысив показатели предыдущего года (3,233 млрд.) на 38%. В 2007 г. он вырос еще на 30% по сравнению с 2006 г. (6,078 млрд.) и составил 7,9 млрд. долл. НАУЭТ прогнозирует, что в 2008 г. рынок электронной торговли в России вырастет еще на 30% по сравнению с 2007 г. и составит более чем 10 млрд. долл. (табл. 1).

Таблица 1

Общие данные по электронной торговле в России за 2003 - 2007 гг. (млн. долл.) Сегмент 2003 2004 2005 2006 2007 Темпы роста, %

B2C

(коммерсант - потребитель) 480,4 662 1020 2085 3250 156 B2B

(коммерсант - коммерсант) 316,2 442 1300 1723 2288 132 B2G

(коммерсант - госсектор) 141 2130 2174 2270 2368 <*> 890 <**> 104 Итого: 937 3233 4494 6078 7906 130 <*> Включая запросы котировок и прочие формы размещения заказа, проведенные в электронной форме. <**> Только электронные аукционы.

Специалисты сегодня прогнозируют, что в первые 10 лет наступившего тысячелетия значительная часть торгового оборота в мире будет приходиться на электронный интерактивный рынок. Доступ к нему станет возможным в реальном времени практически из любой точки планеты. Всемирная торговля в Сети увеличится в ближайшие пять лет в несколько раз и составит, по некоторым подсчетам, порядка 7 трлн. долл. США <1>. Необходимо уточнить, что принципиальное отличие и значительное преимущество электронной торговли заключаются в том, что она осуществляется на основе электронного документооборота и не сопровождается длительным оформлением документов на бумажных носителях. Таким образом, весь торговый цикл (процесс) либо его существенные элементы проходят в интерактивном режиме с использованием электронных цифровых средств телекоммуникаций. Все это способствует снижению издержек торгового обращения и существенно влияет на уменьшение потребительской стоимости товара, так как сокращает временные циклы между стадиями производства и продажи товаров, гарантирует существенную экономию времени получения информации о товарах и услугах, устраняет посредническое звено и снижает разнообразные риски. Эта новая форма коммерции находит широкое распространение главным образом в сделках между юридическими лицами. Электронная торговля способствует значительному развитию малого и среднего предпринимательства - из-за прямых поставок товаров и услуг значительно снижаются издержки сбыта, расходы на обслуживающий персонал. Между тем она остается второстепенной и экономически малоприбыльной для физических лиц из-за ряда причин. Главное - гарантировать (обеспечить) юридические рамки безопасности для потребителей, предлагая им соответствующий уровень защиты, сравнимый с тем, который установлен для "классической" купли-продажи в нашей стране и в других странах. Для этого нами были выработаны следующие рекомендации:

<1> Данные специального исследования, проведенного авторитетной компанией "GartnerGroup". См.: www.gartner.com. -

основываясь на положениях Правил продажи товаров дистанционным способом <1>, необходимо содействовать принятию российского закона "Об электронной торговле", который бы закрепил основные правила для рынка электронной торговли;

<1> См.: Постановление Правительства РФ от 27 сентября 2007 г. N 612 "Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом". -

нормативное регулирование в данной сфере должно быть направлено в первую очередь на регламентацию понятийного аппарата, его расширение; -

следует "формализовать" кодексы профессиональной этики, которые давно используются в Интернете. Таким образом, закрепляя их в законе и придавая им нормативный, общеобязательный характер, вводить механизмы регулирования, выработанные снизу, самими участниками электронной коммерции, а не насаждать модели регулирования сверху. Представляется правильным решение не принимать малоэффективные нормы права, а "формализовать" уже имеющиеся и действующие, разработанные практикой электронного товарообмена; -

благоприятствовать выработке профессиональными организациями типовых контрактов для электронной коммерции. Именно по такому пути пошла Французская ассоциация по коммерции и электронному обмену; -

активнее внедрять практику разрешения конфликтов третейскими судами в этой среде; -

электронная торговля в скором времени станет "торговлей троих". Это уже сегодня ведет к появлению новых юридических услуг и профессий, таких, как кибернотариусы, киберюрисконсульты, киберадвокаты и т.д. Следует следить за развитием законодательства об электронной торговле в западных странах, прежде всего в странах Европы и США. Необходимо приспособить к уже существующим международным стандартам удостоверения и регламентации электронных обменов; -

гармонизировать свои отношения по поводу системы удостоверения электронных сделок, хотя бы в рамках СНГ. Для этого следует внести существенные изменения в Федеральный закон "Об электронной цифровой подписи"; -

принять международное соглашение, касающееся электронных сделок, фиксирующее НДС по таким сделкам, взимаемый в стране назначения; -

было бы целесообразно создать совещательный орган (например, структурное подразделение при Министерстве экономического развития РФ), который мог бы следить за динамикой развития этой среды и вырабатывать необходимые рекомендации.

Анализ подтвердил, что в целом действующее российское законодательство о защите прав потребителя уже можно применять к Интернету. Изменение юридических рамок регулирования необходимо для того, чтобы сделать ясным область применения некоторого специального законодательства. Это относится, в частности, к правовым основам рекламы алкоголя, к обязанности использования национального языка в сетях для лучшей идентификации субъектов интернет-отношений, организации игорного бизнеса с использованием Интернета, а также к доступности информации потребителями. Все это должно служить цели более ясного выявления согласия сторон (субъектов) в сделке. Необходимо привлекать различных специалистов к разработке этих правил и внедрению кодексов профессиональной этики, типовых сетевых контрактов.

На международном уровне, на наш взгляд, здесь должны сочетаться два подхода. Первый состоит в том, чтобы выработать платформу фундаментальных принципов защиты прав потребителя, которых могли бы придерживаться все страны. Сделка в Интернете, осуществляемая предпринимателями из разных государств, вызывает необходимость заключения международного соглашения о правилах электронных сделок. Такое положение уже существует в Европейском союзе, оно учитывает интересы и неевропейских коммерсантов. Здесь взяты за основу принципы Европейской директивы 97/7/EC от 20 мая 1997 г. о защите потребителей в отношении дистанционных договоров (дистанционная продажа) <1>. Положения этого нормативного акта, на наш взгляд, вполне соответствуют российской правовой системе (ст. 15 Конституции РФ) и могут быть учтены при разработке соответствующего национального законодательства. Второй подход заключается в приспособлении (адаптации) норм коллизионного права (правил конфликта) в сфере электронной коммерции. Вероятно, что процессуальное право в коммерческих сделках будет еще долго зависеть от национального выбора в ближайшие годы. Во всяком случае, вопрос определения подсудности интернет-спора в сфере электронной торговли относится к числу самых дискуссионных. В США для решения спорных ситуаций судья в основном опирается на привязку "местонахождения сервера", провозглашая в большинстве случаев свое собственное право. Мы считаем, что за основу для решения данного вопроса следует все же брать европейский подход. В частности, для отношений в сегменте B2B (коммерсант - коммерсант) можно выбирать подсудность спора любой оговоренной в контракте стороны. В том случае, если подсудность спора в контракте между коммерсантами не определена, по умолчанию должно действовать законодательство страны местонахождения поставщика товара (услуг), т.е. "право продавца"; для отношений в сегменте B2C (коммерсант - потребитель) следует признать юрисдикцию суда того государства, где постоянно или преимущественно проживает потребитель товара или услуги, т.е. провозгласить "право покупателя".

<1> Текст на русском языке опубликован в издании: Шамраев А.В. Правовое регулирование информационных технологий. Анализ проблемы и основные документы. М., 2003. С. 298 - 304.

Что касается российского сегмента Интернета, то на сегодняшний день возможно применение правила конфликта, установленного Конвенцией ООН о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 г. <1>, а также Конвенцией о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров от 22 декабря 1986 г. <2>. Здесь необходимо будет учитывать характер и назначение коммерческих операций, а также соблюдать справедливое равновесие между императивом защиты потребителей и необходимостью не накладывать нереалистические ограничения на предприятия.

<1> Вестник ВАС РФ. 1994. N 1.

<2> Текст на русском языке опубликован в издании: Розенберг М. Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения - разрешение споров. М., 1996. С. 209 - 220.

Закономерно встает вопрос: является ли столь же важным признание юридического значения сопутствующих средств, применяемых для сделки в виртуальном пространстве? Думается, что да. Электронная подпись, правила применения которой регламентирует Федеральный закон "Об электронной цифровой подписи", для начала должна гарантировать идентификацию заключивших сделку лиц и идентификацию сообщения между ними. Кроме того, она должна, как и рукописная подпись, служить доказательством сделки (юридическим фактом) в случае возникновения спорного вопроса. Первые шаги в этом направлении уже сделаны в Федеральном законе "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Статья 11 устанавливает, что электронное сообщение, подписанное электронной цифровой подписью (иным аналогом собственноручной подписи), признается электронным документом, равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если законодательством не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе.

Предлагается внести изменения в гл. 9 ГК РФ и признать наличие юридической силы электронного сообщения, если оно отвечает двум требованиям: 1) наличие надежной идентификации электронной подписи и 2) хранение сообщения под контролем подписавшего его лица в течение шести месяцев. Удостоверение сообщения должно осуществляться аккредитованным органом, который сможет гарантировать соблюдение этих требований. Надо способствовать развитию такого рода услуг. Они должны оставаться свободными; государство призвано здесь лишь определять необходимые условия аккредитации предоставления данных услуг. Когда эти принципы будут внедрены в России и СНГ, надо будет устанавливать принцип взаимного, обоюдного признания услуг (служб) удостоверения в международном плане. Необходимо отметить тот факт, что именно по этому пути пошел Европейский союз. Поэтому взаимодействие с ним по этому вопросу будет очень полезно.

Конфиденциальность информационных обменов, обеспечиваемая шифровкой сообщений, имеет здесь также немаловажное значение для участников интернет- отношений. Законодательство, касающееся получения ключей шифровки, а также сертификации ключей подписи, должно быть принято при любом положении дел. Пока что процессы правообразования в данной области находятся лишь на начальной стадии оформления <1>.

<1> См., например: Федеральные законы "О техническом регулировании", "Об архивном деле в Российской Федерации". См. также: Постановление Правительства РФ от 31 августа 2006 г. N 532 "О лицензировании деятельности по разработке и (или) производству средств защиты конфиденциальной информации" // СЗ РФ. 2006. N 36. Ст. 3837.

Нельзя не вспомнить и о налоговой системе, которая находится на стыке различных интересов. Это и суверенитет государств, и конкурентоспособность участников электронного обмена, и безопасность потребителя. Не имея возможности рассмотреть данную проблему подробно в силу ее специфики и неразработанности в отношении Интернета, представляется важным в дальнейшем осуществить ее углубленное изучение, которое потребует комплексного исследования всех возникающих вопросов. В мире существует несколько подходов к проблеме налогообложения физических и юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в Интернете. В США действует мораторий на налогообложение в Интернете, в ЕЭС серьезно обсуждается вопрос о введении специального налога для Интернета, в Бельгии есть разработки о введении так называемого побитового налога, налога за каждый скачанный бит информации.

На наш взгляд, существенные изменения налогового законодательства и права будут вскоре объективно необходимы в связи с развитием Интернета, что ведет к созданию новой системы налогообложения, ориентированной на новые условия информационного обмена. Это касается и НДС, и "нематериальных" товаров. Сегодня нужно приспособить систему налогообложения к электронной торговле. Для этого надо решить следующие вопросы: юридической квалификации "нематериальных" товаров; территориальных начал налогового права по отношению к НДС, применяя место (территорию государства) потребления услуг для налогообложения лиц, находящихся в странах СНГ; определения учреждения (организации), которое будет взимать налоги; оценки возможности привлечения посредников к получению налогов и пошлин или по крайней мере для идентификации сторон.

Эффективная защита интеллектуальной собственности. Существующий механизм правового регулирования защиты интеллектуальной собственности (литературной, художественной, промышленной) не должен быть поставлен под сомнение развитием сетей. Однако, на наш взгляд, четыре проблемы все-таки должны быть решены в контексте интернет-права и гражданского права.

Наиболее острая из них - это проблема подделки, или контрафактной продукции. У обладателей интеллектуальных прав существуют общие средства, чтобы ее устранять, разумеется, при поддержке публичных властей. Что касается литературных и художественных произведений, технические механизмы их защиты и идентификации должны ощутимо ограничить их подделку. Надо также воздействовать на провайдеров (в частности, мерами гражданской и уголовной ответственности), побуждая их блокировать доступ к контрафактной продукции или информации такого содержания, когда она "схвачена" и преследуется законными владельцами. Наконец, последовательное развитие юридических процедур в этой области позволит дополнять защиту обладателей прав новыми нормами.

Вторая проблема - это многочисленные сложности в определении применяемого закона и подсудности спора в случае нарушения права интеллектуальной собственности (в частности, в случае подделки). Предлагается придерживаться такого решения этого вопроса, на которое в настоящее время ориентируется международная юридическая практика, - в зависимости от доли ущерба применяется законодательство наиболее пострадавшей стороны (т.е. право той страны, которой нанесен больший ущерб). Вместе с тем, чтобы избежать увеличения количества судебных процессов, надо дать право пострадавшему самому выбрать суд, т. е. возможность обращаться в любой компетентный суд для возмещения полноты ущерба. На наш взгляд, в этом вопросе был бы компетентен суд той страны, которая наиболее затронута ущербом (как правило, это суд по местопребыванию потерпевшего). В процессе разбирательства дела в расчет должны приниматься законы и размер ущерба и других стран.

Третья проблема - необходимость изменения действующего законодательства об авторском праве, особенно в отношении копирования.

Дело в том, что кража осязаемого отличается от кражи неосязаемого. Разница состоит в том, что когда вы снимаете (покупаете) книгу с полки или с прилавка в магазине, у продавца остается на одну книгу меньше; напротив, если вы загружаете из компьютерной сети музыкальный файл, в продаже не становится на один CD-диск меньше <1>.

<1> См. об этом подробнее: Lessing L. Op. cit. P. 85.

Существует легальный принцип, по которому режим защиты информации устанавливается путем проставления автором пометки о запрете на сайте. Копирование признается разрешенным, если авторы получили вознаграждение за копирование своего произведения (уникальной информации, разработки), а также в случае, когда такая оплата была распространена на все носители сведений. Аналогичный механизм мог бы быть предусмотрен относительно "технических копий", сделанных провайдерами на их информационных серверах.

Показательным примером является инициатива британских провайдеров. В 2008 г. интернет-провайдеры ВТ, "Virgin", "Orange", "Tiscali", "BSkyB" и "Carphone Warehouse" подписали специальный меморандум о взаимодействии, разработанный британским Министерством бизнеса и предпринимательства. Документ предусматривает введение ограничительных мер на пользование Интернетом для тех клиентов, которые были уличены в нелегальном размещении и скачивании музыкальных произведений. Среди предложенных Правительством способов борьбы с музыкальным пиратством - ограничение скорости Интернета для нарушителей и другие технические меры воздействия, а также создание легальной системы обмена файлами.

Наконец, несколько слов о работе на удаленном доступе (телеработе) и авторском гонораре наемных работников. Это четвертая проблема. Увеличение числа продуктов, произведенных наемными работниками, выдвигает на первый план большое число юридических проблем для трудового и гражданского права, учитывая рост мультимедийных произведений в Интернете. Кроме соответствующего изменения законодательства (в первую очередь Трудового кодекса РФ) необходимо будет также подумать над самими понятиями "автор" и "соавтор" в электронной среде (в частности, в отношении наемных работников) <1>.

<1> В трудовом законодательстве вполне можно пойти по пути последовательной адаптации гл. 49 " Особенности регулирования труда надомников" ТК РФ, дополнив ст. 310 - 312 необходимыми изменениями. В частности, надомниками можно было бы считать лиц, заключивших трудовой договор о выполнении работы на удаленном доступе через Интернет из материалов и с использованием оборудования, выделяемых работодателем либо приобретаемых надомником за свой счет.

В целом все размышления по вопросу защиты интеллектуальной собственности должны стремиться найти точку равновесия между законными стремлениями (запросами) авторов, права которых должны быть обеспечены и в среде сетей, и экономическими интересами корпораций.

Борьба с незаконным содержанием информации и противоправным поведением в Сети. Борьба с "отклонениями" в виртуальном пространстве необходима, чтобы оно стало цивилизованным, правовым, открытым и дружественным. Для этого необходимо заботиться о соблюдении норм интернет-права, о наблюдении и последующем контроле со стороны судебной власти за развитием механизмов саморегулирования непосредственно участниками, которые призваны обеспечивать определенную самодисциплину в цифровых сетях.

Для начала, на наш взгляд, следует определить применяемый закон и подсудность (компетентность) интернет-спора. Например, в уголовном деле правила более или менее ясны и позволяют в большей части случаев применять национальный закон; по гражданским делам в настоящее время следует придерживаться существующих норм международного частного права, даже если будет существовать опасность повсеместных конфликтов, вследствие чего возникнут затруднения в применении судебных решений.

Наконец, действия судебных и следственных органов должны быть обеспечены возможностью эффективного применения норм интернет-права. С этой целью необходимо усилить деятельность по идентификации субъектов (участников) Сети, что предполагает введение минимальной информации на сайте и обязанность провайдеров сохранять данные соединения и коммуникации участников в целях идентификации абонентов, поскольку это отвечает потребностям вышеуказанных органов власти.

В частности, проект модельного закона "Об Интернете" для стран СНГ устанавливает, что государство принимает законодательные и иные меры в целях противодействия использованию Интернета в преступных целях. Для предупреждения противоправных деяний государство устанавливает обязанность операторов услуг Интернета хранить информацию о пользователях и об оказанных им услугах не менее шести месяцев и предоставлять данные сведения по запросу судебных и (или) правоохранительных органов (ст. 13).

Кроме того, Федеральный закон "О связи" предусматривает, что предприятия и операторы связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности, действующие на территории России, при разработке, создании и эксплуатации сетей обязаны оказывать содействие и предоставлять органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий на сетях связи, принимать меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий. Операторы связи должны предоставлять органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, информацию о пользователях услугами связи и об оказанных им услугах связи, а также иную информацию, необходимую для выполнения возложенных на эти органы задач. В случае использования средств связи в преступных целях уполномоченные на то государственные органы в соответствии с законодательством России имеют право приостановить деятельность любых сетей и средств связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности. Приостановление оказания услуг связи юридическим и физическим лицам осуществляется операторами связи на основании мотивированного решения в письменной форме одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации (ст. 64 Закона).

Федеральный закон от 6 марта 2006 г. " О противодействии терроризму" <1> допускает в случае введения на какой-либо территории РФ правового режима контртеррористической операции ведение контроля телефонных переговоров и иной информации, передаваемой по каналам телекоммуникационных систем, а также осуществление поиска на каналах электрической связи, в почтовых отправлениях для выявления информации об обстоятельствах совершения террористического акта, о лицах, его подготовивших, совершивших, и в целях предупреждения совершения других террористических актов (ст. 11). В данном случае возможно приостановление оказания услуг связи юридическим и физическим лицам или ограничение использования сетей связи и средств связи.

<1> СЗ РФ. 2006. N 11. Ст. 1146.

Кроме того, в обычных ситуациях судья должен обладать правомочием запрещать доступ или размещение сайта, который служит местом для наиболее серьезных правонарушений. На наш взгляд, не следует отдельно специализировать судей или суды в области рассмотрения дел, касающихся Интернета. Вместе с тем необходимо будет предпринять существенные усилия для их обучения пользованию нужными техническими средствами, с тем чтобы позволить судам эффективно рассматривать интернет-споры. В этом смысле создание компетентной межведомственной комиссии, призванной заниматься проблемами преступности в области высоких технологий, было бы весьма полезно.

В международном плане представляется важным усилить информационные обмены в рамках Интерпола и Европола. Судебное сотрудничество (кооперация) должно быть облегчено, и специфические формы сотрудничества по проблемам сетей, вероятно, должны развиваться и в этом направлении. В настоящее время прямая передача судебных поручений от судьи к судье (между судьями) должна быть отрегулирована как в самой России, так и внутри СНГ и российско-белорусского союза. Важны международные переговоры в этой сфере, но они почти не ведутся из-за того, что у названных государств имеются значительные колебания во взглядах, так как многие из них отождествляют внедрение у себя Интернета с отходом от своего суверенитета. Вместе с тем необходима политическая воля, чтобы продвигать такое сотрудничество вперед.

Наконец, Россия должна развивать собственный опыт по саморегулированию Сети. И определенные шаги в этом направлении уже сделаны. Так, ст. 15 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" устанавливает, что регулирование использования информационно-телекоммуникационных сетей, доступ к которым не ограничен определенным кругом лиц, осуществляется в России с учетом общепринятой международной практики деятельности саморегулируемых организаций в этой области. Таким образом, Россия признает существенную роль механизмов саморегулирования в интернет-сфере. Однако саморегуляция не заменит общей концепции позитивного права и интернет-права и должна сочетаться с правовым регулированием.

Адаптация правового регулирования электронных сообщений и онлайн-услуг к смежным явлениям информатики, аудиовизуального распространения и средствам телекоммуникаций. Интернет часто представляется как прототип нового явления - продукт конвергенции (слияния) между способами распространения информации. Существующие до сих пор разделение и специализация информационных сетей на сети аудиовизуального распространения и телекоммуникационные сети постепенно теряют свой смысл. Интернет в действительности не является, собственно говоря, ни сетью, ни службой. Он доступен для всех сетей и предлагает доступ ко многим службам; обладает транснациональным содержанием большой разновидности.

До недавнего времени каждый тип сети был исключительно или главным образом посвящен какой-либо услуге (например, кабель в услугах аудиовизуального распространения, телефонная сеть в голосовой телефонии и т.д.). Отныне под воздействием феномена технологической конвергенции (Интернета) сети не посвящены больше отдельным услугам и позволяют распространять любые виды информации и услуг (аудиовизуальные программы, голосовую телефонию, интерактивные коммуникации, коммерческие услуги и т. д.), а традиционное различие между регулированием услуг и сетей аудиовизуального распространения, с одной стороны, и регулированием услуг и сетей телекоммуникаций - с другой, теряет свою актуальность.

Сегодня довольно трудно проводить различие между "реальными" актами сообщения (связи), осуществляемого средствами массовой информации через газеты, журналы, телевидение, и сообщениями через Интернет. Вместе с тем стоит отметить, что предназначение веб-сайтов может быть иное. Речь в данном случае идет о коммерческой связи (магазины онлайн, сайты-проспекты, сайты клиентуры, распространение индивидом своей биографии и т.п.).

Новое разграничение должно быть проведено между двумя типами регулирования - регулированием информационно-телекоммуникационных сетей и регулированием содержания их услуг, сервиса.

Информационно-телекоммуникационные сети, которые представляют собой простые инфраструктуры доставки (транспорта), должны, на наш взгляд, подвергаться иной юридической регламентации, независимо от распространяемого (передаваемого) содержания, т. е. для телекоммуникационных сетей обязательно иное регулирование. Правовой режим содержания сервиса должен также изменяться. Он должен зависеть не от режима сетей, а только от предмета или цели службы.

По отношению к уже существующим услугам (службам) должно осуществляться применение норм различного отраслевого законодательства, их касающегося, в которое должны быть также внесены изменения. Следует позаботиться о том, чтобы услуги (службы) были подвергнуты эквивалентному нормативно-правовому регулированию и соответственно ограничениям, для того чтобы избежать любых нарушений правил конкуренции между ними.

К тому же в интернет-праве должно быть соблюдено существенное различие между "публичным сообщением" и "частной корреспонденцией", установленное как российским, так и европейским законодательством. Это положение не ставит под сомнение появление "смешанного сервиса", например услуг дистанционной продажи товаров, которые характеризуются одновременно как "публичное сообщение" (реклама и онлайн-каталог) и "частная корреспонденция" (принятие заказа). В этом случае, конечно, закономерным окажется объективное сосуществование двух правовых режимов. Будет тем не менее более точным, если в нашем законодательстве такие понятия, как "информация ограниченного доступа", "персональные данные" или "информация о гражданах", в необходимых случаях заменить категорией "частная информация", существующей во многих правовых системах мира. Было бы также целесообразно с учетом положений Федерального закона "О персональных данных" принять в скором времени закон "О приватности (защите частной информации граждан)" <1>.

<1> Подобное предложение неоднократно высказывалось автором в средствах массовой информации. См., например:

http://www.svobodanews.ru/Transcript/2006/08/22/20060822140037433.html.

В данном законе необходимо закрепить четкие критерии, согласно которым выделить определенную информацию, доступ к которой будет невозможен без согласия самого лица ни при каких условиях. Например, это касается информации о здоровье, личной жизни, семейной тайне, так называемой генетической информации. В этом законе можно было бы определить четкие критерии возможного вмешательства в жизнь политиков, общественных деятелей, артистов. На сегодняшний день у нас нет здесь ясности и четкой позиции российского законодателя, а ссылки по этому вопросу на решения Европейского суда по правам человека выглядят не всегда убедительными. Разумеется, проблема разграничения приватной информации и официальных сообщений - это не только проблема Интернета <1>. Но здесь этот вопрос обретает особое значение. Так как интернет-пространство - это публичная среда, нужны действенные механизмы защиты именно приватной информации, частной жизни в Сети. Кроме того, следует найти важное решение между желанием лица оставаться анонимным в этом пространстве и его необходимой идентификацией в случае ведения субъектом предпринимательской деятельности с использованием Интернета или совершения им преступления.

<1> В Законе РФ от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации" встречаются словосочетания "официальные сообщения" и "официальные выступления". Подобные "сообщения" и "выступления" вытекают из деятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти и принадлежат обычно должностным лицам. Под официальной (публичной) информацией в интернет-праве следует понимать публичные сообщения, предоставляемые органами законодательной, исполнительной и судебной власти, а также должностными лицами в информационно- коммуникационной сети Интернет, а также в иных сетях.

Для решения этих и многих других задач предлагаем следующие меры.

1. Предпочтение самоконтроля контролю априори. По своей структуре единой сети и способу настоящего функционирования Интернет с трудом впишется в схему управляемого предварительного контроля - контроля типа априори. Это наше утверждение, высказанное в начале 2003 г. <1>, нашло вскоре закрепление в Декларации о свободе обмена информацией в Интернете от 28 мая 2003 г. В развитие этой мысли следует особо подчеркнуть, что никакой единый орган государственной власти не сможет управлять такими потоками информации, какие циркулируют в этой среде; каждый участник Сети может в любое время по своей собственной инициативе быть отправителем и получателем информации, автором (соавтором и потребителем); информационные потоки не знают границ. Считаем вредным в таких условиях принудительное императивное регулирование Интернета, регламентацию обязанностей и содержания информации, установленных, как известно, по отношению к телевидению.

<1> См.: Рассолов И.М. Право и Интернет. Теоретические проблемы. М., 2003. С. 140 - 149.

В связи с этим необходимо, с одной стороны, установить эффективный последующий контроль в Интернете, а также способствовать быстрой процедуре правосудия. С этой целью органы суда и следствия должны иметь постоянный доступ к информации, циркулирующей в Сети, а также должна быть создана новая процедура разбирательства по отношению к виновным лицам, действующим в интернет-среде. Кроме того, следует усилить специальные органы расследования и подразделения (в системе МВД, прокуратуры и ФСБ), специализирующиеся на том или ином виде правонарушения в сфере высоких технологий (например, педофилии).

С другой стороны, надо содействовать самоконтролю участников за своим поведением в Сети посредством "родительского фильтрования", кодирования, а также путем выработки кодексов профессиональной этики, фиксирующих правила поведения, принятых самими пользователями Интернета. Такие Кодексы уже введены в действие поставщиками интернет-услуг (провайдерами) в Великобритании, Франции, Бельгии, Австралии, Японии, Новой Зеландии, Мальте; аналогичные должны быть разработаны в России и иметь распространение на всех электронных издателей, а также в сфере электронной торговли (коммерции). Они могут быть предложены всем пользователям электронной Сети. В основу российского Кодекса профессиональной этики в Интернете могут быть положены положения проекта Этического кодекса для информационного общества, разрабатываемого ЮНЕСКО с 2006 г. <1>. Надо, наконец, чтобы последующие контракты между поставщиком доступа и абонентом и между издателем и сервером благоприятствовали принятию типовых условий, гарантирующих защиту прав индивида и потребителя.

<1> См.: http://www.ifap.ru/ofdocs/unesco/etcodex.pdf. 2.

Уточнение юридической ответственности участников. Нужно принять за основу два следующих положения: во-первых, ответственность несет автор информации, помещенной в Сети, так как он обязан нести ответственность за ее содержание; следует обязать его отождествлять себя; во-вторых, провайдеры должны нести ответственность только за то, что они способны контролировать и освобождаться от уголовной ответственности, если их вмешательство в Сеть является чисто техническим.

Итак, исходя из норм европейского права и интернет-права, необходимо сделать выбор между системой специальной юридической ответственности, принятой для печати (на примере Франции), и системой общей (неспециальной) юридической ответственности. В ходе проведенного анализа оказалось, что эта альтернатива более политического, нежели технического порядка. Учитывая, в частности, риск неограниченной деятельности в Сети в случае презумпции ответственности сервера, даже заочно (за неимением выбора), мы рекомендуем принятие системы общей юридической ответственности (на примере России) как более простой и лучше приспособленной к эмпирическим и постепенным шагам, которые требует интернет-право. 3.

Дальнейшее развитие международно-правового сотрудничества. Это очень важный аспект для будущего развития как Интернета, так и каждого государства, поскольку новое информационное пространство выходит за национальные государственные границы и порой ставит под сомнение территориальные юрисдикционные основы государств в вопросах применения права. Поэтому вопрос о границах действия права в пространстве становится особенно актуальным и щепетильным.

Судебное сотрудничество могло бы привести к внедрению некоторых документов Совета Европы, принятых в отношении уголовных процедур, связанных с технологией информации. Речь идет, в частности, о Рекомендациях N R (89) 9 от 13 сентября 1989 г. о преступлениях, связанных с компьютером <1>, а также N R (95) 11 от 11 сентября 1995 г. относительно отбора, обработки, представления и архивации судебных решений в правовых информационно-поисковых системах <2> и N R (95) 12 от 11 сентября 1995 г. относительно управления системой уголовного правосудия <3>. Было бы также важно подписание специальных договоров о выдаче преступников с иностранными государствами, в частности с США, где установлена большая часть серверов, а также разработать здесь механизм обмена информацией по примеру Интерпола.

<1> См.:

https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?Ref=Rec(89)9&Language=lanEnglish&Ver=original&Site=C M&BackColorInternet=9999CC&BackColorIntranet=FFBB55&BackColorLogged=FFAC75.

<2> См.: http://www.hri.ru/docs/?content=doc&id=131.

<3> См.: http://www.hri.ru/docs/?content=doc&id=128.

Если мы желаем расширять сотрудничество, Совет Европы и Европейский союз являются для нас наиболее перспективными международными партнерами для достижения гармонизации в исследуемой сфере. Необходим целый пакет международных соглашений в этой области, фиксирующих определенные правила поведения в Интернете. Такая правовая работа уже осуществляется в рамках ЕЭС при участии Совета Европы, Международного союза телекоммуникаций, ВОИС, ВТО, Организации экономического сотрудничества и развития. Россия и другие государства СНГ должны принять активное участие в этой работе, чтобы внедрить общие принципы регулирования для этой сферы (ст. 69, 70 Федерального закона "О связи").

Следует, наконец, развивать международное сотрудничество (кооперацию) через те же инстанции Интернета (в частности, "Internet Research Task Force", "The Internet

Corporation for Assigned Names and Numbers" (ICANN)) <1>, чтобы выработать общую для всех описательную лексику веб-сервиса, облегчающую доступ пользователя к Сети, а также разработать положения о соблюдении прав на торговые марки и постоянном адресе для каждого пользователя в Мировой сети.

<1> "Internet Corporation for Assigned Names and Numbers" (ICANN) - это некоммерческая организация в форме корпорации, которая занимается присвоением имен и адресов в Интернете, разработкой параметров протоколов, управлением системами доменных имен. См. подробнее: http://www.icann.org. 4.

Содействие различным формам коммуникации, просвещения и мобилизации участников. Необходимы специальные информационные программы и кампании обучения. На наш взгляд, Правительством РФ должен быть издан справочник (записная книжка) прав и обязанностей в Интернете. Что касается Министерства образования и науки РФ, оно обязано более оперативно утверждать различные программы обучения работе в сетях (например, программу "Чистый Интернет"). Органы местного самоуправления должны открыть "бесплатные пространства" для свободного доступа всех людей к Интернету, давать доступы к информации в сетях всем публичным органам государственной власти и общественным организациям, тем более что Соглашение стран СНГ о сотрудничестве в области распространения знаний и образования взрослых от 17 января 1997 г. <1> прямо указывает на то, что государства будут содействовать созданию и расширению на своей территории сети организаций-провайдеров, дающих возможность доступа населению и учреждениям стран к глобальным информационным сетям (ст. 7).

<1> Российская газета. Экономический союз. 1997. 1 февр. 5.

Содействие развитию национального сегмента в Интернете. Конституция РФ (ст. 26) прямо закрепляет право каждого лица на пользование родным языком, так же как и на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества. Не секрет, что Интернет является сегодня англоязычной сетью и большинство обменов происходят на английском языке. Естественно, что он построен по американским стандартам, которые не всегда соответствуют российским или европейским нормам. Франция решила эту проблему следующим образом. На основе собственной промышленности она создала национальную информационную систему "Минитель", установила оптимальные цены и успешно развивает свой сервис.

Необходимо, чтобы и отечественная промышленность мобилизовала свои ресурсы. Для этого следует последовательно добиваться права на регистрацию доменных имен с использованием кириллицы. Появление в Интернете доменов на национальном языке будет способствовать повышению значимости русской языковой культуры в мире. Первый домен с использованием кириллицы в России может быть зарегистрирован уже в 2009 г. Как нам представляется, дальнейшее развитие многоязычных доменов может происходить в направлении включения поддержки и других языков народов Российской Федерации.

Этой задаче отвечают положения Федерального закона "О связи", в частности ст. 48 "Использование языков и алфавитов при оказании услуг связи". Она определяет, что в пределах Российской Федерации служебное делопроизводство в сетях электрической и почтовой связи осуществляется на русском языке как на государственном языке России. Взаимоотношения операторов связи с пользователями на нашей территории также осуществляются на русском языке. Текст сообщения должен быть написан буквами алфавита русского языка или буквами латинского алфавита. Международные сообщения, передаваемые по сетям электросвязи и сетям почтовой связи, обрабатываются на языках, определяемых международными договорами Российской Федерации.

Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" устанавливает принцип равноправия языков народов Российской Федерации при создании информационных систем и их эксплуатации (ст. 3, 12).

Увеличение русскоязычного сегмента в Интернете будет, безусловно, способствовать развитию русской национальной культуры, а также поддержке наших соотечественников, проживающих за пределами Родины.

<< | >>
Источник: И.М. РАССОЛОВ. ПРАВО И ИНТЕРНЕТ / ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ / 2-е издание, дополненное. 2009

Еще по теме § 6. Форум прав в Интернете и решение актуальных проблем регулирования интернет-отношений:

  1. § 2. Особенности отдельных правонарушений в киберпространстве (распространение экстремистских материалов в Интернете; клевета в Интернете; незаконное распространение порнографических материалов в Интернете; нарушение правил интернет-торговли; нарушение авторских и смежных прав в Сети)
  2. § 6. Методы и средства регулирования интернет-отношений
  3. § 4. Возможные модели регулирования в Интернете
  4. § 5. Интернет как объект правового регулирования
  5. § 1. Правосознание субъектов интернет-отношений
  6. Глава 4. ПРАВОСОЗНАНИЕ И ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА СУБЪЕКТОВ ИНТЕРНЕТ-ОТНОШЕНИЙ
  7. § 2. Правовая культура субъектов интернет-отношений
  8. § 5. Характеристика отношений, регулируемых интернет-правом
  9. Интернет
  10. 9-4. Православный Интернет
  11. § 3. Сущность интернет-права
  12. Технологам на основе Интернета
  13. Воздействие Интернета
  14. Глава 4 СТРУКТУРА И ПРИНЦИПЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ИНТЕРНЕТА
  15. Структурные компоненты Интернета
  16. Мистическое пространство Интернета