<<
>>

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ И КОРРУПЦИЯ

На Востоке возрастала мощь Турецкой империи. Папа Григорий VII обдумывал идею крестового похода, воспринятую его учеником и преемником, Папой Урбаном II (1042—1099). Первый крестовый поход начался в 1096 году с целью завоевания Иерусалима. В 1099 году он успешно завершился, и «к 1153 году все сирийское побережье от Аскалона до Антиохии находилось в руках латинян» (Колин Моррис). Этот первый поход пробудил фанатичный энтузиазм, подстегиваемый заявлением Урбана II о том, что крестоносцы, умершие с покаянием и исповедью, немедленно попадут на небеса.

Но ислам объединялся под властью Нуреддина и его преемника Саладина, и мусульмане снова завоевали Иерусалим в 1187 году. Представление о том, что Церковь сможет победить «огнем и мечом», было изначально ошибочным; так начался очередной спад. Крестовые походы, продолжавшиеся до XV века, принесли Церкви мало славы и много стыда.

Целый ряд Пап выдвигал притязания на огромную власть. Они не имели желания быть «слугами слуг Божьих». В середине XII века установилась традиция брать титул «наместник Христа» вместо «наместника св. Петра». Но более обширные притязания требовали более изощренных политических методов для их подтверждения. К XIII веку политические амбиции папства проявились в неприкрытом виде. Потребность увеличить доходы была необычайно острой, а реформаторские настроения почти исчезли.

В 1296 году Папа Бонифаций V11I выпустил буллу, где утверждалось, что светская власть не может устанавливать налоги без разрешения папского престола. Подобные требования подрывали авторитет папства и вызвали мощную оппозицию среди влиятельных правителей. Так называемое вавилонское пленение папского престола (1309 — 1377), когда он был «заключен» в Авиньоне, служит наглядным примером такой пагубной политики. В течение этого периода несколько Пап жили во Франции, а не в Риме. Когда папский престол вернулся в Рим, один из соперников объявил себя «истинным папой», что вызвало Великую Схизму в католической Церкви. В какой-то момент свои притязания на папский престол выдвигали сразу три претендента.

Внутри Церкви были попытки ограничить власть папства. Соборное движение в конце XIV и начале XV века безуспешно пыталось утвердить авторитет церковных Соборов над Папой Римским. Папский престол одержал верх, но ущерб, причиненный духовному единству Церкви, был значительным.

«Князья-Папы времен эпохи Возрождения оставили великолепное художественное наследие. Сикст IV (1414—1484) построил Сикстинскую капеллу и поддерживал благотворительность. Папа-воитель Юлий II (1443—1513) пригласил Рафаэля для украшения Ватикана и использовал архитектурный гений Микельанджело при перестройке собора св. Петра.

Вместе с тем они вели весьма распущенный образ жизни. Наиболее прославленным из князей-Пап эпохи Возрождения был испанец Родриго Борджа, который, уже в качестве Папы Александра VI, руководил свадьбой своей дочери и хвастался молодой любовницей в стенах Ватикана. Его сын Чезаре (прообраз "Князя" Макиавелли) в 1502 году устроил в Ватикане вечеринку, на которой 50 проституток танцевали обнаженными и зубами поднимали с пола печеные каштаны, в то время как присутствовавшие мужчины состязались за право обладать ими».

Имон Даффи

МОНАШЕСТВО

Как мы могли убедиться, движущей силой реформ в X веке было монашество. Так продолжалось и в дальнейшем. В 1097 году группа монахов отправилась в местечко Сито близ Дижо-на, собираясь жить там по бенедиктинскому уставу в его первоначальном виде.

Среди цистерианцев (так называли этих монахов) были выдающиеся люди. Одним из первых аббатов цистерианского ордена был Стивен Хардинг (ум. 1134), выразивший свои идеалы в Carta Caritatis («Хартия Милосердия»). Он даже изыскал способы привлечь мирян (пусть и на второстепенных ролях) к монастырскому движению. Бернар из Клерво (1090 — 1153) был другим лидером, обладавшим огромной магнетической духовной силой. К 1300 году насчитывалось 694 цистерианских аббатства. Орден картезианцев был основан в 1084 году; в его уставе молчание считалось одной из высших добродетелей. В общем и целом, картезианцы смогли избежать упадка, постигшего цистерианский и большинство других монашеских орденов в конце средневековья.

Значение монастырского движения трудно переоценить. Монастыри были «символом стабильности и неизменности в постоянно изменяющемся мире» (Р. В. Саутерн). Они давали вдохновение для реформ, осуществляли интеллектуальное и духовное руководство. Они заботились о бедных и униженных. В монастырях трудились искусные ремесленники и выдающиеся архитекторы.

Визит в любое из великих цистерианских аббатств в Йоркшире (Байленд, Фонтан, Джерво и Риво) дает некоторое понятие о замечательной самоотверженности, энергии и организации этих общин. Однако начиная с XII века монастырское движение начало приходить в упадок. Возможно, некоторые монастыри стали жертвами собственных успехов. Они цивилизовали некоторые из наиболее диких районов Европы, а разумное управление приносило огромную прибыль. В то же время быстро развивались другие учреждения, такие, как школы и университеты, где значительную роль играли фриары (странствующие братья).

Монастырское движение было истинно европейским. До ликвидации монастырей во время правления Генриха VIII в Англии существовало более пятисот аббатств и приоратов. Но лишь один орден можно было назвать «чисто английским» (т. е. основанным англичанином). Орден жильбертинцев, основанный Жильбертом Семпрингхэмским (1083 — 1189), во многом позаимствовал свои идеи у цистерианцев.

В 1131 году Бернар из Клерво послал монахов для основания цистерианского аббатства Риво в Йоркшире. В лучшие дни там обитало 140 монахов и более 500 мирских братьев. После упразднения аббатства там осталось лишь 22 монаха.

МОНАХИ ГОВОРЯТ О СЕБЕ

«Все здесь противоречит моей натуре. Я не выдерживаю дневных трудов; уже один их вид рождает во мне отвращение. Долгие бдения мучают меня, ручная работа мне в тягость. Еда кажется мне горше полыни. Грубая одежда врезается через кожу и плоть до самых костей. Более того, моя душа постоянно стремится к иным вещам; она томится по радостям мира и неустанно воздыхает о его любви, нежностях и удовольствиях».

«Наша еда скудна, одежда груба; мы пьем из ручья и часто засыпаем над книгой. Жесткий тюфяк не дает покоя нашим усталым членам, а когда сон наиболее сладок, нам приходится вставать по призыву колокола. Среди братьев царит такое единство и согласие, что кажется, будто каждый принадлежит всем и все принадлежат каждому... Короче говоря, нет такого благоустройства, которого бы не хватало для нашего ордена и нашего образа жизни» (Из «Жизни Эйлреда» Уолтера Дэниела).

<< | >>
Источник: Янг Дж.. Религии мира. Христианство. 2001

Еще по теме КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ И КОРРУПЦИЯ:

  1. КРЕСТОВЫЙ ПОХОД И ПОБЕДЫ СИМОНА ДЕ ИОНФОРА ИННОКЕНТИЙ III, СВЯТОЙ ДОМИНИК И КРЕСТОВЫЙ ПОХОД (1198-1208)
  2. § 17. Крестовые походы
  3. КРЕСТОВЫЙ ПОХОД
  4. 3. Крестовые походы
  5. Глава 10 Ислам и крестовые походы 1096-1699
  6. Внешняя политика Мануила I и второй Крестовый поход
  7. Второй Крестовый поход
  8. КРЕСТОВЫЙ ПОХОД (1209)
  9. Глава VI ?? Католическая церковь в XI—XIII веках. Крестовые походы
  10. Джонатан Райли-Смит. История крестовых походов, 1998
  11. Третий Крестовый поход и Византия
  12. Крокстон, Кембриджшир Апрель 1994 Глава I Изучение крестовых походов
  13. Четвертый Крестовый поход и Византия
  14. Первый Крестовый поход и Византия
  15. Глава IV ИНКВИЗИЦИЯ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД И ПАПСТВО