<<
>>

2. Вещные права в европейском праве

Категория вещных прав в их современном понимании появилась в континентальном европейском праве в начале XIX в. в рамках созданного германскими юристами пандектного учения. Одним из родоначальников этого учения и соответственно теории вещных прав наряду с Ф.К.
фон Савиньи стал профессор Гейдельбергского университета А. Тибо <1>. В своих учебниках пандектного и римского права он едва ли не первым подверг убедительной критике распространенное тогда мнение о существовании в римском праве разделенной собственности, доказав противоречие римским источникам соответствующих положений глоссаторов. На этой базе А. Тибо обосновал необходимость отказа от основополагающей в феодальном праве идеи разделенной собственности и признания наряду с правом собственности (на землю) иных вещных прав на чужую вещь <2>.

<1> Anton Friedrich Justus Thibaut (1772 - 1840) представил первое систематизированное изложение пандектного права в вышедшем в самом начале XIX в. учебнике "Система пандектного права" (System des Pandektenrechts. Jena, 1803), который выдержал восемь изданий (последнее из них - System des Pandektenrechts. 8, verbesserte Aufl. 2 Bande. Jena, 1834), хотя по содержанию его научное творчество принято относить к XVIII, а не к XIX в., в котором господствовали учебники пандектного права Г.Ф. Пухты и Р. фон Иеринга.

<2> В отечественной литературе взгляды Тибо подробно анализировались А. В. Венедиктовым (Государственная социалистическая собственность // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. II. М., 2004. С. 117 - 119). (Серия "Классика российской цивилистики".)

Пандектная теория вещных прав имела под собой глубокие социально- экономические корни. Распространенное в феодальных правопорядках деление права собственности на dominium directum (верховную собственность) и dominium utile (подчиненную собственность) заключало в себе осуществленное глоссаторами и постглоссаторами решение важнейшей для средневековых феодальных отношений юридической проблемы: признания возможности одновременного существования права собственности нескольких лиц на одну и ту же вещь.

Важность данной проблемы определялась тем, что речь шла прежде всего и главным образом о земле (земельных участках), составлявшей если не единственный, то, бесспорно, главный объект феодального вещно-правового регулирования.

Один из основополагающих принципов римского права - недопустимость двух (нескольких) прав собственности на одну и ту же вещь - после рецепции римского права в феодальные правопорядки стал резко противоречить сосуществованию "прав собственности" сеньора и вассала на соответствующие участки земли. Строго говоря, феодальное право, подобно древнему римскому праву, не содержало четкого различия между правом собственности и другими правами на вещи (сам термин "собственность" появился в Германии лишь в XIII - XIV вв., а в России только в XVIII в.) <1>, что открывало широкую возможность сосуществования нескольких близких по содержанию имущественных прав собственности на одну и ту же вещь. Предложенная глоссаторами и комментаторами (постглоссаторами) юридическая конструкция разделенной собственности, допускавшая и объяснявшая сосуществование двух или нескольких одноименных имущественных прав на одну и ту же вещь - поместье, лен (т.е. в конечном счете - земельный участок), - снимала эту проблему.

<1> См. об этом также: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. С. 103 - 107. Необоснованным поэтому является распространение на средневековое право современных представлений о вещном праве, на котором базируются утверждения о том, что феодализм был временем "расцвета ограниченных вещных прав", которые якобы складывались в "целую систему ограниченных (ленных) прав" (Щенникова Л.В. Вещное право: Учебное пособие. Пермь, 2001. С. 39).

Однако впоследствии новые, буржуазные правопорядки, устранив феодальные отношения вассальной зависимости, признали собственность наиболее полным правом и тем самым вновь исключили возможность существования двух прав собственности на одну и ту же вещь, в том числе применительно к земельным участкам.

Но при этом возникла новая юридическая проблема: в силу естественной ограниченности земли, требуемой для осуществления различных видов хозяйственной деятельности, появилась экономическая необходимость предоставить юридически наиболее прочную, т.е. вещно- правовую (а не обязательственно-правовую) возможность одним лицам пользоваться землей (земельными участками), принадлежащей другим лицам (собственникам).

Важно подчеркнуть, что данная проблема касалась именно и только земли, а не других (главным образом движимых) вещей. Поэтому земля и была объявлена главным (а в германском праве - единственным) видом недвижимых вещей. Не случайно все иные, чем право собственности, классические вещные права (кроме залогового права) имеют своим объектом только недвижимые вещи, главным образом - земельные участки.

Результатом решения названной проблемы пандектным правом и стало появление категории ограниченных вещных прав (begrenzte Sachenrechte), противопоставляемых обязательственным правам требования, чаще всего вытекающим из договоров. Данная общая категория заменила собой различные феодальные титулы (права собственности) на землю и наряду с правом собственности составила единое гражданско-правовое понятие вещного права (Sachenrecht, dingliches Recht).

К нему пандектистами были отнесены различные права на земельную недвижимость, осуществляемые управомоченными лицами непосредственно, без каких-либо действий со стороны обязанных лиц: сервитуты, узуфрукт, эмфитевзис и суперфиций (составившие группу вещных прав пользования чужими вещами - Nutzungsrechte), а также залог как право при определенных условиях продать чужую, в том числе недвижимую, вещь (отнесенный поэтому к группе "прав реализации" чужой вещи - Verwertungsrechte). Затем к ним добавились права приобретения чужой вещи (Erwerbsrechte), например право присвоения результатов охоты при осуществлении охотничьего сервитута и преимущественное право покупки недвижимости (земельного участка), в том числе при установлении долевой собственности на соответствующий объект.

Таким образом, появление современной юридической категории вещных прав (сначала в германской пандектистике, а затем и в европейском континентальном праве в целом) связано с обеспечением экономически необходимого и юридически прочного участия одного лица в праве собственности другого лица на земельный участок (в правопорядках с более широким пониманием недвижимости - и на иную недвижимую вещь). Юридическая прочность, исключающая возможность одностороннего прекращения правоотношения, стала главным отличительным признаком вещного права в сравнении с обязательственными правами на чужую вещь.

Названные обстоятельства имеют решающее значение для определения существа и видов вещных прав. Из этого, в частности, следует, что объектами иных (ограниченных) вещных прав по общему правилу могут быть только недвижимые вещи. Применительно к движимым вещам (и тем более к иным видам имущества) указанное выше обоснование теряет свой смысл, поскольку они не являются естественным образом ограниченными; доступ к ним для осуществления экономической деятельности возможен как путем создания (и приобретения в собственность) новых объектов такого рода, так и в форме договорных (прежде всего арендных) отношений.

Более того, основанное на классических пандектных подходах гражданское законодательство Германии (а также Швейцарии) при регулировании вещных отношений отказалось от некоторых догм римского права в интересах третьих лиц - участников имущественного оборота. Так, согласно § 889 BGB (Burgerliches Gesetzbuch - Германское гражданское уложение, далее - ГГУ) право на чужой земельный участок (например, сервитут или право застройки) не прекращается вследствие его приобретения собственником участка или вследствие приобретения субъектом этого права собственности на данный участок. Согласно ст. 735 Гражданского кодекса Швейцарии, если субъект ограниченного вещного права становится собственником обремененного им земельного участка, он вправе прекратить (погасить) данное право; но если этого не последует, вещное право сохраняется (его субъектом становится новый собственник участка).

Иначе говоря, в противоположность известному римскому принципу consolidatio, в силу которого никто не мог иметь ограниченное вещное право на собственную вещь (nulli res sua servit), ибо собственник в принципе не нуждается в таком праве, в правопорядках пандектного типа допускается его сохранение в случае, когда его обладатель одновременно является и собственником обремененного таким правом земельного участка <1>. При этом закон защищает прежде всего интересы лиц, в пользу которых обременено (в частности, заложено) само вещное право, например интересы залогодержателя права застройки, для которого собственник недвижимости, ставший субъектом права застройки, продолжает оставаться залогодателем. Но одновременно защищаются и интересы самого собственника, который в качестве субъекта ограниченного вещного права на свою вещь при определенных условиях может, например, в порядке очередности участвовать в публичных торгах при принудительном отчуждении его земельного участка <2>.

<1> На этот "правильный путь" обращалось внимание еще в русской дореволюционной литературе. См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. С. 243 - 244. (Серия "Классика российской цивилистики".)

<2> См.: Baur F., Baur J.F., Sturner R. Sachenrecht. 17. Aufl. Munchen, 1999. S. 25.

<< | >>
Источник: В.Н. ЛИТОВКИН, Е.А. СУХАНОВ, В.В. ЧУБАРОВ. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ / М.: Статут. - 731 стр.. 2008

Еще по теме 2. Вещные права в европейском праве:

  1. 3. Вещные права в американском праве
  2. 4. Вещные права в советском праве
  3. 5. Вещные права в современном российском праве
  4. § 1. Возникновение категории вещных прав 1. Вещные права в римском праве
  5. Раздел II. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА
  6. Глава 18. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА НА ЖИЛЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ
  7. Вопрос 63. Ограниченные вещные права. Общие положения
  8.     Лекция V. Соотношение права Европейского Союза и национального права
  9. 2.3.5.2. Среди разнообразных прав субъектов гражданского права одними из важнейших являются вещные права, опосредствующие принадлежность вещей (телесного имущества) конкретным субъектам, т.е. своеобразную статику имущественных отношений
  10. Статья 216. Вещные права лиц, не являющихся собственниками
  11. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА НА ЗЕМЛЮ
  12. § 2. Понятие и признаки вещных прав 1. Вещные права и отношения собственности
  13. § 1. Учение о вещном праве и праве собственности в России до революции 1917 г.
  14. ПРИЛОЖЕНИЕ К ВВЕДЕНИЮ В УЧЕНИЕ О ПРАВЕ О ДВУСМЫСЛЕННОМ ПРАВЕ (ILJS AEQUIVOCUM)
  15. 2. Основные проблемы в составе учения о вещном праве и праве собственности на современном этапе
  16. § 3. Современное состояние учения о вещном праве и праве собственности
  17. 2.3.5.2.4. Как право собственности, так и другие нарушенные вещные права защищаются путем либо истребования имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск), либо требования по суду устранения нарушений прав собственников, даже если эти нарушения и не были соединены с лишением владения (негаторный иск)
  18. Глава 5. ВЕЩНЫЕ И ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ
  19. § 4. Вещные и обязательственные договоры
  20. Метод и система трудового права. Соотношение трудового права с другими отраслями права.