<<
>>

§ 1. Участок недр как вещь

Издревле недра земли почитались составной частью земельного участка, под поверхностью которого они были расположены. Согласно древнеримским правовым воззрениям в состав земельного участка входило все, что располагалось под поверхностью земли до самого ее центра.

Это правило было в дальнейшем закреплено во многих правовых системах, зародившихся в Средневековье, и сохранилось в них до наших дней.

Земные недра, расположенные под поверхностью участка, признаются принадлежащими собственнику этого участка правом государств, принадлежащих к разным правовым системам. Так, это правило действует в США, Великобритании и в Австралии, в Швеции и в Бельгии <1>.

<1> См.: Legal and administrative issues in underground space use: a preliminary survey of ITA member nations / Prepared by University of Minnesota // Tunneling and Underground Space Technology. 1991. Vol. 6. N 2. P. 191 - 209.

В самом общем виде это правило означает, что хозяин земельного участка может сам совершать постройки в недрах участка и добывать из них полезные ископаемые на любой глубине, а также разрешать делать это любым другим лицам на условиях заключенных с ними договоров.

Между тем почти во всех таких правопорядках общее правило о праве собственности, простирающемся до центра земли, сопряжено с наличием специальных норм, которые при определенных обстоятельствах не позволяют считать собственника земельного участка абсолютным господином недр, сокрытых под ним.

Во-первых, в некоторых странах, как, например, в США, собственник <1> может разделить принадлежащий ему и простирающийся до центра земли земельный участок на "слои" и продать некоторые из них, притом даже разным лицам <2>. Так, например, собственник вправе продать слой, содержащий нефтяные залежи, одному лицу, а слой, богатый рудой, - другому. В результате "послойной" продажи недр единый земельный участок, достигающий центра земли, прекращает свое юридическое существование.

<1> В строгом смысле слова имеется в виду обладатель права "fee simple", которое в США производно от права собственности на земельный участок, принадлежащего штату.

Однако правомочия собственника (штата) в отношении земельных участков совершенно формальны, а лицо, владеющее участком на праве "fee simple", наделено правомочиями, позволяющими ему в полном объеме осуществлять исключительное и абсолютное владение и распоряжение участком.

Поэтому в традициях американских юристов обладатель права "fee simple" называется в настоящей работе собственником участка.

<2> Gordley J. Foundations of Private Law. Property, Tort, Contract, Unjust Enrichment. Oxford Univ. Press. 2007. P. 149 - 150.

Во-вторых, даже после признания его собственником расположенных под участком недр, хозяин участка должен в установленных законом случаях получить публичное разрешение на добычу тех или иных ископаемых.

В-третьих, в ряде правовых систем некоторые полезные ископаемые, содержащиеся в недрах, не признаются входящими в состав земельного участка, а принадлежат государству. Так, в Великобритании нефть, газ, золото, серебро и ураносодержащие металлы признаются собственностью Короны (в то время как все остальные металлы являются составной частью земельного участка и принадлежат его собственнику) <1>.

<1> Традиционно Корона имела право на залежи серебра, золота (Case of Mines 1568, 1 Plowd 310, 336, 75 ER 472, 510). В настоящее время уголь, нефть и газ также принадлежат Короне (Coal Industry Act 1994, ss 1 (1), 7 (3)), Petroleum Act 1998, ss 1 (a), 2 (1). Корона выдает лицензии на добычу за удовлетворение, которое сочтет надлежащим. Собственник участка земли имеет право на компенсацию за все права, необходимые для их добычи. Ведущий теоретический источник по этой проблематике: Gray K., Gray F. Elements of Land Law (3rd ed., London, 2001).

Но правило о том, что в состав участка входят все расположенные под ним недра до центра земли, правило, даже существенно ограниченное специальными нормами разных правовых систем, в современном мире не является повсеместным. Наравне с ним в правовых системах разных государств существуют два других основных подхода к решению вопроса о правах на недра.

В некоторых правопорядках право собственности, принадлежащее собственнику земельного участка, распространяется на расположенные под участком недра не до центра земли, а на глубину, соответствующую интересу собственника в использовании земельного участка.

Так дело обстоит, например, в Италии, Швейцарии, Германии и Японии.

Очевидно, что выявление конкретной глубины пользования недрами посредством использования категории интереса вызывает необходимость доктринального и судебного установления соответствующего интереса. При этом добыча ископаемых в промышленных целях в ряде правовых систем не рассматривается в качества соответствующей интересам собственника участка в его использовании.

В государствах, где право собственника участка на недра простирается до глубин, соответствующих интересу собственника, многие виды полезных ископаемых могут признаваться принадлежащими не собственнику участка, а государству (так же как и в правопорядках, где право собственника участка на недра простирается до центра земли). Например, в Германии так называемые открытые для поисков и разработок полезные ископаемые (bergfreie Bodenschatze), к числу которых относится золото, алюминий и т.д., находятся исключительно в распоряжении государства, наряду с полезными ископаемыми, которые имеют народнохозяйственное значение (volkswirschaftliche Bedeutung) <1>.

<1> В соответствии с абз. 2 § 3 Bundesberggesetz (Федерального горного закона от 13 августа 1980 г., с последними изменениями от 09.12.2006) "основные/базовые полезные ископаемые находятся в собственности лица - собственника земельного участка. Право собственности собственника земельного участка не распространяется на открытые для поисков и разработок полезные ископаемые".

К третьей группе правовых систем относятся системы, в которых собственник всякого земельного участка или земельного участка, относящегося к какой-либо категории (как правило, речь идет о городских земельных участках), наделен исключительным правом на использование скрытых под поверхностью земли недр на строго определенную глубину. В большинстве случаев эта глубина составляет шесть метров. Так дело обстоит в Дании, Норвегии и Финляндии.

Отечественное право не признает недра составной частью земельного участка.

Закон "О недрах" (ст. 1.2) устанавливает исключительное право собственности государства на недра, тем самым давая однозначно понять, что недра не входят в состав земельных участков, которые могут принадлежать на праве собственности не только государству, но также частным лицам или муниципиям. ГК РФ прямо называет участки недр в числе объектов недвижимого имущества и, таким образом, декларирует их самостоятельность в качестве объектов гражданских прав.

Подобно земле, которая в отличие от земельного участка не может служить объектом гражданских правоотношений, земные недра как таковые также не способны выступать в качестве объектов гражданских правоотношений, в том числе права собственности. Это объясняется тем, что только путем установления границ участок недр может быть обособлен от окружающих его недр и индивидуализирован <1>. И только получив эти свойства (свойства вещи), участок недр может сделаться объектом права собственности и других гражданских прав.

<1> О порядке установления границ горного отвода см., например: Инструкция о порядке предоставления горных отводов для разработки газовых и нефтяных месторождений (утв. Постановлением Госгортехнадзора России от 11 сентября 1996 г. N 35), Инструкция об оформлении горных отводов для использования недр в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых (утв. Постановлением Министерства природных ресурсов РФ и Федерального горного и промышленного надзора РФ от 25 марта 1999 г. N 18/24).

В отечественной науке высказывалось мнение об отсутствии теоретических предпосылок для признания участков недр вещами. Основные аргументы, положенные в основу этой позиции, сводятся к следующему.

Во-первых, поскольку предоставление участков недр, всегда остающихся в исключительной государственной собственности, осуществляется на основании административного акта, то участки недр не могут быть отнесены к вещам в гражданско- правовом значении слова <1>.

<1> Степанов С. А. Недвижимое имущество в гражданском праве.

М.: Статут, 2004. С. 69. С.А. Степанов ошибочно отождествляет это свое мнение с позицией, которую будто бы выразила О.М. Козырь (см.: Козырь О.М. Недвижимость в новом Гражданском кодексе России // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сб. памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М.: Международный центр финансово- экономического развития, 1998. С. 286). Однако в указанной работе О.М. Козырь высказала только ту мысль, что преждевременно всерьез говорить о гражданском обороте участков недр. При этом О.М. Козырь не только не утверждала, что участки недр не могут быть отнесены к вещам, но, напротив, указывала, что такие участки являются недвижимостью в силу их естественных физических свойств (Козырь О.М. Указ. соч. С. 273).

Во-вторых, суть правоотношений собственника недр и пользователя сводится к извлечению из участков недр другого имущества - минерального сырья, в связи с чем отвод участка недр не приводит к включению его в сферу предпринимательских отношений <1>.

<1> Степанов С.А. Указ. соч. С. 69.

В-третьих, выступающие в качестве объектов недвижимости природные ресурсы будто бы лишены телесности, а посему не являются телесными вещами <1>.

<1> Валеев М.М. Вещи как объекты гражданских правоотношений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 182.

Между тем ни один из этих аргументов не является убедительным.

Административные акты служат основанием для возникновения прав на многие объекты (в частности, права бессрочного пользования земельными участками, права хозяйственного ведения и оперативного управления и т.д.), которые в результате этого не теряют свойств вещи.

Участки недр действительно изъяты не только из предпринимательского, но даже из гражданского оборота, под которым понимается вся совокупность сделок и иных действий, направленных на передачу имущества в рамках возникающих между их участниками гражданских правоотношений <1>. Статья 129 ГК РФ признает оборотоспособным имущество, которое способно переходить от одного лица к другому.

При этом под переходом вещи от одного лица к другому закон понимает переход права собственности на нее. Анализ п. 1 ст. 129 ГК РФ показывает, что любые формы перехода вещей от одного лица к другому должны приводить к тому же юридическому результату, что и упоминаемое этой нормой отчуждение имущества, - к смене его собственника. Это правило закона вполне соответствует воззрениям отечественной науки, которая традиционно связывает оборотоспособность вещей с их способностью менять своего собственника <2>.

<1> Мозолин В. П. Комментарий к ст. 2 ГК РФ // Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. Часть первая. М.: Юрайт-Издат; Право и закон, 2002. С. 33.

<2> Так, например, О.С. Иоффе указывал: "...изъятие вещей из гражданского оборота означает, что право собственности на них ни при каких условиях и никакими способами не может быть передано другому лицу" (Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. 2: Советское гражданское право. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 242).

Согласно ст. 129 ГК РФ природные ресурсы, включая участки недр, могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о природных ресурсах. Таким образом, в отношении оборотоспособности природных ресурсов установлено правило, обратное общему правилу об оборотоспособности объектов гражданских прав: переход природных ресурсов от одного лица к другому допускается только в случаях, прямо установленных законом.

Законодательство о недрах не допускает перехода права собственности на участки недр от государства к кому-либо другому.

На участок недр у участников оборота может возникать не всякое гражданское право (из числа прав, которые могут устанавливаться в отношении других вещей), а только специфичное по своей природе право на использование участков недр в целях, указанных в лицензии на пользование недрами (для геологического изучения, разведки и добычи полезных ископаемых, строительства и эксплуатации подземных сооружений и т.д.). В отличие от многих других гражданских прав (права залога, права пользования земельным участком (ст. 272 ГК РФ)) право пользования участком недр ни при каких условиях не может привести к переходу права собственности на участок недр к пользователю.

Последующая передача участка недр его пользователем в пользование другим лицам допускается только в случаях, прямо предусмотренных законом (например, в случае передачи права пользования участком недр юридическим лицом - пользователем недр, являющимся основным обществом, юридическому лицу, являющемуся его дочерним обществом, при условии, что дочернее общество соответствует требованиям, установленным законом). Таким образом, уже после предоставления права пользования участком недр первому пользователю закон в некоторых прямо указанных случаях допускает совершение сделок не с этим участком, а только с правом на него (правом пользования), в результате которых это право может отчуждаться. Это означает, что законом установлена ограниченная оборотоспособность права пользования участком недр, но не самого участка.

Между тем невключение какой-либо вещи в сферу предпринимательских отношений и даже полное изъятие ее из гражданского оборота не лишает ее свойств, присущих вещам. В частности, поскольку иное прямо не запрещено законом, такая вещь может предоставляться собственником в пользование другим лицам, поскольку это не приводит к ее отчуждению. Так, земельные участки, признававшиеся советским правом изъятыми из оборота, тем не менее могли предоставляться во временное и постоянное пользование гражданам и организациям (в том числе на основании договоров аренды). Действующее земельное законодательство также принципиально не исключает возможность сдачи в аренду земельных участков, изъятых из оборота (п. 11 ст. 22 Земельного кодекса Российской Федерации (далее - ЗК РФ)).

Утверждение о том, что недра земли лишены телесных свойств, а потому не могут признаваться вещами, также представляется необоснованным.

Участок недр возникает и существует в форме геологического отвода, т.е. геометризованного блока недр, границы которого окончательно определяются уже после выдачи лицензии на его использование - на основании технического проекта, прошедшего государственную экспертизу и согласованного с органами государственного горного надзора и государственными органами охраны окружающей природной среды. Участок недр может существовать также в форме геологического отвода, который, в отличие от горного отвода, может не иметь ограничений по глубине <1>. Однако это не свидетельствует о том, что такой участок недр не имеет нижней границы. Напротив, в состав такого участка входят все недра до глубин, до которых простирается слой недр как таковой, т.е. до глубин, доступных для геологического исследования и изучения. И чем глубже сможет человечество проникать в недра земли, тем ниже будет опускаться граница участка недр, существующего в форме геологического отвода.

<1> Боголюбов С.А., Горкина И.Д., Жариков Ю.Г., Кацман Ю.Е., Краюшкина Е.Г., Шейнин Л.Б. Комментарий Закона Российской Федерации "О недрах" (постатейный) // Законодательство и экономика. 1999. N 4, 5.

Здесь нужно заметить, что определение границ земельных участков и участков недр путем указания координат, привязанных к системе государственной геодезической сети, безусловно, является одним из лучших способов с точки зрения простоты установления их на местности, а также легкости и объективности восприятия со стороны любого лица. Однако техническая возможность устанавливать границы посредством такого идеального механизма появилась у человечества относительно недавно. На протяжении длительной истории своего существования земельные участки обособлялись в качестве объектов права собственности самыми разными способами (в том числе посредством указания на такие изменчивые природные указатели границ, как береговые линии морей и рек <1>, деревья, ямы и т. д.). И в наши дни право иной раз определяет границы природных объектов, используя критерии, применять которые на практике не так просто, как систему координат, привязанных к системе государственной геодезической сети.

<1> Smith B., Zaibert L. Real Estate: Foundations of the Ontology of Property. Рукопись.

P. 16.

Как было показано выше, многие правопорядки определяют глубину участков недр, принадлежащих собственнику земельного участка посредством использования столь оценочного критерия, как интерес собственника земельного участка в использовании недр.

Отечественное гражданское законодательство, определяя размер и границы земельного участка, право собственности на который уже возникло, использует другой оценочный критерий: согласно ст. ст. 273 и 552 ГК РФ при переходе права собственности на здание или сооружение, принадлежавшее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания или сооружения переходит право собственности на земельный участок, занятый зданием или сооружением и необходимый для его использования. Конечно же, в силу этих и многих других подобных им норм создается богатая почва для споров о границах земельного участка, который возник в силу указания закона при продаже постройки без прохождения процедур межевания, кадастрового учета и государственной регистрации права собственности на него <1>.

<1> Это происходит в том случае, когда окажется, что расположенный под отчужденной постройкой участок, ранее сформированный в результате межевания, подвергнутый кадастровому учету и зарегистрированный в качестве объекта права собственности, был необходим для использования расположенной на нем и отчужденной постройки не целиком, а только в части.

Однако если установленный законом порядок, несмотря на сложности, связанные с его применением, все же позволяет выявить границы природного объекта, то такой природный объект может быть причислен к вещам <1>.

<1> О развитии института установления границ земельных участков и сложностях, связанных с выявлением границ земельных участков, установленных архаичными методами, см., например: Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права. М.: Статут, 2002. С. 211 - 221; Рудин С. Д. Межевое законодательство и действие межевой части в России за 150 лет. СПб., 1915. С. 14 - 115.

В связи с тем что круг гражданско-правовых отношений, которые могут возникать в России при использовании участков недр, действительно весьма узок, встает вопрос: а мог ли законодатель достичь тех целей, которые он преследовал, когда признавал недра объектами права собственности (и, следовательно, вещами) без признания их таковыми? Иными словами, имеет ли признание участков недр объектами гражданских правоотношений практический смысл? Ведь законодатель мог не включать участки недр в число объектов гражданских правоотношений и полностью определить порядок пользования недрами посредством публично-правовых норм <1> (по аналогии с регулированием использования воздушного пространства авиацией). С точки зрения юридической техники нет препятствия для невключения участков недр в число объектов гражданских правоотношений, ибо любые предметы материального мира становятся объектами правоотношений лишь постольку, поскольку право признает их таковыми <2>. Более того, для того чтобы превратить в объекты гражданских правоотношений объекты материального мира, не обладающие, подобно участкам недр, свойством физической обособленности (естественной ограниченности), право должно не просто признать их вещами, но и установить порядок их обособления в качестве объектов гражданских правоотношений (установление границ и т.д.).

<1> О возможности установления правового режима некоторых имуществ исключительно публичными нормами см., например: Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 2. М.: Зерцало, 2004. С. 11 - 27.

<2> Примером материальных объектов, которые закон не относит к числу объектов гражданских правоотношений, служат недра, находящиеся ниже глубин, доступных для геологического изучения и освоения, или самовольные постройки.

Однако, несмотря на то что в силу публичного запрета участки недр исключены из гражданского оборота и не могут быть объектами многих гражданских правоотношений, признание их объектами права собственности (вещами) все же имеет значение.

Во-первых, признание вещами (и объектами права собственности) объектов материального мира, даже полностью исключенных из гражданского оборота, значимо в связи с существующей возможностью неправомерных действий в отношении этих объектов. Признание участков недр вещами позволяет обеспечивать права государства на недра не только посредством применения мер административно- и уголовно-правовой ответственности к правонарушителям, но и гражданско-правовых мер защиты, доступных государству как собственнику недр. Только доказав свое субъективное гражданское право собственности на участки недр, государство может потребовать возмещения убытков (вреда), причиненных ему в результате неправомерного пользования ими либо возмещения неосновательного обогащения, наступившего на стороне пользователя- правонарушителя (надо заметить, что взыскание убытков с лиц, нарушающих право собственности государства на недра, нередко применяется на практике <1>).

<1> См., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13 мая 2003 г. по делу N Ф04/2115-582/А27-2003.

Наличие права собственности на недра дает государству возможность использовать и другие гражданско-правовые способы защиты своего права, включая вещно-правовые иски.

Во-вторых, наличие у государства права собственности на участки недр позволяет ему распоряжаться полезными ископаемыми не только путем предоставления публичного разрешения на их добычу с последующим получением обязательных платежей, но и посредством использования инструментов, присущих гражданскому праву. В настоящее время использование гражданско-правовых институтов при предоставлении недр в пользование проявляется в форме заключения лицензионных соглашений и соглашений о разделе продукции.

В-третьих, что крайне значимо, только в результате признания участков недр вещами становится возможным признать их недвижимостями с распространением на них особенностей, присущих правовому режиму недвижимого имущества.

<< | >>
Источник: В.Н. ЛИТОВКИН, Е.А. СУХАНОВ, В.В. ЧУБАРОВ. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ / М.: Статут. - 731 стр.. 2008

Еще по теме § 1. Участок недр как вещь:

  1. § 2. Участок недр как недвижимое имущество 2.1. Об особенностях гражданско-правового режима объектов недвижимого имущества
  2. 2.2.3. О свойствах юридических связей между подземными постройками и участками недр при прекращении права пользования участком недр
  3. Глава 1. УЧАСТКИ НЕДР КАК ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  4. "Я" КАК МЫСЛЯЩАЯ ВЕЩЬ. СУЩНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА
  5. 11.7. Вещь — свойство — отношение
  6. § 4. Гражданско-правовая природа неиспользуемых недр
  7. [i) Вещь в себе и явление] 553.
  8. 2.4. О государственной регистрации прав на участки недр
  9. Вид на соседний участок
  10. § 3. О субъекте права собственности на участки недр
  11. Статья 1168. Преимущественное право на неделимую вещь при разделе наследства
  12. Проникновение (попадание) ветвей, корней (плодов) древесной и кустарниковой растительности на участок соседа
  13. Статья 652. Права на земельный участок при аренде находящегося на нем здания или сооружения
  14. 2.3. Юридические связи между земельным участком и расположенным под ним участком недр
  15. Статья 552. Права на земельный участок при продаже здания, сооружения или другой находящейся на нем недвижимости
  16. 37. Первый закон природы: всякая вещь пребывает в том состоянии, в каком она находится, пока ее что-либо не изменит