<<
>>

1. Становление советской системы судоустройства и судопроизводства (1917-1920 гг.)

После победы Октябрьской революции правительство большевиков наряду с ликвидацией дореволюционных органов власти и управления приступило и к преобразованию прежней судебной системы.
24 ноября 1917 г. Совет Народных Комиссаров (СНК) принял Декрет о суде, который впоследствии стали называть Декретом о суде № 1. В соответствии с данным декретом упразднялись следующие органы, осуществлявшие правосудие: Правительствующий Сенат, окружные суды, судебные палаты, военные, морские и коммерческие суды. Подлежали также ликвидации прокура- гУра, адвокатура и органы предварительного следствия. Кроме того, приостанавливалось действие мировых судов. Тем не менее, мировым судьям предоставлялось право участвовать в выборах местных судей. Это объяснялось, как указывал М.В. Кожевников, лояльным отношением некоторых из них к советской власти, а также Тем, что “вводя принцип коллегиальности в организации суда, можно было использовать бывших мировых судей как специали- ^Гов-юристов, осуществляя контроль над их деятельностью со сто роны других членов суда - народных заседателей, представляющих рабочих и крестьян”'. Следует отметить, что еще до издания данного декрета “в Петрограде, Кронштадте, Москве, Смоленске, Саратове, в Ярославской, Тверской, Пензенской, Новгородской, Уфимской, Оренбургской, Олонецкой губерниях, на Кубани, Украине, в Сибири и в некоторых других районах по почину местных Советов создавались, - отмечал М.В. Кожевников, - новые, пролетарские суды, носящие различные наименования: революционные народные суды, следственные комиссии (с функциями суда), суды общественной совести и др.”106 Согласно Декрету о суде № 1 в стране учреждались местные суды и революционные трибуналы. Местный суд состоял из одного постоянного судьи и двух заседателей. Причем предполагалось, что судьи должны были избираться непосредственно населением. Однако в связи с отсутствием законодательного акта о порядке проведения выборов местным советам разрешалось избирать местных судей.
Такой “порядок выборности судей Советами закрепился, - отмечал М.В. Кожевников, - на многие годы, так как выборность суда по строго классовому принципу наиболее полно могли обеспечить только Советы”5. Подсудность местных судов распространялась на уголовные дела, за которые полагалось наказание не свыше 2 лет лишения свободы, и на гражданские дела, цена иска которых не превышала 3 тыс. рублей. “Так как ни в каком декрете, ни в каких-либо иных законодательных актах в то время еще не было общих указаний о санкциях, налагаемых за те или иные преступления, не было, в частности, указаний, за какие именно преступления назначаются наказания в пределах до двух лет лишения свободы, то местные суды пошли, - указывает М.В. Кожевников, - по пути разнообразной практики при установлении подсудности возникавших дел”’. Это привело в конечном итоге к тому, что “вопрос о подсудности уголовных дел местным судам был выработан местной практикой, которая впоследствии и была санкционирована в законодательном порядке”107. Уездные съезды местных судей являлись кассационной инстанцией для рассмотрения жалоб на приговоры и решения местных судов. Для крупных городов такой инстанцией был городской съезд судей, на который приглашались все местные судьи. Следует отметить, что кассационные жалобы рассматривались судом в составе не менее трех местных судей. Наряду с местными судами в некоторых волостях страны по инициативе НКВД в соответствии с инструкцией “Об организации Советской власти в волостях” от 22 февраля 1918 г. были созданы волостные суды, которые просуществовали недолго. Однако учреждение волостных судов, действовавших “вне общей судебной системы, подведомственной Народному комиссариату юстиции, не вызывалось, - подчеркивает М.В. Кожевников, - необходимостью и представляло лишь крайне неудачную инициативу НКВД”108. Революционные трибуналы, учрежденные в соответствии с Декретом о суде № 1, рассматривали дела, связанные с преступлениями против советской власти, саботажем и другими злоупотреблениями чиновников, промышленников и торговцев.
Судьи революционных трибуналов избирались на пленарных заседаниях губернских или городских советов. Подсудность данных судебных органов не была четко регламентирована. Поэтому революционные трибуналы могли рассматривать практически все дела, возбуждавшиеся органами правопорядка в отношении представителей бывших эксплуататорских классов. 28 января 1918 г. СНК принял Декрет о революционном трибунале печати. Такие судебные органы создавались при революционных трибуналах для рассмотрения дел о преступлениях, совершенных посредством использования печатных изданий. Революционные трибуналы печати избирались местными советами в составе трех судей на срок не более трех месяцев. “Революционный трибунал печати мог назначить, - указывает М.В. Кожевников, - следующие наказания: 1) денежный штраф, 2) выражение общественного порицания (о котором доводится до всеобщего сведения способами, указанными трибуналом), 3) помещение на видном месте приговора или же специальное опровержение ложных сведений, 4) приостановка издания временная или навсегда или изъятие его из обращения, 5) конфискация в общенародную собственность типографии или имущества издательства, если они принадлежат привлеченным к суду, 6) лишение свободы, 7) удаление из столицы, отдельных местностей или пределов Российской Республики, 8) лишение виновного всех или некоторых полити ческих прав”109. Важно отметить, что приговоры данного судебного органа обжалованию не подлежали и приводились в исполнение немедленно. Следует подчеркнуть, что в Декрете о суде № 1 предоставлялось право применять законы прежних правительств, если они не были отменены советской властью и не противоречили революционному правосознанию. Так как абсолютное большинство законодательных актов царского и временного правительств противоречили декретам ВЦИК и СНК, а также основным положениям программы-минимум партии большевиков, они не могли найти своего применения. В Декрете о суде № 1, определяя порядок Формирования судебных органов местными советами, советское правительство поставило их в полную зависимость от местных органов власти, которые навязывали им свои решения по конкретным делам, пытались рассматривать жалобы на приговоры судов, постоянно вмешиваясь в их деятельность. В связи с тем, что в декрете не были указаны судебные органы, которые должны рассматривать уголовные дела, выходившие за пределы подсудности местных судов, многие опасные преступления оставались безнаказанными. Так, не были определены суды, имевшие право рассматривать иски, превышавшую сумму в 3 тыс. рублей. Тем не менее, Декрет о суде № 1 имел важное значение, так как в соответствии с ним были упразднены дореволюционные судебные учреждения и созданы новые судебные органы - местные суды и революционные трибуналы. В Декрете о суде № 2, который был принят ВЦИК 28 февраля 1918 г., предусматривалось создание в уездах и городах окружных :удов. В нем указывалось, что их члены должны избираться уезд- -1ыми и городскими советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Важно отметить, что председатель окружного суда и федседатели уголовного и гражданского отделений избирались и -югли быть отозваны на общем собрании членов окружного суда. 1то касается отзыва членов окружных судов, то таким правом бы- и наделены избиравшие их соответствующие советы. Проведение предварительного следствия возлагалось в нем а следственные комиссии, избиравшиеся местными советами в оставе трех человек. Окружные суды обладали правом рассмотрения кассацион- ых жалоб на решения местных судов. В областях создавались об- 1стные суды в качестве кассационной инстанции для окружных /дов. “Для рассмотрения кассационных жалоб на решения окруж- i»ix судов как по гражданским, так и уголовным делам постоянные гены окружных народных судов на общем собрании данной об- 1сти избирают, - указывается в ст. 4 Декрета о суде № 2, - из сво- [ среды надлежащее количество членов областного народного да и председателей отделений”1. Кроме того, в ст. 6 данного декрета предусматривалось соз- ние Верховного судебного контроля из представителей облает - IX народных судов, главной целью которого было достижение инообразной кассационной практики. Верховный судебный кон- эль наделялся правом выносить решения, обязательные для ни жестоящих судебных инстанций. В случаях, когда возникали противоречия между действовавшим законодательством и революционным правосознанием Верховный судебный контроль имел право вносить “законодательным органам представления о необходимости издания нового соответствующего закона”'. В действительности были созданы только окружные суды, которые работали недостаточно эффективно. Что касается областных судов и Верховного судебного контроля, то они не были своевременно сформированы. Более того, в Декрете о суде № 3, принятом СНК РСФСР 20 июля 1918 г., было признано нецелесообразным их создание. Вместо Верховного судебного контроля учреждался Кассационный суд в г. Москве для рассмотрения кассационных жалоб на решения окружных судов. Он состоял из гражданского и уголовного отделений. Его члены утверждались ВЦИК из кандидатов, представленных окружными народными судами и советами местных народных судей. В декрете значительно расширялась подсудность местных народных судов, к компетенции которых относилось рассмотрение всех уголовных дел, “за исключением дел о посягательстве на человеческую жизнь, изнасиловании, разбое и бандитизме, подделке денежных знаков, взяточничестве и спекуляции”110. Такие дела передавались для рассмотрения в окружные народные суды. Местные народные суды имели также право рассматривать гражданские дела, цена иска которых не превышала 10 тыс. рублей. Окружные народные суды теперь не располагали правом рассмотрения в кассационном порядке жалоб на решения местных народных судов. В ст. 5 Декрета о суде № 3 указывалось: “По делам, по коим присуждено взыскание свыше 500 рублей или лишение свободы свыше 7 дней, допустить кассационные жалобы в Советы Местных Народных Судей”1. Таким образом данный судебный орган выступал в качестве кассационной инстанции на решения местных народных судов. В связи с тем, что в законодательных актах не был четко регламентирован порядок образования и границы подсудности революционных трибуналов, зачастую их деятельность дублировалась местными народными судами. В Декрете СНК РСФСР “О революционных трибуналах” от 4 мая 1918 г. революционные трибуналы сохранялись лишь в столицах, губернских городах, крупных узловых станциях и промышленных центрах. Кроме дел, связанных с контрреволюционными выступлениями, саботажем и спекуляцией, они рассматривали и “делапо борьбе с погромами, взяточничеством, подлогами, неправомерным использованием советских документов, хулиганством и шпионажем”2. Для рассмотрения дел особой важности 16 мая 1918 г. был учрежден Революционный трибунал при ВЦИК. Его избирал ВЦИК в составе председателя и шести членов сроком на три месяца. Сессии данного революционного трибунала созывались Президиумом ВЦИК, по собственной инициативе, по предложению СНК или Наркомата юстиции. При этом трибунале учреждалась Цен тральная коллегия обвинителей в составе трех членов, которых избирал ВЦИК. Она принимала участие в работе следственной комиссии при революционном трибунале и поддерживала публичные обвинения по всем делам, рассматривавшимся в Революционном трибунале при ВЦИК. Создание Кассационного отдела при ВЦИК ознаменовало завершение процесса формирования советской судебной системы. Он рассматривал кассационные жалобы и протесты на решения революционных трибуналов. Кассационный отдел при ВЦИК учреждался в составе председателя, назначавшегося СНК и утверждавшегося ВЦИК РСФСР, и двух постоянных членов, одного из которых делегировал ВЦИК, а другого - Наркомат юстиции. Кассационные жалобы и протесты необходимо было рассматривать в двухнедельный срок. Кассационному отделу было предоставлено право отмены приговора и передачи соответствующего дела для нового рассмотрения в уже рассматривавший его революционный трибунал, но с другим составом суда или направления его для разбирательства в другом революционном трибунале. Если обнаруживалось несоответствие меры наказания с тяжестью содеянного Кассационный отдел имел право обращаться в Президиум ВЦИК с представлением об изменении наказания или прекращении дела без направления его для повторного рассмотрения. В период гражданской войны вопросы организации и деятельности судебных органов были регламентированы в “Положении о народном суде РСФСР”, утвержденном ВЦИК 30 ноября 1918 г., в котором значительно расширялась подсудность народных судов. В связи с тем, что практика существования окружных судов не оправдала себя, в стране “учреждался единый народный суд, рассматривавший все гражданские и уголовные дела, кроме дел о контрреволюционных преступлениях, дискредитации Советской власти и шпионаже”', которые относились к компетенции революционных трибуналов. В соответствии с данным Положением упразднялись все окружные суды, а также Московский кассационный суд. Кроме того, в нем предусматривалось установление разного состава суда в зависимости от категории рассматриваемых дел. Так, малозначительные гражданские дела рассматривались народными судьями единолично, а дела, связанные с посягательством на человеческую жизнь, причинением тяжких телесных повреждений, изнасилованием, разбоем, подделкой денежных знаков и документов, взяточничеством и спекуляцией, рассматривались судом в составе народного судьи и шести народных заседателей. Остальные гражданские и уголовные дела решались в народном суде, включавшем судью и двух заседателей. В Положении запрещалось судебным органам ссылаться на законодательные акты дооктябрьского периода. В случае отсутствия необходимых норм рекомендовалось руководствоваться “социалистическим правосознанием”. В Положении сохранялся существовавший ранее порядок избрания народных судей и заседателей: кандидатуры народных судей рассматривались и утверждались местными советами; кандидатуры народных заседателей представлялись общественными организациями рабочих, волостными и сельскими советами и утверждались исполкомами городских, уездных или волостных советов. Кассационные жалобы на решения народных судов в губерниях рассматривал создававшийся для этого Совет народных судей. В “Положении о народном суде РСФСР”, утвержденном ВЦИК 21 октября 1920 г., вводился новый порядок избрания и отзыва народных судей. Они избирались по-прежнему местными советами, но утверждались уже губернскими исполкомами советов. Отозвать народных судей имели право только местные советы, избиравшие их на эту должность. Однако такое решение должно было пройти процедуру утверждения губернским исполкомом совета. В Положении от 21 октября 1920 г. изменился также и порядок осуществления предварительного следствия. Так, по уголовным делам, подлежавшим рассмотрению судом в составе народного судьи и шести народных заседателей, необходимо было провести предварительное расследование. Для остальных уголовных дел было достаточно осуществленного органами милиции дознания. Однако судья имел право передать дело народному следователю из Коллегии народных следователей, функционировавшей при губернском Совете народных судей. В Положении указывалось, что правом избрания и отзыва народных следователей располагали губернские исполкомы советов. В соответствии с Положением защита осуществлялась в виде общественной обязанности гражданина, который на основании своих профессиональных знаний, образовательного уровня, партийного или служебного стажа был готов для выполнения данной работы. Обычно списки защитников обсуждались и утверждались исполкомами местных советов. В связи с отсутствием у судей и адвокатов необходимых юридических знаний и профессионального опыта при принятии решений они вынуждены были часто апеллировать к так называемому “социалистическому правосознанию”, обеспечивая таким образом вынесение приговоров, не противоречивших основным направлениям политики советских органов власти. Преобразования затронули также систему революционных трибуналов. В соответствии с “Положением о революционных трибуналах”, утвержденном ВЦИК 12 апреля 1919 г., предусматривалось существенное их сокращение. Теперь они могли создаваться только при губернских советах, а также в городах, численность населения которых превышала 200 тыс. человек. По данному Положению “их ведению подлежали дела о контрреволюционных преступлениях, о явной дискредитации власти советскими работниками, дела о злостном дезертирстве”111. Революционный трибунал состоял из председателя и двух народных заседателей, которых избирал губернский совет. Рассмотрение дел по решению революционных трибуналов могло проходить с участием представителей защиты и обвинения. В новом “Положении о революционных трибуналах”, утвержденном ВЦИК 18 марта 1920 г., в их состав непременно включался представитель губернской Чрезвычайной Комиссии (ЧК). Кроме того, при революционном трибунале учреждалась должность сле- дователя-докладчика, к ведению которого относилась подготовка заключения о рассматриваемом деле и представление его на заседании революционного трибунала. По этому Положению к компетенции революционных трибуналов относились следующие дела: “1.0 контрреволюционных деяниях. 2, Дела о крупной спекуляции товарами и предметами, взятыми на учет. 3. Дела по крупным должностным преступлениям лиц, обвиняемых в хищениях, подлогах, неправильной выдаче нарядов и участии в спекуляции в той или иной форме, равно как и об иных, более выдающихся должно- = стиых преступлениях, в том числе и взяточничестве. 4. Дела о явном дискредитировании власти советскими работниками. 5. Дела о дезертирах, признанных злостными, и укрывателях дезертиров, поскольку таковые дела Комиссиями по борьбе с дезертирством будут признаны превышающими их компетенцию, а также о пособниках и подстрекателях к дезертирству”'. Необходимо отметить, что, получив право внесудебной расправы ВЧК и ее губернские и уездные чрезвычайные комиссии, широко его применяли. Так, после принятия СНК РСФСР постановления “О красном терроре” от 5 сентября 1918 г. органами ВЧК было репрессировано 31389 чел., из которых 6185 чел. было расстреляно, 14829 чел. заключено в тюрьмы, 6407 чел. направлены в концентрационные лагеря, 4068 чел. были взяты в заложники . В годы гражданской войны в РСФСР были созданы также специализированные судебные органы. Так, в составе Красной Армии, на железных дорогах и в действующих воинских частях учреждались революционные военные трибуналы для рассмотрения наиболее опасных преступлений, которые совершали военнослужащие. Для рассмотрения дел, связанных с дезертирством из рядов Красной Армии в соответствии с постановлениями Совета обороны от 3 июня и от 13 декабря 1919 г. создавались уездные комиссии по борьбе с дезертирством. Если на территории губернии не действовал революционный трибунал, то такое право предоставлялось губернским комиссиям по борьбе с дезертирством. “Проведенные изменения в системе органов, осуществляющих правосудие, таким образом, в полной мере соответствовали, - подчеркивает В.М. Сырых, - курсу советской власти на беспощадное истребление ее врагов, стремлению запугать население и заставить его исполнять советские законы”1.
<< | >>
Источник: Бабенко В.Н.. Судебная система России: История и современ ность. 2007

Еще по теме 1. Становление советской системы судоустройства и судопроизводства (1917-1920 гг.):

  1. § 4. Судоустройство и судопроизводство России в 1711-1716 гг. Учреждение фискальской службы. Законы 1713-1715 гг. об особом порядке судопроизводства по делам о преступлениях против интересов службы
  2. Г лава IV СОВЕТСКАЯ СИСТЕМА ПРАВОСУДИЯ (1917-1991 ГГ.)
  3. § 1. Судоустройство и судопроизводство России в XVII в.
  4. 3. Судоустройство и судопроизводство в России в первой половине XIX в.
  5. § 5. Преобразования в военном судоустройстве и судопроизводстве России в 1696-1716 гг. Кригсрехты и аудиторская служба
  6. 2. Особенности судоустройства и судопроизводства в Новгородской и Псковской феодальных республиках (вторая половина XII-XV в).
  7. § 3. Судоустройство и судопроизводство России в 1696-1710 гг. Ратуша как орган правосудия
  8. Глава II СУДОУСТРОЙСТВО И СУДОПРОИЗВОДСТВО В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (XVIII - ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX В.)
  9. Глава четвертая СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ЛАГЕРНОЙ СИСТЕМЫ
  10. 3. ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ (25.12.1917-03.01.1920)
  11. Л.М.СПИРИН. КЛАССЫ И ПАРТИИ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОИНЕ В РОССИИ (1917—1920 гг.), 1968