<<
>>

§ 3. Поиск иностранных образцов для судебной реформы. Генрих Фик и его миссия

Кто мог в середине 1710-х гг. выступить советником или же основным помощником Петра I в деле преобразования судоустройства и судопроизводства? Кто из тогдашнего окружения царя вообще обладал систематическими познаниями в юриспруденции? Что касается юридически образованных лиц, то таковых в ближайшем окружении Петра I попросту никогда не было.
Наиболее же широкими познаниями в области государ- ствоведения из числа «птенцов гнезда Петрова» обладал епископ Феофан Прокопович. Как убедительно показал Г. Гур- вич, Феофан являлся приверженцем теории естественного права, знатоком трудов Г. Гроция, Т. Гоббса и С. Пуфендор- фа372. Общеизвестно также, что именно Феофан Прокопович сыграл ключевую роль в идеологическом обосновании как российского абсолютизма, так и самих петровских реформ373. Но Феофану Прокоповичу не суждено было проявить себя ни в подготовке, ни в осуществлении судебных преобразований 1717—1723 гг. С одной стороны, хотя знакомство Петра I с Феофаном состоялось еще в 1711 г. (Прокопович успел даже поучаствовать в злополучном Прутском походе), но в окружение царя он вошел не ранее 1718 г., уже после переезда из Киева в Санкт-Петербург374. С другой стороны, Феофана Прокоповича — разностороннего интеллектуала и «теоретика» по складу ума — совершенно не интересовали вопросы ни судоустройства, ни судопроизводства. Как давно установлено, на становление замыслов Петра I о проведении государственных преобразований повлияло его общение со знаменитым философом Готфридом Вильгельмом Лейбницем. На протяжении 1697—1716 гг. первый российский император пять раз лично встречался с философом, а также состоял с ним в переписке375. Не имея специальных политико-правовых трудов, г. Лейбниц выступил тем не менее с примечательным проектом реорганизации центральных органов власти в России. В 1711 г. философ направил Петру I мемориал, в котором предложил учредить в нашей стране девять коллегий — в том числе отвечавшую за правосудие Юстиц-коллегию («Justice-Collegium»)376.
Однако последовавшая в 1716 г. кончина Г. Лейбница (номинально числившегося, кстати, с ноября 1712 г. на русской службе с чином тайного советника) пресекла его возможное участие в подготовке первой отечественной судебной реформы. В итоге всего, основным консультантом Петра I по судебной реформе стал другой выходец из-за рубежа. Это был Генрих Фик (Heinrich Fick), который именовал себя впоследствии в России Андреем Андреевичем фон Фиком. На рас смотрении обстоятельств его биографии видится уместным остановиться несколько подробнее377. Родившийся в Гамбурге в 1679 г. Генрих Фик не получил, насколько можно судить, никакого систематического образования. По словам самого Г. Фика, он «провел юность с пером в руках»378, то есть трудился в какой-то канцелярии. В 1700 г., после начала Великой Северной войны, Генрих Фик вступил добровольцем в шведскую армию и был зачислен в дислоцированный в Лифляндии пехотный полк Магнуса Нирота. Военная карьера Г. Фика складывалась вполне успешно, уже через три года он стал квартирмейстером полка. Однако в мае 1710 г., по неясным причинам, Генрих Фик вышел в отставку и направился обратно в Германию. Характерно, что при отставке вчерашний полковой квартирмейстер сумел получить благоприятные рекомендации от таких видных шведских деятелей, как канцлер Арвид Горн и королева (!) Ульрика-Элеонора. Но, несмотря на столь весомые рекомендации, служба Г. Фика в Германии не заладилась. Несколько лет он проработал в скромной должности бургомистра в небольшом городе Екернфорд (Eckernforde) в Голштинии. Как позднее пояснял Генрих Фик, он «обретался в герцоковой [герцога голштинского] службе камисаром, потправлял в городе Экенферде юстицкие, экономическим и полицейския дела.»379. В феврале 1714 г. Генрих Фик лишился должности бургомистра и остался без средств к существованию. В довершение всего, в ноябре 1714 г. он был арестован датскими властями (по подозрению в шпионаже в пользу Швеции) и провел восемь недель под арестом в крепости Рендсбург. В конце концов, бывший квартирмейстер и бургомистр решил продолжить карьеру в России.
С кем именно из российских представителей и в какой момент вступил в контакт Генрих Фик, на сегодняшний день неизвестно. С уверенностью можно лишь утверждать, что это произошло не ранее 1714 г., и что — на правительственном уровне — к переговорам с Г. Фиком был причастен видный сподвижник Петра I генерал-фельдцейхмейстер Я. В. Брюс. По крайней мере, не кто иной, как Я. В. Брюс, направил 3 декабря 1714 г. кабинет-секретарю А. В. Макарову письмо с просьбой доложить царю о необходимости оказать содействие въезду в Россию (через Ригу или Ревель) «иноземцу Генриху Фику»380. Что бы там ни было, в 1715 г. Г. Фик появился в Санкт- Петербурге, где был вскоре представлен Петру I. Закончилось дело тем, что в конце 1715 г. Генрих Фик заключил с русским царем контракт о 12-летней службе. После этого Г. Фику довелось взяться за исполнение весьма непростого поручения Петра I. В декабре 1715 г. Генрих Фик отправился в Стокгольм для сбора информации как о государственном устройстве Швеции, так и о ее законодательстве. Не раз освещавшаяся в литературе миссия Г. Фика (не совсем точно названная Р. Виттрамом «своего рода промышленным шпионажем»381) завершилась успехом. Проведя в Швеции почти весь 1716 год и воспользовавшись поддержкой «голштинской партии» в шведском правительстве, Генрих Фик сумел заполучить и вывезти в Россию огромное количество копий шведских нормативных правовых актов, изданных в XVI - начале XVIII в.382 Особенно много — свыше 500 - Г. Фик добыл нормативных правовых актов актов, касавшихся уголовного и гражданского права, судопроизводства, исполнения судебных решений и организации суда в Швеции383. К примеру, Генрих Фик доставил в нашу страну копии законов «О церковных наказаниях» 1586 г., «О порядке ревизии в делах правосудия» 1662 г., инструкции «О порядке распечатывания писем в надворных судах» 1688 г., закона о прелюбодеянии с вдовой брата 1700 г., «Формы клятвы перед адвокатом» 1709 г.384 Неслучайно, встретившись с Г. Фиком в Амстердаме, Петр I заключил с ним 27 января 1717 г. новый 12-летний контракт, в котором произвел бывшего шведского квартирмейстера в «действителные камерраты» (камер-советники) с внушительным жалованьем в 800 червонных в год385. Материалы, привезенные Генрихом Фиком, в самом деле оказались царю очень кстати. Это было связано с тем, что, как убедительно показали К. Петерсон и Е. В. Анисимов, в середине 1710-х гг. Петр I решил преобразовывать отечественный государственный аппарат не «с нуля», а использовать для этой цели готовые иностранные образцы386. Иными словами, в те годы будущий император взялся целенаправленно определять ту страну, государственное устройство и законодательство которой в наибольшей мере соответствовали бы идеалу «полицейского» государства. В поисках воплощенного на практике идеала Polizeistaat будущий император изучил полученные в 1714 г. от Г. Гюй- сена сведения об устройстве германских государств (прежде всего, Пруссии). Находясь в 1716 г. в Копенгагене, Петр I знакомился с работой датских коллегий и даже лично (!) переписывал их регламенты387. Кроме того, в том же 1716 г. посол в Дании В. Л. Долгоруков прислал царю, по его просьбе, подборку датских кодексов и иных законодательных ак тов («Датцкого королевства уложения, права и артикулы»). В бытность в 1717 г. в Париже Петр I интересовался, как функционирует незадолго до того реорганизованная центральная администрация Франции (la Polysynodie)388. Привлекало внимание будущего императора и Шведское королевство389. Информацию об организации управления и суда, равно как и о законодательстве этой страны царь имел возможность получить из многих источников. Для начала можно вспомнить, что в Швеции долгое время находились в плену такие видные сподвижники Петра I, как А. А. Вейде (вернувшийся в Россию в 1710 г.) и Я. Ф. Долгоруков (вернувшийся в 1711 г.). В качестве знатока шведских административных порядков царю был в июне 1717 г. специально представлен барон Ананиас Люберас (Ananias Christian Pott von Luberas), в июле того же года принятый на русскую службу390. Наряду с этим, Петр I изучал (судя по всему, самостоятельно) изданную на немецком языке в 1707 г. в Регенсбурге фундаментальную двухтомную работу «Историко-политическое и географическое описание королевства Швеции в ее старом и нынешнем государственном устройстве»391. Но наиболее подробные сведения о государственном механизме и о законодательстве Швеции царю предоставил, конечно же, Генрих Фик. Как известно, в итоге в качестве образца для проведения административной и судебной реформ в России Петр I избрал именно Шведское королевство. Показательно, что уже в собственноручно написанной в марте 1716 г. преамбуле к Воинскому уставу Петр I отозвался о шведах как о «славном и регулярном народе»392. По всему этому шведское влияние на осуществленное в конце 1710-х - начале 1720-х гг. переустройство отечественного государственного аппарата оказалось весьма значительным (что впоследствии не могло не привлечь внимания исследователей393). И совершенно естественно, что в подобных обстоятельствах основным консультантом будущего императора в деле подготовки и административной, и судебной реформ (каковые Петр I, стоит повторить, субъективно не разграничивал) стал новоявленный камер-советник Генрих Фик394. Конкуренцию Г. Фику в этом деле пытался составить — впрочем, безуспешно — единственно А. Люберас395. На вопросах организации шведского суда Генрих Фик наиболее подробно остановился в двух записках, подготовленных в 1718 г. Это были: состоявшее из 19 пунктов «Краткое описание следующих губерний и в них обретающихся чинов», в котором содержалась развернутая характеристика полномочий должностных лиц местных административных и судебных органов Швеции396, а также «Всеподданнейшие замечания об устроении шведских верхних и нижних земских судов» (о последней записке речь пойдет ниже). Уместно отметить, что Г. Фик (равно как Ананиас Лю- берас и другие зарубежные советники Петра I) изъяснялся и писал исключительно по-немецки. Вследствие этого в тогдашний отечественный бюрократический обиход проникло значительное количество немецкой административной и юридической терминологии397. Именно немецкие термины использовались Г. Фиком «со товарищи» для обозначения и шведских судебных органов. Что же представляло собой судебное устройство Шведского королевства по состоянию на 1710-е гг.?
<< | >>
Источник: Серов Д. О.. Судебная реформа Петра I: Историко-правовое исследование. Монография. М.: ИКД «Зерцало-М». — 488 с.. 2009

Еще по теме § 3. Поиск иностранных образцов для судебной реформы. Генрих Фик и его миссия:

  1. § 4. Судебная система Швеции — образец для судебной реформы Петра I
  2. 1. Проекты преобразования судебной системы России и подготовка судебной реформы
  3. Генрих VI и его восточные планы
  4. 10.1. Конституционный суд Российской Федерации - судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Его место в российской судебной системе. Полномочия и принципы деятельности Конституционного суда РФ
  5. Глава 3. Подготовка судебной реформы Петра I
  6. Генрих степанович батищев и его «Введение в диалектику творчества»
  7. Судебная реформа в России в 1864 г.
  8. § 6. Хронологические границы судебной реформы Петра I
  9. Губернская и судебные реформы 1775 г.
  10. § 5. Концепция судебной реформы Петра I: опыт реконструкции