<<
>>

§ 2. Изученность судебной реформы Петра I по состоянию на 2008 год

Резюмируя вышесказанное, следует заключить, что, по состоянию на 2008 год, осуществленная в России в первой четверти XVIII в. судебная реформа оказалась изучена несколькими поколениями отечественных и иностранных ученых сравнительно подробно.
Особенные успехи были достигнуты в разысканиях касательно как отдельных созданных в ходе реформы судебных органов (Вышнего суда, военных судов, Преображенского приказа и Тайной канцелярии), так и отдельных актов процессуального законодательства (закона от 21 февраля 1697 г. об отмене в судах очных ставок, «Краткого изображения процесов или судебных тяжеб», закона «О форме суда» от 5 ноября 1723 г.). Наиболее же проясненной следует безусловно признать раннюю историю Юстиц-коллегии, учрежденной на стыке административной и судебной реформ. Все это так. Вместе с тем, нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что до настоящего времени ни в России, ни за рубежом так и не появилось ни единого монографического исследования, специально посвященного судебной реформе Петра I. Не стоит забывать, что внесшие максимальный вклад в изучение реформы М. М. Богословский и К. Петерсон затронули соответствующие вопросы в рамках изысканий на иные темы. Не менее очевидно и то, что петровские судебные преобразования оказались исследованы на сегодня хотя и подробно, но далеко не равномерно. Ряд аспектов реформы либо вовсе не получили освещения, либо рассматривались изолированно, вне связи с ее проведением (часть подобных пробелов уже называлась выше — при характеристике диссертационных разысканий М. О. Акишина). В изучении отечественного уголовного судопроизводства первой четверти XVIII в. предшествующие авторы обошли такие существенные (правда, разномасштабно воплощенные на практике) новации как отделение предварительного следствия от судебного и изменение порядка возбуждения уголовного дела. Несмотря на то, что и ставшим основным органом предварительного расследования «майорским» следственным канцеляриям, и впервые получившей принципиально значимые полномочия инициировать уголовное преследование по «безгласным делам» фискальской службе было посвящено немало работ (о которых еще пойдет речь впереди), названные органы почти не анализировались с точки зрения их процессуальных функций.
Нельзя не отметить и того обстоятельства, что особенно детально исследованная фискальская служба России рассматривалась доныне в историко-правовой литературе исключительно как орган надзора, но никогда — как орган уголовного преследования. Соответственно, из-за неосознанности предшествующими авторами такого аспекта реформы, как отделение предварительного следствия от судебного, оказалась проигнорирована еще одна сторона характеризуемых преобразований — основание Петром I следственного аппарата России. Соответственно, без всякого рассмотрения остались вопросы о предпосылках создания первых органов предварительного расследования, об их функциональной связанности с фискальской службой. В предшествующей литературе не был даже поставлен вопрос о сформировавшихся в первой четверти XVIII в. организационных моделях построения отечественного следственного аппарата. В изучении истории судопроизводства петровского времени образовались и иные пробелы. В частности, доныне зримо фрагментарно исследовалось тогдашнее процессуальное законодательство: основное внимание в этом вопросе правоведы нескольких поколений уделили анализу трех законодательных актов — неоднократно упомянутых закона от 21 февраля 1697 г., «Краткого изображения процесов или судебных тяжеб» и закона «О форме суда» от 5 ноября 1723 г.102 Вместе с тем, выпавшим из научного оборота по сегодняшний день остался весьма содержательный в уголовнопроцессуальном отношении Наказ «майорским» следственным канцеляриям от 9 декабря 1717 г. Не получили должной трактовки с процессуальной стороны и законы 1713 г. об особом порядке судопроизводства по делам о преступлениях против интересов службы и о государственных преступлениях, законы 1715-1718 гг. о порядке инициирования дел по «трем пунктам», закон от 3 марта 1719 г. о порядке утверждения приговоров военных судов. Канули в историографическое забвение безусловно значимые для истории отечественного процессуального права закон от 2 февраля 1700 г. об укреплении инстанционности в судопроизводстве и закон от 10 ноября 1721 г.
о порядке утверждения приговоров судов первого звена. Никакого освещения в историко-правовой литературе не получил такой существенный аспект судебной реформы Петра I как возрождение в отечественном судопроизводстве ревизионнорешающего порядка пересмотра и утверждения судебных решений. Наконец, предшествующие авторы почти обошли вниманием вопрос о систематизации в первой четверти XVIII в. процессуального законодательства. Что касается имеющихся на сегодня пробелов в изучении нововведений, осуществленных в ходе судебной реформы Петра I в области судоустройства, то эти пробелы можно расценить как менее существенные, но все-таки искажающие общую картину преобразований. Во-первых, нельзя не отметить, что до сих пор не предпринималось попыток реконструировать исходно сложившуюся у законодателя концепцию судебной реформы, исходный замысел Петра I по построению новой судебной системы. Во-вторых, в предшествующей литературе не было осуществлено целостного анализа преобразования в ходе реформы системы специализированных судов, а ряд подсистем названных судов остался без надлежащего освещения. К примеру, в указанных выше обзорных работах (за исключением диссертации М. О. Акишина) ни слова не было сказано о таком занимавшем особое место в отечественной судебной системе первой половины 1720-х гг. судебном органе специальной юрисдикции, как Вышний суд, который, тем самым, «выпал» из контекста судебной реформы. До настоящего времени в историко-правовой литературе вообще не затрагивался вопрос о судебной деятельности Камер- коллегии, о функционировании основанного в 1718 г. особого военно-судебного присутствия, состоявшего из глав и асессоров «майорских» следственных канцелярий. В-третьих, предшествующие авторы уделили незначительное внимание начавшей осуществляться в 1724 г. реорганизации суда по государственным преступлениям. Наконец, в-четвертых, почти не проясненными так и остались вопросы о судебной компетенции и правоприменительной практике Ратуши в 1705-1708 гг., Преображенского приказа в 1710-е - первой половине 1720-х гг., Правительствующего Сената в 1718— 1724 гг. Остается добавить, что в осуществленных до сегодняшнего дня изысканиях не был затронут и ряд более частных сюжетов по истории судебных преобразований Петра I. Во- первых, совершенно вне поля зрения предшествующих авторов осталась интереснейшая тема о зарождении в России в конце 1710-х - начале 1720-х гг. судейского корпуса (включая вопросы о порядке назначения, статусе и подсудности тогдашних судей). Во-вторых, в литературе доныне не было уделено внимания вопросу о развитии правовой пропаганды в петровское время, о реализации в ту пору новаторских форм ознакомления населения с действующим законодательством. В-третьих, никем не исследовалась судьба в последующие времена тех судоустройственных и процессуальных нововведений, которые были осуществлены в ходе судебной реформы Петра I103. Теперь стоит вкратце остановиться на проблеме взаи- моизолированного рассмотрения в литературе XIX - начала XXI в. отдельных аспектов описываемых преобразований. Здесь, в первую очередь, необходимо отметить подготовку упомянутого выше грандиозного проекта Уложения Российского государства 1723-1726 гг., две первые книги которого были посвящены судоустройству и судопроизводству. Обстоятельства разработки названного проекта неоднократно освещались в трудах правоведов и историков — от докторской диссертации В. Н. Латкина 1887 г. до докторской диссертации М. В. Бабич 2003 г.104, — но в рамках изысканий, совершенно не касавшихся судебной реформы (за исключением упомянутой диссертационной работы Д. А. Романова). Кроме того, стоит заметить, что ни судоустройственный, ни процессуальный разделы проекта Уложения 1723-1726 гг. до настоящего времени никем из исследователей не анализировались. Как уже говорилось, немало внимания в литературе было уделено и фискальской службе (ее историей впервые занялся еще в 1860-е гг. А. Д. Градовский), и «майорским» следственным канцеляриям (их «первооткрывателем» явился в 1900-е гг. В. И. Веретенников) — но опять-таки без всякой увязки с судебными преобразованиями первой четверти XVIII в. Вне контекста судебной реформы освещалось предшествующими авторами и функционирование Рекетмейстер- ской контора Сената. Отъединенно от судебной реформы доныне исследовалась также ее субъективная предпосылка: политико-правовые воззрения законодателя — Петра I. При всем том, что к данной теме ученые обращались неоднократно (о чем еще пой дет речь далее), влияние политико-правовых взглядов первого российского императора на проведение судебной реформы так и осталось непроясненным. Наконец, нельзя не отметить, что в предшествующей историко-правовой литературе не ставился — даже мимоходом — вопрос о Петре I как о судебном деятеле, о его личном участии в судопроизводстве. Таков круг наиболее очевидных на сегодня пробелов и историографических несостыкованностей в изучении первой отечественной судебной реформы. Именно вышеобрисо- ванные пробелы и несостыкованности и обусловили необходимость подготовки настоящей работы — первого опыта целостного рассмотрения осуществленных в нашей стране в первой четверти XVIII в. преобразований в области судоустройства и судопроизводства. Однако прежде чем переходить к изложению авторской реконструкции обстоятельств судебной реформы Петра I, имеет смысл коротко остановиться на характеристике тех исторических источников, благодаря которым оказалось возможным составить представление о событиях, стянувшихся в узел реформы без малого три столетия назад.
<< | >>
Источник: Серов Д. О.. Судебная реформа Петра I: Историко-правовое исследование. Монография. М.: ИКД «Зерцало-М». — 488 с.. 2009

Еще по теме § 2. Изученность судебной реформы Петра I по состоянию на 2008 год:

  1. § 1. Изучение судебной реформы Петра I в XIX - начале XXI в.
  2. § 4. Судебная система Швеции — образец для судебной реформы Петра I
  3. Глава 3. Подготовка судебной реформы Петра I
  4. § 6. Хронологические границы судебной реформы Петра I
  5. § 5. Концепция судебной реформы Петра I: опыт реконструкции
  6. § 3. Обзор опубликованных и архивных источников по истории судебной реформы Петра I
  7. Серов Д. О.. Судебная реформа Петра I: Историко-правовое исследование. Монография. М.: ИКД «Зерцало-М». — 488 с., 2009
  8. Глава 7. Судебная реформа Петра I и некоторые вопросы истории государства и права России второй четверти XVIII-XX вв.
  9. 1. Проекты преобразования судебной системы России и подготовка судебной реформы
  10. Судебная реформа в России в 1864 г.
  11. Губернская и судебные реформы 1775 г.
  12. § 1. Судебная реформа: понятие, предпосылки, цель проведения
  13. 1. Концепция судебной реформы в Российской Федерации и этапы ее реализации
  14. § 3. Поиск иностранных образцов для судебной реформы. Генрих Фик и его миссия
  15. Глава IV Внутренняя деятельность Льва Исавра. Административные и судебные реформы. Законодательство
  16. Реактивные состояния и их значение для судебной практики
  17. Тема 4. Изучение экспрессивного компонента психических состояний