<<
>>

II. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ДУША СПОСОБНОСТЬЮ?

Следует начать с признания, что все качества, дарованные великим бытием нам и другим животным, суть качества скрытые.

Каким образом подчиняет каждое животное свои члены своим желаниям?

Как образуются у животного идеи вещей с помощью его чувств?

В чем суть памяти?

Откуда берутся эти удивительные чувства симпатии и антипатии у одного существа к другому? Откуда эти свойства, столь различные у каждого вида?

Какое непобедимое очарование привязывает ласточку или малиновку к ее птенцам, заставляет ее вкладывать им в глотку корм, которым она питается сама? И какое равнодушие, забвение наступает вслед за этой нежнейшей любовью в тот самый миг, как ее дети больше в ней не нуждаются! Все это для нас — скрытое качество.

Любое порождение, по крайней мере, до настоящего времени — весьма темная тайна. Мы не стремимся заменить этим словом объяснение; мы ничего не объясняем, мы лишь называем вещи своими именами.

Что же следует делать при этом избытке у нас неведения и любознательности, после того как мы признали, что нам ничего не известно относительно способа, каким управляет нами великое бытие, и что нам не дано видеть ту нить, с помощью которой оно направляет все, что происходит в нас и вне нас? Следует придерживаться вполне достоверного опыта всех людей во все времена. Опыт этот говорит нам: мы передвигаемся при помощи наших ног и ощущаем всем своим телом; мы видим глазами, слышим ушами, а мыслим — головой. Так пожелал вечный Творец всех вещей.

Кто был первым, вообразившим наличие в нас другого существа, содержащегося там втайне и отправляю-

отыскать изобретение книгопечатания и пороха у Плиния 1 и Афн- нея.— Примеч. Вольтера.

щего все наши функции без того, чтобы мы когда-либо это замечали? Кто был столь отважен и настолько стоял выше толпы, что дерзнул изобрести эту возвышенную систему, согласно которой мы поднимаемся над нашими чувствами, над самими собой?

Вполне вероятно, что эта идея в том виде, в каком ее воспринимают ныне, не пришла поначалу никому в голову сразу, Люди в течение огромного числа веков занимались своими нуждами и несчастьями, раньше чем стать великими метафизиками.

III.

БРАХМАНЫ; БЕССМЕРТИЕ ДУШ

Если какой-либо античный народ может претендовать на честь изобретения того, что мы именуем душой, то, надо думать, это была каста брахманов и произошло это на берегах Ганга: именно брахманы выдумали метемпсихоз, а этот последний может осуществляться только душой, переходящей из тела в тело. Само слово «метемпсихоз», греческое по происхождению, но могущее быть лишь переводом с восточного языка, ясно означает переселение души.

Итак, брахманы с незапамятных времен верили в существование душ.

Климат, в котором они живут, столь мягок, плоды, которыми там питаются, столь изобильны, а заботы, отягощающие в иных местах человека в течение всей его печальной жизни, так незначительны, что все располагает к бездействию, а бездействие — к созерцательности. И до сих пор так живут все брамины — потомки древних брахманов,— нравы которых совсем не испортились из-за нашествия европейских грабителей, коих алчность заставила переселиться на берега Ганга.

Упомянутые покой и созерцательность, всегда бывшие уделом брахманов, позволили им поначалу познать астрономию. Они — первые, вычислившие для потомства положения зримых планет. Мы обязаны им первыми календарями, они составляют их и в наше время с легкостью и умением, поражающими наших математиков. В этих вещах не разбирались ни наши купцы, отправлявшиеся в Индию через порт Береники, ни сопровождавшие их некие жрецы Кибелы. Жрецы эти питались плотью и кровью животных; принеся с собой свои опьяняющие напитки и став из-за этого ненавистными для браминов, люди эти, не зная языка браминов и не имея никакой возможности толком его изучить, не будучи в состоянии беседовать с ними, оказались не более сведущими в науке браминов и древних брахманов, чем юнги с их кораблей. Поэтому они ограничились тем, что возвестили Европе, будто брамины поклоняются фуриям.

То было совсем непохоже на путешествия в Индию первых мудрецов — будь то Зороастр или Пифагор. Пифагор вывез оттуда учение о душе и миф о ее переселениях.

Другие философы заимствовали там более тайные учения, а некоторые купцы выучились даже немного геометрии, что предполагало, конечно, длительное пребывание в Индии.

Не станем здесь вдаваться в сложное обсуждение первых книг древних брахманов, написанных на их священном языке. Знанием этих книг мы обязаны двум ученым2, в течение тридцати лет жившим на берегах Ганга и изучавшим этот язык, носивший имя санскрита. Они оставили нам переводы самых оригинальных, возвышенных и интересных разделов древней теологии брахманов, написанных почти четыре тысячи лет тому назад. Книга эта, озаглавленная Шаста, древнее Веды на пятнадцать веков. Вот поразительное начало этой Шасгы:

«Вечный... погруженный в созерцание своей сущности, порешил сообщить некие отблески своего величия и блаженства существам, способным чувствовать и наслаждаться... Таких существ еще не было; бог пожелал, и они стали».

Очень странно, что столь древний и почтенный памятник нам едва знаком, что его откопали так поздно и так мало придали ему значения.

Итак, бог создал субстанции, одаренные чувством; именно это мы сегодня именуем душами. Он создал их по своему произволению, не пуская в ход и не заимствуя Слово. Эти чувствующие, мыслящие и действующие субстанции, эти возлюбленные души бога — не что иное, как дебты, которых персы, соседи Индии, создали по образу своих джинов, своих пери, или фери. Эти джины, фери или души, эти небесные субстанции, восстают потом против своего Создателя. Дабы их покарать, бог низвергает их в Ондеру, некий род преисподни, на мил- 544 В0ЛЬТЕР

лионы веков. Здесь содержатся истоки сказания о борьбе гигантов против царя богов Зевса, многократно воспетой греками; здесь же истоки известного апокрифа, распространившегося во времена императора Тиберия в Сирии и Палестине под названием «Книга Еноха3»— единственной книги, где речь идет о падении полубогов. Книга эта, как говорят, цитируется в новом сочинении, написанном финикийцами.

В ходе веков бог даровал прощение упомянутым дебтам: он превратил их в коров и людей нашей планеты.

Потому-то, утверждают брахманы, коровы священны в Индии.

Итак, мы видим, что вся древняя теология, принимающая различные личины в Азии и Европе, неоспоримо пришла к нам от брахманов. Мы можем подтвердить это другими примерами; однако не следует удаляться от нашей темы. Достаточно того, что мы проникли вплоть до истоков идеи, принятой всеми цивилизованными народами и гласящей: все живые существа имеют в своих телах неосязаемую субстанцию, неведомую нам, отличную от тел, которая управляет всеми их действиями и вожделениями. Система эта в соединении с теорией дебтов явно стала нашей системой. Истоки нашей религии таятся в глубинах Индии, и мы приняли эту религию только теперь. Кто бы подумал, что падение человека и полубогов — индийская аллегория?

<< | >>
Источник: Вольтер. Философские сочинения / Сер. Памятники философской мысли; Изд-во: Наука, Москва; 751 стр.. 1988

Еще по теме II. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ДУША СПОСОБНОСТЬЮ?:

  1. Вопрос: Правда ли, что христианство является историческим противником евреев? Что оно является главным «оружием» человечества вообще и русского народа в частности в борьбе против «еврейского владычества»?
  2. IV. О способности суждения как a priori законодательствующей способности
  3. Связь способностей в Критике Способности Суждения
  4. Пезешкиан Н. Урологические заболевания Способность выводить проблемы через почки и давать понять о «недержащихся состояниях»; способность «плакать нижней частью тела». Определение
  5. IV. ТЕЛЕСНАЯ ДУША
  6. § 23. Переход от способности суждения о прекрасном к способности суждения о возвышенном
  7. 4. ПСИХОЛОГИЯ 4.1. Душа и ее трехчастность
  8. Душа как анима.
  9. 17. ДУША И ТЕЛО.
  10. Персона, см. душа*
  11. Человеческая душа
  12. ДУША И ТЕЛО
  13. Как возникла наша душа?
  14. 4.4. Понимающая душа и рациональное познание
  15. Душа как персона
  16. ДУША КАК НОСИТЕЛЬ ЗНАНИЯ
  17. Суверен является законодателем.